Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Узнавай важные новости первым

Рогозин теряет орбиту? Россия может потерять рынок пусковых услуг и все ракеты

26983

Коллаж © LIFE. Фото © Shutterstock, © ТАСС / РБК / Владислав Шатило, © Yasin Ozturk / Anadolu Agency via Getty Images

Post cover

В последнее время "Роскосмос" всё чаще критикуют за отставание от американских ракетостроительных корпораций. Но стоит ли постоянно искать проблемы в ведомстве, которое умеет учиться на собственных ошибках?

Прогресс действительно есть

2019-й закончился для "Роскосмоса" триумфально. За год ведомство провело 25 космических пусков без единой аварии — уникальный рекорд по меркам отрасли. Количество пусков — на четверть больше, чем за 2018 год. На 2020 год планы ведомства тоже масштабные — 33 пуска с нескольких космодромов. Большая часть из них (12 пусков) будет проведена в рамках исполнения Федеральной космической программы, ещё девять — коммерческие спутники, три запуска будут проведены из Гвианского космического центра. Долю в пусковых услугах, по словам Рогозина, удалось нарастить.

Из уже проведённых пяти запусков в 2020 году наиболее интересны два. Оба пуска осуществили с космодрома Байконур в интересах единственного крупного заказчика "Роскосмоса" — британской компании OneWeb. Хотя справедливости ради нужно сказать, что к российским ракетчикам британцы пошли от безысходности. Единственный, кто может пускать много ракет и делать это относительно дёшево, — это Илон Маск. Но к его ракетам у британцев доступа нет. Дело в том, что спутниковый интернет OneWeb, который разворачивают на орбите с помощью ракет "Союз-2", — это прямой конкурент американского интернета Starlink, который Илон Маск разворачивает в космосе с помощью собственных ракет. И на почве вопроса денег в "Твиттере" как раз и сошлись Илон Маск и Дмитрий Рогозин, которые стали выяснять, чьи ракеты многоразовее, дешевле и лучше.

Чей космос в итоге?

Если устраниться от работы МКС и сосредоточиться на действительно важных космических проектах (МКС при всём уважении приносит всё меньше практической пользы), то дела обстоят следующим образом. Крупных проектов в данный момент у России нет. Освоение Луны, которым козыряют NASA и Дональд Трамп, проплачено вплоть до 2024 года, и если всё пойдёт по плану, то американцы вернутся на Луну. Советские/российские космонавты на Луне не были и, вероятнее всего, не попадут туда в обозримом будущем. И дело даже не в отсутствии технологий, а в отсутствии понимания у "Роскосмоса", что делать с Луной и как использовать то, что лежит в её недрах.

Фото © Aubrey Gemignani / NASA via Getty Images

И хотя директор Института космических исследований РАН Анатолий Петрукович уже сообщал о том, что для полёта на Луну создают специальные навигационные системы и всё, что необходимо для нормального путешествия, российского триколора в ближайшие 20–30 лет на Луне не будет. К 2025 году Россия должна отправить к спутнику посадочную станцию "Луна-27", но если сопоставить это с планами американцев, то это выглядит как "космическая программа нормального человека" и "космическая программа курильщика" — сморщенная и непонятная. Для чего "Роскосмосу" понадобилось повторять советские достижения 50-летней давности, не вполне понятно.

Если отказаться от планов полёта на Луну и попробовать подмять под себя космонавтику здесь, на Земле, то получается крайне забавная ситуация. Пуск ракеты "Союз-2" стоит без малого 50 млн долларов (48,9 млн). Что, в общем-то, недорого. Было бы. Если бы "Роскосмос" финансировался частными инвесторами и в целом работал как частная космическая компания. В канун Дня космонавтики Илон Маск написал в "Твиттере", что проблема России в космосе заключается в том, что, в отличие от SpaceX, у страны нет ракет "многоразового использования". Маск отметил, что конструкция ракет SpaceX позволяет использовать до 80% носителя повторно. Помимо этого основатель Telsa/SpaceX назвал российских инженеров очень талантливыми и призвал их работать над многоразовыми ракетами.

Рогозин, увидев ценные "подсказки" из США, отметил, что "в указаниях из Вашингтона "Роскосмос" не нуждается". Тут же через Интернет "Роскосмосу" припомнили и другие закрытые проекты. Например, загубленную многоразовую ракету "Байкал". Про неё мы подробно писали в нашем материале: коррупционные скандалы с космодромом Восточный, который полностью не сдан в эксплуатацию до сих пор, затягивание сроков разработки ракеты "Ангара" и в целом отсутствие внятных предложений по развитию космоса. Вспомнили и другой скандал — под конец 2019 года Рогозин назвал заслуги Илона Маска (SpaceX) и Джеффа Безоса (Blue Origin) преувеличенными. Однако теперь якобы из-за демпинга американцев "Роскосмос" будет снижать стоимость пусковых услуг ГОСУДАРСТВЕННОЙ корпорации.

Ступень животворящая

Когда оказалось, что ракеты Илона Маска летают и делают это быстрее и лучше российских "Союзов", в 2019-м началась небольшая, но очень громкая ценовая война российской госкорпорации против SpaceX. Основной акцент был сделан на нечистоплотную конкуренцию, и здесь российские ракетостроители, безусловно, хорошо понимают, о чём говорят.

Правда, винить Илона Маска во всех бедах начал не Рогозин, а руководитель европейской космической компании Ariane Group Ален Шармо. Ещё пять с лишним лет назад он утверждал, что "американцы хотят выгнать Европу из космоса" с помощью демпинга, но не пояснил, как этого демпинга удалось добиться.

С самого начала "заговорщики" российской ракетостроительной отрасли утверждали, что американские военные исправно снабжают Илона Маска деньгами не за красивые глаза. Дмитрий Рогозин, заявивший о том, что реальная цена пусковых услуг SpaceX существенно выше декларируемых 62 млн долларов за ракету, выглядит особенно убедительным ещё и потому, что пуск военного спутника на ракете Илона Маска стоит 130–150 млн долларов, что в два с лишним раза дороже обычного. Если разогнать версию про "длинную руку Пентагона" в структуре Илона Маска, стоит отметить, что спутники Starlink, которые делались вроде бы как для гражданских целей, были использованы американскими военными в ходе февральских учений военно-воздушных сил. Ходят слухи, что после этого у Илона Маска были заказаны "шпионские" модификации спутников Starlink.

Фото © USAF

Ну и для чистоты истории стоит добавить ещё кое-что. Военные не сами пришли к Илону Маску. Это Маск обратил их внимание на себя. Через суд. В 2014 году SpaceX ОТСУДИЛА у Минобороны США право участвовать в тендерах и всю необходимую для этих дел сертификацию. То есть получается, что не военные завалили Илона Маска деньгами, а он сам завалил себя и инвесторов деньгами совершенно легально и быстро, растоптав при этом две самые крупные военные компании в США — Lockheed Martin и Boeing. Это привело к тому, что концерн ULA (United Launch Alliance), сформированный Lockheed Martin и Boeing, практически ушёл с рынка пусковых услуг.

Почему обиделся Рогозин?

В "Роскосмосе" хорошо знают, что ценовой демпинг — это единственное, что может позволить себе российская космонавтика. По крайней мере, на современном этапе её развития. Трагедия российских ракетостроителей состоит в том, что все ракеты "Союз" — это одноразовое (в прямом смысле слова) наследие Советского Союза. Кроме того, в руководстве "Роскосмоса" хорошо понимают, что с рынка пусковых услуг сверхдорогие в изготовлении и подготовке ракеты уйдут и вся пусковая экономика так или иначе будет связана с многоразовыми транспортными системами. Однако Илона Маска выбирают не потому, что он круче. Его выбирают потому, что он дешевле и удобнее "Роскосмоса". Почему? Для ответа на этот вопрос нужно поднять техническую документацию на ракеты.

Фото © ТАСС / Пресс-служба ГК "Роскосмос"

Масса полезной нагрузки, доставляемой на низкую опорную орбиту (НОО) с помощью ракеты Falcon 9, — 22 800 килограммов. Почти 23 тонны. У ракет "Союз-2" масса полезной нагрузки, забрасываемой на ту же орбиту, существенно ниже — 9200 килограммов. Как отмечает историк космонавтики и публицист Михаил Лапиков, техническая возможность для запуска спутников сразу по нескольким контрактам у ракет Falcon 9 есть.

Технически это сделать можно, конечно. Но на практике выгоднее заказы "отбивать" на скорости прихода заказчиков. Выглядит это так приходит заказчик с тремя компонентами, оплачивает пуск. Платит за пуск один. Потом через месяц появляется ещё заказчик и тоже платит. И тоже три компонента на запуск. И в итоге одним пуском на орбиту едут спутники двух заказчиков. Чистая прибыль равняется стоимости одного пуска, то есть от 60 до 100 млн долларов за один запуск

Михаил Лапиков

Историк космонавтики

Грамотная работа с военными, хороший менеджмент и отказ от сложных многоступенчатых ракет привели к тому, что на рынке спутников связи случился дефицит. Говоря простым языком, Илон Маск обработал всех, кто когда-либо имел потребность в запуске спутника. Заказчиков для "Роскосмоса", кроме OneWeb, практически не осталось. Из-за этого даже упала прибыль американской компании, а в 2019 году SpaceX провела на 40% меньше запусков, чем годом ранее (13 стартов вместо 21). Кроме того, за несколько лет SpaceX удалось сократить и срок подготовки ракеты к пуску — новая ракета готовится к запуску не более двух недель, а уже слетавшая в космос — три недели, из которых примерно пять-семь дней — это осмотр и дефектовка.

Фото © Paul Hennessy / NurPhoto via Getty Image

"Роскосмос" такой оперативностью похвастаться не может. Впрочем, многоразовые ракеты у госкорпорации существуют только в макетах, фотографиях и на плакатах. Никаких конкретных проектов на производстве у ведомства в данный момент нет, хотя руководитель "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин отчитался, что госкорпорация уже утвердила планы развития.

Председатель совета директоров компании "Многоразовые транспортные космические системы" Сергей Сопов отметил, что разработка и производство одноразовых ракет и одноразовых космических кораблей на современном этапе развития технологий по эффективности похожи на создание одноразового самолёта.

Все наши сегодняшние ракеты-носители родом из СССР. Самая близкая по характеристикам к Falcon 9 ракета — это "Зенит". Максимальная масса полезной нагрузки при запуске с "Морского старта" и при условии, что пуск будет на экваторе, — 15 тонн

Сергей Сопов

Председатель совета директоров компании "Многоразовые транспортные космические системы"

Сопов отметил также, что российской космонавтике для нормальной конкуренции на рынке остро необходимы новые технологии, позволяющие создавать технические средства на современном уровне, новые материалы и сплавы, которые позволят снизить вес конструкции в два раза и более, новые системы управления и многое другое. По словам Сопова, Илону Маску уже удалось добиться существенного упрощения конструкции и снижения массы по ключевым агрегатам.

Ближайший пример — ракетный двигатель "Мерлин". Он в готовом виде весит 465 килограммов. Наши двигатели даже в проекте весят почти полторы тонны. С такой массой нет смысла даже разговаривать про дальнейшее развитие. Освоение коммерческих многоразовых систем должно идти с прицелом на достаточно высокий ресурс. Для начала — не менее 20 циклов

Сергей Сопов

Председатель совета директоров компании "Многоразовые транспортные космические системы"

Председатель совета директоров компании "Многоразовые транспортные космические системы" также отметил, что важнейшим условием для нормальной конкуренции должна стать низкая стоимость межпускового обслуживания. По мнению Сопова, цена на обслуживание не должна превышать 15% от стоимости новой ступени.

Единственный оставшийся проект, с которым "Роскосмос" может отобрать клиентов у Илона Маска, — это "Морской старт" с ракетой "Зенит". Экономика у него и правда неплохая: цена ракеты на старте, включая первую и вторую ступень в сборе, а также интеграцию космического аппарата с ракетой и морские расходы на поход к экватору, — примерно 80 млн долларов. Именно по этой причине "Роскосмос" опирается на "Морской старт" как на последнюю надежду российской коммерческой космонавтики. По этой же причине у самарского РКЦ "Прогресс" срочно затребовали ракету "Союз-7", которую в спешном порядке адаптируют под плавучий космодром. Это и ещё снижение цены на 30% — последние аргументы "Роскосмоса" в битве за пусковые услуги. На этом потенциал российских технологий может быть исчерпан.

Выбор редакции

Loading...