"Не могу пройти мимо детских страданий". Семья из Башкирии воспитывает 17 дочек

"Не могу пройти мимо детских страданий". Семья из Башкирии воспитывает 17 дочек

Фото: © L!FE/Сергей Дубровин

10869

В селе Новая Отрадовка в Башкирии живёт необычная семья. У Татьяны, Ивана и помогающей им матери Татьяны, Ирины, — 17 дочек. Возраст — от года до 14 лет. Дети не простые — почти у каждого медицинская карта полна тяжёлых диагнозов: синдром Дауна, ДЦП, микроцефалия (при этой болезни головной мозг меньше обычного, что приводит к умственной отсталости), аутизм.

Эта история началась около 15 лет назад. Тогда 18-летней Татьяне Кравченко врачи поставили неутешительный диагноз — бесплодие. Девушка очень переживала, ей хотелось свою большую семью. Знакомые посоветовали взять ребёнка из детского дома. Тогда, возможно, Бог даст семье и своих детей, сказали они.

И вот Таня с Ваней пришли в дом малютки. Сотрудники показали им фотографии детей, и среди них была трёхлетняя Даша. Невероятно, но ребёнок был похож на Ивана. Так супруги и выбрали свою первую дочку.

Их предупредили, что Даша — инвалид, у неё синдром Дауна. Такие дети отличаются от других малышей внешностью и умственным развитием. У них плоское лицо, маленькие нос и рот. Часто бывает порок сердца, проблемы со слухом и зрением. Этих ребят часто называют солнечными. По характеру они очень ласковые и привязаны к своим близким. Когда такие малыши становятся взрослыми, их детское восприятие мира сохраняется — они беззащитны и доверчивы. Их умственное развитие тоже находится на уровне обычного семилетнего ребёнка.

В доме малютки была ещё Дашина сестра-двойняшка — Маша (тоже с синдромом Дауна). Машу удочерила мама Татьяны — Ирина, чтобы не разлучать девочек.

Чудо произошло

<p>Фото: © L!FE / Сергей Дубровин</p>

Татьяна дала клятву перед иконой святой Матроны, что будет заботиться о приёмных детях как о родных. И попросила послать ей собственного долгожданного ребёнка. Чудо свершилось, и через три года после того, как в доме зазвенели голоса двойняшек, Татьяна родила дочку Евгению.

Потом родилась и следующая своя дочка — Александра. Правда, когда Таня была беременна, она споткнулась и упала. Это повлияло на ребёнка, он родился недоношенным и совсем крошечным — весил всего 900 граммов.

Врачи пугали маму, что та не сможет выходить девочку. Они даже предложили Татьяне, не зная, каких детей она сама взяла из детдома, отправить туда свою собственную дочь. Конечно, Таня не согласилась.

Сейчас Александре три года. У неё есть отставание в развитии (например, она не разговаривает). Год назад Татьяна родила свою третью дочку — Владиславу. Пока она младшая. К моменту её рождения семья успела взять из детдома 14 детей. Некоторых удочеряли Таня с мужем, других — её мама.

— Я не могу пройти мимо детских страданий. Нравится ребенок — ему хочется подарить тепло и ласку, — говорит Татьяна. — В казённом учреждении дети не видят и не чувствуют того, что могут получить дома.

Почему же только девочки?

— Чтобы воспитывать мальчика, нужно, чтобы в доме был отец, без мужской руки не обойтись, — объясняет Татьяна. — А наш папа сутками на работе (профессия Ивана связана с сельским хозяйством. — Прим. Лайфа). Моему мужу при жизни можно поставить памятник. Не каждый мужчина согласится иметь столько детей, тем более приёмных с тяжёлыми диагнозами.

Дети не знали, что такое кровать

<p>Фото: © L!FE / Сергей Дубровин</p>

С каждой приёмной девочкой приходится заново проходить все этапы адаптации и обучать её элементарным вещам. Например, Анжелика, которой сейчас 7 лет, родилась в подвале. Малышка несколько месяцев после рождения не видела солнечного света, а потом попала в детдом. Когда ей было 2,5 года, Таня и Ваня привезли девочку к себе домой.

Анжелика не обращала внимания на новых сестёр, не играла, не смотрела мультики. Малютка сидела в углу, как маленький забитый зверёк. Её даже пришлось учить спать на кровати. В детском доме она провела совсем немного времени и ещё не привыкла к нормальным условиям. Первое время по утрам семья находила ребёнка под кроватью и выманивала его оттуда на завтрак.

Накормить Анжелику тоже было непросто. Она не знала, что такое фрукты и сладости, и боялась к ним прикоснуться. Но теперь в этой девочке не узнать былого забитого зверька. Она хорошо общается с сёстрами, нянчит младших, помогает маме на кухне.

Чтобы накормить семью, нужно встать в шесть

Семья не винит биологических родителей своих приёмных девочек. Иван, Татьяна и Ирина считают, что каждый делает выбор сам — кто-то может воспитывать ребёнка с особенностями, а кто-то боится.

Однажды позвонила мама Дианы (приёмная дочка Татьяны и Ивана) и спросила, осуждает ли Таня её поступок. Сейчас девочке 14 лет, но она похожа на 7-летнюю. Диана живет в своём мире, который врачи описывают с помощью множества диагнозов (среди них ДЦП, микроцефалия, синдром Дауна, аутизм). Худенькая девочка тихо сидит и рассматривает свои пальчики.

Семейство уже не помещается на большом диване в зале. Чтобы всем вместе посмотреть телевизор, нужно принести из соседней комнаты маленький диванчик. Несмотря на то что дом полон детей разного возраста, здесь царит идеальный порядок.

<p>Фото: © L!FE / Сергей Дубровин</p>

— Игрушки дети убирают все вместе. У нас правило: раскидал — убери. Я не очень строгая, но и поблажки не даю. В семье должен быть порядок, — говорит Таня. — Если я буду давать поблажки, в доме всё будет вверх дном. Я не воспитываю их как детей-инвалидов. Мы всегда объясняем ребёнку, что он растёт в семье — а значит, он такой же полноценный человек, как все мы.

Татьяна не наказывает своих девочек. Если кто-то провинился или обидел другого члена семьи, то отправляется в угол. В семье не одобряют воспитание шлепками и ремнём.

— Мы и парикмахеры, и врачи, и массажисты, и прачки, и повара, — смеясь, говорит Ирина.

Обе мамы — Татьяна и Ирина — каждый день встают не позже шести утра. В это время нужно уже быть на кухне, чтобы приготовить завтрак для большой семьи. На плите булькает огромный казан каши, а рядом остывает 10-литровая кастрюля компота. Вкусный напиток закончится уже к середине дня. Девочки поднимаются в 8 утра, они заправляют постели, умываются, приводят себя в порядок, старшие присматривают за младшими. Каждая из дочек по очереди помогает мамам на кухне.

Сегодня мамины помощницы на кухне — двойняшки Даша и Маша. В своё дежурство девочки накрывают на стол, а после завтрака должны убрать посуду и загрузить её в посудомоечную машину.

— Где же у нас Вера сядет? — спрашивает Ирина, оглядывая широкий стол, уставленный тарелками с кашей и стаканами с компотом.

— Да как обычно, вон её жёлтая тарелка стоит, — отвечает Татьяна и говорит юным дежурным: — Зовите остальных кушать.

Девочки послушно идут в комнату, где шумит нетерпеливая ребятня. Дважды просить не нужно — и вот уже довольные сёстры, сидя за столом, уплетают вкусную кашу, запивая её свежим компотом.

Как только Татьяна открывает глаза, в её голове появляется чёткий план дня.

— Иногда я чувствую себя как робот. Точно знаешь, что утром нужно встать, быстро разогреть еду, всех накормить, переодеть, помыть, — рассказывает она. — Всё должно быть быстро.

После завтрака дети расходятся по дому. Кто-то берётся за игрушки, кто-то садится за книжки или раскраску, а кто-то включает телевизор. Старшие приглядывают за младшими сестрёнками. Если на улице хорошая погода, то дети прыгают во дворе на батуте.

— Даже когда мне очень тяжело, я стараюсь этого не показывать. Бывает, я очень сильно устаю. Мама утром уйдёт по делам с документами, я целый день дома с детьми, — рассказывает Татьяна. — У меня и руки, и ноги болят, но я никогда не подам вида. У меня всегда всё хорошо.

Татьяна поступила учиться в университет на психолога, чтобы знать, как находить подход к каждой своей дочке.

Одногруппницы часто удивляются, как Таня на всё находит время. В доме порядок, дети накормлены, по учёбе нет долгов. Вот только на себя у 33-летней мамы совсем не остаётся времени. Татьяна и Ирина шутят, что баня и мыло — весь их уход.

— Если я буду заниматься макияжем и наносить крем, то мои дети будут сидеть грязные и голодные, — говорит Таня. — Я давно забыла об уходе за собой. На моём трюмо нет косметики, только одни духи. Я их экономлю, наношу по праздникам.

Травля в соцсетях

<p>Фото: © L!FE / Сергей Дубровин</p>

Необычная семья вызывает у многих людей любопытство, а порой — осуждение. Ирина и Татьяна рассказывают, что в соцсетях они часто читают комментарии о том, что их семья делает бизнес на маленьких инвалидах и хорошо на них зарабатывает. За удочерённых девочек государство платит пенсию — получается около 230 тысяч рублей. На эти деньги нужно купить еду, одежду, лекарства и игрушки. Так что лишних денег в семье точно нет.

— Мы ничего грандиозного не получили от государства, — говорит Ирина. — Всё, что у нас есть, — это любовь в нашей семье. Все наши дети равны: и приёмные, и свои.

У семьи есть мечта. В Башкирии суровая зима с сугробами по колено и трескучими морозами. А летом может быть очень жарко — на улице тяжело долго гулять.

Поэтому взрослые мечтают перевезти детей поближе к морю, чтобы у них было меньше проблем со здоровьем.

— Врачи часто нам говорят, что в Краснодарском крае самый лучший климат для наших детей, — рассказывает Татьяна. — Конечно, у нас есть мечта, что кто-то нам поможет купить там дом, но специально просить мы не будем.

Ирина добавляет, что счастье — это когда дети не болеют.

— Мы уже так к ним привыкли, я и представить не могу, что их не было, —говорит она.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×