Она переехала из Израиля в Пакистан вместе с котом. Не пытайтесь это повторить

Она переехала из Израиля в Пакистан вместе с котом. Не пытайтесь это повторить

10376

Фото: © instagram.com/diaa.hadid

Бывшая сотрудница ближневосточного бюро The New York Times Диа Хадид рассказала Национальному общественному радио США историю своего питомца, который целый год ждал воссоединения с хозяйкой.

Я открыла браузер и набрала в поисковой строке: "Как перевезти кота из Израиля в Пакистан". "Гугл" не смог однозначно ответить на поставленный вопрос. Возможно, потому что между этими двумя странами нет прямого авиасообщения. Как нет между ними и дипломатических отношений.

<p>Фото: © instagram.com/diaa.hadid</p>

Я сидела в офисе National Public Radio в Вашингтоне, где проходила обучение перед командировкой в Исламабад. Почти всё моё имущество включая кота находилось в Израиле и на палестинских территориях, где я работала корреспондентом ближневосточного бюро The New York Times.

Собкоры, работающие за рубежом, часто заводят себе кошек. Но ещё ни один из моих коллег не пытался провернуть то, что задумала я

Диа Хадид

Через некоторое время мне удалось выйти на израильского ветеринара Итана Крейнера. "Не волнуйся, мы в этом эксперты", — произнёс он тоном отставного агента "Моссада". Крейнер объяснил, что сначала его люди отправят моего кота в третью страну, а потом с помощью подложных документов вывезут его в Пакистан. Я, не задумываясь, внесла аванс в размере 350 долларов.

Шавареб (кличка моего кота, в переводе с арабского означает "усы") оказался у меня случайно. В 2015 году я жила в палестинском городе Рамалла на Западном берегу реки Иордан. Кота подобрала на улице соседка по комнате. Полосатый комок шерсти с огромными зелёными глазами сразу мне понравился, но при этом я не хотела иметь с ним дела.

<p>Фото: © instagram.com/diaa.hadid</p>

Во дворе дома моих родителей в Канберре жила целая стая кошек. В конце 1980-х отец разорился, и содержание такого количества питомцев превратилось для нашей семьи в бремя. Папа отнёс большую часть животных на свалку, но нескольких оставил специально для меня. Я росла довольно замкнутым ребёнком, и кошки заменяли мне друзей. Однако в подростковом возрасте у меня развилась аллергия на кошачью шерсть, и родители раздали оставшихся кошек.

<p>Фото: © instagram.com/diaa.hadid</p>

Прошло двадцать лет. В Рамалле было весело, но иногда мне становилось одиноко. Соседка потеряла интерес к Шаваребу почти сразу же после того, как принесла его в нашу комнату. Вскоре я уже позволяла ему сидеть на моём рабочем столе.

Чтобы жить в одном помещении с котом, мне приходилось принимать кучу антигистаминных препаратов.

Диа Хадид

Я окончательно поняла, что не могу без Шавареба, когда он заболел. Ветеринар в Иерусалиме сообщил, что у кота зубная инфекция. За лечение шерстяного друга я отдала 400 долларов.

<p>Фото: © instagram.com/diaa.hadid</p>

На следующий приём мы отправились в разгар народных волнений. На контрольно-пропускном пункте израильские военные стреляли резиновыми пулями в палестинцев, которые в свою очередь метали на другую сторону камни и коктейли Молотова. Я поехала в объезд. Дорога оказалась перегорожена пылающими шинами. Мою машину остановили молодые люди в чёрных масках. "Закрыто", — бросил один из них, заглянув в окно.

В течение следующих полутора лет мы с Шаваребом пять раз поменяли место жительства. Он стал моим лучшим другом. Своим мурлыканьем он возвращал меня в детство. Вскоре аллергия исчезла. В ноябре 2016 года я решила покинуть The New York Times и Иерусалим. А как же Шавареб, подумала я?

<p>Фото: © instagram.com/diaa.hadid</p>

Я связалась со своим старым другом Амитом, который жил на границе Израиля и Ливана. Он пообещал, что позаботится о Шаваребе, пока я не смогу забрать его из страны. Приехав в Вашингтон, я сразу же начала заниматься этим вопросом. Нужно было определить промежуточный аэропорт между Тель-Авивом и Исламабадом. Вариантов было всего три: Лондон, Стамбул и Бангкок. После консультаций с "подпольными ветеринарами" было принято решение остановиться на Бангкоке.

Когда люди Крейнера назвали цену за свои услуги — 3335 долларов, — я подумала: это аморально. Если бы я сделала это сама, то уложилась бы в половину озвученной суммы.

Правда было одно "но": у меня была одноразовая пакистанская виза, а это означало, что я не смогла бы вернуться

Диа Хадид

Пока я через "Фейсбук" искала желающих помочь мне в доставке кота, Амит переехал в другую квартиру, хозяева которой не разрешали держать там животных. Я попросила его потерпеть. Вскоре мне удалось получить многократную пакистанскую визу. К тому же у меня намечался недельный отпуск: на это время мы с женихом запланировали свадьбу. Церемония должна была пройти в Австралии.

<p>Фото: © instagram.com/diaa.hadid</p>

Я оплатила Амиту билет до Бангкока и немедленно вылетела туда сама. Мы встретились, и он передал мне Шавареба. Оказавшись в гостинице, я заснула мёртвым сном с мурлыкающим котом на груди. На следующее утро нужно было решать вопрос с его документами: Шавареб должен был стать тайским котом, направляющимся в Пакистан. К счастью, всё прошло гладко. В аэропорту Исламабада никто даже не поинтересовался его биографией.

И вот по прошествии года мытарств Шаваред привыкает к новому дому. У него есть подруга — кошка по кличке Дудх, о которой я забочусь по просьбе коллеги.

<p>Фото: © instagram.com/diaa.hadid</p>

Когда я звоню мужу по видеосвязи, Шавареб всегда сидит рядом и пялится в экран ноутбука. А когда он запрыгивает на клавиатуру и удаляет полтекста, над которым я трудилась несколько часов, я обнимаю его и зарываюсь лицом в его мягкую шерсть. Мы всегда будем вместе, куда бы не закинула меня судьба.

<p>Фото: © instagram.com/diaa.hadid</p>

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×