Капитан 1 ранга ВМФ на РСН рассказал об оснащении российского флота

Капитан 1 ранга ВМФ на РСН рассказал об оснащении российского флота

3285
С 2015 года началась реализация Государственной кораблестроительной программы на период до 2050 года

И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте, друзья, в студии Игорь Коротченко. Представляю нашего гостя – начальника управления кораблестроения Военно-морского флота России, капитана первого ранга, Владимира Александровича Тряпичникова. Владимир Александрович, здравствуйте.

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Добрый день.

И. КОРОТЧЕНКО: Хотелось бы затронуть, прежде всего, главный документ, который определяет развитие Военно-морского флота России в области подводного и надводного кораблестроения – это Государственная кораблестроительная программа на период до 2050 года, к выполнению которой уже приступили предприятия российского оборонно-промышленного комплекса. Как реализуется данная программа?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Такой документ разработан специалистами Военно-морского флота, Министерства обороны и утверждён президентом России. С 2015 года началась его реализация в полном объёме, масштабно, её результаты мы уже имеем. В соответствии с программой поступают подводные лодки, надводные корабли, фрегаты, корветы, боевые катера, суда обеспечения, которые зачисляются в состав ВМФ и решают задачи по своему предназначению. В 2015 году мы должны были получить 51 боевой корабль, катер и судно, и практически выполнили план этого года. Всё, что не выполнили, закроем в первом квартале 2016 года. 

И. КОРОТЧЕНКО: Расскажите о функционале управления кораблестроения, какие задачи решает Ваша структура, по каким направлениям ведётся основная рабата?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Управления кораблестроения восстановлено в феврале 2013 года. Основная задача – реализация программы кораблестроения до 2050 года, и как инструмент – реализация программы гособоронзаказа, в частности, строительство кораблей и поступление, ремонт военной техники для Военно-морского флота. Мы занимаемся разработкой тактико-технических заданий вместе с научно-исследовательскими институтами, проектированием, смотрим, как оно ведётся потом по разработанным нами ТТЗ проектными бюро, как реализуются после утверждения технических проектов кораблей и судов Военно-морского флота их строительство и зачисление в состав ВМФ.

И. КОРОТЧЕНКО: В июле прошлого года на борту фрегата «Адмирал Горшков» верховным главнокомандующим Вооружёнными силами России Владимиром Путиным была подписана Морская доктрина России – какую роль играет этот важнейший, стратегический документ в строительстве военного флота, в вопросах пополнения ВМФ перспективными кораблями?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Редакция новой доктрины является долгосрочным документом развития страны в морской деятельности. Для нас, Военно-морского флота, он задаёт вектор на развитие проектирования и строительства кораблей и судов ВМФ, решение задач по своему предназначению. Кроме этого, направление развития составляющих Военно-морского флота: морской авиации и береговых войск флота, подкрепление их строительством мест базирования со всей инфраструктурой. Мы реализуем Морскую доктрину в редакциях Гособоронзаказа. Строительство, проектирование, зачисление кораблей, которое происходит на сегодняшний день, доказывает реализацию ВМФ малой части этого глобального документа.

И. КОРОТЧЕНКО: Хотел спросить Вас о взглядах главкомата ВМФ на развитие стратегической составляющей нашего Военно-морского флота – атомного подводного флота. Наряду с поступлением в состав подводных сил новейших ракетоносцев класса «Борей» уже началось проектирование атомных подводных лодок следующего, пятого, поколения. Вы могли бы в пределах того, что можно озвучить, дать пояснения по этому вопросу?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Мы с Вами наблюдаем, как идёт развитие данной составляющей. Военно-морскому флоту уже переданы три новейших подводных лодки. Крайняя из них – «Владимир Мономах». Дальнейшее развитие, конечно, идёт, проектные бюро совместно с научно-исследовательскими институтами прорабатывают вопрос совершенствования данных кораблей. Громко сейчас говорить о том, что идёт проектирование, но создание соответствующих обликов, взглядов на проектирование данных кораблей, на сегодня ведётся. В первую очередь, туда закладываются такие компоненты как решение специфических задач по разным направлениям. Данные корабли должны решать различные задачи, в зависимости от поставленных целей, быть многофункциональными. Все научные, промышленные структуры, проектные бюро и Военно-морской флот прорабатывают эти вопросы, и в ближайшее время мы будем формировать тактико-технические задания и потихоньку идти к проектированию и строительству данных подводных лодок.

И. КОРОТЧЕНКО: Чем отличается пятое поколение, с точки зрения концептуальных требований, от подводных стратегических ракетоносцев четвёртого поколения?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Развитие в данном кластере должно быть ощутимо. В первую очередь, это вопросы, связанные со скрытностью данных объектов –этот вопрос должен быть в разы решён и реализован проектными бюро и научно-исследовательскими институтами. Второе – модульность решаемых задач, в том числе и по вооружению. Подводная лодка может решать свойственную задачу, но когда ей будет поставлена другая, специфическая, она должна выполнить задачи многоцелевой подводной лодки, загрузив другой вид вооружения или оружия.

И. КОРОТЧЕНКО: Флот в целом доволен ракетоносцами, которые сегодня поставляет промышленность? Речь идёт о подводных ракетоносцах класса «Борей» и основных ударных вооружениях – ракетах морского базирования «Булава».

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Флот не просто доволен, он понимает, что выданное тактико-техническое задание и подтверждение тактико-технических характеристик практически в полном объёме влияют на боеготовность, боеспособность ВМФ в целом. Для нас это великое событие, что такие корабли четвёртого, нового, поколения, в ближайшее время будут выполнять свойственную для них задачу.

И. КОРОТЧЕНКО: Мы можем говорить, что на ближайшую перспективу развитие морских стратегических ядерных сил не вызывает никакого сомнения в том, что это важнейшая компонента будет вносить свой вклад в обеспечение безопасности нашей страны?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Абсолютно не вызывает, здесь не должно быть никаких вопросов.

И. КОРОТЧЕНКО: Известно, что в настоящее время идёт серийное строительство многоцелевых атомных подводных лодок класса «Северодвинск». Очень хорошие отклики об этих лодках звучат в специализированных, западных средствах массовой информации, но понятно, что мы ориентируемся на наши собственные оценки. Какую роль многоцелевым подводным лодкам отводит Военно-морской флот в современных условиях?  

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Год назад в состав ВМФ была зачислена в опытную эксплуатацию головная подводная лодка серии «Ясень»-«Северодвинск». Были недостатки и замечания, которые в течение года прорабатывались, устранялись проектным бюро и заводом-строителем, представителями флота, и сегодня мы завершили опытную эксплуатацию, получили серьёзный подводный крейсер, который будет решать задачу по своему предназначению. Его характеристики таковы, что он свои задачи решает и будет решать с большим успехом. Но все недостатки будут внесены в корректировку соответствующих документов и у проектанта, и у завода-строителя. В ближайшее время мы получим уже более-менее сбалансированный, модернизированный корабль, в основу которого лег головной корабль типа «Северодвинск», и дальше будем эксплуатировать, решая с должным уровнем задачи многоцелевого корабля.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы, как человек, который непосредственно находится на острие строительства нашего  подводного и надводного флота, могли бы сказать, российская промышленность сохраняет позиции одного из мировых лидеров в проектировании и строительстве подводных лодок, как атомных, так и не атомных?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Военно-морской флот высоко оценивает развитие данных предприятий. Ни для кого не секрет, что предприятия ОАО «Севмаш» города Северодвинска занимается строительством серии «Ясень» и «Борей» и справляется с этой задачей вполне достойно: в назначенные сроки выходят подводные лодки со стапелей, спускаются на воду, проходят испытания, и Военно-морской флот получает в соответствии с государственными контрактами данные подводные объекты. Предприятия ОАО» Севмаш» занимаются не только подводным судостроением, но и решают задачи более широкого круга, они ремонтируют корабли, строят надводные корабли, и эти две составляющие приносят большой успех и высокие оценки генеральному директору с его коллективом Михаилу Анатольевичу Будниченко. Такую же работу показывает наш строитель в неатомном подводном судостроении – «Адмиралтейские верфи» в Санкт-Петербурге. Его успехи тоже видны: все неатомные подводные лодки 636 проекта, которые предназначены для Черноморского флота в соответствии с государственным контрактом также сходят со стапелей и зачисляются в состав ВМФ, успешно проходя все испытания. Они также ведут строительство, не остаются на уровне подводного судостроения, развиваются параллельно. Если говорить о достижениях «Адмиралтейских верфей», то сегодня мы получили и зачислили в состав ВМФ спасательное судно «Игорь Белоусов» проекта «21300». Есть небольшие вопросы, которые в период эксплуатации будут подняты, вычищены и доработаны. Следующий корабль с доработками, нерешёнными проблемами, которых очень мало и они не влияют на предназначение корабля, поступит в состав ВМФ.

И. КОРОТЧЕНКО: Надо отдельно сказать о том, что строительство новых проектов – это всегда научно-технический поиск. Очевидно, что в любом военно-морском флоте первые, опытные образцы вооружения, по итогам эксплуатации, определения сильных и слабых сторон всегда дорабатываются и последующее серийное строительство в значительной степени учитывает те нюансы, которые неизбежно выявляются на стадии опытной эксплуатации.

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Вы абсолютно правильно говорите. Некоторые помнят, что когда мы создавали, проектировали нашу подводную лодку типа «Варшавянка», было очень много проблем, но все они в период эксплуатации, в период испытаний были выявлены проектантом, была доработана конструкторская документация, внесены изменения по опыту эксплуатации. На выходе мы получили достаточно серьёзный малошумный объект. Причём его покупают и заказывают не только в России, но и в других странах.

И. КОРОТЧЕНКО: Черноморский флот уже начал получать новые дизель-электрические подводные лодки проекта 636.3. Запланировано поступление и ввод в боевой состав флота шести таких подлодок, первые две – «Новороссийск» и «Ростов-на-Дону» уже прибыли к постоянному месту базирования. Как Вы оцениваете эти лодки?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: База подводных лодок 636 проекта – это база подводной лодки «Варшавянка», 87 проекта. Лодка быстро строится, всё понятно заводу-строителю, у неё сбалансированный новый состав вооружения, проблем с проектированием и строительством нет, все вопросы решаются очень быстро и эффективно. Все испытания проходят через Северный флот, чтобы окончательно отработать все вопросы вооружения, вопросы глубоководных погружений данного объекта на предельную глубину. Черноморский флот получает сбалансированный, отработанный подводный корабль.

И. КОРОТЧЕНКО: Есть ещё и новый проект – подводная лодка проекта «Лада», какую ставку делает на них главное командование Военно-морского флота?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Мы понимаем, что сегодня Черноморский флот получит шесть подводных лодок, и в перспективе Военно-морским флотом предпримутся попытки в закладке и строительстве ещё шести подводных лодок 636 проекта, которые пойдут для Тихоокеанского флота. Параметрами гособоронзаказа в ближайшее время этот вопрос будет закреплён.

Есть достойная спроектированная подводная лодка 677 проекта типа «Лада», которая проходит сейчас опытную эксплуатацию на Северном флоте. Есть вопросы, но когда они будут закрыты, опытная эксплуатация закончена, внесены коррективы в рабоче-конструкторскую документацию, инструкции по эксплуатации, это будет серьёзная подводная лодка, обладающая той шумностью, которая нужна сейчас Военно-морскому флоту.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть минимальной?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: На порядок ниже, чем сейчас у лодок 636 проекта. Сейчас мы ведём строительство, параллельно внося коррективы, ещё двух подводных лодок данного проекта: «Великие Луки» и «Балтийск».

И. КОРОТЧЕНКО: Вы сказали, что для Тихоокеанского флота спланировано поступление и ввод в боевой состав подводных лодок 636 проекта примерно в том же облике, как для Черноморского флота. 

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Абсолютно верно. Облик будет доработан с учётом эксплуатации на Тихоокеанском флоте. Мы подтверждаем, что строительство и поступление произойдут в ближайшее время.

И. КОРОТЧЕНКО: Очень хорошие боевые качества показали малые ракетные корабли Каспийской флотилии проекта «Буян», теперь и Черноморский флот пополнился двумя кораблями этого проекта. Планирует ли ВМФ в дальнейшем пополнение своего боевого состава кораблями этой серии? Сколько единиц малых ракетных кораблей может быть построено для флота в ближайшей перспективе?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Очень хороший корабль проекта 21631, строит который ОАО «Зеленодольский завод имени М.А. Горького» в Татарстане. Единственный недостаток на сегодняшний день – энергетический комплекс иностранного производства. Сегодня мы имеем в составе ВМФ пять таких кораблей. По нашим планам мы должны были иметь около 12, а может, и больше, кораблей данного класса, но их будет девять. Энергетический комплекс сейчас нами прорабатывается, принципиально вопрос решён, двигатели будут российского производства, но для этого необходим небольшой перерыв – в течение 2016 года энергетическая установка будет доведена до ума, поставлена на корабли данного класса.

Развитие малых ракетных кораблей не остановилось, набирает обороты полным ходом. На смену проектам 21631 придёт новый малый ракетный корабль проекта 22800 – это корабль с чуть меньшим водоизмещением, но со сбалансированным составом вооружения. Самое главное, он имеет энергетический комплекс российского производства, и весь состав вооружения принят на вооружение и снабжение. Это будет быстростроящийся корабль со сбалансированным составом вооружения, у которого будут усовершенствованы мореходные качества и конструкция корабля, что позволит увеличить мореходные качества самого проекта в целом. Мы заложили два корабля такого класса, «Тайфун» и «Ураган», и в 2017 году первые два корабля планируем зачислить в состав ВМФ.

И. КОРОТЧЕНКО:  Какие ракетные комплексы будут на вооружении данных кораблей?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Штатный ракетный комплекс, у всех он на слуху, «Калибр-НК».

И. КОРОТЧЕНКО: Как флот оценивает возможности и эффективность этого ракетного комплекса?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Надводные корабли и подводные лодки сейчас оснащаются комплексом «Калибр-НК», все испытания показали его высокую эффективность, выполнение абсолютных тактико-технических заданий в полном объёме и показали высокую его эффективность и боеспособность в целом.

И. КОРОТЧЕНКО: Разработчик и производитель – ОКБ «Новатор»?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Да, город Екатеринбург. Вверенный коллектив Павла Ивановича Камнева выполнил эту серьёзную задачу, данный ракетный комплекс поступает совместно с новыми кораблями на защиту наших рубежей.

И. КОРОТЧЕНКО: Как идёт развитие сил обеспечения Военно-морского флота, какие суда строятся сейчас, и планируется ли строить такие суда ледового класса?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Любая группировка ВМФ боевых кораблей очень слабо себя будет показывать без сил обеспечения. Такими силами обеспечения являются  суда обеспечения, которые наряду со строительством боевых кораблей проектируются и строятся для Военно-морского флота. Этот раздел указан в программе кораблестроения до 2050 года, и соблюдается заводами-строителями, проектными организациями, предложен ВМФ по реализации в гособоронзаказе. 

Если рассматривать перспективу, то закладываются корабли, в  основном, танкера, для обеспечения и заправки кораблей в море. На сегодня у нас запланировано строительство танкеров проекта 03182 на «Судостроительном заводе «Волга» в Нижнем Новгороде и «Восточная верфь» во Владивостоке. В каждой серии крайнее судно будет построено в арктическом исполнении в соответствии с арктическим поясом для решения задач в Арктической зоне.

У нас на предприятиях строятся средние танкера проекта 23130, его ведёт «Невский судостроительный завод» в городе Шлиссельбург. Строительство ледокола «Илья Муромец» происходит на заводе «Адмиралтейские верфи», руководит которым Бузаков Александр Сергеевич. В ближайшей перспективе будут заложены два патрульных корабля ледового класса, которые будут выполнять функции как ледокола, так и патрульного корабля и буксира. Вместе с ним будет работать тот танкер ледового класса, про который мы говорили немного ранее.

Много кораблей и судов-спасательных буксиров проектируется и строится, много рейдовых буксиров, которые тоже нужны Военно-морскому флоту, и которые выполняют также очень важные задачи.  

И. КОРОТЧЕНКО: Что у нас планируется с модернизацией нашего тяжёлого авианесущего крейсера?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Вы о каком из них говорите?

И. КОРОТЧЕНКО: Про «Адмирала Кузнецова».

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Корабль должен пройти восстановление технической готовности, на это нужно немного времени, и в течение 2016 года он будет решать задачи по своему предназначению. Но в дальней перспективе мы можем сказать, что в конце 2016 года он будет подвергнут модернизационным работам, после чего получит в свой состав новое авиакрыло, новые возможности и будет в двух- или трёхкратном объёме решать свои задачи.

И. КОРОТЧЕНКО: Новое авиакрыло – это многофункциональный «МИГ-29К»?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: В том числе и этот самолёт, также другие самолёты корабельного базирования будут составлять авиакрыло данного авианесущего корабля.

И. КОРОТЧЕНКО: А какие планы есть у главкомата ВМФ по ремонту и модернизации тяжёлых атомных ракетных крейсеров «Адмирал Нахимов» и «Пётр Великий»?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Планы не просто есть, они реализуются. Сегодня мы на том же ОАО «Севмаш» проводим совместно с проектантом Северным проектно-конструкторским бюро, заводом-строителем ведём модернизационные работы тяжёлого крейсера «Нахимов» с возможным сроком окончания в 2018 году. После этого по всем планам такие же модернизационные работы по улучшению характеристик вооружения, радиотехнических комплексов, комплексов радиоэлектронной борьбы, пройдёт наш крейсер «Пётр Великий».

И. КОРОТЧЕНКО: Вопрос по кораблю номер один нашего ВМФ – крейсеру «Аврора»: когда он займёт своё место у причала, своей стоянки в Санкт-Петербурге после завершения ремонтных работ?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Мы все прекрасно понимаем, что крейсер «Аврора» останется кораблём номер один в ВМФ и в нашем государстве в целом. Все силы направлены на его скорейшее восстановление, реконструкцию, потому что это неотъемлемая часть модернизационных работ. В июне и июле 2016 года он встанет на своё штатное место и будет выполнять свойственную ему задачу.

И. КОРОТЧЕНКО: Исторический облик будет сохранён?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Да.

И. КОРОТЧЕНКО: Это по-прежнему будет реликвия, боевой корабль?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Да.

И. КОРОТЧЕНКО: Когда будет создана воздухонезависимая энергетическая установка для наших дизель-электрических подводных лодок, есть ли прогресс в данном вопросе?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Мы предполагаем, что в ближайшее время будет создана воздухонезависимая установка. Совсем недавно проектно-конструкторским бюро «Рубин» были проведены такие работы по созданию данного комплекса. Задел положен хороший, он продолжает развиваться, специалисты «Рубина» этим занимаются, ни на минуту не останавливаются. Мы думаем, что это 2021–2022 год. На экспериментальной базе установка работала, и теперь её нужно положить на морской стенд, чем специалисты сегодня и занимаются.

И. КОРОТЧЕНКО: Можем ли мы быть уверены, что по своим тактико-техническим характеристикам и возможностям наше ВНЕО не будет уступать немецким и шведским проектам?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Сейчас рано об этом говорить, сначала нужно создать данный энергетический комплекс. Но задумкам, которые есть в головах и в рабоче-конструкторской документации специалистов «Рубина», я думаю, что эта установка будет превосходить в некоторых понятиях те установки, которые эксплуатируются сейчас в иностранных государствах. Уже есть определённое внимание некоторых иностранных государств на дальнейшую закупку этого комплекса.

И. КОРОТЧЕНКО: Как сейчас проходят испытания фрегата «Адмирал Горшков» океанской зоны, первой такой серьёзной разработки, выполненной по технологиям «Стелс», и имеющей очень широкие боевые возможности по видам оружия?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Говорить, что технология «Стелс» нова и реализуема в данном проекта, я бы не стал. Сегодня у нас есть корветы проекта 20380, которые работают по этой технологии и которые ничуть не уступают по этим качествам новому фрегату. Но то, что это серьёзный корабль океанской зоны, в который положены заделы развития научного прогресса – неоспоримый факт, по завершении его строительства и испытаний в 2016 году мы получим надводный корабль. Только 15 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ нового технического прогресса находятся в данном корабле, они все успешно завершают предварительные испытания, и в течение года каждый из них будет принят отдельно на вооружение, а потом как единое целое корабль будет зачислен в состав ВМФ.

И. КОРОТЧЕНКО: Постоянно обсуждаемый вопрос – строительство отечественного авианосца нового поколения. На каком этапе сейчас находится реализация этой идеи?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Очень часто задаётся этот вопрос. Нам необходимо отремонтировать, восстановить техническую готовность авианесущего крейсера «Кузнецов», модернизировать его. Пока он будет выполнять свои задачи по предназначению, понять для себя, какой облик будет заложен, спроектирован и построен для ВМФ. Есть несколько обликов, идей у проектных организаций, у научно-исследовательских институтов, у Крыловского государственного научного центра, но мы пока точно для себя не поняли, что мы должны иметь в дальнейшей перспективе. Но такой корабль будет: либо лёгкий авианосец, в основу которого будет положена платформа эсминца нового проекта, эскизное проектирование которого сейчас идёт, либо это будет корабль с большим водоизмещением и другими основными принципами. Кроме того, нужно учесть, как будет развиваться авиация до 2030 года, и всё это сбалансировать, проработать, обдумать и к концу 2030 года такой корабль, надеюсь, у Военно-морского флота появится. А наработки и эскизные проекты есть. В частности, Крыловский государственный научный центр провёл хорошую работу, Невское проектно-конструкторское бюро проводит работы, в том числе в инициативном порядке, сегодня нам есть, что показать руководителям. Мы понимаем, как идти дальше, сколько нам нужно для этого времени.

И. КОРОТЧЕНКО: Энергетическая установка будет атомной?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Конечно. Такой корабль в нынешних условиях должен быть оснащён специфической энергетической установкой.

И. КОРОТЧЕНКО: В составе авиакрыла планируется иметь самолёт корабельного базирования ДРЛО?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Я являюсь начальником управления кораблестроения, в моей компетенции развитие подводного, надводного судов, вспомогательного флота. Выскажу своё мнение: я думаю, что такой самолёт необходим в составе авиакрыла.

И. КОРОТЧЕНКО: Будет ли Военно-морской флот обновлять состав десантных кораблей, каковы перспективы у этого класса и когда ВМФ примет в свой состав большой десантный корабль «Иван Грен»?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Большой десантный корабль «Иван Грен» будет зачислен в состав ВМФ в 2016 году. Я только что находился в Калининграде на «Прибалтийском судостроительном заводе «Янтарь», где мы проводили проверку, инспектирование строительства данного корабля. Думаю, что у нас нет никаких оснований говорить о том, что срок будет перенесён на 2017 год, он войдёт в состав в 2016 году.

ВМФ понимает, что нам нужны новые большие десантные корабли, это ещё одна основа основ. Они должны работать в Мировом океане и выполнять свои задачи по предназначению. Сегодня ведётся проектирование такого корабля, в том числе универсального десантного корабля. Уже есть наработки, облик нами составлен, состав определён, необходимо только реализовать. Возможно, реализация наступит в 2018 году, когда мы начнём строительство универсального десантного корабля. А большие десантные корабли будут пока пополнять проект 11711 типа «Иван Грен».

Следующий корабль уже заложен, он строится, название его «Пётр Моргунов». Потихоньку мы этой составляющей занимаемся, и думаю, что в ближайшее время будем получать массово десантные корабли.

Что касается десантный катеров, десантно-высадочных средств, то сдано ВМФ уже пять десантных кораблей типа «Дюгонь», «Ярославский судостроительный завод» три катера сдал, оставшиеся «Восточная верфь» и завод «Судостроительный завод «Волга». Мы получили эти катера, сейчас их эксплуатируем. 

Кроме этого есть десантные катера типа «Серна», которые тоже массово строились для Военно-морского флота. Сейчас мы приостановили строительство кораблей данной серии и понимаем, что пришло время провести модернизационные работы, новый проект уже определён.

И. КОРОТЧЕНКО: Сколько кораблей и судов будут заложены и приняты в состав ВМФ в 2016 году?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: В 2016 году мы планируем получить от заводов-строителей 42 надводных корабля, катеров и суден-обеспечения. По нашим расчётам мы в 2016 году заложим 15 боевых кораблей, катеров и судов.

И. КОРОТЧЕНКО: В состав флота вошёл уникальный спасатель «Игорь Белоусов», где он будет и планируется ли строительство серии этого проекта?

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Это современнейший спасатель, который зачислен в состав ВМФ в конце 2015 года. Он предназначен для Тихоокеанского флота, в ближайшее время поступит туда для решения задач. В перспективе будет построено ещё три таких корабля. Такие корабли должны быть на каждом флоте, чтобы эффективно и рационально решать задачи. 

И. КОРОТЧЕНКО: Спасибо за этот честный, прямой, откровенный, эксклюзивный разговор. У нас есть ощущение гордости за флот, который был заложен Петром Великим и который вносит решающий вклад в обеспечение национальной безопасности нашей страны. Спасибо!

В. ТРЯПИЧНИКОВ: Спасибо!

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!