Другое 9 Мая. Крым наш!

Другое 9 Мая. Крым наш!

Фото © РИА Новости/Евгений Халдей

33360
Что случилось 9 Мая, знают все. По усмешке судьбы ровно так же датируется ещё одно событие Великой Отечественной. Ровно за год до общей победы, 9 мая 1944 года, от нацистов был освобождён Севастополь.

В 1942 году после жесточайшей борьбы Крым был захвачен войсками одного из лучших военачальников вермахта — Эриха фон Манштейна. Полуостров остался в оккупации. Как и повсюду в СССР, господство нацистов не принесло ничего хорошего. Истребление населения началось ещё в 41-м, когда в руки немцев перешла большая часть полуострова.

Одна из самых знаменитых фотографий оккупации, "Горе" Дмитрия Бальтерманца, сделана именно в Крыму, когда контрудар РККА на время вернул в наши руки Керчь. Тогда фотограф запечатлел людей, казнённых в Багеровском рву под Керчью. Во рву погибло семь тысяч человек — евреев, славян и татар.

Впоследствии в Крыму с размахом вёлся геноцид и угон людей в качестве рабов в Германию. Не считая потерь от гуманитарной катастрофы, за время оккупации было уничтожено около 90 тысяч гражданских жителей Крыма (и до 45 тысяч пленных), 85 тысяч человек были угнаны в рейх — из 1,17 миллиона жителей острова перед войной.

<p>Фото © Дмитрий Бальтерманц/Wikimedia Commons</p>

Убили практически всех местных евреев, казнили около двух тысяч цыган, за связь с подпольщиками расстреляли даже труппу Симферопольского драмтеатра. Всё это дикарство прямо предписывалось оккупационной администрацией, причём, согласно распоряжению Манштейна, воспрещались даже частные проявления человечности: "Значительная часть населения вражеских городов должна будет голодать, поэтому не следует, исходя из ложного понятия о человечности, раздавать пленным и населению продукты".

Планы немцев по поводу Крыма несколько раз менялись, хотя Гиммлер носился с идеей заселения полуострова немцами, для чего оттуда требовалось депортировать подавляющее большинство тех, кого к тому моменту не убьют и не угонят. Однако реализовать арийскую утопию с колонистами и расстрельными ямами помешала Красная армия.

Первую попытку прорваться в Крым предприняли в октябре 1943 года. Вермахт отвёл в Крым через Керченский пролив свою 17-ю полевую армию с Тамани, и Ставка решила попытаться войти на полуостров по её следам. Высадка в районе Эльтигена 31 октября прошла очень тяжело. Из-за плохой погоды и подрывов на минах десант понёс ощутимые потери ещё в море. Порты хорошо защищались, так что высадку вели на голый пляж, к тому же часть десантников попала на глубокое место, где некоторые тонули, а другие, чтобы выплыть, бросали оружие. Однако около двух тысяч человек сумели зацепиться за берег.

Ещё одна группа высадилась севернее, на Еникальском полуострове. Эта группа действовала успешнее: в первые же сутки ей удалось захватить командную высоту, набрать сотню пленных и вызвать лёгкую панику на противной стороне. Командир немецкой дивизии даже патетически вопросил у командования, должны ли его люди умереть на позициях или им будет позволен отход. Отступление воспретил лично Гитлер.

<p>Фото © РИА Новости</p>

Если плацдарм у Эльтигена удерживался неустойчиво, то Еникальский десант добился серьёзных успехов. Вскоре после высадки на плацдарм перекинули танки. Броня позволила вырваться к окраине Керчи и взять под обстрел гавань. Немецкие корабли покинули порт. Однако здесь наступление застопорилось. Дело в том, что флот не мог доставлять на плацдарм больше снарядов, чем их тратила артиллерия, а без возможности задавить немцев огнём о прорыве в Керчь нечего было и думать. Силы на плацдармах были объединены в отдельную Приморскую армию во главе с генералом Иваном Петровым. Для Петрова бои в Крыму не были чем-то новым. С осени 1941 года он командовал обороной Севастополя до момента падения города.

<p>Командующий Приморской армией генерал-майор И.Е. Петров (второй справа) на переднем крае одного из участков Севастопольского оборонительного района. Фото © Wikimedia Commons</p>

Немецкие попытки атаковать десант с моря не удались, в том числе благодаря чёткой работе разведгруппы, которая засела в затонувшем на мелководье транспорте у Камыш-Буруна и отслеживала перемещение немецких кораблей. Однако немецкие "быстроходные десантные баржи" доставляли много проблем — это были довольно мощные для своего класса корабли, с которыми советским катерам было сложно справиться.

В качестве отчаянной меры советские моряки пытались даже взять несколько БДБ на абордаж, но на волнах сделать этого не удалось. Зато неожиданно успешной оказалась атака на Камыш-Бурун с воздуха. Десяток БДБ удалось серьёзно повредить, вдобавок лётчики взяли совершенно неожиданный "приз": отбомбившись по гавани, Ил-2 прочесали окрестные дороги и расстреляли автомобиль с приехавшим в Камыш-Бурун адмиралом Чёрного моря (так называлась должность) Густавом Кизерицки. Адмирал погиб на месте.

Однако на этом первая попытка пробиться в Крым забуксовала. Десант у Эльтигена держался буквально на честном слове благодаря профессионализму и энергии своего командира, полковника Гладкова. Гладков долго отказывался от предложенного плана прорыва из-за невозможности вытащить раненых, но через некоторое время оказался практически отсечён от снабжения и в ночь на 6 декабря прорвался через немецкие боевые порядки на соединение со своими. В этом рывке участвовали и ходячие раненые. Гладков ухитрился не просто прорваться через позиции неприятеля, но даже на время захватить гору Митридат у Керчи. Уже оттуда остатки Эльтигенского десанта эвакуировали морем. Первая попытка вернуть Крым окончилась лишь небольшим тактическим успехом.

Зыбкие плацдармы

Однако, пока шли бои под Керчью, русские начали подходить к полуострову с другого направления. После того как вермахт проиграл битву в районе Мелитополя, начальник Генштаба Александр Василевский тут же начал планировать прорыв в Крым. Благо к ноябрю на ведущем в Крым Перекопском перешейке оставались лишь небольшие силы.

Немцы поступили со своей точки зрения совершенно логично. Наиболее боеспособные пехотные части остались на Перекопе. Однако восточнее находится Сиваш — длинный залив, питаемый водами Азовского моря. Его ненадёжное илистое дно и топкие берега делают его не самым приятным маршрутом для форсирования, но глубина Сиваша небольшая. С этой стороны Крым прикрывали румынские войска. Из всех союзников Германии Румыния предоставила больше всего дивизий, однако они были плохо обучены и вооружены по сравнению и с немецкими, и с советскими войсками.

<p>Фёдор Толбухин (в центре за столом). Фото © Wikimedia Commons</p>

Так или иначе, с севера в Крым начали прорываться войска Федора Толбухина. Этот военачальник, как и Петров, имел опыт войны в Крыму. В 1942 году Толбухин был начальником штаба Крымского фронта под Керчью, но потерял должность из-за конфликта с одиозным представителем Ставки Львом Мехлисом. Эта история могла сломать карьеру Толбухина: тогда его назначили на должность в глубоком тылу. В действительности Толбухина, как выяснилось, отправили в гущу событий: он попал под Сталинград. Во время этой грандиозной битвы он быстро реабилитировался и осенью 1943 года возглавлял 4-й Украинский фронт. В этой должности генералу предстояло стать освободителем Крыма.

Первая попытка с ходу ворваться в Крым обернулась сложным сражением за перешеек. Прорвавшийся первым в ночь на 1 ноября слабый мобильный авангард был отрезан контратакой немцев и зажат на подступах к Армянску. Окружённых вызволили подошедшие стрелковые части, но южнее Турецкого вала на перешейке был захвачен только плацдарм в десяток квадратных километров. Одновременно произошло полное драматизма форсирование Сиваша.

Первой на другой берег пробралась разведгруппа с проводником из местных жителей. Марш через Сиваш — это тот самый случай, когда многие оказались обязаны немногим. Сиваш перешла вброд группа буквально в полтора десятка человек во главе с подполковником Кузнецовым. Группу вёл проводник из местных рыбаков. Пробравшись на другой берег, подполковник обозначил костром проход, и через Сиваш потянулись основные силы двух стрелковых дивизий. Важнейший плацдарм застали пустым: румыны просто не успели подтянуть назначенные войска.

<p>Маршалы Александр Василевский и Фёдор Толбухин наблюдают за полем боя на подступах к Севастополю. Фото © РИА Новости</p>

Люди переходили Сиваш пешком, боеприпасы и вооружение несли на себе, по дну не могли пройти ни лошади, ни транспорт. Трёхкилометровый марш где по колено, а где по пояс в холодной ноябрьской воде — не самое приятное занятие. Однако всё оправдывала возможность захватить плацдарм там, где противника нет и не нужно прорывать плотную оборону, теряя товарищей под огнём. После этого через Сиваш начали пускать лодки и паромы. Именно там сняты известные кадры видеохроники Великой Отечественной: люди плетутся через брод по колено в жидкой грязи с орудиями на плотах. На Сиваше без преувеличения эпический подвиг совершили саперы: на илистом дне под обстрелом подтянувшихся немцев они построили ведущие через весь залив переправы, которые и обеспечили снабжение плацдарма. Мосты и гати постоянно приходилось латать под обстрелами.

В декабре 1943 года фронт на время замер. На Украине шли отчаянные бои, поэтому Ставка потребовала откачки крупных сил на другие участки. Затишье продлилось довольно долго. Пушки снова загрохотали на полуострове только в апреле.

Весна, свобода

Успехи конца 1943 года были довольно ограниченными. В Крым удалось проникнуть, но немцы и румыны довольно прочно удерживали полуостров. На Перекопе немцы ещё занимали сильно укреплённую линию с многочисленными ДОТами и ДЗОТами, обширными минными полями и противотанковыми рвами. Городок Армянск был превращён в крепость. Однако месяцы шли не просто так. До апреля 1944 года РККА успела хорошо подготовить свой финальный рывок.

<p>Фото © РИА Новости</p>

За время затишья разведывательные самолёты со всех сторон отсняли немецкие укрепления. Командиры стрелковых соединений получили эти данные… и отправили своих людей строить макеты точно таких же. Дивизии воспроизводили передний край противника вплоть до начертания траншей. В качестве кульминации в тылу советских войск возвели "Армянск". Пехота отдельными ротами выводилась с фронта и до умопомрачения тренировалась на построенных "немецких" линиях укреплений. Многие бойцы были мобилизованы здесь же, в Таврии, после её освобождения, поэтому учения велись максимально жёстко и форсированно, с боевой стрельбой и настоящей артподготовкой.

На каждую огневую точку немцев была назначена своя штурмовая группа с дымами, взрывчаткой и своими орудиями поддержки. В стрелковых дивизиях создавались импровизированные моторизованные авангарды для преследования, усиленные танками. Их главной задачей было не дать немцам остановиться, не позволить занять новую линию обороны. В качестве изюминки войска на перешейке получили огнемётные танки. Наконец артиллерия получила достаточный запас снарядов, чтобы задавить любое сопротивление.

Все эти усилия дали оглушительный результат. С 7 апреля позиции немцев увечили артиллерийским огнём, а на следующее утро в бой пошла пехота. Противник был подавлен и совершенно ошеломлён. Хотя разведка, как оказалось, велась не идеально (или скорее немцы вели маскировку очень искусно) и некоторые позиции немцев обнаружились уже после начала боя, успех атаки был блестящим. За два дня немецкая линия обороны южнее Турецкого вала была просто снесена. В тыл главной линии обороны вышли части, атаковавшие через Сиваш. Огнемётные танки оказали чудовищное психологическое действие на противника: ДОТы просто бросались гарнизонами, когда тридцатьчетвёрки с огнемётами приближались на дистанцию стрельбы.

<p>Пленные немцы в Севастополе. Фото © РИА Новости</p>

В ночь на 12 апреля основные силы немцев начали стремительно откатываться на юг. Отступление шло темпами по 40–60 километров в день, так что этот марш немецких войск можно смело назвать бегством. Дороги были завалены мёртвыми артиллерийскими лошадями: немцы их пристреливали. Моторизованные авангарды русских трепали бегущих, не позволяли остановиться, вывезти подбитую или сломавшуюся технику, не давали закрепиться. Характерны успехи одного из этих отрядов. Посаженный на машины усиленный стрелковый батальон с орудиями на мехтяге утром 13 апреля ворвался в Евпаторию, а вечером того же дня взял Саки.

По дороге отряд присвоил 14 немецких орудий, причём сформировал батарею из трофейных пушек. За четыре дня преследования отряды прошли по 230–250 километров, по сути — пролетели почти весь Крым насквозь. Рекордсменом стал передовой отряд 202-й танковой бригады, набравший аж 3000 пленных. В последующем разборе операции эта гонка была названа "лёгкой победой над обречённым противником". Приморская армия начала свою атаку чуть позже войск у Перекопа. Благодаря этому передовые позиции немцев даже, по сути, не пришлось взламывать: немцы уже начали отход. Керчь взяли за несколько часов. С Керченского полуострова Приморская армия вырвалась влёт. Всё бежало.

Схлопывание немецкой обороны стало даже некоторой неожиданностью для командования фронта. Немецкие войска в полном составе бежали к Севастополю. Город был набит солдатами, поэтому прорваться внутрь с колёс не получилось. Немцы заняли долговременные линии обороны, частично оставшиеся здесь со времён обороны города русскими. Однако Толбухин считал, что взятие Севастополя — дело ближайших недель. Противник был сильно ослаблен гонкой по степи.

<p>Фото © РИА Новости/Николай Аснин</p>

Перед Севастополем войска пополнились прямо на месте. Благо среди новых солдат было много освобождённых пленных, имеющих военную подготовку.

5 мая начался финальный акт крымской драмы. Получив несколько дней, немцы также использовали их для совершенствования обороны. Немцы всё же смогли дать серьёзный бой в Крыму. Некоторое время шёл упорный огневой бой. Однако превосходство в огневой мощи делало своё дело. Вечером 7 мая советские войска ворвались на важнейшую командную высоту — Сапун-гору. На следующий день немецкое командование запросило эвакуацию 17-й армии вермахта из Севастополя морем. Основные силы 17-й армии откатывались на мыс Херсонес. Вечером 9 мая советские войска вошли в страшно разрушенный Севастополь.

Вывоз остатков войск из Крыма — единственное, что в какой-то степени удалось немцам во время последней битвы в Крыму. Однако немецкие корабли встречали советская артиллерия по берегам Крыма и авиация. Наиболее крупные пароходы оказывались и наиболее уязвимыми. 10 мая русские устроили впечатляющее избиение конвою, вывозившему людей с полуострова. Два крупных парохода попали под удар штурмовиков и бомбардировщиков. Оба судна затонули без потерь с советской стороны. Из-за всеобщего хаоса так и осталось неизвестным, сколько людей погрузили на суда, так что потери на пароходах неизвестны — от двухсот до рекордных десяти тысяч человек. Другие суда также подвергались ударам и тонули. Даже многие успешно дошедшие до Румынии суда приходили со множеством трупов на борту: бомбы и пушки Ил-2 собирали жатву.

<p>Фото © РИА Новости/Евгений Халдей</p>

12 мая последний очаг сопротивления на мысе Херсонес был раздавлен.

Советские потери во время финальной Крымской операции составили около 18 тысяч солдат погибшими, пропавшими без вести и умершими. По немецким данным, на начало сражения в Крыму находилось 230 тысяч немецких и румынских солдат и офицеров. С апреля 1944 года из Крыма удалось вывезти около 150 тысяч человек, из которых 15 тысяч — гражданские лица и пленные. Поскольку за это же время на полуостров доставили несколько тысяч человек маршевого пополнения и солдат, возвращающихся из отпусков, потери немцев и румын в Крыму за месяц составили 100–105 тысяч человек убитыми и пленными. Такое соотношение потерь смело можно назвать блестящим. Некоторые дивизии были уничтожены полностью, однако командование 17-й армии эвакуировалось морем.

<p>Фото © РИА Новости/Владислав Микоша</p>

Освобождение Крыма досталось дорого. Но полуостров стал местом зримой и бесспорной победы нашей армии. А 9 мая для жителей Севастополя стало не только датой общей победы.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×