Реки крови. Как украинские националисты устроили Волынскую резню

Реки крови. Как украинские националисты устроили Волынскую резню

Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons// РИА Новости

39377
Сегодня поляки впервые на государственном уровне отмечают Национальный день памяти жертв Волынской трагедии 1943 года, во время которой отряды ОУН-УПА массово убивали поляков. Год назад Польский сейм признал те трагические события геноцидом польского народа. Украинские политики геноцид не признают — конфликт Киева и Варшавы в оценке событий 1943 года может сильно осложнить евроинтеграцию Украины.

11 июля 1943 года отряды УПА* одновременно атаковали несколько десятков польских сёл на Волыни. Поляков убивали без оглядки на возраст и пол (женщин, мужчин, стариков и детей) — просто по факту их принадлежности к польской национальности. Эти события получили название Волынской резни. Эта бойня растянулась надолго и позднее перекинулась на другие регионы. В ответ на нападения УПА польские партизаны нападали на украинские сёла и уничтожали их жителей. Началась полноценная война с этническими чистками. В 2016 году Польский сейм принял резолюцию, признающую события на Волыни геноцидом польского народа. 

Возрождение Польши

Первая мировая война и революции в ряде стран-участниц привели к тотальному изменению политического ландшафта Восточной Европы. Австро-Венгрия и Российская империя распались, вся Восточная Европа пылала, десятки конфликтов, как гражданских, так и межгосударственных, длились несколько лет. Только к началу 20-х годов ситуация стала успокаиваться и стали проявляться очертания новых государств.

Пожалуй, главным триумфатором смутного времени можно назвать Польшу. Поляки не только восстановили независимость, но и отхватили большие куски от своих неудачно заболевших революцией соседей: Галицию у Австро-Венгрии и Волынь у Российской империи.

Но если в случае с Галицией речь шла о регионе с очень значительной долей польского населения (до революции 60% населения региона составляли украинцы и 40% — поляки и евреи), то Волынь поляки забрали уже у коммунистической РСФСР. Поляков там было немного (менее 10% населения, тогда как украинцев почти 80%), регион был крестьянский и довольно бедный. Тот самый случай, когда политики откусили больший кусок, чем могли проглотить.

Волынь только добавила новому государству, ещё не очень устойчивому, головной боли. Денег на развитие края не было, как и желания его развивать, отношение поляков к украинцам и украинцев к полякам было далеко от дружественного, бонусов от владения этой землёй никаких, за исключением имиджевых (возврат к границам Речи Посполитой 200-летней давности).

Полонизация

Польская администрация не придумала ничего лучше, чем начать на новых землях политику полонизации. Поначалу поляки планировали совершить великодушный жест и предоставить Восточной Малопольше, как именовались новые земли, автономию. Сейм даже принял соответствующий закон. Но, как это часто бывает, по ходу действия всё решили переиграть, закон "заболтали", и вместо автономии началась полонизация.

Проводилась она в двух направлениях: культурного наступления и колонизации. Под всевозможными предлогами сокращалось количество украинских школ, вместо них открывались польские. Учительский состав отбирался преимущественно из поляков.   

Колонисты отбирались в основном из среды бывших военных и людей с военным опытом. Этих людей называли осадниками (поселенцами). Предполагалось, что государство будет выдавать им землю бесплатно, а гражданским колонистам — предоставлять льготные кредиты на приобретение земли. Эти люди должны были стать опорной базой поляков в религиозно и этнически чуждом регионе.

На Волыни было немало земли, которая лишилась своих хозяев из-за событий предыдущих лет. Церковные владения и казённые земли Российской империи, а также крупные поместья были брошены ещё во время Первой мировой из-за наступления немцев. Но в связи с распадом России прежние хозяева на эти земли так и не вернулись.

Эти участки были лакомым куском для местных крестьян, но в итоге им не достались. Приобретать землю им запрещалось (до 1924 года), тогда как поляки имели на неё преимущественное право. Более того, из-за экономического кризиса государство не справлялось с кредитованием осадников и фактически закрывало глаза на самочинные захваты земель приезжающими поляками.

Волынь — крестьянский край, и, как и во всех обществах подобного типа, там была очень высокая рождаемость. Земли даже на местных уже не хватало, а тут ещё приехали поляки и стали заселять регион, что вызвало очень серьёзное недовольство местного населения.

Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Война

На меры польской администрации украинские националисты ответили террором и акциями саботажа. Они поджигали польские дома, уничтожали имущество, совершали покушения на государственных служащих. Эпицентром сопротивления стала Галиция, Волынь была затронута этим в гораздо меньшей степени.

В ответ на террор польские власти начали политику усмирения Восточной Малопольши. Украинские организации подвергались разгрому, активистов националистического подполья разрешалось отправлять в концлагерь в Берёзе-Картузской без суда.

Хотя на Волыни националистического подполья практически не было, там ситуацию усложняли весьма натянутые отношения между страдавшим от безземелья местным крестьянством и приезжими поляками-осадниками. Отношения были настолько напряжёнными, что осадникам разрешалось владеть оружием.

За 18 лет проживания в одном государстве отношения поляков с украинским меньшинством достигли крайней точки. Окончательно все барьеры рухнули уже с началом Второй мировой войны.

С началом войны и прекращением существования Польши Галиция и Волынь снова оказались в разных странах. Галиция вошла в состав генерал-губернаторства (так называлась территория Польши, вошедшая в состав Третьего рейха). Волынь была включена в состав Рейхскомиссариата Украина.

Тарас Бульба-Боровец

В рейхскомиссариате влияние немецкой администрации было значительно меньшим, чем в генерал-губернаторстве. На Волыни вообще полуавтономно действовал со своей партизанской армией Боровец-Бульба, который договорился с немцами о частичном самоуправлении в обмен на действия против советских партизан и охрану порядка и одновременно договорился с советскими партизанами о нейтралитете, который соблюдался до 1943 года.

Боровца пытались перетянуть на свою сторону и немцы, и советские партизаны, и сторонники Бандеры из ОУН(б). В конце концов он разругался со всеми (хотя его взгляды были близки к ОУН, он не желал признавать диктатуру Бандеры) и начал воевать и с советскими партизанами, и с бандеровскими отрядами. В итоге его арестовали немцы.

Тем временем ОУН, видя, что в войне происходит перелом, решает перейти к активным действиям. Там создают УПА, отобрав это название у бульбовцев. В начале 1943 года начинается формирование армии. Её ядром стали бывшие служащие Украинской вспомогательной полиции. 

Базой движения была выбрана Волынь, на которой контроль немцев был слаб. Фактически хоть какой-то контроль с немецкой стороны оставался только в нескольких крупных волынских городах и на стратегически важных коммуникациях. Но Волынь — регион сельский, поэтому на большей его части де-факто власти не было, за исключением претендовавшего на неё Боровца, который действовал против всех, за исключением немцев, которых боялся злить.

Резня

Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

С начала 1943 года отряды УПА начинают устанавливать контроль за сельскими районами Волыни. Тут лидерам украинских националистов представилась прекрасная возможность выместить свой гнев на поляках, за которыми теперь уже не было государства. Практически все лидеры ОУН и УПА в довоенной Польше считались террористами и отбывали пожизненное заключение, от которого их спасла только война (отступавшие поляки оставили тюрьмы без охраны).

Первые организованные уничтожения польских сёл начались в феврале 1943 года. В частности, 9 февраля в результате расправы с жителями села Паросла Перша было убито 179 человек. Ситуацию для поляков осложняло ещё и то, что в 1939 году большая часть осадников (имевших хоть какой-то боевой опыт и способных к самоорганизации) были депортированы в Сибирь советским правительством после присоединения региона к СССР. По советскому законодательству осадники считались кулаками и подлежали высылке на спецпоселение.

По мере установления контроля за Волынью убийства учащались. Вскоре информация о них дошла до польских партизан из Армии Крайовой, находившихся в подчинении польского правительства в изгнании.

По распоряжению правительства в изгнании на переговоры с УПА был отправлен офицер Армии Крайовой Зигмунт Румел. Он происходил из семьи волынских осадников, в совершенстве знал украинский язык и имел репутацию украинофила (до войны печатался в двуязычном польско-украинском журнале, выходившем на Волыни). Он должен был выяснить, зачем УПА убивает поляков, и попытаться заключить с ней перемирие, если это возможно.

Вместе с офицерами Маркевичем и Добровольским он прибыл в расположение украинцев, но никаких переговоров не было.

Их схватили, три дня пытали ради развлечения, а 10 июля казнили, привязав к четырём лошадям и пустив их в разные стороны. На следующий день началось истребление поляков.

Волынская резня

11 июля отряды УПА одновременно атаковали несколько польских сёл. К своей "акции" они активно привлекали и местных жителей из числа украинцев, у многих из которых на поляков была давняя обида. К тому же отдельные крестьяне рассчитывали пограбить относительно небедных поляков и разжиться их имуществом. Впрочем, некоторые местные жители не только не поддержали расправу, но и пытались протестовать и защищать соседей и даже укрывать их. Таких украинцев убивали вместе с поляками как "предателей нации". Этот день считается пиковым событием Волынской резни.

Поскольку патронов было мало и их надо было экономить, а у крестьян, участвовавших в резне, оружия вообще не было, большинство жертв резали ножами, рубили топорами, проламывали головы тяжёлыми предметами, топили в колодцах, кололи вилами, забивали дубинками и подручными предметами, сжигали вместе с домами. Убивали всех подряд, не глядя на возраст и состояние здоровья.

Бойня продолжалась неделю, но это был не конец, только начало. С этого момента Армия Крайова рассматривает в качестве своих главных врагов уже не немцев, а УПА. В польских сёлах возникают отряды самообороны, которым помогают партизаны. Они и сами сталкивались с нехваткой оружия и серьёзной поддержки оказать не могли, но нашли временный выход: они сумели договориться с местными венгерскими частями о нейтралитете взамен на продажу им оружия.

Впрочем, эти стихийные отряды самообороны в большинстве случае не могли противостоять нападениям отрядов УПА, большая часть которых имела опыт службы во Вспомогательной полиции. Тем не менее на базе самых крепких отрядов была создана 27-я пехотная дивизия, включённая в состав Армии Крайовой и ставшая одним из самых крупных соединений партизанской армии. Она состояла из участников отрядов самообороны, а также дезертировавших из Синей полиции поляков. Главной задачей, которая ставилась дивизии, была борьба с УПА.

Летом 1943 года поляки переходят к акциям возмездия. Они нападают на базы УПА и уничтожают их, а также совершают карательные акции в украинских сёлах. Хотя офицеры Армии Крайовой имели приказ, запрещающий бессудные расправы с гражданским населением, за исключением явных коллаборационистов, некоторые командиры на местах игнорировали их и из мести предавали огню целые сёла.

Развитие конфликта

Коллаж © L!FE. Фото © Wikimedia Commons

Осенью 1943 года УПА, столкнувшись с новым сильным противником, несколько сбавляет обороты. Выходит приказ ОУН, который гласит: "Категорически прекратить все антипольские выступления и акции, что является отклонением от политической линии организации и увеличивает против нас второй фронт борьбы".

В конфликт вмешались немцы, которые придали ему новый импульс. Некоторое время немцы не обращали внимания на разборки между различными партизанами, если они не вступали с ними в прямой конфликт. Всё же положение на фронте было сложным, так что отвлекаться было не с руки. Но к осени они наконец решили навести порядок, тем более что фронт уже приближался к местности.

Поскольку любые партизаны воспринимались ими как бандиты, они стали отправлять на борьбу с ними Вспомогательную полицию и охранные батальоны. Для борьбы с Армией Крайовой они перебрасывали украинских полицейских, а для борьбы с УПА — польских.

Это дало начало новому витку конфликта. И те и другие устраивали карательные акции в сёлах в качестве мести за поддержку партизан или просто в качестве мести за реальные и мнимые обиды. После переброски в Польшу украинской полиции УПА переносит свои действия на польские территории, договариваясь на местах о совместных действиях с ними.

Новый пик убийств пришёлся на февраль — март 1944 года. Украинские полицейские формирования, позднее включённые в состав дивизии СС "Галичина", при содействии отрядов УПА уничтожили село Гута Пеняцкая, убив около 800 поляков. В течение нескольких дней они устраивают бойни с меньшим количеством жертв в ряде других сёл под предлогом их сочувствия партизанам.

В ответ один из офицеров Армии Крайовой в начале марта планирует акцию возмездия в украинских сёлах, которые, на его взгляд, сочувствовали УПА и оказывали поддержку её отрядам. Разорению подверглись 11 сёл, среди них крупное село Сахрынь, где размещался небольшой гарнизон украинской полиции, а также жили несколько активистов ОУН-УПА. В ходе резни погибло от 600 до 1200 человек, по различным оценкам.

Эти нападения вызвали ответные акции возмездия со стороны украинцев, которые вновь сожгли ряд польских сёл и убили 250 человек в монастыре в Подкамене.

Конец бойни

Этнические чистки пошли на спад только после того, как контроль над всеми территориями перешёл к СССР. Но и после этого вплоть до конца войны периодически происходили вспышки насилия. Так, в марте 1945 года в Скопове было убито более 70 украинских жителей села. А в апреле того же года польскими солдатами было уничтожено село Гораец под предлогом нахождения там штаба УПА.

С целью борьбы с подпольем, а также прекращения этнических столкновений сразу после войны было начато массовое переселение поляков из УССР в Польшу и украинцев из Польши в УССР, что окончательно положило конец кровавым столкновениям.

В советское время история Волынской резни была практически неизвестна широким слоям. Кровавые этнические чистки плохо вписывались в декларируемую дружбу народов. Кое-какие исследования в Польше проводились, но без рекламы.

В постсоветской Польше этой теме уделяется большое внимание. Правда, польские и украинские историки до сих пор не могут выяснить, кто же виноват в случившемся больше. Украинские исследователи в большинстве своём винят поляков, которые "первые начали" обижать украинское меньшинство ещё до войны и убивать украинцев в 1942 году. Поляки уверяют, что в 1942 году их подпольщики убивали исключительно украинских коллаборационистов, а мирное население первыми начали убивать бандеровские отряды.

Нет ясности и с количество жертв. В силу специфики Второй мировой войны более-менее точно можно посчитать только погибших военнослужащих. Жертвы среди гражданского населения оценить трудно, поэтому разброс цифр очень большой. Различные исследователи называют цифру от 20 до 100 тысяч поляков, погибших от рук УПА и украинской полиции (не только на Волыни, но и в Галиции и на польских территориях), и от 10 до 30 тысяч украинцев, погибших от действий Армии Крайовой.

В 2009 году Польский сейм постановил считать Волынскую резню этнической чисткой с элементами геноцида. В день 70-летия резни (в 2013 году) Сейм пытался принять резолюцию об объявлении её геноцидом, но этот вариант не прошёл. Только в 2016 году Сейм наконец принял резолюцию, устанавливающую 11 июля Днём памяти жертв геноцида, совершённого украинскими националистами.

* Организация запрещена в России Верховным судом РФ

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!