ИГИЛ уехал, партизаны остались. Почему взятие Дейр-эз-Зора — не конец войны

ИГИЛ уехал, партизаны остались. Почему взятие Дейр-эз-Зора — не конец войны

Фото: © REUTERS/Rodi Said

2840
Военкор и автор проекта WarGonzo Семён Пегов — о том, что означает для ИГИЛ поражение в Дейр-эз-Зоре и где теперь правительственным силам Башара Асада придётся бороться с террористами.

Когда в октябре 2015-го мы общались с сирийском генералом Мухаммедом Хаддуром в полностью блокированном террористами Дейр-эз-Зоре, брошенная им фраза — "Запомните мои слова: Дейр ещё станет могилой для ИГИЛ*!" — для нас звучала больше как горькая солдатская бравада, приправленная ощущением полнейшей безысходности.

В эти самые секунды очередная волна экстремистов атаковала аэропорт, нас вот-вот могли отрезать от основного гарнизона, воображение рисовало радужные картинки плена с вытекающими последствиями, но генерал, слегка улыбаясь, педалировал: "Вот увидите, здесь для них всё и закончится!"

Сегодня, спустя два года, я вспомнил его слова, прочитав новость о том, что САА полностью взяла под контроль Дейр-эз-Зор. По сути, это был последний крупный населённый пункт, где распространялась власть так называемого халифата. В принципе, иллюзия того, что территории, контролируемые радикалами, представляли из себя подобие государства, теперь разрушена окончательно.

В этой своей псевдогосударственной ипостаси ИГИЛ перестал существовать, и именно Дейр-эз-Зор стал могилой, как и предрекал харизматичный Мухаммад Хаддур. Но значит ли это, что победа над халифатом одержана полностью, или война просто-напросто перейдёт в другую фазу?

Мы не берём в расчёт приграничную с Турцией провинцию Идлиб, где, во-первых, положение ИГИЛ также близко к катастрофическому, но при этом область под завязку набита другими террористическими элементами, которым покровительствуют одновременно "Аль-Каида"* и турецкая регулярная армия. Безусловно, Идлиб — самая горячая точка на сирийской карте, но она фактически уже не имеет отношения к халифату. Это тема для отдельный военных разбирательств.

Так что же будет с халифатом в Сирии, неужели всех радикалов перебили или взяли в плен? Пускай ИГИЛ побеждён, но игиловцы, как ни крути, остались. К несчастью для правительственных сил и к радости террористов, незачищенными остаются тысячи квадратных километров сирийской пустыни, прятаться в которой они научились подобно скорпионам.

Поскольку контролировать пустыню, которая простирается вдоль границы с Ираком вплоть до самой Иордании и занимает процентов тридцать страны, не сможет никакая армия — ну не расставишь же ты постовых через каждые пятьдесят метров — мобильным группам халифата есть где развернуться. Асада ждёт непростое противостояние с партизанскими отрядами-игиловцами, игра в кошки мышки, если хотите.

Успешный опыт ведения боевых действий в подобном партизанском режиме у террористов есть: они уже отвоёвывали Пальмиру, появившись как будто ниоткуда, а чуть больше месяца назад небольшому игиловскому отряду удалось захватить городок Эль-Карьятайн в глубоком правительственном тылу.

В истории с последним особенно настораживает тот факт, что в сам город ворвалось человек триста вооружённых экстремистов, но через пару часов их количество выросло раз в десять, а это значит, что к захватчикам присоединились сторонники из местного населения. И это, пожалуй, и есть самое главное оружие радикалов. За время своего халифатского властвования смогли они вбить людям в головы что-то такое, от чего люди готовы браться за оружие по первому же их щелчку.

И если рецепты борьбы с партизанами всё-таки у сирийских силовиков должны быть, то большой вопрос, что делать с этим самым не благонадёжным населением, которое в любой момент может оказаться на стороне террористов. Однозначного ответа здесь, естественно, нет.

Лояльность бывшей игиловской паствы можно купить, взяв деньги у той же России: отстроить дороги, возвести кварталы дешёвого и качественного жилья, бесконечно раздавать гуманитарку, построить спортивные площадки… Можно запугать это самое население арестами по доносам, впасть в истерию шпиономании. В первом случае нет никаких гарантий. Во-втором Асад рискует превратиться в реального диктатора, каковым он, кстати, никогда не являлся.

Есть ещё и третий способ. Предложить людям, сочувствующим ИГИЛ, альтернативную мировоззренческую идеологию, которая заставит их сменить радикально-исламистские социальные идеалы на светские. И это уже вызов не только для интеллектуальной элиты разбитой шестилетней войной Сирии, но и для мирового мусульманского истеблешмента. Именно он должен создать лекарство или, если хотите, прививку от того, что породило ИГИЛ.

* Организации запрещены в РФ по решению Верховного суда.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!