В ВКС РФ рассказали о системе ПРО Москвы

В ВКС РФ рассказали о системе ПРО Москвы

3108
Гостем программы «Генштаб» стал полковник Андрей Чебурин

И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте, в студии Игорь Коротченко. С удовольствием представляю нашего гостя — командира дивизии противоракетной обороны первой армии ПВО и ПРО особого назначения воздушно-космических сил России, полковника Андрея Викторовича Чебурина. Андрей Викторович, здравствуйте.

А. ЧЕБУРИН: Добрый вечер, уважаемый Игорь Юрьевич, уважаемые радиослушатели!

И. КОРОТЧЕНКО: Гость у нас, действительно, сегодня необычный, потому что именно полковник Чебурин — тот человек, который отвечает вместе с вверенной ему дивизией за противоракетную оборону Москвы, а также противоракетную оборону Центрального промышленного района. Тема очень интересная, сразу скажу, очень редко, когда такие люди выходят на прямой контакт с радиослушателями, поэтому сегодня для РСН — эксклюзивный эфир. А начать его я хотел бы с того, чтобы попросить Вас, Андрей Викторович, чтобы Вы на пальцах рассказали, что такое ПРО Москвы.

А. ЧЕБУРИН: Система противоракетной обороны Москвы представляет собой сложную, высокотехнологичную, автоматическую систему. Она включает в себя как информационные, так и огневые средства поражения. За боеготовность системы отвечает непосредственно личный состав воинских частей и соединений противоракетной обороны, на вооружении которых находятся средства системы противоракетной обороны под моим командованием. В настоящее время это единственная система в мире, способная перехватить любую баллистическую ракету, подчёркиваю, с полным комплексом средств преодоления ПРО, атакующие город Москву из любого направления.

Мы работаем во взаимодействии с системами предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Элементы системы предупреждения о ракетном нападении располагаются по периметру нашей необъятной родины, Российской Федерации. Они способны засечь старт любой баллистической ракеты в любом месте земного шара. При засечке старта противоракеты вычисляются точки старта, точки падения боевых блоков этой ракеты.

И. КОРОТЧЕНКО: Старта межконтинентальной баллистической ракеты?

А. ЧЕБУРИН: Безусловно. Если точки падения совпадают с районом, который защищает наше соединение, выдаётся команда тревоги нашей уникальной радиолокационной станции «Дон-2Н», на ней мы остановимся попозже. Станция берёт в заданном направлении стратегическую ракету противника, сопровождает её на всём пути следования, вычисляет место падения боевого блока. Если это место совпадает с нашим районом, с нашей зоной ответственности, выдаёт команду нашим противоракетам о точке встречи с боевыми блоками атакующими Москву, после чего следует команда «на старт». Противоракета шахтного базирования стартует, выходит в точку встречи с боевыми блоками противника, происходит подрыв головной части противоракеты и уничтожение боевых блоков, атакующих нашу столицу. Всё происходит автоматически, личный состав и технический персонал нужен только для того, чтобы следить за работой системы, и в случае отклонения её от нужных параметров, принимать определённые действия для лучшей работы системы.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы упомянули, что в состав российской системы противоракетной обороны входит радиолокационная станция «Дон-2Н». В ряде средств массовой информации её ещё называют восьмым чудом света. В чём уникальность этой РЛС, существуют ли в мире аналогичные объекты, которые обладают такими же возможностями и характеристиками?

А. ЧЕБУРИН: Полного аналога такой станции в мире не существует. Уникальность данной станции заключается в её конструктивной особенности — она представляет собой усечённую четырёхгранную пирамиду, на каждой грани расположен свой радиолокатор, что обеспечивает работу станции во всей верхней полусфере. Характеристики станции по точности позволяют обнаруживать не только боевые блоки всех типов, но и малоразмерные космические объекты диаметром до 5 сантиметров. Сравнить такой объект можно с обычным теннисным мячом. Надежность станции обеспечивается резервированием всех систем и оборудования. Заложенный потенциал по её модернизации позволяет расширять спектр решаемых задач, в том числе с учётом перспективных средств воздушно-космического нападения. Личный состав гордится службой в противоракетном соединении, мы гордимся, что у нас у единственных на вооружении существует станция «Дон-2Н».

И. КОРОТЧЕНКО: Она работает только в системе противоракетной обороны или также используется в интересах других систем ВКС?

А. ЧЕБУРИН: Конечно. Если говорить о том, что мы предназначены только для того, чтобы поражать баллистические ракеты и боевые блоки противника, будет неправильно. Мы успешно взаимодействуем в интересах систем предупреждения о ракетном нападении, а также в интересах контроля космического пространства. Также мы работаем для оказания помощи ряду других министерств и ведомств.

И. КОРОТЧЕНКО: Нельзя ли немного рассказать и о противоракетах, потому что это основное средство, которое используется для того, чтобы обеспечить перехват и уничтожения гипотетически возможных атак против Москвы?

А. ЧЕБУРИН: Огневые средства поражения системы ПРО представляют собой высокоскоростные противоракеты шахтного базирования. Скорость ракет превышает в несколько раз скорость пули, за что, по американской классификации, они были прозваны газелью. Наведение на обнаруженные боевые блоки осуществляется многофункциональной радиолокационной станцией, как я говорил ранее. Точность наведения обеспечивает гарантированное поражение баллистических целей. Таким образом, решаются задачи по обнаружению, распознаванию, наведению и уничтожению баллистических целей в соответствии с боевым алгоритмом. В настоящее время идёт модернизация противоракет, которая позволит улучшить их характеристики.

И. КОРОТЧЕНКО: Система ПРО — это довольно сложный и дорогой механизм. Какие страны сегодня в мире обладают подобными системами обеспечения безопасности или противоракетная оборона по карману не каждой стране?

А. ЧЕБУРИН: В настоящее время системой противоракетной обороны обладают всего два государства в мире: это Российская Федерация и Соединённые Штаты Америки. Разработки по вопросу противоракетной обороны ведутся в Израиле, Китае, Японии. Многие государства хотели бы обладать данной системой, но не у всех имеется достаточный военно-научный и экономический потенциалы для решения данных задач.

И. КОРОТЧЕНКО: Очевидно, что ежедневное обслуживание системы ПРО Москвы требует большого количества технического персонала и Вас, как командира, устраивает ли профессиональный уровень подготовки офицеров, которые проходят службу в Вашей дивизии?

А. ЧЕБУРИН: Несомненно, обслуживание и поддержание системы в постоянной боевой готовности — это труд большого коллектива, от инженера технического состава требуется высокая квалификация. В дивизии создана и работает система подготовки высококвалифицированных специалистов. Огромное внимание уделяется, прежде всего, офицерскому составу. Для дивизии противоракетной обороны личный состав готовит Академия имени Можайского в Санкт-Петербурге, выпускников-офицеров нам поставляет тверская Академия имени Жукова. В дивизии создана система подготовки офицеров со дня их прибытия. На протяжении всей службы наши офицеры постоянно совершенствуют своё мастерство, подвергаются проверкам, как специальной технической подготовке, так и психологической. Особое внимание уделено выпускникам-лейтенантам. По прибытии их в дивизии проходит входной контроль, где нам удаётся выяснить, кто из них подготовлен лучше или хуже, кто способен в кратчайшие сроки сдать на допуск несения боевого дежурства и самостоятельной работы, кроме того, составить дополнительную программу их подготовки. Формируются группы под руководством старших офицеров подготовленного персонала. Молодые офицеры проходят подготовку. После проведения данной подготовки сдаются экзамены и уже подготовленные офицеры, прежде всего те, в которых мы уверены, что они не подведут нас при несении боевого дежурства и выполнении поставленных им задач, сдают на допуск к самостоятельной работе и несению боевого дежурства, выполняют возложенные на них задачи.

Несение боевого дежурства — это высшая форма поддержания боевой готовности, которая требует от личного состава сосредоточения всех усилий: непрерывно находиться на боевых постах, следить за параметрами, средствами системы и поддерживать их в боевой готовности в течение 24 часов в сутки. У офицеров простых задач не бывает, те задачи, которые возложены на весь офицерский корпус, требуют сосредоточения огромных усилий. Молодые офицеры, попадая к нам, гордятся службой в нашем соединении, проявляют огромный интерес к эксплуатируемой технике, совершенствуют постоянно своё мастерство, и в итоге вырастают в профессионалов высокого уровня.

И. КОРОТЧЕНКО: Расскажите о психологической атмосфере несения боевого дежурства. Это те, на пальцах которых находятся судьбы войны и мира. Противоракетная оборона — последний рубеж обороны, в случае, если по столице наносятся несанкционированные, либо ограниченные удары противника. Люди сидят в зале боевого правления, дежурят, и наверняка есть вопросы стресса, психологической устойчивости — насколько устойчивы с психологической точки зрения офицеры, которые отвечают за ПРО Москвы?

А. ЧЕБУРИН: Вы правы, главная трудность заключается в большой морально-психологической нагрузке, обусловленной высокой степенью ответственности за выполнение задач по противоракетной обороне столицы нашей родины, а также необходимостью анализа более тысячи различных параметров. Мы дилетантов, естественно, не посадим выполнять данную задачу. Все офицеры, которые выполняют задачу по защите Москвы, проходят психологическую подготовку, с ними не менее чем раз в год, проводят психологическое тестирование. Если кто-то показал себя неуверенно на тестировании, такой офицер не допускается к несению боевого дежурства и выполнению поставленных задач. С ним проводят дополнительные занятия, дополнительное психологическое обследование, разбираются даже в таких вещах, как всё ли в порядке у него в семье, дома, как ему приходится на службе, хорошие ли отношения у него в коллективе. При необходимости меняют или ратируют офицеров из одной части в другую, чтобы они нашли себя в другом коллективе. Все офицеры должны быть высоко психологически подготовлены, потому что от их правильных действий зависит защита города Москвы.

И. КОРОТЧЕНКО: Ваша дивизия обеспечивает безопасность столицы от ракетного нападения уже 53 года. Не устарели ли за это время технологические решения, заложенные в создании системы ПРО более полувека назад? Или за эти годы система совершенствовалась, развивалась в соответствии с развитием ракетных технологий?

А. ЧЕБУРИН: За эти годы система прошла несколько этапов модернизации, этот процесс продолжается и в настоящее время. Напомню, что конструкторские решения, заложенные в систему при её создании, намного опережали своё время. Потенциал по модернизации позволяет расширять спектр решаемых задач, адекватно реагировать на все возможные возникающие угрозы перспективных средств воздушно-космического нападения. На сегодняшний день в результате модернизации с применением современных технологий лишь только отдельных элементов МРЛС мы имеем технические характеристики, превышающие заложенные главным конструктором. Приведу небольшой пример: на современном этапе развития мы часто говорим о цифровой обработке информации, применяем её в жизни. В системе цифровая обработка информации была применена уже в 1972 году, и применяется до сих пор. Отвечая на ваш вопрос, не устарела ли система противоракетной обороны, с уверенностью говорю: не устарела и не устареет в ближайшее десятилетие.

И. КОРОТЧЕНКО: Каким был для вашей дивизии 2015 год? Какие были успехи, достижения в боевой подготовке, проведённых учениях, испытаниях?

А. ЧЕБУРИН: Это год напряжённой боевой учёбы и выполнения задач. Как командиру соединения, мне приятно отметить, что все поставленные старшим командованием задачи выполнены, и по результатам соединение получило высокую оценку старших начальников.

Во всех вооружённых силах учебный год начинается с подготовки, ноябрь месяц был как раз месяцем подготовки к развёртыванию боевой учёбы в новом году. В зимнем периоде обучения, с декабря по май, проходят подготовку и вновь прибывшие офицеры, и назначенные на должность, и новое пополнение, потому что это совпадает с призывом на военную службу осенью и весной. Каждый год мы обучаем своих офицеров выполнению задачи, и каждые полгода, если сравнить с гражданской жизнью, мы сдаём экзамен в конце периода обучения, всё равно, что сдать сессию в институте или выпускные экзамены в школе. Может, это смешно звучит, но это происходит именно так.

От того, как успешно мы проведём год, зависит боеготовность всей системы и личного состава. В прошедшем году мы выполнили ряд задач, поставленных высшим руководством. Прежде всего, силами боевого расчёта соединения был проведён успешный пуск противоракеты на полигоне Сары-Шаган, а также успешно были выполнены поставленные задачи по обнаружению пусков отечественных баллистических ракет и ряд других задач, поставленных старшим начальником. Все баллистические ракеты, которые стартовали с нашего материка, были нами обнаружены и сопровождены до точки падения.

И. КОРОТЧЕНКО: Расскажите об основных направлениях развития системы противоракетной обороны в ближайшие годы, будут ли какие-то кардинальные изменения в техническом оснащении, перевооружении на новые ударные системы и комплексы, повышение обнаружительных характеристик или заложенных в систему ПРО научно-технических решений достаточно, чтобы обеспечить противоракетную оборону Москвы и Центрального промышленного района в ближайшей перспективе?

А. ЧЕБУРИН: Уровень заложенного потенциала системы ПРО достаточен, чтобы обеспечить выполнение всех поставленных задач по противоракетной обороне в настоящее время. Несмотря на это продолжается её развитие. Во-первых, модернизация информационной составляющей, нашей гордости, нашего локатора. Во-вторых, разработка новых огневых средств поражения, что позволит повысить имеющиеся характеристики почти в два раза. Над данной задачей работает ряд крупных научных организаций. Я уверен, что в ближайшей перспективе мы получим обновлённую систему противоракетной обороны с новыми средствами поражения, тем самым обеспечим выполнение задач противоракетной обороны Москвы в любых условиях. Личный состав соединения противоракетной обороны способен эксплуатировать поступающие новые средства.

И. КОРОТЧЕНКО: В завершение нашего разговора мне хотелось бы спросить, каковы настроения в офицерских коллективах? Сегодня достаточно непростая, я бы сказал, сложная международная военно-политическая ситуация, и разумеется, граждане нашей страны смотря на армию, на флот, на Вооружённые силы России, как на естественного защитника, гаранта нашего суверенитета, того, что труд и развитие страны надёжно защищены.

А. ЧЕБУРИН: Наш коллектив вместе со всей страной переживает её неудачи и радости. Мы делаем всё для того, чтобы наша страна была мощнее, будем делать и в дальнейшем. Самое главное: я уверен, что коллектив дивизии будет выполнять достойно возложенные на него задачи, потому что государством, нашим командованием сделано всё, чтобы мы были обеспечены, обуты, одеты, согреты, чтобы наши семьи ни в чём не нуждались. В последние годы сделано очень много для того, чтобы армия развивалась, была боеготовой, боеспособной, чтобы офицерский корпус гордился своей профессией и делал всё, чтобы обороноспособность страны была на высоком уровне.

И. КОРОТЧЕНКО: Спасибо!

А. ЧЕБУРИН: Спасибо!

И. КОРОТЧЕНКО: Хотел бы пригласить вас к разговору, мы не можем эту тему не затронуть. Относительно той масштабной военно-политической провокации, которую совершили турецкие ВВС по прямому указанию президента этой страны Эрдогана в отношении нашего бомбардировщика Су-24. Абсолютно мерзкая циничная акция, заранее дежурили в районе, ждали наш самолёт, завезли туда съёмочные группы ряда западных телекомпаний, и буквально в прямом эфире показали хладнокровное убийство. Это именно убийство, потому что наши лётчики уже возвращались на авиабазу «Хмеймим» после выполнения боевого задания, соответственно, боекомплекта на Су-24 уже не было. Самолёт возвращался по установленному маршруту в воздушном пространстве Сирии, и как раз в этот момент абсолютно неожиданно, в спину, турецкий F-16 осуществил пуск управляемой ракеты с инфракрасной системой наведения, которая в задней полусфере поразила наш самолёт. Экипаж катапультировался, в воздухе с земли вёлся по ним огонь. К сожалению, финансируемые Турцией боевики расстреляли в воздухе командира экипажа, он погиб. Штурману удалось благополучно приземлиться. Была отмечена работа в районе приземления нескольких профессионально экипированных групп спецназа, очевидно, турецкого, который пытался захватить штурмана, но он сумел замаскироваться и с помощью аварийной радиостанции с включением маяка проинформировать о том, что он жив. Силами сирийского и российского спецназа была проведена операция по эвакуации, в ходе которой огневым воздействием боевиков-террористов, контролируемых турками с земли, был подбит один из наших вертолётов, при этом погиб морской пехотинец. В конечном итоге штурман был эвакуирован на авиабазу «Хмеймим».



Совершенно беспрецедентная на мой памяти наглая вылазка, причём в этой ситуации, казалось бы, вполне естественным, было бы следующее поведение президента Эрдогана: во-первых, принесение официальных извинений в адрес России, компенсация ущерба за уничтоженный самолёт и наказание виновных, тех турецких военных, которые совершили эту провокацию. Так должна была поступить любая цивилизованная страна. В ответ мы услышали абсолютно наглую, лицемерную не просто ложь, а вызывающую ложь.



Эти последние дни показывают, что Турция уже не может считаться цивилизованной страной. Совершенно верные определения были даны этому режиму, сегодня Турция — страна, которая является государством, стоящим за международными террористами, это пособник международных террористов. Данные, которые есть, позволяют говорить о том, что Турция ведёт гибридную войну против Сирии: на территории севера Сирии действуют террористические вооружённые формирования, которые выполняют указания турецкого Генерального штаба, им поставляется оружие, боеприпасы, приборы ночного видения, средства радиосвязи. Таким образом, мы можем говорить, что Турция ведёт гибридную войну со всеми атрибутами этой войны. Что лежит в основе интересов Турции? Не только желание сожрать, оторвать, аннексировать практически весь север Сирии с включением его сначала в зону турецкого контроля, а потом поглощения Турцией этой территории, но также личные бизнес, интересы семьи Эрдогана, который вместе со своим сыном занимается вместе с ИГИЛ незаконными закупками сирийской нефти, покупают её по 10-15 долларов за баррель и перепродают по мировым ценам. Таким образом, в этот преступный бизнес включён и лично президент Эрдоган, хотя он это отрицает, и его сын, и ИГИЛ. Образовалась такая преступная смычка между высшим турецким руководством и ИГИЛ. Не просто пособничество международному терроризму, но и ведение совместного бизнеса с международными террористами, которые обогащают конкретных должностных лиц в системе высшего турецкого руководства.

Мне хотелось бы вашу точку зрения услышать, что вы думаете по этому поводу, как должна реагировать Россия, есть ли угроза того, что Турция продолжит такие провокации? Звоните к нам в эфир, мы ждём вашей оценки. Правильно ли действует Россия, которая дала жёсткий ответ, сегодня ожидаются экономические санкции против Турции плюс Россия развернула зенитно-ракетную систему С-400, объявив фактически о введении бесполётной зоны для турецких самолётов. Как будем действовать в этой ситуации?



СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей, Московская область. Я думаю, что Эрдоган обозначил свою приверженность к открытой конфронтации по отношению к России, и извинений глупо было бы ожидать. Участие партии, которую он в прошлом возглавлял, Партии благоденствия, Партии справедливости и развития, боевые отряды которых называются серые волки, Южная Осетия, территория всего постсоветского пространства, включая тюркоязычные государства — это интересы Турции, как считает Эрдоган. Недавно прошедший в августе месяце конгресс крымских татар с 400 участниками чёткую цель вместе с Эрдоганом определили в Анкаре — отторжение Крыма обратно Украине. Поэтому цель очевидна и в Сирии. Почему российские СМИ не сообщают, что после сбитого самолёта турецкая армия перетащила многие виды вооружений в те районы, где российская авиация и сирийская армия.

И. КОРОТЧЕНКО: Как нам надо действовать в этой ситуации?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, не пойдёт Россия на конфронтацию, сейчас даже убрали репортажи по поводу победоносных бомбёжек извергов из ИГИЛ. Есть опыт 50-го года, когда американская авиация нанесла по пяти аэродромам на советской территории авиаудары, были уничтожены и испорчены 103 самолёта, что также осталось без ответа. Обратите внимание, тоже шла Корейская война. Поэтому сейчас нужны дипломатические ходы. Я думаю, это не без участия США, которые будут усиливать вектор конфронтации с нами.

И. КОРОТЧЕНКО: Спасибо. Дипломатические меры воздействия на Турцию предлагает наш слушатель. Честно говоря, я с трудом их себе представляю, потому что Турция будет вести себя как Васька в известном случае, а Васька слушает да ест. Поэтому экономическими способами будем воздействовать для того, чтобы лишить Эрдогана тех десятков миллиардов долларов, за счёт которых со стороны России Турция процветала, развивалась все эти годы, пусть почувствуют, что такое экономические санкции, отсутствие российских туристов. Очевидно, турецкие избиратели каким-то образом почувствуют это на себе и будут более мотивированы к тому, чтобы в ходе последующих демократических процедур по выборам президента и парламента привести к власти других политиков, а не этих людей, которые совершили провокацию против нас.

Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Виктор. Благодарю за эфир. Не сразу бах-трах, а немного уменьшить поставки газа, помидоры и овощи вообще прекратить, наладить производство краснодарских, зачем нам турецкие покупать? Поговорить с министром, кто заключил это соглашение. И самое главное: откровенно говоря, я в военно-морских делах немного разбираюсь, но если летел, самолёт надо сопровождать и защищать, надо проработать этот вопрос.

И. КОРОТЧЕНКО: Понятно. Мы видим, что может быть, нет необходимости идти на лобовую военно-политическую конфронтацию, хотя я думаю, что акция возмездия в отношении контролируемых турками боевиков проведена на севере Сирии, с точки зрения уничтожения инфраструктуры и террористов, которые расстреливали наших лётчиков, это абсолютно необходимо.

Вероломство всегда было характерно для Османской империи. Сегодня господин Эрдоган уже объявил, что хочет строить новую Османскую империю. Как нам сделать так, чтобы вразумить этого политика и не дать туркам реализовать свои геополитические стремления, которые несут прямую угрозу национальной безопасности России? Слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Василий. Я считаю, что после того, что сделали турецкие военные, было бы правильным, чтобы мы поставили противовоздушные зенитные комплексы, они не должны допускать, чтобы самолёты военно-воздушных сил Турции больше проходили на территории Сирии.

И. КОРОТЧЕНКО: Понятно. Я тоже считаю, что если мы развернули С-400, и если турки сунутся в воздушное пространство Сирии, если турецкие самолёты будут угрожать нашим объектам, нашим военнослужащим в Сирии, надо сбивать, учить надо. Рассчитываю, что так и будет, если турки посмеют заниматься тем, чем занимались.

Говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Алексей. Во-первых, я крайне возмущён тем, что устроила Турция. Во-вторых, турки чувствуют свою безнаказанность. Всё, что происходит во внешней политике — это одно, но они прекрасно понимают наши санкции и всё остальное. Наши элиты, в основном, имеют все деньги за границей и боятся, что они их лишатся. Поэтому если бы элита, действительно, вкладывала в нашу страну и помогла здесь всё возобновить, сельское хозяйство, если бы всё своё было, нам санкции были бы не страшны. А сейчас это ударяет не по элите, а по бедным.

И. КОРОТЧЕНКО: Я могу разделить эту точку зрения. Надо душить офшорную аристократию, имеешь счета, деньги — возвращаешь их в Россию, либо к тебе применяются репрессивные меры воздействия. Не надо этого стесняться, потому что сотни миллиардов долларов, которые могли бы работать на Российскую Федерацию, сегодня работают на США, Великобританию, другие западные государства, и нам такая элита не нужна. Любой чиновник, аффилированный с каким-то западными счетами, имеющий западную недвижимость, имеющий счета в банках на западе, должен автоматически люстрироваться. Нам такой правящий класс не нужен, нужны патриоты, те, кто способен делать реальные дела с точки зрения улучшения экономической политики, жизни граждан. Каждый из нас желает, чтобы улучшалась среда обитания, чтобы не воровали, а созидали, и в этом плане изменение кадровых приоритетов, приход новых людей, особенно в экономический блок правительства, я считаю, вещами абсолютно неизбежными. Сегодняшняя ситуация характеризуется тем, что введённые против России санкции — это санкции навсегда. А у нас люди сидят и ждут: давайте не будем дёргаться, будем послушными, покорными, не будем раздражать Америку, тогда снова будет счастье, наши детки будут учиться в кембриджах, мы будем иметь жён, любовниц, а народ российский как-нибудь будет нас кормить. От таких людей нужно избавляться. Нужна чистка, большая чистка для того, чтобы избавиться от прозападного балласта, людей, которые не созидают, а рассматривают Россию и российский народ в качестве базы для своего кормления и благополучия. Ещё один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Константин из Щёлково. Нам необходимо достичь поставленной президентом, главой администрации президента и повторённой пресс-секретарём Песковым цели, помочь вооружённым силам Сирии зачистить её территорию от бандформирований.

И. КОРОТЧЕНКО: С этим трудно спорить. Но мы говорим про то, как мы реагируем на тот геополитический, военный вызов, который нам бросила Турция, что нам делать. Понятно, что в Сирии идёт операция. У нас сегодня там воюют лучшие люди, генералы, офицеры, которые защищают интересы нашей страны там, на Ближнем Востоке, мы должны благодарить этих людей, они должны чувствовать моральную поддержку страны, народа в выполнении нелёгких боевых миссий, сопряжённых с риском для жизни, которые они выполняют в Сирии.

Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Владимир, Саратов. Вы уже сказали, что делать. Мы получили не пощёчину, а затрещину сзади, очень подло. Если это будет происходить на сирийской территории, естественно, сбивать, без ответа оставаться это не должно. На счёт патриотизма в высших кругах, как Вы сейчас сказали, по-моему, этого ждать не следует.

И. КОРОТЧЕНКО: Я бы так не стал говорить, потому что у нас есть президент, который ведёт себя как лидер великой страны. Другое дело, что есть рядом чиновники, от которых надо бы, наверное, требовать более эффективной работы, а не ждать, пока они перестроятся. Я с трудом представляю, как люди, носители гайдаровских взглядов, будут перестраиваться в условиях тех чрезвычайных обстоятельств, в которых сегодня находится наша страна. Мне хотелось бы понять вашу позицию: мы поддерживаем экономические санкции, которые, возможно, уже сегодня будут объявлены против Турции или нет? Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей, Санкт-Петербург. Хотелось бы, чтобы у нас появился новый Ушаков, который помимо флота имел бы ещё и авиацию, и ответил бы Турции по полной программе.

И. КОРОТЧЕНКО: У нас отличный министр обороны сегодня, Сергей Шойгу, превосходный государственный и военный деятель, у нас есть Верховный главнокомандующий, который держит руку на пульсе, начальник Генерального штаба Валерий Герасимов, блестящий интеллектуал военный, у нас есть генералы, старшие офицеры, солдаты, рядовые, контрактники, которые выполняют сегодня боевые задачи в Сирии. Поверьте мне, всё, что необходимо, делается и будет делаться. Экономические санкции против Турции надо вводить или нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Валерий. Я поддерживаю, что делает Владимир Владимирович Путин идёт во благо, дай бог ему здоровья. У меня технический вопрос: почему не используют парашют-крыло в катапультах? Наши лётчики могли бы уйти от этого.

И. КОРОТЧЕНКО: Я запишу Ваш вопрос и адресую его нашим ВКС. Когда самолёт сбивается, происходит катапультирование, но на всём севере Сирии действуют бандформирования террористов, поддерживаемые Турцией, поэтому даже на парашюте-крыле 40 километров улететь с высоты катапультирования порядка 6 километров просто не получится, скорее всего. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, мы знаем, что не Турция виновата, а старший брат.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы имеете в виду США?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. А ответить должна, конечно, Турция, чтобы другим не повадно было. Обязательно ввести экономические санкции, все россияне, которые себя считают российскими гражданами, не должны туда даже смотреть, не то, что ездить. И конечно, турецкий товар на фиг не нужен никому.

И. КОРОТЧЕНКО: Я понял точку зрения, это достойная гражданская позиция. Давайте послушаем другие позиции, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Дмитрий, Московская область. Считаю, что все средства хороши, в том числе экономические, военные, и нужно именно душить всеми возможными средствами.

И. КОРОТЧЕНКО: Понятно, спасибо, ещё звонки.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. В принципе в Турции все отели частные, не принадлежат правительству. Поэтому там существует своя мафия, которая занимается туризмом. У меня такое ощущение, что надо выйти на этих людей, и они сами съедят Эрдогана.

И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Дмитрий. Наконец, у нас самосознание поднялось, мы начали защищать своих военных, потому что в последней истории России не так часто бывало, чтобы спасали русского солдата.

И. КОРОТЧЕНКО: Спасибо огромное всем, друзья, точка зрения едина: мы поддерживаем те санкции, которые будут введены против Турции в качестве наказания за уничтожение российского Су-24. Это была программа «Генштаб», в студии был Игорь Коротченко, как всегда, встречаемся через неделю.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×