Авторизуйтесь с помощью одного из аккаунтов
Авторизуясь, вы соглашаетесь с правилами пользования сайтом и даете согласие на обработку персональных данных.
Узнавай важные новости первым

Уран по цене золота. Третья мировая война может начаться из-за электроэнергии

142150

Коллаж © LIFE. Фото © Getty Images

Post cover

Министерство энергетики США всерьёз решило повоевать с Россией и Китаем на перспективных рынках. В новом докладе ведомства сказано, что две сверхдержавы должны "подвинуться" с рынка атомных электростанций.

Круче, чем оружие

К соперничеству России и США на рынке вооружений все привыкли. Однако всё идёт к тому, что на фоне энергетической гонки и битвы за перспективные технологии гонка вооружений покажется детскими рисунками в картинной галерее. Для начала цифры: каждый год в мире все страны продают оружия примерно на 85–95 миллиардов долларов. С ядерными технологиями всё чуть интереснее. Горизонт планирования по таким контрактам не год и даже не два, однако то, сколько стоит атомная электростанция, впечатляет.

В данный момент портфель заказов на АЭС только у корпорации "Росатом" насчитывает сразу несколько крупных атомных электростанций, строительство которых оплачено зарубежными заказчиками: АЭС "Аккую" (Турция, в процессе строительства), Белорусская АЭС (в процессе строительства), "Куданкулам" в Индии (построена, запущена), АЭС "Пакш-2" в Венгрии (начало строительства в 2021–2022 гг.), АЭС "Руппур" в Бангладеш (строится, пуск в 2023 году), АЭС "Ханхикиви-1" в Финляндии (ожидается разрешение на строительство), "Эль Дабаа" в Египте (строится) и сразу две АЭС в Китае — "Сюйдапу" (строительство начнут в октябре 2020 года) и "Тяньвань" (построена, работает, ожидается постройка ещё двух блоков).

АЭС "Аккую". Фото © Neftegaz.ru

Теперь самое интересное: на создании этих объектов, а также атомных электростанций внутри России "Росатом" заработает примерно 130 миллиардов долларов. И при этом никакого оружия. У американского экспорта в этом смысле дела шли относительно хорошо: на оружии Америка зарабатывает больше России. Его разработка и производство хорошо налажены, а союзники по НАТО охотно его раскупают. Однако с энергетическим сектором в Штатах серьёзные проблемы.

В 2017 году компания Westinghouse Electric Corporation — единственный в США разработчик и производитель атомных электростанций — приказала долго жить. В дело сохранения единственной крупной корпорации по энергетике в США сразу включилось правительство, и с чисто финансовой точки зрения компанию спасли. Технологически у Westinghouse по-прежнему очень много проблем — компания не создавала и не производила ничего нового с 1987 года.

Другие гиганты атомной промышленности, например General Electric, по проектам внутри США работают не очень охотно. В компании предпочитают зарабатывать на зарубежных проектах с ограниченным уровнем интеграции. Например, АЭС "Аккую". Новая электростанция в Турции — почти полностью российский проект, в который американских атомщиков приняли только "по старой дружбе" и просьбе турецкой стороны. Кстати, заработать на строительстве уникального объекта американцы смогли исключительно с помощью российской промышленности.

Мало кто знает, но у российского предприятия "Энергомашспецсталь" американская компания General Electric заказала уникальную деталь — ротор турбины низкого давления для третьего энергоблока. Это огромная деталь общей массой почти 100 тонн, изготовить которую самостоятельно в США нельзя. В этой связи заявление Минэнерго Америки о намерении "захватить" рынки, на которых работают российские атомщики, выглядит, мягко говоря, странно. Но для таких планов у американских энергетиков тем не менее есть причины.

Кто-то должен умереть

Фото © ТАСС / Анатолий Устиненко

На территории стран бывшего СССР (и России) сосредоточено до 30 процентов всех запасов урана, который можно использовать в тепловыделяющих сборках для АЭС. Однако даже эти запасы кончатся очень скоро. И случится это уже в текущем столетии. Специалисты по ядерной проблематике отмечают, что с начала 2020 года в атомной энергетике почти не будет применяться технология переработки обогащённого урана в обычное ядерное топливо. Этим, кстати, вполне успешно занимались именно американцы, разоружившие Россию после распада СССР и топившие собственные реакторы золотым во всех смыслах этого слова ядерным топливом, которое добыли из боевых блоков баллистических ракет. Но времена, когда можно было освещать города и дарить им тепло за счёт развалившихся империй, прошли, пришла пора окунуться в реальность.

А в этой реальности всё не очень хорошо. Ближайшая страна, в недрах которой лежит достаточное количество урана, — Канада, с которой у Штатов после прихода в Белый дом Дональда Трампа, мягко говоря, не заладилось. Почти весь уран Америка импортировала — своих запасов в США менее одного процента от общего количества. Это значит, что топливо для своих АЭС американцам нужно где-то покупать. Если новая политика энергобезопасности будет принята, то брать уран в России американцы не будут. Но у кого тогда? Вариант есть. Номер один в списке стран по запасам урана — Австралия. Верный друг и надёжный союзник США.

И здесь стоит сказать, что природный уран — дефицитный товар, которого на всех не хватит. Если взять все атомные электростанции в мире, то их суммарный расход урана — 70 тысяч тонн в год. При этом ежегодно в мире промышленным способом добывается не больше 50 тысяч. Если использовать уран только в одном топливном цикле и не перерабатывать (как это происходит в большинстве стран мира в данный момент), то разведанных запасов при текущем "расходе топлива" человечеству хватит примерно на 75–80 лет. И это только при текущих мощностях и расчёте, что чуть менее одного килограмма обогащённого урана даёт столько же энергии, сколько 600 вагонов с углём.

Аспирант факультета инженерной физики Стэнфордского университета Ян Ковальчук пояснил, что потребность в ядерном топливе и желание США снова стать великой ядерной державой могут привести и к "атомному кризису".

Здесь уместна прямая аналогия с топливным кризисом в середине 70-х. Если кто-то откажется кому-то продавать сырьё, то проблемы начнутся по всему миру. Если вопрос встанет особенно остро, то дело может дойти и до войны. Рыночная экономика в этом случае перестанет работать, и придётся сугубо инженерные и логистические вопросы решать на уровне правительств, поэтому страна, у которой будет больше накопленных запасов, с десяток лет сможет спокойно прожить

Ян Ковальчук

Аспирант факультета инженерной физики Стэнфордского университета

К тому же велик риск, что ядерная энергетика "кончится" существенно раньше. Например, уже к 2050 году. Этого стоит опасаться хотя бы потому, что уже к 2025 году в мире ожидается атомный бум с ростом количества АЭС и увеличением их суммарной мощности до 500–550 ГВт. Потребность в электричестве обострит и битву за сырьё, вместо нынешних 70 тысяч тонн в год электростанциям будет требоваться уже 100 тысяч тонн, и кто-то неизбежно начнёт ставить свои электростанции на паузу, потому что топливо для реакторов просто негде будет взять. В новой битве за электроэнергию победит тот, кто умеет делать всё сам.

Фото © ТАСС / Лев Федосеев

Кстати, ни Россия, ни США уже давно не являются лидерами в производстве электроэнергии. С 2017 года первое место по выработке занял Китай с результатом 7 ГВт·ч ежегодно. У США, для сравнения, в год 4,5 ГВт·ч, у России — 1,5 ГВт·ч. Из-за колоссального расхода энергии Китай остро нуждается не только в собственных ядерных технологиях, но и в ядерном топливе. Первый вопрос можно решить относительно недорого — покупка готовых проектов (как в США, так и в России) позволит быстро создать собственные АЭС и выйти с ними (точно так же, как с оружием) на рынки в развивающихся странах. Значительную часть запасов природного урана Китай добывает сам, ещё часть импортирует из стран Африки, и только такой подход позволяет создать "энергетическую подушку" на многие годы вперёд.

Новая энергетическая политика США фактически позволяет вмешиваться во все атомные проекты по всему миру, и китайцы на такую дерзость уже отреагировали. В КНР заявили, что попытка США вмешаться в энергетические программы выглядит как способ давления на конкурентов и воспринимается как "абсолютно политизированная история". Директор аналитического центра по энергетической безопасности Виталий Малахов утверждает, что таким образом США пытаются сдержать рост производства электроэнергии в КНР и развитие промышленности в целом.

Механизм очень простой. Если вы накладываете санкции на компанию, которая производит для Китая тепловыделяющие сборки, то выходов из этой ситуации всего два — либо начать делать их самостоятельно, либо отказаться от проекта. Китайцы собственные электростанции строят в основном на импортных комплектующих, поэтому любые западные технологии после наложенных санкций могут оказаться недоступны. Поэтому для КНР сейчас дружба с Россией — это прямая возможность обеспечить себе спокойное будущее. Любопытно, что для Китая в ближайшей перспективе будет актуальным проект малой атомной станции на два энергоблока, который в полноценном виде есть только у России

Виталий Малахов

Директор аналитического центра "Энергоспецаудит"

Кроме того, гайки китайцам может закрутить и французская компания Areva, которая поставляет КНР собственные энергоблоки и разрешает строить по лицензии гигаваттные реакторы. Среди европейских стран только у Франции есть перспективная технология производства реакторов на быстрых нейтронах, однако ни внутри страны, ни в экспортных проектах реакторы этого типа не используются. А Франция — ближайший после Германии союзник США по НАТО, поэтому одного звонка Трампа будет достаточно, чтобы в КНР были свёрнуты все энергетические проекты.

Импортозамещение по-американски

Доцент Инженерной академии РУДН Сергей Пономарёв отметил, что Минэнерго США решительно настроено относительно энергетической безопасности. Опубликованный доклад министерства — вполне конкретная стратегия, подробности которой официально доложат президенту Трампу.

В документе изложены вполне конкретные предложения, а не абстрактные рассуждения. Вашингтон будет стремиться реализовать на практике значительную часть озвученных положений. Речь в документе идёт о ядерно-энергетическом рынке. В первую очередь — в части начальной стадии ЯТЦ (ядерного топливного цикла. — Прим. Лайфа), где США долгое время сами были в значительной степени импортёром, а не экспортёром. Судя по всему, они намерены этот тренд изменить

Сергей Пономарёв

Доцент Инженерной академии РУДН

В переводе с научного на обычный язык это значит, что США вплотную занялись импортозамещением, но до конца не поняли, как его правильно организовать.

Только один будет на коне

Из-за неизбежной ссоры с китайцами по энергетике и одновременного желания зарабатывать на атомных технологиях США заключили крупнейший атомный контракт с Индией. Правда, о новизне в этом случае речи не идёт: строить энергоблоки для второго после Китая рынка американцы планируют на уже обкатанных технологиях и известных реакторах AP1000. Такие реакторы давно используются не только в США, но и за пределами страны, например в Китае.

Скорее всего, именно Индия позволит США залатать дыры, которые в бюджете страны проделал реактор АР1000. За время разработки он подорожал почти втрое, и именно из-за него обанкротилась компания-разработчик Westinghouse. Новые энергоблоки на реакторах этого типа в США больше не строят — известно минимум о двух закрытых проектах с AP1000 внутри.

Ближайший по характеристикам к американскому реактору отечественный ВВЭР-1000 был построен ещё в конце 70-х и специально для Индии серьёзно доработан. Ему на смену давно пришли реакторы нового типа с повышенной эффективностью — ВВЭР-1200/ВВЭР-1300. Разумеется, они дороже, чем реакторы предыдущего поколения, однако именно в пользу ВВЭР-1200 уже сделали свой выбор турки при строительстве АЭС "Аккую".

Что касается Индии и согласия на постройку реакторов по этому проекту, то индийцы поступают крайне прагматично: после соглашения с "Росатомом" и начала строительства АЭС на реакторах ВВЭР-1000 получилось выбить скидку на мирный атом у новых поставщиков и обеспечить энергозапас страны сразу из двух независимых источников.

Доктор технических наук, инженер-проектировщик энергетических объектов Сергей Безенцов отметил, что с конца 80-х годов США "растеряли" большую часть перспективных атомных технологий. Эксперт считает, что для полной уверенности в собственной энергетической безопасности нужно иметь полный производственный цикл для всей цепочки.

В мире не так много стран, где полный цикл производства работает как часы. В России всё это настроено уже давно. Мы не только добываем урановую руду, перерабатываем её и собираем из этого всего ТВЭЛы (тепловыделяющие элементы. — Прим. Лайфа), но и научились делать уникальные, абсолютно надёжные реакторы. Ещё мы смогли наладить переработку отработанного топлива и научились его повторно использовать в реакторах

Сергей Безенцов

Доктор технических наук, инженер-атомщик

Речь идёт о заводах по производству уникального "металлического" МОКС-топлива, в котором делятся сразу несколько групп химических элементов. Новейший реактор под такое топливо получил индекс БН-800, в январе 2020 года его запустили в энергоблоке № 4 Белоярской АЭС. Предыдущий рекордсмен на быстрых нейтронах (БН-600) без всяких проблем отработал на той же АЭС 40 лет и после дозаправки сможет спокойно работать дальше.

Стоит отметить, что современные реакторы на быстрых нейтронах в мире не строит и не эксплуатирует больше никто — Франция, Германия, Великобритания, США и Япония прекратили использование таких устройств много лет назад и никаких разработок по этой теме больше не ведут. Зато быстрые нейтроны" из-за их эффективности, цены и отличного уровня безопасности в случае утечки теплоносителя вплотную изучают атомщики из Индии и Китая, а разработка российского суперреактора уже находится на завершающей стадии.

Фото © ТАСС / Донат Сорокин

Собственных заводов по производству уникальных и конкурентоспособных технологий в США в данный момент нет. Программа строительства "принципиально новой энергетики" кончилась ещё два года назад, когда Национальное управление по ядерной безопасности США приказало компании MOX Services прекратить все работы по строительству завода по переработке ядерного топлива в Южной Каролине. Этот объект строили 11 лет и потратили на уникальную технологию восемь миллиардов долларов, так и не добившись успеха. В итоге Америка фактически лишилась доступа к перспективным ядерным технологиям.

Зато у России с добычей, переработкой и повторным использованием топлива всё в порядке. По сути, именно российские атомщики научились перезаряжать и использовать тепловыделяющие сборки несколько раз подряд. И в данный момент только Россия владеет такими технологиями. Эти достижения выделяют "Росатом" на фоне других конкурентов, у которых зачастую нет ни передовых технологий, ни достаточного количества сырья. И благодаря им любой зарубежный заказчик российской АЭС получает не только саму станцию, но и сырьё для её работы. Поэтому Россия эффективно конкурирует с США и может отвечать практически на все возникающие энергетические вызовы.

Даже традиционно сильные французские, шведские и японские атомщики проиграли в тендере на строительство финской АЭС "Ханхикиви-1" российской госкорпорации, потому что предлагали устаревшие технологии по завышенной цене. Как отмечает директор аналитического центра "Энергоспецаудит" Виталий Малахов, Россия собрала все козыри для будущего энергетического соперничества.

Российские АЭС — это уникальный, огромный конструктор, который можно сконфигурировать под любого заказчика. Если не нужны избыточные мощности — пожалуйста, вот вам один-два энергоблока. Если нужны глобальные выработки — заказывайте сразу четыре. Именно поэтому в долгосрочной перспективе мы будем преуспевать не только в классической атомной энергетике, но и в энергетике новой формации, например реакторах на быстрых нейтронах

Виталий Малахов

Директор аналитического центра "Энергоспецаудит"

Быстро ликвидировать отставание от России на энергетическом рынке США не могут. По словам аналитиков, создание новых проектов потребует минимум 10–15 лет напряжённой работы, ещё лет десять потребуется на продажу технологии за рубеж и внутри страны. Самый простой и понятный для Америки способ обеспечить собственную безопасность — начать запугивать ближайших союзников точно так же, как в истории с покупкой комплексов ПВО С-400. Уже в 2020–2021 годах такое давление может почувствовать на себе Саудовская Аравия, власти которой всерьёз думают насчёт строительства российской АЭС у себя в стране. Если американцы начнут давить, то честной игры на рынке атомной энергетики можно не ждать.

Выбор редакции

Loading...