Анна Кузнецова: В детстве я мечтала стать волшебником

Анна Кузнецова: В детстве я мечтала стать волшебником

Фото: © L!FE/Александра Ходонова

1225

С чего началась ваша благотворительная деятельность? Почему вы решили посвятить себя этому?

Каждый человек рано или поздно приходит к мысли о том, что нужно помогать ближнему. Когда у меня уже родился второй ребёнок, я задумалась: "Вот мой ребёнок, он всегда рядом, я его обнимаю. А есть те, кого никто не обнимает". Тогда мы с моими друзьями решили заботиться о малышах-отказниках, которые находятся в инфекционном отделении больницы, а также в доме малютки. С этого всё и началось...

Придёшь — и сердце разрывается. Помню, мальчик там был годовалый, очень худой, весь в синяках. Он жадно грыз горбушку хлеба. Он людей боялся, прикосновений любых. Эта больница стала серьёзной школой для нас. Мы поняли, что, если мы не придём к этим детям, никто не придёт. 

А потом малышей стали переводить в детские дома, и мы стали навещать их, ведь привязались к ним душой. Так и вникали потихонечку в деятельность домов малютки, социальных учреждений, приютов. Узнавали, как там всё устроено изнутри. Но уже тогда стало понятно, что в первую очередь нужно бороться с причиной — отказами от детей.

Я стала звонить мамам, которые оставили детей в детском доме, но время от времени навещали малышей. Сначала женщины относились настороженно, задавали вопросы: "Кто звонит? Зачем? Почему чужой человек мне на что-то указывает?"… Помню, как впервые обзвонила пять мам, и одна из них практически сразу забрала ребёнка. 

Фото: © L!FE/Александра Ходонова

После разговора с вами?

Разговор, конечно, был достаточно напряжённый. Для женщин это всегда больно, как бы то ни было. Тогда я ещё раз убедилась: главное, помочь семье сохранить ребёнка, помочь женщине не только словом, но и делом.

Потом мы снимали жильё для женщин с детьми, попавших в кризисную ситуацию. Конечно, в основном это сироты или мамы из неблагополучных семей, которым просто некуда было идти. Одной из первых мы помогли девушке, у которой погиб гражданский муж. Это произошло буквально на второй день после родов. Мы снимали для неё жильё, пока юристы судились, чтобы отстоять квартиру, оставшуюся от мужа. В итоге закон оказался на нашей стороне. Позже местная власть, увидев наше упрямство в борьбе за сохранение семьи, предоставила нам помещение. Конечно, всё разбитое, но мы его отремонтировали. Это был, по сути, народный проект, над которым работали все вместе. 

Расскажите о своей семье. У вас тоже была многодетная семья?

Нет, я выросла не в многодетной семье. Нас было двое: я и брат. Но, мне кажется, моя мама могла бы воспитать 20 человек с её энергией, с её любовью к детям. Вероятно, это у нас передаётся по наследству. Бабушка тоже очень любила детей. Все её внуки чувствовали это. Когда мы были маленькими, понимали, что бабушка ради нас сделает всё. Причём любовь была не слепая... Ведь бабушка — педагог, и она умудрялась заставлять нас наперегонки убираться, заниматься огородом. Что мы с удовольствием и делали! С братом и двоюродной сестрой мы всё лето проводили у бабушки. Я думала, что "Евгений Онегин" и "Бородино" — это детские стихи, которые все дошколята знают наизусть. Потому что бабушка, учитель русского языка и литературы, приучала нас к подобным произведениям. Да и мама тоже. 

Я всегда хотела иметь много детей, точно не меньше пятерых. Даже потом, в институте, когда мы, будущие психологи, участвовали в тренингах, я всегда рисовала себя в кругу кучи детей. По-другому жизнь и не представляла.  

Фото: © L!FE/Александра Ходонова

А как вы со своим супругом познакомились?

Познакомились мы дважды. Первый раз — просто вместе вышли из автобуса. Я тогда только закончила 11-й класс и шла сдавать книжки по русскому языку и литературе. Я вышла из автобуса, и на этой же остановке вышел Алёша. Мы познакомились и больше не общались.

А через полтора года, когда я уже училась в институте, мы встретились с ним в храме. Там и познакомились второй раз. К тому моменту он уже учился в аспирантуре, параллельно работал и ходил на службы в храм. Он очень активный человек в своей профессиональной деятельности. Он кандидат технических наук, имеет два высших образования. Сейчас Алексей — настоятель храма Воскресения Христова под Пензой.

А как вы успеваете с шестью детьми заниматься благотворительной и общественной деятельностью?

Всё развивалось постепенно, без резких скачков. Не было такого, что я проснулась утром и думаю: "Всё. Сейчас — приют, завтра — выборы, послезавтра — уполномоченный". Начинала понемногу: то час посвящу, то два. А потом дни, недели... И когда моя Маша сказала: "Мам, я вырасту — тоже буду спасать детей", — я поняла, что на правильном пути. Ведь сколько бы мы детям ни объясняли, сколько бы их ни воспитывали, ни говорили, как надо делать и жить, наша собственная жизнь остаётся для них лучшим примером. 

Конечно, прекрасно, когда ты можешь дать ребёнку всё сразу. К сожалению, наша семья не имела такой возможности. Были жилищные проблемы, другие трудности, безусловно. И мы вместе их преодолевали. Сейчас вспоминаем с мужем, думаем: "Как же мы вообще справились со всем этим?" Но каждый этап преподносит свои испытания и силы их пережить. 

А чему вас ваши собственные дети учат? 

Дети и правда самые главные мои учителя. Они учат и терпеть, и прощать, и радоваться. Самое важное — это уроки любви, это самая главная мудрость. Всё остальное — приходит и уходит.

Существует человек, с которого вы бы хотели брать пример?

На каждом этапе жизни есть свои ориентиры. Мне очень повезло: рядом со мной всегда оказывались люди, которые могут посоветовать, помочь, поддержать. Люди, которые умнее, мудрее. Многих я считаю своими учителями, начиная с учителей в школе и в институте.  

Фото: © L!FE/Александра ХодоноваВы ожидали, что вас назначат уполномоченным президента по делам детей?

Нет, не ожидала, честно! И никто не ожидал, потому что решение всё равно оставалось за президентом. Я знала, что рассматриваются многие претенденты. И я знала, что многие из них — очень достойные люди.

А как вы восприняли известие о том, что именно вас выбрал президент? 

Я сразу ощутила груз огромной ответственности, которая легла на плечи. Ведь я никогда не работала в системе, я работала с системой. Но, когда мы беседовали с президентом, он задавал в основном личные вопросы. Мы говорили про "Покров", про детей, про семью. Меня часто спрашивают: "Сколько ты беседовала с президентом?" Не знаю, но успела и как "Покров" развивался рассказать, и всех детей перечислить. Значит, немало. Видимо, для него очень важна личная история.

Какие задачи считаете первостепенными? Какие цели себе ставите?

В первую очередь надо собрать команду, выстроить чёткие направления работы. Скажу честно, команда, с которой работаешь, для меня очень важна. Мне важно знать, что в тылу остались те люди, которым ты абсолютно доверяешь, которые живут с тобой одной идеей и понимают тебя с полуслова. Потому что работа огромная, обращений — море. Поэтому важно, чтобы мы смотрели в одну сторону, а не друг на друга…

Фото: © L!FE/Александра Ходонова

Вы кого-то будете из своей команды благотворительного фонда привлекать?

Обязательно. Мы многое пережили вместе. И для меня это уже не сотрудники — это семья, в которой все всегда друг за друга. У меня очень немного таких людей. Но благодаря им "Покров" работает бесперебойно уже столько времени.  

О чём вы мечтали в детстве? Кем мечтали стать? 

Сначала я мечтала стать художником, нарисовать большую красивую картину. Потом я мечтала стать волшебником, помогать людям.

Автор:
Руководитель направления #Семья L!FE
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!