Игры престолов по-арабски. Кто объявил охоту на саудовских принцев?

Игры престолов по-арабски. Кто объявил охоту на саудовских принцев?

Иллюстрация: © L!FE

29728
Быть особой королевской крови в Саудовской Аравии не просто сложно, но и смертельно опасно. Только за последние три месяца умерло четыре принца, и это, похоже, только начало – саудовская монархия находится в тяжелейшем со дня своего основания кризисе. Лайф выясняет подробности.

 

9 сентября 2016 года. Аэропорт Эр-Рияда.

Частный самолёт Learjet-85 зашёл на посадку, и сидевший в салоне принц Сауд ибн Саиф увидел высокие шпили башни Королевского центра — новый символ Эр-Рияда, столицы Саудовской Аравии.

— Это не Каир! — страшная догадка пронзила мозг принца. — Куда вы меня привезли?! Вы меня обманули!

Он вскочил на ноги, но рядом тут же оказалась стюардесса-блондинка.

— Ваше Величество, займите своё кресло, — приказала она на чистом арабском. — Пожалуйста, успокойтесь и сядьте!

— Да как ты смеешь, шлюха?! Прочь!

Принц замахнулся на стюардессу, но та ловко поймала и выкрутила на излом руку, а затем одним движением воткнула ему в шею заранее приготовленный шприц.

— Вы меня обманули! — забился в истерике Сауд, готовый от отчаяния грызть роскошный персидский ковёр.

Чёрт, он попался как мальчишка! Сауд вспомнил, как его уговаривал вернуться его дядя Ахмед аль-Салем, занимавший пост заместителя министра внутренних дел, как давал ему честное слово, что с его головы не упадёт ни один волос, что ему надо просто побеседовать с с самим министром и уладить некоторые семейные вопросы.

— Вот так просто побеседовать и всё?! — саркастически усмехался принц. — Напомнить тебе, как Его Высочество обещал забить меня камнями, как собаку?!

— Если ты откажешься, мы всё равно притащим тебя домой, но как презренного сына шлюхи, — угрожал дядя.

В конце концов Сауд согласился встретиться с принцем-наследником, но только на нейтральной территории — например в Каире. Его люди наняли самолёт в какой-то итальянской компании, которая вроде бы никогда не имела никаких дел с Эр-Риядом. Но не зря говорят, что для саудовской разведки нет неразрешимых вопросов, раз самолёт вместо Египта прилетел прямо в столицу Саудовской Аравии, откуда Сауд несколько лет назад сбежал с таким трудом. И нетрудно представить, что теперь его ждёт: секретная подземная тюрьма, многодневные допросы с применением "наркотиков", а затем — краткий некролог в газетах...

* * *

Сауд стал далеко не единственным саудовским принцем, похищенным саудовскими спецслужбами. В прошлом году при весьма таинственных обстоятельствах пропал из Марокко принц Турки ибн Бандар, который ещё десять лет назад попросил политического убежища в Париже.

Как сообщала французская пресса, агенты саудовской разведки каким-то образом выманили его в Марокко, после чего выкрали из гостиницы и увезли в страну. Ещё раньше из особняка на окраине Женевы, принадлежащего королевской семье Саудовской Аравии, был похищен принц Султан ибн Турки. Молодого человека сначала зазвали на ужин, где накачали снотворным, а бесчувственное тело погрузили в самолёт.

Но в этом году садовские принцы стали уже умирать. Весной этого года умер принц Мишааль ибн Абдул-Азиз, в обязанности которого входило определение линии преемственности королевского престола.

За ним умер принц Абдуррахман. В самом начале августа от сердечного приступа неожиданно скончался  26-летний принц Сальман ибн Абдаллах.

Ещё через неделю умер Бандар ибн Фад, о причинах смерти которого официальный Эр-Рияд ничего не сообщил.

Создаётся такое впечатление, что кто-то будто бы открыл сезон охоты на лиц королевской крови.

Однако рассказ об арабских "играх престолов" нужно начать с истории появления самой Саудовской Аравии.

Интриги нефтяных королей

Саудовская Аравия на политической карте мира появилась в 1932 году, когда эмир кочевого племени неджд Абдул-Азиз ибн Абдуррахман ибн Фейсал Аль Сауд закончил войны за объединение бывших провинций Османской империи, населённых кочевниками-бедуинами. Новому государству он дал своё родовое имя, вернее, имя своего прапрадеда, который в XVIII веке был сподвижником шейха Мухаммада ибн Абд-аль-Ваххаба, устроившего первую резню между мусульманами за чистоту ислама и ставшего родоначальником ваххабизма.

Абдул-Азиз стал и первым королём Саудовской Аравии. Правил он 22 года, и за это время он оставил 45 законных сыновей от десятка жён — неисчерпаемый кадровый резерв для монархии.

Собственно, сыновья Абдул-Азиза правят Саудовской Аравией и по сей день.

В 1982 году король Халид — четвёртый по счёту король и пятый по старшинству сын короля Абдул-Азиза — умер от сердечного приступа. Новым королём стал его сводный брат Фахд — восьмой по старшинству сын Абдул-Азиза (шестой сын принц Насер ещё в 1951 году организовал вечеринку в Эр-Рияде, и в самый разгар веселья от отравления алкоголем скончался его брат Мансур — седьмой сын короля; после этого принц Насер был с позором изгнан со всех постов, а его имя вычеркнуто из списков наследников).

В списках наследников отца-основателя Саудовской Аравии принц Фахд занимал особое место: он был сыном самой любимой и самой влиятельной супруги Абдул-Азиза — Хассы бинт Ахмад аль Судайри из богатого и могущественного клана ас-Судайри, которому принадлежат несколько провинций страны. Мать самого короля Абдул-Азиза тоже была из рода ас-Судайри.

Всего Хесса родила королю Абдул-Азизу семерых сыновей, старшим из которых и был Фахд. Братья аль Судайри были очень дружны и создали свой собственный клан — "Семь Судайри". Они не подсиживали друг друга, не интриговали, но предпочитали добиваться поставленных целей сообща.

Именно стараниями короля Фахда в Саудовской Аравии в 1992 году была принята Конституция королевства под названием Основной низам правления Саудовской Аравии. Согласно этому документу, король теперь получал право назначать наследных принцев по своему выбору, игнорируя права более старших принцев.  Закон вызвал в августейшей семье бурю негодования — все остальные принцы вполне справедливо посчитали, что этим законом Фахд обеспечивает приход к власти членов своего клана.

Поэтому для успокоения страстей король Фахд был вынужден объявить о назначении наследным принцем Абдаллы — девятого по счёту сына Абдул-Азиза.

Уже в феврале 1996 года король Фахд перенес обширный инсульт, и кронпринц Абдалла в ранге премьер-министра страны стал фактическим правителем державы.

В 2005 году король Фахд скончался, и Абдалла стал законным правителем Саудовской Аравии. Не желая изменять традициям, на должность наследника престола он назначил следующего по списку сводного брата — принца Султана из клана Судайри, прежде занимавшего пост министра обороны и авиации.

В 2011 году принц Султан умер, и титул наследника престола в соответствии с правилами живой очереди перешёл к принцу Талалю — духовному лидеру единственной реальной оппозиции в стране — группы "Молодые принцы".

"Молодые принцы" против геронтократии

У основателя Саудовской Аравии было 45 сыновей, каждый из которых стремился походить на своего отца — хотя бы по части плодовитости. Например, король Абдалла был женат более 30 раз, он воспитал 15 сыновей и 20 дочерей. Всё это привело к тому, что сегодня семья Аль-Саудов насчитывает около 25 тысяч человек "королевской крови". И свыше 700 принцев, занимающих различные места в списках престолонаследия.

Королевская семья уже давно превратилась в тяжёлую обузу для Саудовской Аравии: никаких нефтедолларов не хватит, чтобы обеспечить всех принцев верблюдами, золотыми часами "Ролекс" и спортивными "ламборгини". К тому же каждому принцу мало швыряться деньгами, каждому из августейших отпрысков нужно найти престижную и влиятельную должность, чтобы все они чувствовали бы себя при деле.

Понятно, что многих членов "королевской семьи" такая жизнь на всём готовом полностью устраивает, но в то же время среди принцев есть и недовольные — это, как правило, представители второго поколения Саудов, то есть внуки первого короля Аравии, которые прекрасно понимают, что у них нет ни единого шанса дождаться своей очереди на престол.

Хотя сегодня именно представителям второго поколения принцев принадлежат рычаги реального управления страной: многие из них являются губернаторами провинций, возглавляют вооружённые силы, спецслужбы, ведут бизнес. В то же время они прекрасно понимают, что их знания и опыт не играют в карьерном росте никакой роли. Значение имеет лишь лояльность королю, который одним росчерком пера может лишить и должности, и имущества, и веса в обществе. Поэтому неудивительно, что внутри королевской семьи сложилась фрондерская группа "молодых принцев", выступающих за либеральные реформы и ограничение абсолютной монархии.

Как это ни парадоксально, но лидером "молодых принцев" был принц Таляль — двадцатый по счёту сын короля Абдул-Азиза, у которого как раз и были все шансы занять престол. В оппозиционеры принц Таляль пошёл не от хорошей жизни: ещё в правительстве второго короля Сауда он занимал пост министра финансов. После военного переворота, когда Сауда сместил его младший брат принц Фейсал, принц Таляль некоторое время скрывался на Западе. После смерти короля Фейсала он вернулся на родину, хотя прежнего веса при дворе он так и не обрёл, но зато стяжал в глазах "молодых принцев" ореол оппозиционера и страдальца за правду.

Ещё большее уважение "молодняка" снискал его сын — принц Аль Валид ибн Таляль, финансист и миллиардер, обладающий весьма редкой для Ближнего Востока репутацией "человека, который сделал себя сам". Начав с весьма скромных инвестиций в строительный бизнес, Аль Валид за два десятилетия сумел из девелопера превратиться в крупнейшего банкира Саудовской Аравии — сейчас он занимает 22-е место в списке самых богатых людей мира.

Своеобразным манифестом либерализма выглядела и его бывшая жена — Амира Аль-Тавил. Выпускница университета Нью-Хейвен в США, она первой из саудовских принцесс отказалась носить платок-хиджаб и платье-абайю, закрывающее женщин с макушки до пят. Также принцесса Амира прославилась как защитница прав женщин — в частности, она отстаивает права женщин на управление автомобилем и на трудоустройство без разрешения родственника-мужчины.

Другой лидер "молодых принцев" — принц Бандар ибн Султан, сын умершего в 2011 году наследного принца Султана. Принц Бандар — дипломат, который 22 года работал послом Саудовской Аравии в США. Именно ему и принадлежит заслуга, что США стали считать Аравию своим стратегическим союзником на Ближнем Востоке, не обращая внимания на такие "мелочи", как поддержка ваххабизма и терроризма.

Старики против "молодняка"

Разумеется, назначение Таляля на пост наследного принца вызвало немало возмущения в среде консерваторов и приверженцев ваххабитского ислама — и прежде всего в клане Судайри.

Вскоре король Абдалла отправил Таляля в отставку, назначив новым наследником престола 78-летнего принца Наифа — представителя клана Судайри, работавшего много лет министром внутренних дел страны.

После этого против "молодых принцев" началась настоящая компания по дискредитации, которую курировал старший сын принца Наифа — принц Мухаммад, занимавший пост первого заместителя министра внутренних дел.

Например, в печать просочились сведения о непотребном поведении 29-летнего принца Маджида, который в своём замке в Калифорнии держал в плену трёх домработниц, которых он принуждал к сексу и заставлял убирать комнаты в обнажённом виде. В итоге работницы обратились в полицию.

Другой принц — Абд аль-Мохсен — был задержан в международном аэропорту Бейрута. У принца оказалось при себе 24 коробки и восемь чемоданов, набитых таблетками каптагона, нового синтетического наркотика. Вес груза составил около двух тонн — по словам полиции, это крупнейший перехваченный груз наркотиков за всю историю бейрутского аэропорта. Вместе с принцем было задержано ещё четыре сообщника. 

Прогремела история и 34-летнего принца Сауда ибн Абдул-Азиза, который в лондонском фешенебельном отеле Landmark забил насмерть своего камердинера, который одновременно являлся любовником арабского аристократа. Поводом для ссоры стал День святого Валентина. В итоге суд в Лондоне приговорил принца к 20 годам за решёткой, но потом его отослали отбывать срок в Саудовскую Аравию — в обмен на пятерых британцев. И хотя король Абдалла помиловал племянника, впечатление от "молодых принцев" было испорчено.

Неладно что-то в арабском королевстве

В 2012 году наследный принц Наиф скоропостижно умирает (причина смерти неизвестна), и новым кронпринцем становится ещё один представитель клана Судайри — принц Салман.

Причём многие аристократы отметили, что Салман в борьбе за трон опередил даже своего родного старшего брата Турку. По одной версии, за удалением Турку из списка наследников стоял сам король Абдалла, недовольный слишком уж "либеральными" высказываниями принца, обвинившего своих высокопоставленных родственников в поддержке террористов и религиозных фанатиков.

— Вы забыли, чем кончаются подобные игры? — вопрошал принц. — Бегите из страны, пока вам не отрезали головы, бегите, пока у нас достаточно денег, чтобы мы могли вывезти наши семьи и жить где угодно в мире...

По другой же версии, королю Абдалле нужны были связи и опыт Салмана, долгое время занимавшего пост министра обороны страны, чтобы противостоять выходцам из Министерства внутренних дел, набиравшим всё большее политическое влияние.

23 января 2015 года король Абдалла скончался — и принц Салман стал новым хозяином Саудовской Аравии.

Наследником же престола, к немалому удивлению многих придворных, он назначил не своих братьев из клана Судайри, но сводного брата принца Мукрина — самого младшего из ныне здравствующих сыновей первого короля Абдул-Азиза. И это несмотря на то, что по всем расчётам наследником должен был стать если не принц Турку, то принц Ахмад, самый младший из Судайри, которому ныне исполнилось всего 75 лет — по меркам саудовской геронтократии, это возраст расцвета сил для любого аристократа.

Были удивлены и другие сыновья Абдул-Азиза — всё ещё здравствующие принцы первого поколения (Мишааль, Абдул-Иллах, Абдул-Маджид, Мамдух и другие). Конечно, согласно конституции страны, король теоретически имеет право назначить своим наследником любого члена королевской семьи из рода Саудов, но на практике в Эр-Рияде соблюдалось негласное правило, что трон должен переходить строго по старшинству от одного сына к другому.

Однако дальнейшие события были ещё более неожиданными.

Ровно через три месяца король Салман отправил наследника Мукрина в отставку — разумеется, "по состоянию здоровья".

Кронпринцем же был назначен Мухаммад ибн Наиф — внук первого короля и сын наследника Наифа. Подданные были в шоке: впервые на власть претендовал представитель второго поколения принцев. Причём не просто внук Абдул-Азиза, но тот самый Мухаммад, который после успешной кампании по травле "молодых принцев" пошёл на повышение и был назначен шефом уже всего Министерства внутренних дел. Теперь же, подминая под себя и все остальные спецслужбы страны, юный Моххамад готовился к травле "стариков".

Но почему именно Мухаммад? — терялись подданные в догадках. Возможно, предполагали некоторые, на руках у шефа МВД оказался некий убойный компромат на верхушку саудовской монархии. Другие высказывали предположения, что за спиной принца стояли сами американцы. Ведь Мухаммад ибн Наиф был вхож в Белый дом и хорошо знаком с тогдашним президентом Бараком Обамой, он сотрудничал с ЦРУ по линии различных антитеррористических операций. 

Назначение "выскочки" Мухаммада вызвало не просто шок среди саудовской аристократии, но и опасное "брожение умов" среди "молодых принцев".

Охота на принцев открыта

В 2016 году в британской газете The Guardian было опубликовано анонимное письмо некоего саудовского принца, призывавшего родственников к свержению короля Салмана. "Не секрет, что наиболее серьёзной проблемой здоровья короля является психическая сторона, которая сделала его полностью подконтрольным своему племяннику Мохаммаду", — писал аноним, предлагавший восстановить традиционное престолонаследие и передать престол принцу Ахмеду из клана Судайри.

Письмо анонима было встречено на Западе с живым интересом — так, в ходе недавнего визита короля Салмана в Индонезию его придворные привезли с собой в страну 459 тонн багажа. Причём с собой король привёз не только два бронированных лимузина Mercedes-Benz, но и два электрических лифта, которые были смонтированы в президентской резиденции вместо старых. Тогда международные наблюдатели списали всё на некоторую эксцентричность самого богатого монарха в мире, швыряющего деньги на ветер, но вот версия со слабоумием и паранойей представляла всю историю с заменой лифтов совсем в другом свете.

Интерес к письму подогрел и принц Султан ибн Турки — сын "обиженного" принца Турки, сбежавший из страны сразу после назначения дяди Салмана на пост наследника. Принц  Султан поддержал идею переворота и призвал свергнуть власть безумного дяди.

Ответ Мухаммада ибн Наифа был жестоким. Агенты разведки накачали принца снотворным и тайно вывезли его из страны — с тех пор он официально считается пропавшим без вести.

Одновременно в Эр-Рияде от неизвестной причины скончался и его отец принц Турки.

Следом в столице был показательно казнён и один из родственников — суд Эр-Рияда "неожиданно" признал его виновным в убийстве человека во время драки, происшедшей несколько лет назад.

Стали пропадать и другие саудовские аристократы.

Причём одним из пропавших стал принц Турки ибн Бандар — младший сын лидера "молодых принцев" Бандара, бывшего посла Саудовской Аравии в США, который при предыдущем короле Абдалле стал руководителем саудовской службы общей разведки.

Это стало большой ошибкой самоуверенного кронпринца, полагавшего, что теперь ему можно всё.

Вот, новый переворот

В мае 2017 года умирает принц Мишааль — на эту смерть можно было бы не обращать никакого внимания, если бы не одно обстоятельство: именно принц Мишааль был главой Совета присяги — это совещательный орган королевской семьи, который утверждает решение короля о назначении наследников.

И 21 июля 2017 года все скептики вдруг убедились, что все слухи о слабоумии короля Салмана, мягко говоря, несколько преувеличены. Опираясь на клан Бандара, король провёл в Эр-Рияде новый дворцовый переворот: принц Мухаммад Ибн Наиф был смещён со всех постов, а вместо него наследником короля стал старший сын короля — 31-летний принц Мухаммад ибн Салман. Новым же шефом МВД стал тот самый принц Ахмад из клана Судайри, которого неизвестный аноним прочил в короли.

И чтобы у поверженного племянника не возникло бы искушения мстить, в Эр-Рияде произошли две показательные смерти принцев из числа сторонников свергнутого кронпринца.

Надо сказать, что жестокость в отношении к своим — типичная черта саудитов. К примеру, в 1977 году страну потрясла жестокая казнь 19-летней принцессы Мишааль бинт Фахд — дочери будущего короля Фахда, вся вина которой состояла в любовной связи с другим принцем — сыном посла королевства в Ливане. Влюблённых выкрали из гостиницы. Принцессу расстреляли (причём казнью руководил её отец, доказывавший королю свою лояльность), а принцу отрубили голову.

Ловушка для принца

Интересно, что, несмотря на юный возраст принца Мухаммада ибн Салмана, его вовсе нельзя назвать новичком в политике — он с 2009 года сопровождает отца на всех этапах его политической карьеры. Начал он с должности советника губернатора Эр-Рияда, затем стал личным советником наследного принца и министра обороны.

В январе 2015 года король Салман сразу после коронации назначил сына министром обороны страны.

Именно молодой Мухаммад и стоял за решением Саудовской Аравии начать войну в Йемене против мятежников-хуситов. Он же ответственен и за последний кризис вокруг Катара, когда молодой саудовский принц решил публично наказать непокорного эмира Катара Тамима ибн Хамада Аль Тале, дабы и другим арабским лидерам было бы неповадно противоречить политике саудитов.

Оба этих начинания закончились с весьма спорными результатами. После того как эмир Тамим заключил с американцами новый контракт на покупку американских истребителей, президент Трамп вдруг вспомнил, что именно в Катаре находится крупнейшая база ВМФ США и штаб-квартира регионального командования Пентагона. И антикатарский демарш обернулся против самого принца, решившего создать своё ближневосточное "НАТО" (в составе Бахрейна, Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии) — в противовес западному влиянию.  Но конфликт с Катаром вызвал осложнение отношений с Турцией, союзником катарского эмира, следствием чего стали перебои в снабжении просаудовских группировок в Сирии через турецкую территорию. В итоге многие т.н. умеренные оппозиционеры уже начали дрейфовать в сторону Анкары. Но ослабление влияния Саудовской Аравии в регионе означает рост влияния извечного врага саудитов — Ирана.

А это значит, что вскоре и самому ближневосточному "НАТО" понадобится защита США. Причём уже на условиях США: президент Трамп, одержимый идеей о превращении Америки в главного экспортёра нефти, давно уже тяготится зависимостью от спесивых саудитов.     

Единственный дипломатический успех молодого кронпринца — сближение с шиитами Ирака (не так давно Эр-Рияд посетил известный иракский политик-богослов Муктада ас-Садр). Но дадут ли Мухаммаду воспользоваться плодами своей дипломатии — ещё очень большой вопрос. 

До сих пор вся система власти в королевстве саудитов держалась на консенсусе влиятельных племён и династических кланов: власть по старшинству получают только сыновья Абдул-Азиза. Но теперь система престолонаследия выброшена на свалку истории, и далеко не факт, что влиятельные группы "молодых принцев", равно как и другие кланы — Сунайян, Шаммар или Джелави, будут хранить верность престолу и клану Судайри, уже давно потерявшему всякие приличия.

В самом деле, если одним можно нарушать закон, то почему другим нельзя. 

Арабские скачки: ставок больше нет?  

Однако какая России будет выгода от всех этих потрясений в Саудовской Аравии? 

Что ж, напомним, что ещё совсем недавно высокомерные саудиты если и говорили с Россией, то только с позиции своего гипертрофированного самомнения. Например, в 2014 году принц Бандар — тогдашний глава службы разведки королевства — приезжал в Москву и открытым текстом шантажировал президента Путина, дескать, если не откажетесь от поддержки в Сирии президента Асада, то принцы не смогут гарантировать проведение Олимпиады в Сочи. Как писали в СМИ, принц открытым текстом заявил, что ваххабитское террористическое подполье в России находится под полным контролем Саудовской Аравии.

Нынешний кронпринц в своё время тоже пытался грозить российским ВКС:

— Саудовская Аравия не будет использовать мягкие методы в отношениях с Россией, мы пошлём ультиматум. Россия должна помнить, что наши военные возможности достаточны для того, чтобы за три дня уничтожить российские силы в Сирии.

Правда, в этом году риторика изменилась, и сразу после дворцового переворота принц Мухаммад приехал в Москву — "для согласования позиции по ряду вопросов".

Похоже, в небе над Эр-Риядом уже показались первые боевые бумеранги, взявшие боевой обратный курс.

 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!