Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Посмотреть видео можно на основной версии сайта

Вирусный сезон. На юге России пропадает урожай, а в Европе его некому собирать

6650

Фото © Shutterstock

Post cover

Фермеры не знают, куда девать выращенные фрукты и овощи: рынки не работают, за пропусками очереди, а в полях не хватает рук.

Кому редиски?

На днях по Кубани — уже не в первый раз за эту весну — прокатилась волна возмущения: 20 тонн редиски просто свалили в лесополосе и оставили гнить.

Выяснилось, что таково было распоряжение хозяина фермы, на которой эти овощи и вырастили, зовут его Павлом Сениным. Он пояснил, что это партия, за которой в последний момент не приехал поставщик. Другого покупателя найти не удалось — и от урожая пришлось просто избавиться. Это у фермеров называется задисковать. По словам Сенина, впоследствии он планировал сбросить эту редиску на поля в качестве удобрения.

Вот ещё один похожий случай. На видео местные жители набирают себе огурцы, которые лежат горой посреди поля, поскольку они тоже оказались не нужны ни фермеру, ни его покупателям.

По логической цепочке можно проследить, почему фермеры не могут продать урожай, ведь потенциальные поставщики сейчас тоже не знают, как сбыть овощи: многие рынки закрыты, спрос резко упал, после введения режима самоизоляции многие люди вообще остались без работы и экономят на всём. А такой товар не ждёт — он скоропортящийся, его нужно продавать быстро.

Напрашивается вывод — раздали бы лучше людям бесплатно.

На самом деле эпидемия обнажила ситуацию, которая была нездоровой и раньше. Ситуация эта заключается в том, что на рынки и в магазины овощи и фрукты привозят не непосредственно с ферм, а от посредников. Перекупщиков. Они покупают товар оптом и дёшево, а потом продают уже по своей цене. После этого наценку добавляет сама торговая точка, а мы получаем 80 рублей за килограмм редиски вместо изначальных 20−25. А сейчас эти посредники если и находятся, то требуют опустить цену ниже пределов себестоимости. А в таком случае фермеру выгоднее сгноить урожай и превратить его в удобрение. Между тем, как пояснили в краснодарском Министерстве сельского хозяйства, при желании можно сбыть пропавшее добро.

В крае есть сельхозкооперация. Кооперативы принимают и будут принимать овощную продукцию, они готовы принимать 50−60 тонн в день. Кроме того, у нас подключились розничные магазины, торговые сети работают и с кооперативами, и с фермерами. Возможно, этот процесс более долгий, но во многих случаях договоры заключают достаточно быстро

Михаил Трубилин

Начальник Управления развития малых форм хозяйствования Министерства сельского хозяйства Краснодарского края

Как сообщают местные СМИ, на хуторе Ленина в Краснодаре есть складской комплекс "Дары Кубани", там есть и места для размещения. В ведомстве напомнили, что для фермеров в крае работает горячая линия.

+7 (928) 468-84-49 — горячая линия по вопросам реализации фермерских продуктов в Краснодарском крае

Однако ситуацию дополнительно усложняют транспортные ограничения. Если поставщик продаёт овощи в другой регион, то сейчас он остался ни с чем, потому что передвижение между регионами запрещено. Даже доставить товар куда-либо в пределах края для многих стало проблемой.

Большинство поставщиков возят продукцию из районов края, им нужны красные пропуска, но, чтобы их получить, необходимо отстоять километровые очереди

Анонимный предприниматель

В Минсельхозе подчеркнули, что проблемы с пропусками для провоза грузов с овощами возникают не у фермеров, а именно у поставщиков, то есть у перекупщиков.

Проблем с выдачей фермеру пропуска нет. Просто у нас фермерами сейчас хотят быть все. И в том числе индивидуальные предприниматели, которые никогда и не были фермерами. А если человек занимается крестьянско-фермерским хозяйством, проблем с получением пропуска нет. Все, кто хотел, уже давно получили. Мы для фермеров специально через службу Ростехнадзора организовали выдачу, но это после первичного обращения в муниципальное образование

Дмитрий Павлов

Начальник Управления инженерно-технической политики Министерства сельского хозяйства Краснодарского края

Именно порочная схема фермер — перекупщик — рынок изначально создаёт проблему пропадающих урожаев, объяснили в ведомстве. А существует эта схема потому, что она удобна фермерам и выгодна поставщикам.

Сами фермеры никогда раньше реализацией не занимались, потому что это сложно — надо на рынок ехать, проще было продать за наличные кому-то, а там уже люди сами занимались сбытом, доставкой на рынки и так далее

Дмитрий Павлов

Начальник Управления инженерно-технической политики Министерства сельского хозяйства Краснодарского края

И, наконец, проблема неработающих рынков. По данным краевых властей, ввиду непростой ситуации со сбытом овощей в регионе открылись ярмарки.

Сейчас работает 37 ярмарок. На предстоящих выходных, я думаю, будет ещё больше. Там соблюдаются меры санитарно-эпидемиологического контроля, Роспотребнадзор за этим следит

Михаил Трубилин

Начальник Управления развития малых форм хозяйствования Министерства сельского хозяйства Краснодарского края

Мир без гастарбайтеров

Коронавирус ударил по полям спаржи, клубники и других культур по всей Европе. Однако там, похоже, главный вопрос сейчас даже не как продать, а как собрать урожай. Там SARS-Cov-2 нарушил привычную схему привлечения трудолюбивых и неприхотливых гастарбайтеров из стран Восточной Европы, Африки. К примеру, в Италию на сезон уборки ежегодно приезжают 110 тысяч румын, 35 тысяч марокканцев, почти столько же индийцев, а ещё албанцы, сенегальцы и другие. Все вместе они составляют более трети всех занятых в аграрной сфере страны. Добрая половина этих мигрантов — нелегалы. Сейчас от них зависит судьба поспевшей клубники. Итальянские власти пришли к выводу, что ради такого дела в общем правиле карантина можно сделать исключение. Они уже обратились к румынскому послу насчёт рабочих рук и пообещали организовать так называемый специальный зелёный коридор чартерных рейсов. Аналогичное положение вещей в Германии: там тоже, кстати, у Румынии попросили 80 тысяч человек.

Пострадавшие страны пробовали было нанять своих. В Великобритании, к примеру, рекрутинговые агентства собрали 36 тысяч желающих и отправили их в поля. На второй рабочий день из них осталось примерно шесть тысяч человек. То же самое и в испанской Андалусии, где на клубнику приезжает без малого 50 тысяч мигрантов.

Мы не можем приставить пистолет к затылку каждого безработного андалусийца, чтобы заставить его работать в поле

Росио Бланко

Советник правительства Андалусии по трудоустройству

Сельхозпроизводители уже подсчитывают грозящие им убытки. Скажем, для итальянской фермы, где трудится около сорока человек, их отсутствие означает потерю миллиона евро. И даже если предоставить приезжим все условия, есть опасения, что они таки не поедут: здоровье дороже.

Выбор редакции

Loading...