Заветами Чавеса. Как водитель автобуса стал президентом

Заветами Чавеса. Как водитель автобуса стал президентом

Коллаж © L!FE  Фото: © AP / FOTOLINK

10771
Президент Венесуэлы Николас Мадуро прибыл в Россию на международный форум "Российская энергетическая неделя", а также для переговоров с главой РФ Владимиром Путиным. Лайф решил вспомнить биографию президента Венесуэлы Николаса Мадуро — последнего "боливарианца", оставшегося у власти в Латинской Америке.

6 марта 2013 года. Каракас. Резиденция председателя Национальной ассамблеи Венесуэлы.

— Другого выхода нет? — господин председатель Национальной ассамблеи Диосдадо Кабельо с отвращением посмотрел на стальную тушу французского вертолёта Eurocopter, бесцеремонно приземлившегося прямо на лужайку перед особняком, помяв все розовые кусты. Синьор Кабельо терпеть не мог полёты. 

Но генерал Салазар покачал головой:

— Никак нет, господин председатель. На автомобиле ехать очень опасно. Американцы могут атаковать в любую минуту...

— Тогда я останусь здесь! Поверьте, мои парни сотрут в порошок любого... 

— Это абсолютно невозможно. У меня информация из самых надёжных источников, что сегодня американские диверсанты и сочувствующие им бунтовщики попытаются атаковать вашу резиденцию и убить вас. Поэтому у меня приказ самого президента: я должен спасти вас.

Лимси Салазар был личным телохранителем и правой рукой президента Уго Чавеса и никогда не бросал слов на ветер. На боку у него висел тяжёлый армейский кольт.

— Я должен позвонить Уго...

— Это абсолютно невозможно, господин председатель, — повторил Салазар. — Сейчас президент летит на базу Миранда.

Это была ложь. Президент страны Уго Чавес в этот момент лежал в военном госпитале в Каракасе, и врачи давно уже устали бороться за его жизнь. Но знали об этом единицы.

Председатель Кабельо лишь покорно развёл руками: всё, сдаюсь. Через две минуты туша "Еврокоптера", натужно взревев турбинами, подпрыгнула в воздух и устремилась прочь от Каракаса в сторону моря — на крохотный остров Орчила, где находилась база Военно-воздушных сил Венесуэлы и резервная президентская вилла, которая в своё время стала настоящей тюрьмой для Чавеса. Теперь же Орчила должна была принять и того, кто в своё время вытащил Чавеса с острова, — ирония судьбы!

В полной изоляции на острове Орчила председатель Национальной ассамблеи провёл несколько дней. Когда наконец генерал Салазар разрешил ему вернуться в Каракас, он узнал, что власть в стране переменилась. Уго Чавес скончался, а новым президентом страны стал вице-президент Николас Мадуро  — хотя по конституции страны власть должна была перейти к председателю Кабельо. 

Не просто водитель

Николас Мадуро пришёл к власти четыре года назад, но для мирового сообщества он по-прежнему остаётся загадкой: бывший водитель городского автобуса, который каким-то образом смог стать президентом в стране, раздираемой гражданскими конфликтами.

Однако, как всегда, секрет Мадуро кроется в деталях.     

Николас Мадуро Моро родился в ноябре 1962 года в бедном квартале Каракаса, столицы Венесуэлы. Правда, в стране не афишируется тот факт, что отец будущего президента Николас Мадуро Гарсиа был весьма влиятельным профсоюзным деятелем, убеждённым сторонником левых и коммунистов.

В те годы жизнь в Маленькой Венеции (а именно так переводится с испанского слово "Венесуэла") была совсем другой. Венесуэла считалась самой перспективной развивающейся экономикой Западного полушария, а по уровню ВВП на душу населения входила в список мировых лидеров. Процветание было обеспечено нефтью, и в 1959 году именно по инициативе Венесуэлы была создана организация стран — экспортёров нефти (ОПЕК). Но в 60-е годы прошлого века вся Латинская Америка — следом за Кубой — буквально заболела марксизмом.

Леваком рос и Николас, который с юных лет ходил на митинги и демонстрации вместе с отцом. 

Правда, в старших классах престижного лицея Николас Мадуро увлёкся рок-музыкой. Один из его одноклассников — Гризель Рохас вспоминал:

— Он играл на бас-гитаре в школьной группе Enigma, но делал это плохо: слуха ему недоставало. Зато у него первым из подростков начали расти усы, которые он носил с гордостью и никогда не сбривал.

Тогда же у него и первым среди одноклассников появилась и своя машина — отцовский подержанный Ford Fairlane, на котором они с приятелями стали ездить по окраинным кварталам столицы, где они от имени социалистической партии открывали политкружки для рабочей молодёжи.

— На собраниях он говорил немного и не призывал собравшихся к революции и тому подобным вещам, — вспоминал его приятель Гризель Рохас. — Но то, что он говорил о правах людей на достойную жизнь, всегда брало за душу. 

После окончания лицея он поступил в Центральный университет Венесуэлы, а затем по направлению Союза коммунистической молодёжи на год уехал на Кубу — учиться в школе активистов компартии острова.

В этой школе он и познакомился со своей будущей женой — адвокатом Силией Флорес, умной и амбициозной женщиной. Вскоре у пары появился сын Николас.

На родину он вернулся уже совсем другим человеком.

По заданию социалистической партии он устроился на работу в столичную службу общественного транспорта Metrobus. Дело в том, что в те годы служба общественного транспорта Каракаса была, по сути, военизированной организацией, где были запрещены и профсоюзы, и забастовки, и любые формы социального протеста. Николас взялся подбить служащих Metrobus на организацию профсоюза, для этого он и сел за баранку автобуса.

Его усилия принесли свои плоды — в 1989 году Каракас впервые охватила забастовка работников общественного транспорта.

Буквально через неделю после забастовки его родители погибли в странной автомобильной катастрофе, которую Мадуро посчитал делом рук властей.

Он порвал с социалистами и вступил в группу MBR-200 (Movimento Bolivariano Revolucionario 200), основанную молодым офицером воздушно-десантных войск Уго Чавесом.

Уго босс

После крушения Советского Союза не только Россия, но и Венесуэла вместе с другими странами Латинской Америки стали гигантской лабораторной площадкой МВФ и "чикагских гениев", решивших методами "шоковой экономии" покончить с коммунистами в Западном полушарии. Всё было почти как у нас в лихие 90-е. Приватизация государственных компаний — в первую очередь предприятий нефтянки — превратила оборотистых чиновников в олигархов-мультимиллионеров, всё остальное население же разом стало бедняками, которых безудержный рост цен и сокращение социальных расходов поставили на грань выживания. Народ тысячами выходил бастовать на улицы, массовые демонстрации и забастовки сопровождались уличными схватками с полицией и войсками, разгромом лавок и магазинов.

После одной из таких кровопролитных демонстраций полковник Уго Чавес решил действовать. Он разрабатывает план военного переворота под названием "Операция Самора", который предусматривал молниеносный захват президента Карлоса Переса и ключевых военных объектов.

Однако самоуверенность сгубила не одного военного, решившего стать политиком. Когда рано утром 4 февраля 1992 года солдаты под командованием Чавеса пошли на штурм дворца Мирафлорес — официальной резиденции президента, выяснилось, что полиция и силы национальной гвардии остались верны режиму Переса. В итоге десантники во главе с Чавесом, потеряв в бою свыше 50 человек, оказались заблокированы в здании Военно-исторического музея.

К исходу ночи Чавес сдался властям и обратился к сторонникам по телевидению с призывом сложить оружие.

Два года Чавес провёл за решёткой — его официальным адвокатом и стала Силия Флорес. Благодаря жене и Мадуро вошёл в оргкомитет новой партии Уго Чавеса — "Движение Пятая республика", которая через несколько лет переродится в Социалистическую партию Венесуэлы.

В 1994 году Чавес был помилован новым президентом страны Рафаэлем Кальдерой. И тут же включился в политику.

Мадуро при Чавесе стал и телохранителем, и персональным шофёром.

Заветам Боливара верны

В 1998 году Уго Чавес был избран на первый президентский срок, и в Венесуэле началась эпоха, которую сам Уго называл социализмом XXI века и Боливарианской республикой — в честь главного национального героя Симона Боливара, освободителя Латинской Америки от власти Испании. Себя же полковник Чавес именовал освободителем страны от олигархов и американских корпораций. 

Чавесу повезло: в конце 90-х цены на нефть взлетели в несколько раз и приток нефтедолларов в казну позволил полковнику проводить любые социальные эксперименты. Первым делом он отменил вступительные экзамены в вузы и в несколько раз повысил стипендии.

За несколько лет Венесуэла полностью расплатилась с внешним долгом и стала кредитором, увеличив валютные резервы страны в три раза. В стране в несколько раз выросла рождаемость, снизилось количество бездомных и безработных.

Рванула вверх и карьера Николаса Мадуро, который после инаугурации Чавеса стал членом Конституционной ассамблеи, в составе которой он принял участие в разработке новой конституции страны, уже 26-й по счёту. И рекламным образом "боливарианского" социализма.

— Смотрите на этого парня, — говорил Чавес. — Ещё вчера Николас был простым водителем автобуса, а сегодня он составляет законы для нашей страны! Вот это я и называю настоящей социальной справедливостью!

Образ бывшего водителя автобуса намертво приклеился к Мадуро.

Путч в прямом эфире

11 апреля 2002 года центр Каракаса бурлил от демонстраций — Чавес только что объявил о планах полной национализации нефтяной отрасли страны. У дворца Мирафлорес митинговали сторонники президента, оппозиционеры же собрались у штаб-квартиры нефтяной компании PDVSA.

Планы Чавеса прибрать к рукам все нефтяные компании страны не на шутку испугали всех бизнесменов и политических деятелей Венесуэлы, решивших форсировать события.

В два часа дня толпа в 200 тысяч человек, разогреваемая провокаторами, пошла на штурм президентского дворца.

— Чавес, иди к чёрту! — скандировали демонстранты. — Не дадим превратить страну в Кубу!

Однако на авенида Либертадор по людям открыли огонь неизвестные снайперы. Били по оппозиционерам, по чавистам, по сотрудникам полиции. Снайперов так и не нашли, но либеральные телеканалы тут же назначили виновным за все убийства самого Чавеса.

Это была первая в истории революция в прямом эфире, проходившая не просто под прицелом телекамер — нет, именно телерепортёры и были главными действующими лицами, направлявшими ход событий по чётко составленному сценарию.

Чавес едва успел дозвониться министру обороны, как президентский дворец был лишён связи, а по каналу CNN начали безостановочно крутить выступление генералов некоего "военно-революционного комитета", требовавших призвать к ответственности кровавого диктатора, развязавшего бойню в городе. Чавес должен уйти в отставку, грозили генералы, иначе мы будем бомбить его дворец!

Следом по телевидению прошли фейковые новости, что Чавес испугался и запросил пощады, а на сторону "военно-революционного комитета" перешли полиция и части национальной гвардии.

Все члены правительства Чавеса, включая и Николаса Мадуро, были арестованы и заперты в тюрьме. Национальное собрание, Верховный суд, Избирательный комитет были распущены, конституция страны — отменена.

Новости о перевороте шли потоком, но все телеканалы упорно обходили молчанием судьбу свергнутого Уго Чавеса. Как усмехались лощёные телеведущие, возможно, Чавес давно уже сбежал на Кубу. 

Лишь на следующий день стало известно, что заговорщики заперли избитого Чавеса на военной базе на острове Орчила.

Новость о местонахождении свергнутого президента принёс один из охранников базы, который простодушно поинтересовался у арестованного, правда ли, что он по собственной воле подал в отставку? В ответ Чавес попросил лист бумаги и написал короткий текст: "Я, Уго Чавес Фриас, венесуэлец, президент Боливарианской Республики Венесуэла, заявляю, что не подал в отставку и не отказался от законной власти, данной мне народом".

Охранник сбежал с острова и принёс записку Чавеса в Каракас. 

Героем подавления путча стал полковник Диосдадо Кабельо  — старый друг Чавеса по партии MBR-200.

Десантники взяли тюрьму и президентский дворец. Мадуро, как заместитель председателя Конституционной ассамблеи, утвердил полковника Кабельо в качестве временного вице-президента страны, а Кабельо приказал доставить законного президента Уго Чавеса в Каракас. Уже 14 апреля Уго Чавес вернулся в столицу. Путч был подавлен.

Из депутатов в министры

Чавес щедро расплатился со своими освободителями.

Полковник Кабельо вышел в отставку и был назначен губернатором прибрежного штата Миранда, где он, по слухам, основал свой собственный наркокартель.

Мадуро же стал вице-председателем, а затем и председателем парламента страны — Национальной ассамблеи Венесуэлы.

Правда, сами депутаты прозвали Мадуро "профессором Жирафалесом" — и за высокий рост, и в честь тупоголового профессора — героя популярного мексиканского сериала, достававшего студентов дурным характером. Дело в том, что Мадуро на посту спикера парламента начал штрафовать депутатов за опоздания. Те в отместку и прозвали его обидным прозвищем.

В августе 2006 года Мадуро был назначен министром иностранных дел, уступив пост спикера парламента полковнику Кабельо, проигравшему губернаторские выборы в провинции Миранда.

Впрочем, уже тогда коллеги Мадуро заметили, что бывший водитель давно перерос свой нарочито простоватый и грубовато-задиристый стиль общения.

— Мадуро — самый спокойный и наименее обидчивый из всех высокопоставленных чиновников Чавеса, с кем я имел дело, — так высказался один из чиновников американского внешнеполитического ведомства. — Он способен разговориться с любым человеком.

Нет ничего удивительного, что именно "простоватый работяга" Мадуро в борьбе за власть смог переиграть всех своих заклятых друзей по партии.

Президентский недуг

О болезни Чавеса стало известно в июне 2011 года, когда он перенёс в европейских клиниках сразу две операции по удалению злокачественных опухолей и тут же его стали готовить к третьей операции — в Гаване...

Вся Венесуэла была уверена, что Чавеса отравили американские спецслужбы.

Собственно, первым об этом заговорил сам Уго Чавес, обративший внимание, что онкологические заболевания стали печальной тенденцией среди глав латиноамериканских государств — рак был диагностирован у бывших президентов Бразилии Дилмы Русеф и Луиса да Силвы, у президента Парагвая Фернандо Луго и президента Гаити Рене Преваля, президента Эквадора Рафаэля Корреа и президента Колумбии Хуана Мануэля Сантоса.

— Не могли же мы все одновременно заболеть! — недоумевал Чавес. — Я никого не обвиняю, это только мои размышления, но любые совпадения хороши в умеренных количествах. Однако стоит прийти к власти президенту, который не хочет служить американцам, как он тут же заболевает раком. 

Масла в огонь подлила и рассекреченная информация национальной разведки Венесуэлы, что ЦРУ, где был организован специальный "венесуэльский" отдел, действительно попыталось убить Чавеса в сентябре 2006 года во время официального визита на сессию Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Согласно информации, телохранители Чавеса обнаружили высокий уровень радиации, исходящей от президентского кресла, установленного в зале ООН.

Разразился дипломатический скандал, в котором Николас Мадуро сыграл ведущую роль. Обвинив американские спецслужбы в организации покушения на жизнь президента, Мадуро объявил, что делегация Венесуэлы спешно покидает Нью-Йорк. 

После этого подозрительный Чавес полностью сменил службу безопасности — с тех пор все ключевые должности охраны стали занимать приглашённые спецы из Северной Кореи, которые раскрыли несколько заговоров, в том числе и с участием колумбийских спецслужб и наркокартелей. 

Однако уберечь Чавеса от отравления не могли даже неподкупные корейские телохранители.

Венесуэльская писательница Эва Голингер убеждена, что президента отравили люди из его ближайшего окружения. Она обратила внимание, что сразу после смерти Чавеса в Панаму сбежал его бывший помощник, армейский капитан Адриан Веласкес, личный телохранитель сына президента — Гуго Чавеса. Жена капитана Веласкеса — бывший капитан военно-морского флота Клаудия Гильен — в течение нескольких лет была личной медсестрой Чавеса и обладала практически бесконтрольным доступом к президентской аптечке.

Интересно, что супруги Веласкес появились в Панаме не как простые беженцы. Вскоре они купили роскошное поместье в Доминиканской Республике, затем бывший телохранитель через скандально известный фонд Mossack Fonseca, связанный с американскими спецслужбами, открыл офшорную компанию Bleckner Associates Ltd.

Снова за баранку

Оппозиция сделала болезнь Чавеса оружием в предвыборной борьбе: дескать, раз он неизлечим, то не имеет права баллотироваться на новый срок. Но Уго Чавес был непреклонен — он должен был выиграть эти последние выборы. Как и в конце 90-х, Чавес решил объехать на стареньком автобусе все крупные города страны, выступая в каждом из них. Николас Мадуро, покинувший на время выборов пост министра иностранных дел, вновь стал его личным телохранителем и шофёром.

"Чавес указывает путь, Мадуро сидит за рулём!" — гласили рекламные плакаты.

Именно это предвыборное путешествие, во время которого Чавес несколько раз указал на Мадуро как на своего вице-президента и официального преемника, и стало определяющим для политической карьеры "бывшего шофёра".

И вновь Венесуэла проголосовала за Чавеса: 7 октября 2012 года он был избран на третий президентский срок с результатом в 55 процентов голосов. Его соперник — 40-летний бизнесмен Энрике Каприлес Радонски, до этого изгнавший полковника Кабельо с поста губернатора Миранды, — набрал чуть более 40% голосов.

Сразу же после выборов Чавес в обстановке полной секретности отправился на Кубу: врачи рекомендовали сделать уже четвёртую за полтора года операцию. Мадуро был среди немногих, кто постоянно сопровождал Чавеса и знал правду о его болезни — эта информация долгое время была государственной тайной.

Мадуро умело воспользовался выпавшим ему шансом руководить страной от имени Чавеса. Первым делом он расставил своих людей на все ключевые посты в министерствах, в армии и спецслужбах.

Его жена Флорес стала генеральным прокурором Венесуэлы. Сын Николас Мадуро Герр, которому тогда исполнилось 22 года, получил пост главного инспектора по делам телевидения и печати.

Переворот

Домой в Каракас Уго Чавес вернулся лишь в феврале 2013 года. Сразу из аэропорта президента в кризисном состоянии отвезли в военный госпиталь доктора Карлоса Арвело в Каракасе. Лишь 2 марта Мадуро сообщил о возвращении Чавеса на родину и призвал всех граждан молиться за здоровье президента.

Но уже 5 марта Уго Чавес скончался.

К этому моменту у Николаса Мадуро всё уже было готово.

Генерал Салазар фактически арестовал Диосдадо Кабельо, который мог бы поднять на бунт армейские подразделения.

Прошла серия арестов среди деятелей оппозиции. В тот же день Венесуэла объявила персоной нон грата военного атташе США Давида дель Монако и его помощника — как сообщила пресса, американские дипломаты встречались с венесуэльскими политиками и предлагали деньги за участие в дестабилизации правительства.

После этого Мадуро выступил с обращением к Национальной ассамблее предоставить ему особые полномочия, необходимые для эффективной борьбы с коррупцией и экономической войной, которую американцы ведут против Венесуэлы.

Как разорить страну и заставить себя ненавидеть

Предвыборная кампания 2013 года стала настоящим торжеством самого махрового латиноамериканского популизма. Избирательный штаб либерала и западника Энрике Каприлеса был назван именем Симона Боливара, а сам кандидат оппозиции, посвятивший последние лет десять своей жизни борьбе с Чавесом, вдруг заговорил фразами покойного президента, неустанно повторяя свой лозунг: "Мадуро не Чавес!" 

Мадуро лишь неуклюже огрызался: 

— Пусть я не Чавес, но я сын Чавеса! 

Оба кандидата не скупились на обещания — например, увеличить в два раза минимальную зарплату, а также "простить все долги" миллионам венесуэльцев, получившим от правительства Чавеса льготные кредиты на ипотеку и строительство жилья.

В итоге на выборах 14 апреля 2013 года Николас Мадуро только невероятным напряжением административного ресурса смог опередить Энрике Каприлеса — всего-то на 1,5% голосов.

Как и следовало ожидать, Каприлес не признал победу Мадуро и, объявив о фальсификации итогов выборов, призвал сторонников выйти на улицы. 

Постепенно протестные акции приобрели характер гражданской войны: "мирные демонстранты" перекрывали дороги стратегического значения, забрасывали камнями и поджигали здания министерств и ведомств, магазины и банки. Пострадало и несколько больниц. Например, когда в соцсетях появились фотографии ящиков с бюллетенями, которые якобы прячут кубинские врачи в Кубинском медицинском центре, в клинику ворвалась разъярённая толпа оппозиционеров. Врачи были избиты, дорогостоящее оборудование разгромлено.

Потом, правда, выяснилось, что фотографии были датированы 2010 годом.

В ответ разъярённый Мадуро решил ударить по экономической базе оппозиции — прежде всего по Федерации бизнесменов Венесуэлы — Fedecamaras.

По распоряжению Мадуро были арестованы владельцы и сотрудники сетей по продаже электробытовых товаров, которые якобы завышали цены на электронику. 

Указ Мадуро словно дал зелёный свет всем криминальным группировкам Венесуэлы, что можно безнаказанно грабить магазины и торговые склады. Чем они активно и воспользовались.

И целый месяц в Венесуэле царила настоящая "революция": толпы народа врывались в понравившиеся им магазины и просто выносили товар подчистую, до полусмерти избивая продавцов и хозяев товара. Каждая семья в трущобах Каракаса обзавелась новенькой микроволновкой и огромным плазменным телевизором.

Затем настало горькое похмелье.

Бизнес бежал из страны, испуганные предприниматели распродавали всё и уводили капиталы за границу, закрывались даже крупные банки и промышленные предприятия. В 2013 году инфляция в стране составила 70%.

Дальше всё пошло по привычной многим россиянам схеме: тотальный дефицит, пустые полки магазинов, талоны на товары — от продуктов питания до туалетной бумаги, расцвет челночной торговли, когда люди с огромными баулами просто шли пешком через границу с Колумбией — закупать всё необходимое, расцвет рэкета и преступности. Ныне Венесуэла по уровню криминала стала лидером Западного полушария, уступая только Гондурасу.  

Казалось, против Мадуро восстала сама природа: сначала рухнули и мировые цены на нефть, затем в Венесуэле разразилась небывалая засуха, и страну накрыл полномасштабный экономический коллапс. Не так давно сдались даже такие "непотопляемые" бастионы капитализма, как "Макдоналдс" и "Кока-кола". Хозяева фастфуда заявили, что прекращают деятельность в стране из-за дефицита мяса и муки, а из-за нехватки сахара было остановлено производство газировки.

"Чавес наш, иже еси на небеси..."

Ответом президента Мадуро на экономический коллапс стала идеологическая "промывка мозгов".

Масштабы поклонения Симону Боливару и его пророку Чавесу действительно напоминают настоящий религиозный культ.

Магазины, специализирующиеся на религиозной атрибутике, предлагают стилизованные под христианских святых гипсовые статуи покойного президента: от миниатюрных бюстов до полноростовых фигур. Хорошо расходятся и портреты покойного президента с текстом переиначенной на боливарианский лад молитвы "Чавес наш".

На бюджетные средства в Венесуэле были сняты и фильмы о Симоне Боливаре: "Освободитель" и "Боливар, человек со сложностями". Оба этих фильма, по мнению президента Мадуро, заслуживают двадцати "Оскаров".

Резервисты против оппозиции

Главный итог четырёхлетнего правления Николаса Мадуро — он всё-таки смог удержаться у власти. Мадуро не просто выжил, но сконцентрировал в своих руках ещё больше власти — несмотря на все заговоры в собственной партии, несмотря на проигранные в прошлом году выборы в Национальную ассамблею. Контроль над парламентом и частью правительства перешёл к оппозиции, но Мадуро это ничуть не смутило.

Выяснилось, что бывший водитель автобуса обладает недюжинными способностями в искусстве политической интриги.  

Он обновил членов Верховного суда республики, установил контроль над Конституционной палатой, а затем отменил итоги выборов в трёх провинциях, которые прошли с нарушениями закона. Но оппозиция, увлечённая дележом портфелей в парламенте, проигнорировала это решение суда и не стала лишать депутатов мест в зале заседаний. Тут и настал черёд смертельного удара от Мадуро: Верховный суд, заявив о вопиющем неуважении Национальной ассамблеи к суду, объявил, что парламент потерял свою легитимность, а все его решения отныне не имеют никакой юридической силы.

Кроме того, суд лишил лидера оппозиции Энрике Каприлеса права в течение 15 лет претендовать на выборные должности.

Далее Мадуро инициировал проведение конституционной реформы, целью которой стало расширение полномочий президента и существенное ограничение функций парламента.

Возможно, случись всё это в 2016 году, на оппозиции в Венесуэле действительно пришлось бы ставить крест. Но в январе 2017 года сменилась власть в Вашингтоне. И новый президент США Дональд Трамп с большой помпой объявил о смене курса в отношении левых правительств государств Латинской Америки вообще и об отмене части так называемой кубинской сделки Барака Обамы в частности. Это был своего рода сигнал прозападной оппозиции: держитесь!

Сигнал был услышан и в Венесуэле. И в апреле нынешнего года сама генеральный прокурор страны Луиса Ортега Диас, назначенная парламентом из числа деятелей оппозиции, публично заявила об угрозе разрушения государства:

— Венесуэла столкнулась с самой большой угрозой в своей республиканской истории — опасностью потерять фундаментальные права. Появилась мрачная перспектива разрушения всего государства.

В ответ Мадуро призвал психиатров госпитализировать прокурора, а Верховный суд инициировал начать в отношении генпрокурора страны разбирательство. С тех пор уже по всей стране идут массовые протесты против политики правительства.

Для борьбы с оппозицией Николас Мадуро уже объявил мобилизацию резервистов — согласно его приказу, по 20 тысяч человек должны быть немедленно включены в состав Национальной гвардии и "коллективос" — добровольных дружин по охране режима.

Россия поможет?

Но куда важнее для Мадуро экономическая помощь со стороны союзников — прежде всего России и Китая. Уже в августе в Венесуэлу придут первые танкеры с российской пшеницей.

Россия стала союзником Мадуро вовсе не по каким-либо идеологическим причинам. Ещё в 2011 году Правительство России одобрило предоставление Уго Чавесу кредита на четыре миллиарда долларов — понятно, что эти деньги в бюджет страны так и не вернулись. В 2015 году Мадуро запросил новый кредит в размере 1,5 миллиарда долларов — предложив в качестве залога собственность венесуэльской нефтяной компании PDVSA.

В том числе и 49,9% акций своей дочерней компании Citgo Petroleum Corp., которая ведёт деятельность на территории США. В частности, Citgo принадлежат три завода по переработке нефти, а также сеть терминалов и трубопроводов, проходящих по 24 штатам.

Соблазн был слишком велик.

Если PDVSA не сможет выплатить кредит — что уже стало практически свершившимся фактом, — то "Роснефть" получит долю в американской компании, после чего она уже с лёгкостью сможет приобрести контрольный пакет акций Citgo.

Аналогичные приобретения были обещаны и китайским товарищам. 

Понятно, что планы России и Китая вызвали настоящую истерику американских конгрессменов, дружно проголосовавших за санкции против российских нефтяников. Антироссийскую политику подхватили и оппозиционеры в Каракасе — не так давно оппозиционные депутаты Национальной ассамблеи публично разорвали копии всех соглашений между PDVSA и "Роснефтью", заявив, что считают недействительными все контракты, заключённые в период правления "диктатуры Мадуро".

Демаршем оппозиции ловко воспользовался сам Мадуро, послав в Россию и в Китай чёткий и недвусмысленный сигнал: если Мадуро уйдёт, вместе с ним уйдут и все приобретения.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!