Футуризм, плесень, Брексит и другие манифесты архитекторов

Футуризм, плесень, Брексит и другие манифесты архитекторов

Коллаж: © L!FE. Фото: © wikipedia.org © wikipedia.org © wikipedia.org

590
На прошлой неделе сообщество британских архитекторов и дизайнеров обнародовало Breхit Design Manifesto — послание правительству с целью получить поддержку креативных индустрий после выхода Великобритании из Евросоюза. Сегодня Лайф #Дом вспоминает политически мотивированные манифесты архитектурных сообществ разных лет и то, как они повлияли на архитектуру своего времени.
За портретами часто не видно живых людей. Ле Корбюзье обожал вечеринки на дирижаблях, а Вальтер Гроппиус любил ходить в рестораны. Ф.Т. Маринетти отмечал каждый очередной манифест гонкой на автомобилях. Мис ван дер Роэ сохранил привычку элегантно одеваться и курить толстые сигары до глубокой старости. Пит Мондриан танцевал буги-вуги, а Эль Лисицкий был еврей
Евгений Жилинский, эссе "Это архитектура!?"

Так начинается эссе "Это архитектура!?" Евгения Жилинского, главного архитектора Иерусалимского института урбанизма, где он разносит архитекторов начала XX века, говоря, что "великие архитекторы манифестировали одно, а делали при этом другое". Попутно Жилинский призывает бороться с авторитетами и недоумевает, как столь прогрессивные идеи могли породить убожество современных городов, застроенных одинаковыми домами-коробками.

Что-что, а писать манифесты в начале XX века любили. Первым значимым документом наступившей эпохи стал манифест, посвящённый архитектуре футуризма. 

Манифест футуристической архитектуры

Этот манифест увидел свет в 1914 году в Милане. В нём архитектор Антонио Сэнт-Элиа призывает отказаться от художественного образования и бросить художественные университеты, где только учат копировать образцы классического искусства вместо того, чтобы придумывать и строить дома в духе своего времени. Сэнт-Элиа считал, что каждое поколение должно построить свой город, и мечтал уравновесить человека с окружающим пространством динамичных городов. Здесь же впервые появляется и образ города-машины, затем получивший развитие у Ле Корбюзье.

Мы должны изобрести и построить город, похожий на огромную шумную стройку, ловкий, мобильный, динамичный в каждой своей части, и футуристический дом, похожий на гигантскую машину. Я провозглашаю, что футуристическая архитектура — это архитектура расчёта, дерзости и простоты; архитектура бетона, железа, стекла, промышленного волокна и всех заменителей дерева, камня и кирпича, позволяющих достичь максимальной эластичности и лёгкости
Антонио Сэнт-Элиа, архитектор

 

Следующим манифестом архитекторов, где звучали похожие идеи, стало произведение Вальтера Гропиуса, написанное спустя четыре года после постулата Сэнт-Элиа.

Манифест Баухауза 1919 года

Этот манифест был написан тем самым любителем ресторанов Вальтером Гропиусом, основателем школы "Баухауз". В лучших традициях своего времени Гропиус предлагать отвергнуть любые декоративные элементы в архитектуре, отказаться от классического художественного образования и начать видеть в художнике высшую ступень ремесленника.

Стирание границы между искусством и ремеслом для Гропиуса означало в первую очередь ликвидацию классовых различий. "Высокое искусство" должно остаться в прошлом как буржуазный пережиток, а в будущее стоило взять только чётко спроектированные здания без всякого "пошлого барокко" и всеобщее равенство.

Архитекторы, скульпторы и живописцы, мы снова должны вернуться к ремеслу! Нет больше "искусства как профессии". Не существует принципиальной разницы между художником и ремесленником. Художник — лишь высшая ступень ремесленника
Вальтер Гропиус, основатель школы "Баухауз"

1922 год. Манифест конструктивизма

Не отставали от мирового прогресса и в СССР. Манифест "Конструктивизм" появился в 1922 году и принадлежал руке советского художника и искусствоведа Алексея Гана. Сам текст начинается со слов: "Мы объявляем непримиримую войну искусству!".

Отдельно стоит сказать, что Ган — единственный из всех представителей авангарда, кто дал имя огромному архитектурному направлению и при этом сам не был архитектором. Его больше интересовала полиграфия и кинематограф. В том числе он издавал первый в СССР журнал об авангардном кино — "Кино-фот".

Первый лозунг конструктивизма — долой спекулятивную деятельность в художественном труде! Мы, — заявили конструктивисты в своей программе, — объявляем непримиримую войну искусству. Искусство — продукт общественной жизни "припадающих поколений
Алексей Ган, художник

 

Манифест архитектурного рационализма, 1926 год

Ещё одна причина, из-за которой архитекторы жаждали строгости и порядка хотя бы на территории искусства, — царившие в Европе после Первой мировой войны хаос и разруха. В числе первых, кто высказался за отказ от воспроизводства старых стилей и форм, были итальянские архитекторы "Группы 7". В их манифесте, традиционно для того времени, говорится о необходимости новых стандартов строительства и проектирования.

"Группа 7" начинает с долгого перечисления заслуг архитекторов других европейских стран, в частности Ле Корбюзье и русских конструктивистов, а затем призывает начать архитектурную революцию в Италии. Просуществовало это движение архитектурного авангарда недолго — лишь до начала 1930-х годов, а затем его накрыла волна неоклассицизма. Примечательно, что сегодня "Группа 7" ассоциируется в основном с итальянским фашизмом и временами правления Бенито Муссолини.

Новая архитектура, настоящая, должна основываться на логике, на рациональном начале. Правила должен диктовать строгий конструктивизм. Новые формы получат эстетическую ценность только в той мере, в какой они целесообразны, а стиль родится только путём отбора. Ведь мы вовсе не претендуем на его создание (похожие попытки создания стиля из ничего дают такие результаты, как "либерти"). Он явится сам, если не отступать от рациональности и последовательно подчинять структуру здания целям, которым оно служит
"Группа 7", манифест

Манифест заплесневелости против рационализма в архитектуре

Написанный в 1958 году австрийским архитектором Фриденсрайхом Хундертвассером манифест критикует все авангардные утопии разом и утверждает, что настало время вернуться с небес на землю. Иными словами, строить обычные дома для простых людей, а не выдуманных "людей будущего".

Это был первый архитектурный манифест, где откровенно чувствовалась усталость от передовых идей и холодного рационализма. Заплесневелость здесь только метафора всего того, что было отвергнуто авангардными художниками начала XX века. По мнению Хундертвассера, современная архитектура, стремясь к чистоте линий и простоте, в итоге стала абсолютно стерильной. А прямые чёткие линии, столь любимые Баухаузом и конструктивистами, — это не линии творчества, а линии копирования. Про архитектуру Хундертвассер любил говорить следующее: "В ней меньше Бога и человеческого духа, чем в бесформенных, безмозглых и опьянённых массах, жаждущих комфорта".

Для того чтобы спасти функциональную архитектуру от её моральной гибели, надо облить все эти стеклянные стены и гладкие бетонные поверхности так, чтобы мог начаться процесс плесневения. Сейчас задача промышленности — вызвать в своих специалистах, инженерах и врачах чувство моральной ответственности перед плесневением. Только инженеры и учёные, которые способны жить в плесени и творчески производить плесень, будут хозяевами завтрашнего дня
Фриденсрайх Хундертвассер
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!