Скандал века: как советские средства ПВО сбили американский "самолёт-невидимку"

Скандал века: как советские средства ПВО сбили американский "самолёт-невидимку"

Коллаж L!FE. Фото: © mil.ru, Википедия

53652
1 мая 1960 года дивизион ПВО под Свердловском сбил американский высотный самолёт-разведчик Lockheed U-2, который пилотировал Фрэнсис Гэри Пауэрс. Американский лётчик был захвачен живым, также удалось захватить новейшую шпионскую аппаратуру, что привело к политическому и дипломатическому скандалу мирового уровня. Пауэрс получил десять лет лишения свободы за шпионаж, но спустя полтора года был обменян на советского разведчика Рудольфа Абеля. Лайф выяснил подробности одного из самых громких международных скандалов холодной войны.

Жизнь Пауэрса до знаменитого скандала была практически ничем не примечательна. Он родился в 1929 году в семье шахтёра, и армия стала для него социальным лифтом. Отец Пауэрса мечтал, что сын получит медицинское образование и станет врачом. По мнению Пауэрса-старшего, только это могло спасти его единственного сына (всего в семье было шесть детей) от прозябания в шахтёрском захолустье.

Однако у Фрэнсиса были другие планы, и после окончания колледжа он завербовался в ВВС. Это произошло в начале 50-х годов. В тот момент в активной фазе находилась корейская война, где американские пилоты играли весьма активную роль. Пауэрс должен был быть отправлен на фронт, но его спасла болезнь. Незадолго до переброски его подразделения в Корею у него случился приступ аппендицита, и на войну он так и не попал.

<p>Фото: © Photo Gary Powers, Jr. / Cold War Museum via AP</p>

Пауэрс прослужил четыре года обычным пилотом истребительной эскадрильи, летая на F-84 Thunderjet — одном из первых американских реактивных истребителей. В начале 1956 года Пауэрсу поступило предложение, от которого он не смог отказаться. Ему предложили поработать на ЦРУ, выполняя разведывательные полёты на новейшем высотном самолёте-разведчике U-2. Этот самолёт едва начал производиться, а ЦРУ уже развернуло подготовку пилотов для него.

U-2 был уникален для своего времени. Главным его преимуществом была высотность. Рабочая высота самолёта составляла 21 тысячу метров. На этих высотах самолёт был практически недосягаем для стандартных перехватчиков и, как предполагалось, даже системам ПВО будет достаточно трудно поразить его с земли. Ещё одним бонусом самолёта была уникальная фотокамера, которая способна была делать снимки с рабочей высоты в очень высоком разрешении.

Пауэрс недолго думал над предложением и сразу же согласился. Он всего несколько месяцев назад женился, так что прибавка к зарплате была ему весьма кстати. Оклад пилота U-2 был в три с половиной раза выше стандартного оклада лётчика-истребителя.

<p>Фото: © AP Photo</p>

Правда, и спрос с пилотов этого самолёта был совсем другой. Поскольку технологии считались сверхсекретными, необходимо было исключить их попадание в руки противника. При катапультировании срабатывала система самоуничтожения, чтобы захваченный самолёт невозможно было восстановить. Кроме того, каждый пилот вылетал на задание, имея при себе булавку, отравленную специальным токсином. Она была прикреплена к серебряному доллару. Если пилот понимал, что попадание в руки противника неизбежно и он не сможет сохранить тайну на допросах, ему следовало покончить с собой, чтобы исключить возможность выдачи каких-либо сведений о самолёте и применённых в нём технологий.

К тому же самолёт был исключительно сложен в пилотировании, а многочасовые разведывательные полёты в условиях тотального радиомолчания и плохой управляемости самолёта были серьёзным стрессом даже для самых подготовленных пилотов.

В первую очередь U-2 был предназначен для разведывательных полётов над территорией Советского Союза. Как правило, пилоты стартовали с базы Инджирлик в Турции, облетали территорию СССР и возвращались на одну из европейских авиабаз.

Поначалу президент Эйзенхауэр с опаской отнёсся к идее регулярных полётов над советской территорией из-за того, что вероятность инцидентов, которые приведут к международному скандалу и обострению обстановки, была достаточно высокой. Однако первый пробный полёт самолёта над СССР оправдал ожидания. Самолёт провёл глубокую разведку и даже был обнаружен советскими средствами ПВО. Но никаких попыток помешать ему не предпринималось, СССР ограничился только нотой протеста.

Это убедило американцев в том, что U-2 будет неуязвим на советской территории, поскольку его просто нечем сбить. Ни один советский самолёт не способен достичь такой высоты, а зенитно-ракетные системы также не обладали на тот момент необходимыми характеристиками. Максимальная высота поражения комплекса С-25, стоявшего на вооружении в момент начала полётов американцев, не превышала 15 тысяч метров. После первого удачного полёта американцы стали летать так часто, словно они летали у себя дома.

Пауэрс стал одним из первых пилотов, привлечённых к программе, и регулярно летал на U-2 с лета 1956 года. К 1960 году он уже считался одним из опытнейших пилотов в своей области.

Первомайский полёт

<p></p>

Изначально Пауэрс должен был отправиться в полёт 28 апреля. Планировалось, что утром он взлетит с пакистанской базы Пешавар, пролетит над Байконуром, Челябинском-40 (где располагался комбинат "Маяк"), затем через Плесецк, Архангельск и Мурманск уйдёт в Норвегию, где и приземлится на местной авиабазе. Однако из-за плохих погодных условий полёт был отложен на день, затем ещё на один день. И только 1 мая погодные условия наконец позволили совершить вылет.

Утром американский самолёт вошёл в советское воздушное пространство. Сразу же после обнаружения U-2 на его перехват отправили два истребителя МиГ-19. Стоит отметить, что у перехватчиков было мало шансов его догнать из-за ограниченного потолка, который не превышал 18 тысяч метров. Самолётами управляли пилоты Айвазян и Сафронов (летевшие в паре). Также на перехват американца подняли новейший высотный перехватчик Су-9, едва поступивший на вооружение.

Это был самый высотный из советских самолётов, его потолок достигал 20 тысяч метров. Но и он имел немного шансов поразить цель. Управлявший им пилот Ментюков летел без боекомплекта (самолёт оказался там случайно, пилот перегонял его с завода в часть в Барановичах). То есть ему было нечем сбивать нарушителя. Поэтому ему приказали любым способом, вплоть до тарана, помешать самолёту-нарушителю. Проблема заключалась в том, что пилот не имел даже высотно-компенсационного костюма. Что означало его неминуемую смерть при таране или попытке катапультирования. Впрочем, Ментюков в любом случае не сумел протаранить Пауэрса и благополучно вернулся на базу.

<p>Реактивный истребитель-перехватчик Су-9. Фото: © <a href="https://en.wikipedia.org/wiki/File:Su-9B_VVS_museum.jpg" target="_blank">Wikimedia/Mike1979 Russia</a></p>

Вслед за перехватчиками в дело вступили силы ПВО. Пауэрс мог чувствовать себя неуязвимым, но он ошибался. В СССР на вооружение уже поступили новые зенитно-ракетные комплексы С-75, обладавшие необходимой высотой поражения, чтобы уничтожить даже такую сложную и недосягаемую цель, как U-2.

Однако из-за рассогласованности действий дело приняло трагический оборот. Пауэрса вели сразу несколько дивизионов ПВО, которые в конечном счёте и обстреляли его. Первому дивизиону удалось поразить цель. Другой стрелял по отвалившимся от самолёта в результате взрыва ракеты обломкам, приняв их за цели. А третий совершил грубейшую ошибку. По какой-то причине не сработал датчик распознавания целей "свой-чужой" (по одной версии, вмешался человеческий фактор, по другой — в системе распознавания была какая-то неисправность). Кроме того, командир дивизиона майор Шугаев не знал о том, что в воздух подняли советские перехватчики, и о том, что цель к тому моменту уже была уничтожена. Поэтому, увидев на радаре две цели, он скомандовал открыть по ним огонь, даже не подозревая, что бьёт по двум советским МиГам, не ожидающим подвоха.

<p>Зенитно-ракетный комплекс С-75. Фото: © <a href="https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Russian_surface-to-air_missile_system_S-75_Dvina.JPG" target="_blank">Википедия/MaxBioHazard</a></p>

Целями этого дивизиона стали летевшие в паре Айвазян и Сафронов. Каким-то чудом первому из них удалось уйти от поражения, совершив резкий манёвр. А вот самолёт Сафронова был уничтожен. Разумеется, в советское время об этом трагическом инциденте не сообщали, а погибшего пилота посмертно наградили орденом Красного знамени, не раскрывая обстоятельств его гибели.

Одной из ракет, выпущенной дивизионом под командованием майора Воронова, удалось поразить самолёт-разведчик. Ракета взорвалась позади самолёта и оторвала его хвостовую часть. Самолёт сразу же потерял управление и начал стремительно падать. Пауэрс передумал заканчивать жизнь самоубийством и решил спастись из самолёта. По какой-то причине механизм самоуничтожения так и не сработал. По одной версии, Пауэрс сознательно его не активировал из-за угрозы своей жизни; по другой, механизм дал сбой из-за серьёзных повреждений самолёта. Сбитый пилот приземлился на поле возле небольшой деревни Поварня, в нескольких десятках километров от Свердловска. Полёт Пауэрса над советской территорией продлился более трёх часов.

Согласно официальной советской версии, Пауэрс был задержан советскими работниками, видевшими его приземление, прямо в поле. Сопротивления он не оказывал. С собой у лётчика имелась крупная сумма денег (в рублях), карты, рыболовные крючки, компас, спички, лекарства и несколько золотых колец. Всё это было необходимо для выживания в дикой природе и подкупа местных граждан ради оказания ему помощи.

Скандал

<p>Фото: © AP Photo/TASS</p>

На допросах Пауэрс отвечал крайне осторожно и взвешенно, утверждая, что сбился с курса при выполнении метеорологических исследований (метеоисследования были основным прикрытием программы разведывательных полётов на U-2). Однако никаких откровений от Пауэрса и не требовалось. Обломки самолёта быстро были найдены, нашли и уникальную фотокамеру самолёта и даже часть фотоплёнок с запечатлёнными на них сверхсекретными советскими объектами.

Вскоре после исчезновения самолёта американцы объявили, что ими потерян гражданский самолёт, выполнявший задание метеослужб в районе турецкой границы. СССР несколько дней молчал, не делая никаких громких заявлений. Наконец 5 мая Никита Хрущёв, выступая в Верховном Совете, сделал сенсационное заявление. Американский самолёт-разведчик был сбит над территорией СССР, пилот пленён и даёт признательные показания.

США признали потерю самолёта, однако категорически настаивали на том, что самолёт был гражданским и по заданию метеорологических служб собирал пробы воздуха в верхних слоях атмосферы неподалёку от советско-турецкой границы. США признавали, что пилот действительно мог нарушить границу, но он не имел приказа на это. Если он и вторгся в пределы советского пространства, то по ошибке или из-за стечения обстоятельств. Например, из-за проблем с герметичностью кабины он мог на время потерять сознание и неосознанно залететь на советскую территорию.

Однако 7 мая Хрущёв выступил с новыми обвинениями в Верховном Совете, рассказав об обнаружении обломков самолёта, буквально напичканного разного рода шпионским оборудованием. После того как американцы осознали, что самолёт не был уничтожен и его аппаратура действительно попала в руки советской стороны, они больше не стали уклоняться и признали, что самолёт действительно мог совершать разведывательный полёт, однако теперь они уверяли, что официальный Вашингтон не давал разрешения на проведение конкретно этого шпионского полёта.

<p>Фото: © AP Photo</p>

Однако 9 мая по линии Госдепа всё же было подтверждено, что разведывательная программа в отношении СССР действительно существует и продиктована соображениями государственной безопасности. 11 мая в Москве была организована пресс-конференция, на которую пригласили журналистов всех ведущих мировых изданий. На ней журналистам подробно продемонстрировали шпионскую аппаратуру сбитого самолёта, после чего никаких сомнений в правдивости советских заявлений не могло быть даже у последнего скептика. В тот же день президент Эйзенхауэр подтвердил наличие разведывательной программы по Советскому Союзу.

Конечно, во всём мире люди понимали, что разведывательная деятельность была, есть и будет всегда. Но далеко не каждый раз кому-то удаётся поймать противника с поличным и дать ему такой ощутимый щелчок по носу. Так что произошёл редчайший в истории случай, когда одна сторона всё же созналась в подобных вещах.

Скандал с Пауэрсом привёл к тому, что четырёхсторонний саммит в Париже, на котором стороны планировали обсудить дальнейшее сокращение вооружений, был сорван. Кроме того, полёт Пауэрса привёл к конфликту Пакистана и США. Пакистанцы обвинили американцев во лжи, поскольку те не предупреждали их о намерении использовать базу в этой стране для ведения шпионской деятельности.

Суд

Но впереди был суд над американским лётчиком. И это был ещё один удобный случай продемонстрировать гуманность советской системы. Во-первых, с Пауэрсом обращались подчёркнуто аккуратно и вежливо. Даже намёков на угрозы или применение насилия не позволялось. Даже спустя многие годы родственники Пауэрса признавали, что обращались с ним хорошо и за исключением содержания в одиночной камере никаких отрицательных моментов не было.

Во-вторых, Хрущёв лично отправил телеграмму отцу задержанного лётчика, пообещав оказать всё возможное содействие, если он пожелает приехать в СССР на процесс над сыном. Учитывая реалии холодной войны, это был достаточно необычный ход. Более того, Хрущёв не соврал и действительно исполнил своё обещание. Пауэрсу-старшему позволили приехать в СССР и присутствовать на суде, который, к слову, был открытым. Что тоже было очень большой редкостью по тем временам.

<p>Фрэнсис Гэри Пауэрс во время судебного разбирательства в Москве в Большом колонном зале. Фото: © AP Photo</p>

В августе 1960 года в Колонном зале Дома союзов начался открытый судебный процесс над Пауэрсом. Помимо отца обвиняемого на процесс приехала и его мать. Обвинителем на процессе был сам генеральный прокурор Роман Руденко, выступавший представителем обвинения от СССР ещё на нюрнбергском трибунале.

Процесс над Пауэрсом фактически превратился в процесс над "американской военщиной" и "империалистами". Сам Пауэрс интересовал обвинение едва ли не в последнюю очередь. К тому же важно было продемонстрировать гуманность социалистической системы в сравнении с недавним американским судом над советским агентом Рудольфом Абелем. Поэтому и наказание, учитывая тяжесть обвинения, запросили весьма мягкое — 15 лет лишения свободы. В итоге суд приговорил его к десяти годам заключения с отбыванием первых трёх лет в тюрьме, а затем в ИТЛ. Для сравнения, тремя годами раньше американский суд приговорил Абеля к 30 годам лишения свободы.

При этом было вполне очевидно, что долго держать его у себя никто не планирует и при первом удобном случае его обменяют.

Возвращение

Пауэрс провёл в знаменитом Владимирском централе полтора года. В феврале 1962 года он был вывезен в Берлин. Там его обменяли на Рудольфа Абеля на Глиникском мосту, который позднее стал известен как "шпионский мост", поскольку там и в дальнейшем неоднократно происходили подобные обмены.

После возвращения в США у Пауэрса поначалу возникли неприятности. Он попал под расследование и даже вынужден был давать показания в Сенате. Американцев интересовали обстоятельства потери самолёта, поскольку они считали, что СССР не располагал зенитно-ракетными комплексами, способными сбивать цели на высоте свыше 20 тысяч метров. Поэтому они подозревали, что Пауэрс по какой-то причине сам снизился до высоты, на которой стал доступен для советских средств ПВО. Также американцев интересовало, каким образом шпионская аппаратура в итоге оказалась в руках советской стороны, а не была уничтожена.

<p>Фото: © AP Photo</p>

Тем не менее в конце концов в действиях Пауэрса не нашли никакой вины и даже поблагодарили его за достойное поведение в СССР и за то, что он не сообщил никаких секретных сведений на допросах (хотя и рассказал о своей работе на ЦРУ). Но на этом карьера Пауэрса была закончена. Он больше не совершал подобных полётов и работал простым лётчиком-испытателем в компании Lockheed Martin. Через несколько лет он написал мемуары о своём знаменитом полёте и пребывании в СССР.

Позднее Пауэрс переучился на пилота вертолёта и работал в одной из телекомпаний. В 1977 году он погиб в авиакатастрофе, вылетев на съёмки пожара в одном из калифорнийских городов. После окончания холодной войны о Пауэрсе неожиданно вспомнили в США и стали посмертно прославлять его как героя. В 2000 и 2012 годах Пауэрс был посмертно награждён Крестом лётных заслуг, Медалью военнопленного и престижной Серебряной звездой. Награды получили потомки сбитого под Свердловском лётчика.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×