Услышать тех, кто не слышит. Дома для глухих — необходимость или роскошь?

Услышать тех, кто не слышит. Дома для глухих — необходимость или роскошь?

Коллаж © L!FE. Фото: © Shutterstock Inc// Кадр видео Vox

915
25 сентября, в последнее воскресенье первого осеннего месяца, празднуется День глухих. В нашей стране и слышащим трудно живётся, что уж говорить о тех, кому повезло меньше. Лайф #Дом решил посмотреть, как можно улучшить жизнь тех, у кого проблемы со слухом, с помощью дизайна и архитектуры.

Комфортная среда — необходимость или излишество?

Наше общение с респондентами показало, что нет однозначного ответа на этот вопрос. Так, американские исследователи считают комфорт очень важным условием для нормальной жизни — особенно для глухих и слабослышащих людей. Руководствуясь этим принципом, учёные и студенты Галлодетского университета для глухих (Gallaudet University) разработали более 150 правил пространства, максимально удобного для людей с инвалидностью по слуху. Этот уникальный масштабный проект называется DeafSpace — "среда для глухих". Весь свод правил можно разделить на несколько групп: пространство, его изменчивость, осязание, свет и цвет, акустика.

Так, в интерьере для тех, кто говорит с помощью жестов, лучше использовать приглушённые оттенки красного, жёлтого, зелёного и особенно синего, так как эти цвета контрастируют с цветом кожи, что избавляет глаза глухих от излишнего напряжения. Для тех, кому важен зрительный контакт при общении, необходима достаточная освещённость. В пространстве стоит отдать предпочтение широким коридорам и рампам вместо лестниц, чтобы люди могли не отвлекаться от разговора: не идти друг за другом, не смотреть себе под ноги. Наконец, чтобы лишние шумы не мешали тем, у кого слуховые аппараты, в качестве напольного покрытия лучше выбрать мягкий ковролин или другие шумопоглощающие поверхности.

Однако глухие россияне так не думают. Анастасия Москвичева, глухая с младенчества, считает это излишеством. По её мнению, строительство зданий с учётом особенностей глухих — напрасный расход материалов и денег, проще будет перестроить внутренние помещения. Тем не менее она тоже старается оформить своё пространство по определённым правилам. Анастасия говорит, что по работе ей часто приходилось бодаться с работодателями по поводу положения рабочего места. Тогда как слышащие могли спокойно садиться туда, куда им скажут.

— Мне важно, чтобы позади меня никто не сидел и не было бы входной двери сзади меня. Глухой человек не может сосредоточенно работать, если сзади кто-то ходит, смеётся, говорит по телефону, — значит, каждому глухому нужен свой угол со стеной за спиной. Насчёт обилия света — мне больше нравится естественное освещение, свет от ламп меня раздражает, — говорит Лайфу Анастасия. 

Хотя ситуация с широкими коридорами оказалась для Анастасии нерелевантной, потому что она всю жизнь работает в среде слышащих.

— Но даже если представить, что я иду по коридору и разговариваю с собеседником на жестах, скорее всего, мне не будет досаждать то, что я не могу посмотреть, что мне говорят. Широкие коридоры волнуют меня в большей степени как маму с ребёнком в коляске — и пандусы тоже, — продолжает Анастасия. 

Алексей Грачев, слабослышащий графический дизайнер со стажем и руководитель фирмы печатной продукции, проследил, чтобы условия на его работе были заточены под его потребности: "Рабочее место, оснащённое современным оборудованием, и адекватное отношение руководства к сотруднику". При этом особых проблем со средой Алексей не испытывает: любое пространство можно изменить, свет сделать ярче, а к шуму — привыкнуть.

Мы обратились к архитекторам, чтобы узнать их мнение насчёт проекта DeafSpace и такого подхода к разработке дизайна. Амир Идиатулин, генеральный директор архитектурной студии IND Architects, считает такую инициативу формирования специальной комфортной среды для глухих и слабослышащих людей очень верной.

— Задача архитектора — проектировать здания и интерьеры, учитывающие потребности их будущих пользователей. Наша студия имеет опыт создания архитектурных проектов для людей с особенными нуждами: пансионаты для престарелых, где учитываются потребности пожилых людей, малоподвижных, слабослышащих, слабовидящих; здания и интерьеры для социальной гостиницы и детского хосписа — здесь было много особых требований по дизайну и отделке, планировкам и атмосфере.

Средствами архитектуры и дизайна можно сформировать условия для полноценной жизни глухих и слабослышащих людей. Есть специальные технологии, материалы и подходы, с помощью которых рождается дружелюбная среда. Так, архитектору предстоит позаботиться о достаточном уровне освещения, чтобы можно было видеть руки и мимику собеседника. Чтобы облегчить для слабослышащих людей навигацию в пространстве, на стенах зачастую размещают зеркала. Чтобы не создавать визуальные помехи таким людям, рекомендуется избегать ярких, кричащих цветов, а также использовать специальные акустические панели и шумопоглощающие материалы, чтобы сделать среду комфортной для людей, пользующихся слуховыми аппаратами, — заявил архитектор Амир Идиатулин.

Если за дело браться с умом

Так или иначе, эти принципы были приняты на вооружение и впервые в полной мере были применены при строительстве нового общежития № 6 для студентов университета Галлодет. Для реализации был выбран проект нью-йоркского архитектурного бюро LTL Architects. Балки из грубого дерева, открытые стальные конструкции, полированный бетон и поблёскивающий бамбук объединяются, чтобы сформировать архитектурную мускулатуру здания. Но в случае с проектом это не главное — суть в том, как архитектура и дизайн взаимодействуют с человеком.

Школа для глухих 1

Студенты входят в здание — прозрачные двери тихо раздвигаются перед ними, не мешая продолжать разговор ни шумом, ни необходимостью прекратить жестовую речь, чтобы потянуть дверь за ручку. Стеклянные перегородки и большие окна насыщают помещение светом, избавляя их глаза от излишнего перенапряжения, когда им приходится следить за жестами собеседников. Открытые коридоры и лестницы дают возможность знаками привлечь внимание своих друзей, находящихся на других этажах. Однако там, где это возможно, лестницы были заменены на широкие просторные пандусы, где нет необходимости постоянно смотреть себе под ноги, чтобы не споткнуться. Этой же цели служат закруглённые повороты и широкие коридоры — для глухих людей очень важен зрительный контакт. При этом стоит учитывать, что большинство из них предпочитает чтению по губам жестовый язык. Все вышеперечисленные особенности архитектуры позволяют таким людям свободно передвигаться, не прерывая общения.

В этом состояла главная задача и авторов проекта DeafSpace: подтолкнуть к общению глухих и слабослышащих людей, облегчить их социализацию с помощью архитектуры, которая улучшает визуальную коммуникацию между ними. Например, расположенный на первом этаже огромный зал для собраний был спроектирован таким образом, что зрители на последнем ряду могут подать знак тем, кто внизу — или на улице, за прозрачной стеклянной стеной слева. Это помещение также выполняет функции гостиной: лёгкие кресла нетрудно установить удобным для разговора кругом. Бамбуковые перегородки, обеспечивающие приватность беседы, также выступают в качестве полок для вещей, чтобы студенты могли как можно скорее освободить руки. Даже кухни были спроектированы таким образом, чтобы посетители всегда были обращены лицом друг к другу.

Цвет и свет — четвёртый раздел принципов DeafSpace. Для оформления были выбраны приглушённые оттенки синего, красного, жёлтого, зелёного, так как они уменьшают эффект размытия изображения и максимально контрастируют с цветом кожи. Это вкупе с обилием мягкого света делает мимику и жесты более читабельными.

Особенное значение для глухих и слабослышащих людей имеет акустика: многие из них носят слуховые аппараты, и посторонние шумы — шаги, скрежет ножек стульев при передвижении, эхо и волны различного характера — могут отвлекать их во время разговора. Архитекторы спроектировали несколько вариантов для решения этой проблемы с помощью потолка и наконец остановились на модели с использованием разноуровневых балок и рей из кедра. Дополнительный контроль звука обеспечивают ковровое покрытие и бамбуковые перегородки.

LTL и Галлодет надеются, что реализация принципов DeafSpace знаменует собой возрождение продуманного дизайна и архитектуры, максимально пригодной для жизни людей.

— Дело не в подлаживании пространства под себя, — говорит Дэвид Льюис, главный архитектор LTL Architects. — На самом деле речь идёт об использовании опыта глухих людей с целью сделать пространство лучше — не только для людей с ограниченными возможностями, но и для всех остальных.

Нет худа без добра

Прежде чем открыть такой университет, как Галлодет, нужно было ещё где-то выучиться. Первые преподаватели университета Галлодет были выпускниками Американской школы для глухих, самой первой школы для глухих в Америке. В следующем году она будет справлять юбилей — двухсотлетие со дня основания.

Американская школа для глухих

Со временем главное здание этой школы обветшало и даже стало представлять опасность для своих учеников. К сожалению, по экономическим причинам финансирование реконструкции здания оказалось невозможным, и в 2012 году совету директоров школы пришлось принять трудное решение: снести историческое здание и построить вместо него новое. Влияние на это решение оказало также уменьшение числа школьников: теперь только 200 человек обучаются на территории кампуса, рассчитанного на 500 человек. На самом деле это хороший показатель: большинство детей учится в обычных школах по всему штату в рамках специальной программы.

Строительство нового здания оказалось не менее затратным для руководства школы: $20 млн оказалось недостаточно, и пришлось продать застройщику 9 акров своей территории за $1 млн. Конечно, ярые приверженцы старого духа Американской школы для глухих были возмущены этим фактом, на сайте Change.org даже была создана петиция с просьбой сохранить хотя бы башню здания и актовый зал. Отчасти это удалось: башня с куполом была перенесена — может быть, не очень удачно в стилевом плане — на крышу хозяйственной постройки.

Но в таком раскладе дел есть и свои плюсы: новое здание выглядит ничуть не хуже старого, а по многим параметрам даже лучше. В оформлении сразу считывается сотрудничество с коллегами из Галлодетского университета: некоторые из принципов DeafSpace и здесь нашли своё отражение. Внешний облик нового здания в некоторой степени напоминает предыдущее: вытянутая прямоугольная форма, облицовка из красного кирпича и даже возвышающийся над главным входом прозрачный купол. Между прочим, купол — как раз несбывшаяся задумка архитекторов Галлодетского общежития, на которую у них не хватило средств. Здесь он вместе со стеклянной частью стены и большими окнами опять работает на глаза учеников, обеспечивая помещение большим количеством естественного света. Даже дорожки между корпусами подсвечиваются таким образом, чтобы вечерами здесь гулять было так же светло, как днём.

В оформлении интерьера мы видим те же самые приглушённые оттенки жёлтых, красных, зелёных цветов — дизайнеры отдали предпочтение более тёплой гамме. Например, солнечный оранжевый коридор, кажется, создан именно для того, чтобы заряжать позитивом школьников на весь день. Точно так же уделили внимание акустике: мягкие ковры позволяют бесшумно передвигать мебель в общих комнатах и классах, которые, к слову, очень хорошо оснащены техникой. Но в целом можно сказать, что здесь дизайнеры преследовали иные цели: задача была не наладить коммуникацию между детьми (у которых, кстати, с этим дела обстоят проще), но создать максимально комфортное помещение для учёбы. И, судя по счастливым лицам, это им вполне удалось.

Дом-решето

Ещё до того, как оформились на бумаге основные принципы проекта DeafSpace, исследователи отметили, что многие глухие семьи делают в своих домах дополнительные окна-отверстия в стенах, чтобы облегчить коммуникацию. Японский архитектор Такеши Хосака (Takeshi Hosaka) взял на вооружение эту идею, когда приступил к проектированию двухэтажного дома Room Room для семьи глухих.

Пять лет назад эта семья, которая теперь уже состоит из четырёх человек (два глухих родителя и два слышащих ребёнка) построила небольшой дом в жилом районе Итабаши-ку (Itabashi-ku) города Токио. Со временем это здание стало тесным для них, и тогда они приобрели соседний участок земли, чтобы построить более просторный дом.

Японский дом решето

Две небольшие комнаты на первом этаже, одна большая на втором и площадка на крыше — новое помещение выглядит очень светлым и просторным. На стенах, на полу и потолке — повсюду в хаотическом порядке раскиданы маленькие квадратные окошки площадью 200 кв. м, которые выполняют сразу несколько функций. Во-первых, это насыщает помещение рассеянным светом и обеспечивает циркуляцию воздуха, а во-вторых, способствует более лёгкой коммуникации между членами семьи — независимо от того, находятся ли они внутри дома или на улице. Иногда дети привлекают внимание родителей, скидывая со второго этажа игрушечные машинки.

Кроме того, некоторые из растений, что стоят в керамических горшках на первом этаже, достигают в длину несколько метров — и, "пробивая" потолок с помощью этих окошек, объединяют пространство первого и второго этажей. Согласно задумке архитектора, это привносит некоторую яркость, живость, свободу в помещение, а маленькие оконца становятся проводником для человека, растений, ветра и света, позволяют циркулировать их энергии и переплетают пространство дома в длину, в ширину — во всех направлениях.

Мы связались с Анной Анатольевной Комаровой, директором Центра образования глухих и жестового языка им. Зайцевой и члена Всемирной ассоциации переводчиков жестового языка, какого мнения она придерживается насчёт проекта DeafSpace:

— Главное для людей с инвалидностью — доступная среда: хорошее освещение, много пространства, удобные дороги и переходы. На мой взгляд, ничего оригинального в этих параметрах нет. Например, когда у нас впервые начали строить пандусы, оказалось, что они удобны не только колясочникам, но и велосипедистам, мамочкам с колясками и маленькими детьми, пожилым людям, которые плохо ходят. Ну кому может помешать хорошая освещённость? Глаза устают не только у глухих людей. Другой пример "безбарьерной среды": появление визуальной информации — в тех же троллейбусах или трамваях объявления остановки стали транслироваться бегущей строкой на табло. От этого выигрывают все, в том числе и те, кто не видят свою остановку за замёрзшим стеклом или прослушали её название из-за шума в салоне, — сказала Лайфу директор Центра образования глухих.

Искусство в массы

Между прочим, в нашей стране к глухим тоже прислушиваются: целый ряд обществ и фондов защищает их интересы. Так, музей Дарвина располагает текстовыми видеогидами для слепых; все фильмы, которые демонстрируют в залах, сопровождаются субтитрами, а в кинозале даже установлен специальный Преобразователь электромагнитный двухконтурный (ПЭМ), который передаёт звук слабослышащим зрителям со слуховыми аппаратами. Музей подходит и для других маломобильных групп: бесплатные кресла-каталки, широкие пандусы и подъёмники позволят добраться до любого экспоната; при этом все они оборудованы специальными пиктограммами и подписаны шрифтом Брайля.

Некоторые из музеев располагают жестовыми видеогидами: при этом, как сказала Анна Анатольевна Комарова, в Третьяковской галерее он менее понятен для глухих, чем в ещё "молодом" Музее русского импрессионизма. Но многим слабослышащим больше нравится посещать музей с живым экскурсоводом, с которым можно пообщаться, о чём-то спросить. Впервые такая возможность появилась в музее современного искусства "Гараж", работники которого рады поделиться своим опытом: 20—21 сентября здесь проходил тренинг по обеспечению доступности музеев для глухих и слабослышащих посетителей, где был представлен первый словарь терминов современного искусства на жестовом языке.

 

Наконец, существуют театры, в которых играют глухие и которые играют для глухих (и в том числе слышащих). Например, театральный проект неслышащих актёров "Недослов", созданный при Российской государственной специализированной академии искусств, сейчас пользуется большой популярностью у культурной молодёжи. Театр мимики и жеста его намного старше, что, к сожалению, сказывается на его внешнем и финансовом состоянии. Анна Анатольевна Комарова рассказала Лайфу, что думает на этот счёт.

— В семидесятые это был самый популярный театр, равный по популярности Таганке. Здесь ставили авангардные спектакли, играли актёры из Щукинского училища, приезжали зарубежные режиссёры, были полные аншлаги! Но, к сожалению, у каждого театра наступает такой возраст, после которого его надо спасать, чтобы он не впал в старческое забытье. Сейчас в театре осталось мало спектаклей для взрослых, в основном это сказки для детей. Чтобы его реанимировать, надо понять, на какого зрителя ориентироваться. И если он не может конкурировать с "Недословом", то тогда надо ставить спектакли именно для глухих, ставить на настоящем жестовом языке, — сказала Анна Комарова.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!