Клименко на РСН: В России невозможен абсолютный контроль над интернетом

Клименко на РСН: В России невозможен абсолютный контроль над интернетом

1084
Советник президента рассказал о перспективах работы в Сети

С. КОРОЛЁВ: У микрофона Сергей Королёв, всем доброго вечера. В студии Герман Клименко, советник президента, председатель совета Института развития интернета. Добрый вечер, Герман.

Г. КЛИМЕНКО: Добрый вечер.

С. КОРОЛЁВ: Новость этого часа – замминистра иностранных дел России по вопросам борьбы с терроризмом Олег Сыромолотов сказал, что нужно установить абсолютный контроль над интернетом. «Террористы зачастую используют высококвалифицированных специалистов, чтобы взламывать электронные защиты, проблема кибербезопасности требует особого внимания. Управление интернетом должно быть международным: каждая страна в своём секторе должна обладать суверенитетом. Американцы этому сопротивляются под предлогом того, что они создали интернет и хотели бы всё сами контролировать. Но это не так, нужно установить абсолютный контроль над интернетом», — заявил он.

Г. КЛИМЕНКО: Почему Вы мне тяжёлые вопросы задаёте? Полегче ничего нет сегодня?

С. КОРОЛЁВ:  Как установить абсолютный контроль над интернетом, чтобы спасти мир от терроризма?

Г. КЛИМЕНКО: Начинать нужно, наверное, с кухонных ножей. 96% преступлений совершаются кухонными ножами, бытовуха. Поэтому логично, прежде чем бороться с террористами, с кухонными ножами разобраться. Затем нужно запретить автомобили. Террористы – это серьёзная проблема, но 100 человек в день гибнут, Владимир Владимирович сказал, что за 10 лет 350 тысяч человек погибли под колёсами автомобилей. Нужно запретить все сотовые телефоны. Террористы пользуются кухонными ножами, автомобилями и сотовыми телефонами. Когда мы это сделаем, можно запретить интернет. Я не могу понять, как запретить интернет, кроме как вообще его закрыть.

С. КОРОЛЁВ:  Никто не предлагает запретить, написано: установить абсолютный контроль.

Г. КЛИМЕНКО: Абсолютной победы не бывает ни над одним видом преступности.

С. КОРОЛЁВ: Вариант Китая же есть.

Г. КЛИМЕНКО: Они стреляют, сажают, у них за уклонение от НДС – расстрел, за неуплату – расстрел, и не помогает. У людей есть алчность, греховность, как говорят мои товарищи верующие, люди к этому склонны, и какие запреты не устанавливай, люди будут нарушать. Есть какой-тол уровень контроля, который недостижим. Когда наши товарищи уезжают в Китай, они имеют там доступ к запрещённым ресурсам через VPN-технологии. Мне кажется, что в таких призывах порочная история абсолютная, безопасности не бывает стопроцентной.

С. КОРОЛЁВ:  А если вычеркнем слово «абсолютный», установить контроль над интернетом надо?

Г. КЛИМЕНКО: В целом контроль над интернетом есть.

С. КОРОЛЁВ:  Усилить, ужесточить – это выход?

Г. КЛИМЕНКО: Я про террористов ничего не могу сказать, но у нас мировые экономики столкнулись с проблемой трансграничной торговли, трансграничных перемещений. Раньше не было виртуальных услуг, нельзя было работать на российские компании, проживая на Кипре. У нас до сих пор в ошмётках бухгалтерии есть теория, что нанимать людей дистанционно – нонсенс. 25 декабря у нас зашло миллион посылок с Китая, фантастика. Это настолько не привычно, нельзя было открыться на чужой территории никогда финансовым организациям без лицензии – пожалуйста, у нас в интернете можно открыть счёт в прибалтийском, американском банке. Все пошли ко всем в гости, причём таможня раньше всегда это регулировала, а сейчас нет, и все страны пытаются к этой регуляторике подойти. Кроме того, само человечество учиться общаться. Есть понятие автомобильная грамотность. В той же Америке за ретвит можно получить два годика, потому что люди не осознают, где находятся, считают, что у себя на кухне. Известный пример – американский пехотинец, который где-то воевал, обиделся на Обаму, в Twitter написал, что хочет его убить – приехали, забрали, два года впаяли. Помните, когда только появилось радио, в Америке началась паника, потому что была постановка Жюля Верна, когда марсиане нападали, а все поверили. Люди не были грамотными, не понимали, что надо критически подходить.

Мне кажется, что движение в разные стороны должно соответствовать качеству образования населения: есть интернет-грамотность, автомобильная, компьютерная, и это всё должно совпадать.

С. КОРОЛЁВ:  Никаких дополнительных рычагов не нужно?

Г. КЛИМЕНКО: Они совпадают с развитием общества. Та регуляторика, как она сейчас идёт, как наша Госдума до каких-то проблем доходит, новостные агрегаторы регулируются, сейчас у нас к налоговым проблемам начинают подступаться. Они идут естественным путём, н надо ничего форсировать.

С. КОРОЛЁВ: Глава Минкомсвязи Никифоров ранее исключил введение контроля над интернет-трафиком.

Г. КЛИМЕНКО: Не очень понятно, что это такое.

С. КОРОЛЁВ:  Я и хотел разобраться, что это значит. Это тот самый китайский файрвол?

Г. КЛИМЕНКО: Если текст правдивый.

С. КОРОЛЁВ:  Это ТАСС. Абсолютный контроль над интернетом невозможен?

Г. КЛИМЕНКО: В Северной Корее возможен.

С. КОРОЛЁВ:  В России?

Г. КЛИМЕНКО: На текущий момент нет, конечно, это технически очень дорого, проще его вообще запретить, закрыть зарубежные каналы, сотовую связь. Фантастическая новость.

С. КОРОЛЁВ: «По поводу радио – это было произведение Герберта Уэллса «Война миров», — наш слушатель подсказывает. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Виктор. Есть же службы, нужен контроль. Меня лично беспокоит, что нажал на кнопку – и 1,5 миллиарда ушло, 100 рублей найдут, а 1,5 миллиарда не могут. Хоть в финансах наведите порядок.

С. КОРОЛЁВ: Но интернет не виноват, что 1,5 миллиарда ушли.

Г. КЛИМЕНКО: Мы возмущаемся, когда кто-то крадёт, достаточно посчитать криминал в зарубежных странах, там те же люди. У людей есть склонность отобрать у соседей, если что-то плохо лежит. С этим надо бороться.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Сергей. Я считаю, что правильно Ваш собеседник говорит, можно только закрыть.

С. КОРОЛЁВ:  А нужно ли?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно же, нет.

С. КОРОЛЁВ: Принято, спасибо. Для честности ещё один звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей. Если мы не живём в закрытом государстве, как Северная Корея, которая полностью может контролировать, то технологии будут идти быстрее, чем любые способы закрытия, найдутся лазейки.

С. КОРОЛЁВ: «В студии типичный либераст, гейропеец», — пишут нам.

Г. КЛИМЕНКО: Это Вы, наверное.

С. КОРОЛЁВ:  «Это то существо, что работает на Майдан, Госдеп и развал России», — пишет Игорь.

Г. КЛИМЕНКО: Я прошёл проверку ФСО при назначении, остаётесь только Вы.

С. КОРОЛЁВ: Остаюсь только я, потому что я за закрытие интернета.

Г. КЛИМЕНКО: Некоторые вообще не слушают, сидят, пиво пьют, с телевизором разговаривают.

С. КОРОЛЁВ:  «Не отключайте интернет, я Вас в Корее слушаю каждый день, скучно будет».

Г. КЛИМЕНКО: В Южной Корее очень много наших.

С. КОРОЛЁВ: Я хотел поговорить об Элле Памфиловой. Вы знаете её лично?

Г. КЛИМЕНКО: Лично нет, но регулярно наблюдаю. Она была омбудсменом, а теперь возглавила ЦИК.

С. КОРОЛЁВ:  Выборы будут честными?

Г. КЛИМЕНКО: Я всегда был государственником, я давно за ними наблюдаю, но никогда не грешил политтехнологиями, хотя советы иногда давал.

С. КОРОЛЁВ:  Кому?

Г. КЛИМЕНКО: Нескольким депутатам на выборах, про интернет особенно. Был грех, но они наши, «Единая Россия».

Роднина и Зайцев. У неё было прекрасное интервью, когда она говорила: нас топтали, унижали, но наши побеждали, нужно было быть на голову выше противника. Бывает, человек приходит никакой, говорит, меня там обсчитали на выборах. Не обсчитать было бы не зазорно, если человек не может говорить, не может зажечь, что-то сделать. Подтасовать результаты возможно в частных историях, системно это невозможно. Чем дальше, тем сложнее это делать. В 90-е года на отдельных участках можно было нахулиганить, мало не покажется. Сейчас, наверное, есть какие-то злоупотребления, причём на местечковом уровне.

С. КОРОЛЁВ: А теперь вопрос по существу: когда можно будет проголосовать через интернет? Госуслуги есть.

Г. КЛИМЕНКО: Это должно быть признаваемо, ведь выборы – признаваемая населением вещь, она не может в воздухе висеть. Я думаю, что тот формат электронных подписей, который присутствует, может быть, миллион человек ими пользуется. В госуслугах зарегистрированы 16 или 17 миллионов человек, население – 140, голосующих – около 70.

С. КОРОЛЁВ: Пусть из 70 миллионов воспользуются этой возможностью.  

Г. КЛИМЕНКО: Если бы они были концентрированы, например, 100% населения Москвы готово было голосовать электронно, для них можно было бы организовать. Вопрос дискуссионный. Электронный паспорт, казалось бы, здорово. Одна проблема: приводят в пример Эстонию с её электронным гражданством, которое за 25 долларов можно получить. Но там равномерное государство: один часовой пояс, население средней образованности. У нас огромная разница в населении от Москвы до Камчатки. Обслуживание одновременно электронных и бумажных паспортов технически будет в два раза дороже, потому что ещё понадобиться стыковка. В Москве, например, 5 миллионов избирателей, из них 500 тысяч захотят проголосовать электронно. Это ещё добавочные затраты на сведение. Если у нас и будет когда-то электронное голосование, то будет вводиться потихоньку. Революцией были аппараты, которые считают на участке, ГАС «Выборы», их обвиняли.

С. КОРОЛЁВ: Потом видеокамеры.

Г. КЛИМЕНКО: Это кажется простым, у всех есть Facebook, но страна огромная, есть бабушки, которые всё равно ходят. Если делать два режима, то только постепенно.

С. КОРОЛЁВ:  Когда всё-таки? Перспективы скольких это лет?

Г. КЛИМЕНКО: Думаю, на протяжении лет 10–15.

С. КОРОЛЁВ:  Мы перейдём на электронное голосование.

Г. КЛИМЕНКО: Будем к этому подбираться. Сложно предсказать, но я думаю, что лет 10–15. Важен вопрос обучаемости. Есть вопросы, которые кажутся очень простыми, но вести два реестра, один бумажный, а другой – электронный, это затраты, выходящие за рамки здравого смысла. Хотя была бы моя воля, я бы сделал это завтра, но что делать с людьми, которые не в состоянии это сделать.

Ещё есть уровень доверия. 

С. КОРОЛЁВ:  У Вас он есть?

Г. КЛИМЕНКО: У меня – да, у большой массы населения – нет.

С. КОРОЛЁВ:  В Федеральной антимонопольной службе обвиняют компанию Google, что та ведёт себя агрессивно и не пытается искать компромисс в споре с российским ведомством. Яндекс, арбитражный суд, ФАС, Google.

Г. КЛИМЕНКО: Я бы сказал не обвиняют, а констатируют факт. Google не ведёт себя агрессивно, он никак себя не ведёт. Вы ему пишите, а он вам не отвечает – это нельзя назвать агрессией, можно назвать надменностью, презрением, слепотой.

С. КОРОЛЁВ:  Google ослеп?

Г. КЛИМЕНКО: Может быть. Вы приехали на берега вместе с Колумбом в Америку, вокруг бегают странные индейцы, а вы их не понимаете, возможен языковый барьер.

С. КОРОЛЁВ: Может, им так удобно себя вести?

Г. КЛИМЕНКО: Может, удобно, а зачем? Зачем вести себя по-другому? Мы достаточно спокойно на них реагируем, мы ведём себя как компрадоры, потому что часть нашей буржуазии компрадорская: ради того, чтобы обслуживать интересы Google радуется жизни, там есть примеры. А мы себя ведём как аборигены, которые меняют бусики на золото. У «АвтоВАЗ» же плохо всё, надо покупать импортное.

С. КОРОЛЁВ:  Надо покупать то, что не развалится, то, что есть.

Г. КЛИМЕНКО: А поэтому импортное.

С. КОРОЛЁВ: Я ездил по салонам, смотрел недавно Lada Granta. Вы купили себе Lada Granta?

Г. КЛИМЕНКО: Пока вы не начнёте их покупать, не будет спроса, не будет формироваться объём потребления. Я начал приводить пример – наше всё плохое. Мы не можем с них потребовать, чтобы они здесь себя так вели.

С. КОРОЛЁВ:  Но мы не можем потребовать переходить на Яндекс-навигатор, если человек считает, что он врёт.

Г. КЛИМЕНКО: Яндекс-навигатор, с точки зрения водителя, удивительный.

С. КОРОЛЁВ: Давайте спросим: вы пользуетесь Яндекс-навигатором или Google? Вы перешли на Google, когда Яндекс заподозрили в том, что он врёт и занижает балл пробок.

Г. КЛИМЕНКО: 90% проголосуют за Яндекс.

С. КОРОЛЁВ: Собянин ходил к Путину тогда докладывать, как улучшилась ситуация с движением в Москве, где-то на 20%.

Г. КЛИМЕНКО: Сказали – поползло, потому что Вы сформировали впечатление.

С. КОРОЛЁВ: Вам жалко 13%? «Герман, что же Вы не помогли радиостанции и слушателям избавиться от навязчивых смсок, рассуждаете про контроль над интернетом», — пишут Вам.

Останавливаю голосование: 91% слушателей пользуется Яндекс-навигатором, 9% говорят, что Google. Наверное, есть другие системы. Я считаю, что нужно пользоваться тем, что удобнее, точнее, информативно.

Г. КЛИМЕНКО: Вы сейчас влияете, говорите, что Яндекс-навигатор – это плохо. Где Ваш патриотизм?

С. КОРОЛЁВ:  Я заметил, что он часто приводит меня туда, куда не надо и туда, где есть пробки.

Г. КЛИМЕНКО: А по Москве не стало легче ездить, Вы считаете?

С. КОРОЛЁВ:  Стало легче.

Г. КЛИМЕНКО: Хорошо.

С. КОРОЛЁВ: «СитиГИД» — лучше всех», — вот нам уже стали писать. Тоже ведь российская разработка?

Г. КЛИМЕНКО: Там был 0,1%.

С. КОРОЛЁВ:  «Только Google, нафиг Яндекс, это как разница между китайским и немецким автопромом», — пишет другой слушатель.

«Партия роста» с голубенькой стрелочкой как Вам? Вы в своё время поддержали Титова, который подался в политику, в «Правое дело».

Г. КЛИМЕНКО: Я всегда поддерживаю людей, когда они идут в бизнес. Я специально посмотрел прямую трансляцию, мы пытались сделать её на «Медиамерикс», не самым удачным способом получилось. На мой взгляд, повторяется старая ошибка в погоне за долей. Когда Прохоров начал рассуждать во времена «Правого дела» о зарплате учителей, что её надо бы поднять – это противоестественно, об этом должен рассуждать Зюганов. Если Зюганов будет рассуждать о снижении налогов, я пойду креститься – каждый должен заниматься своим делом.

С. КОРОЛЁВ: Партия бизнес-справедливости.

Г. КЛИМЕНКО: Получается эклектика. Я неплохо отношусь к Потапенко, он прекрасно зажигает, экспрессивная история.

С. КОРОЛЁВ:  Он променял нас на радиостанцию из трёх букв.

Г. КЛИМЕНКО: Мне кажется, ему в ЛДПР нужно сходить.

С. КОРОЛЁВ:  А Оксана Генриховна? Хакамада будет советником.

Г. КЛИМЕНКО:  Если бы Титов выступил и сказал: никакой политики, нас интересует только отмена НДС, кассовых аппаратов на рынках, снижение налога на прибыль, бизнес истории. Если бы он занимался своей нишей: чётко сориентированная партия движения имеет свой электорат. Геннадий Андреевич пасётся на поляне заботы об учителях 25 лет, все ходы расписаны на 100 ходов вперёд, бессмысленно соревноваться. Это тот случай, когда поддерживать я готов, а сам участвовать не буду никак.

С. КОРОЛЁВ: Мне шлют фотографии через Viber, как Яндекс-навигатор привёл в тупик. «Также он увеличивает маршрут, всё время путает право и лево», — личный опыт слушатель описывает.

Г. КЛИМЕНКО: Яндекс очень большой, им пользуется много людей. В Москве каждый день столько образуется тупиков, пробки меняются очень быстро, и понятно, что можно «Сбербанк» долго клевать, но я ради интереса наблюдал отзывы на сайте banki.ru, и про «Сбербанк» пишут с утра до вечера, а про маленькие банки никто никогда не писал. Поэтому здесь эффект массы. Если бы Google пользовались также, как Яндексом, было бы столько же критики.

С. КОРОЛЁВ: Вернёмся к партии Бориса Титова. За интернет будет отвечать господин Мариничев. Знаете его?

Г. КЛИМЕНКО: Он вполне компетентен.

С. КОРОЛЁВ: Цитирую его со съезда: «Тот же закон о забвении или запрет криптовалюты – это худшее, что можно было сделать. Мы будем работать, чтобы создать закон о киберпространстве в России, стимулировать инфраструктуру, и приезд сюда умных людей со всего мира». Подписываетесь под этими словами?

Г. КЛИМЕНКО: У нас с Димой очень хорошие отношения, тем не менее, у нас должны быть разные точки зрения. Мне кажется, что культура нашего взаимоотношения такова, что горшки разбили, разошлись.

С. КОРОЛЁВ: А Вы хотите по-другому?

Г. КЛИМЕНКО: У меня с Димой хорошие отношения, я пытаюсь его убедить.

С. КОРОЛЁВ:  Сократ мне друг, но истина дороже.

Г. КЛИМЕНКО: Криптовалюта – незаконное средство платежа, простите, во всех странах мира на текущий момент времени все легенды о том, что они разрешены – фикция. Надо отдать должное тем, кто придумал «Биткоин», и кто придумал термин криптовалюта, мем, вирус в голову попал. В остальных вопросах на 90% мы с Димой совпадает, поэтому думаю, что здесь разные позиции не угрожают нашим отношениям.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Андрей. От Яндекса категорически отказался. Не только у меня, судя по форумам, были ситуации: третий час ночи, ваш покорный слуга возвращается зимой из Шереметьево, едет в направлении Волгоградского направлению по Лефортовскому тоннелю. В середине тоннеля Яндекс-навигатор, мирно спавший, вдруг издаёт истошный вопль: поверните направо.

Г. КЛИМЕНКО: Он потерял координаты, растерялся.

С. КОРОЛЁВ: А Вы чем сейчас пользуетесь?

СЛУШАТЕЛЬ: Исключительно «Навителом». В некоторых случаях Google.

Г. КЛИМЕНКО: Эта история напомнила мне детство: чёрная, чёрная ночь, чёрная, чёрная рука.

С. КОРОЛЁВ: Чёрный, чёрный тоннель. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Юрий, Москва. Когда можно будет спокойно детям пользоваться интернетом? Я понимаю, что есть какие-то фильтры, но когда в общем это произойдёт?

С. КОРОЛЁВ: А что Вас беспокоит?

СЛУШАТЕЛЬ: Может, он на какие-то сайты заходит.

Г. КЛИМЕНКО: Вы прямо сейчас можете это сделать, продаются родительские фильтры, они эффективны. По умолчанию – никогда, всегда будет грань, которая одним родителем допустима, а другим – нет. Я военный кадровый офицер, и если бы в школе был общий туалет для мальчика и девочки, я бы сказал, что это не хорошо, а для кого-то это приемлемо.

СЛУШАТЕЛЬ: Это понятно. По поводу навигатора – пользуюсь картами Google, а Яндексом пользуюсь с клиентами, потому что он показывает всегда долгую дорогу.

С. КОРОЛЁВ:  Вы таксист?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, с ним выгодно ездить.

С. КОРОЛЁВ: Я тоже это заметил, спасибо.

Г. КЛИМЕНКО: Я задам вопрос, у меня есть, куда задать.

С. КОРОЛЁВ:  Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Виктор. Вы говорите, что выборы подделать невозможно.

Г. КЛИМЕНКО: Я так не говорил, я говорил, что есть предел: если есть побеждающий, лидер, то подделать невозможно.

СЛУШАТЕЛЬ: Поинтересуйтесь Жуковским в Московской области, выборами мэра и местной власти, депутатов. Вы говорили про веб-камеры на выборах президента, и куда они теперь делись?

Г. КЛИМЕНКО: Формально они находятся в школах. Я думаю, что к этим выборам их опять достанут, это не является сложной задачей.

С. КОРОЛЁВ:  Вы обеспечите, чтобы с каждого избирательного участка можно было?

Г. КЛИМЕНКО: Это обеспечиваю не я, а ГАС «Выборы». Это же было, работало, люди находили очень много смешных историй. Надо отдать должное, что всё в целом работало, было несколько историй с подтасовкой документов.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей. Я думаю, люди должны сами выбрать Яндекс или другой навигатор.

Г. КЛИМЕНКО: Яндекс-такси хороший сервис, Яндекс-карты прекрасный  сервис, Яндекс-навигатор офигителен.

С. КОРОЛЁВ: Давайте к темам недели перейдём. Важная тема с интернетом для детей, мне кажется.

Г. КЛИМЕНКО: Вопрос очень хороший, но сейчас технически нет никаких проблем, продаются разные фильтры, доступ есть, не надо ничего требовать от своего провайдера. По-моему, это стоит 500–700 рублей в месяц.

С. КОРОЛЁВ: Сервис «Медиаметрикс»: Бьёнсе, Иглесиас, Лопес прибыли на свадьбу сына миллиардера Гуцериева. Новость с субботы вырвалась вперёд за два дня по топам недели.

Г. КЛИМЕНКО: Любовь посчитать чужие деньги, кто как их тратит.

С. КОРОЛЁВ:  Стыд потерял. Скажите, как государственный человек.

Г. КЛИМЕНКО: Человек, который сам заработал деньги, заплатил налоги и не находится под следствием, может тратить их как хочет. А дальше есть понятия воспитания, культуры, этики. Во многом этим мы отличаемся от миллионером и миллиардеров на Западе, которые всего наелись, напились, и для них притащить Иглесиаса за миллионы долларов выглядит диковато. Первая история здесь: человек должен понимать, что вызывает огромный ажиотаж, внимание правоохранительных, налоговых органов, значит, может себе позволить, заплатил все налоги.

С. КОРОЛЁВ:  «Складывается впечатление, что проблемы у нас не интернетом, а с головой у зависимых от интернета, и всё потому, что люди заняты не делом, а всякой ерундой», — пишут нам.

Г. КЛИМЕНКО: 70 миллионов в день во «ВКонтакте», 50 миллионов в «Одноклассниках».

С. КОРОЛЁВ:  «Герман, Вы умница, как приятно Вас слушать, терпения Вам», — с уважением, слушатель из Щербинки.

Г. КЛИМЕНКО: Спасибо большое. Наконец-то. Хороший эфир, мне очень нравится.

С. КОРОЛЁВ: «Люди не чужие деньги считают, а свои в чужих карманах», — поправляют Вас.

Г. КЛИМЕНКО: Мне кажется, что надо научиться сперва у себя зарабатывать, изжить из себя наш любимый 1917 год, когда мы приходим к соседям. Нужно у себя считать, научиться экономить, зарабатывать, строить свой дом. Нет ничего пошлее, чем считать чужие деньги. А Волож что? Честно заработал в Яндексе? Честно. Неприятие богатства – одна из проблем у нас в стране. Понятно, что и богатые ведут себя не очень адекватно, но нужно наоборот пропагандировать, что зарабатывать это хорошо. У нас несколько миллионов предпринимателей в том или ином виде существует, и общество их всех любит, потому что у каждого есть свой человек, который помидоры хорошие на рынке продаёт, свой автослесарь. И как только мы начинаем говорить вообще – сразу ненависть. Такие истории единичны.

С. КОРОЛЁВ:  Вы согласны с Германом: имеет право, заработал, готов к налоговым проверкам, значит, честный бизнесмен или свадьба Гуцериева – показатель того, что стыд потерял, на улице кризис?

Г. КЛИМЕНКО: Они ещё икру там ели.

С. КОРОЛЁВ:  Платили миллионы евро звёздам. Пугачёва меньше всех получила – 300 тысяч евро.

Г. КЛИМЕНКО: Бедная, несчастная. Будете голосовать, помните, как бы вы хотели, чтобы ваши дети справили свадьбу. Наверняка, от всей души вы бы сделали всё, что смогли.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Когда наши алчные чиновники накушаются и когда у нас будет бизнес, как в Германии? Средний бизнес – 5–6% дохода, а у крупного – 1–2%.

Г. КЛИМЕНКО: В 90-х годах, когда норма прибыли была 400 годовых, очень много стреляли. Сейчас она снижается, бандиты ушли, норма прибыли падает. Я вас уверяю, если случайно среди слушателей есть владелец ресторана, и вас реально кошмарят, как это было в 90-е года, у меня был продовольственный магазин, ко мне каждый день приходили, стояли пакетики: две бутылки водки, одна палка колбасы – для мужчины, две палки колбасы, одна бутылка водки – для женщины. Сейчас рестораны уже не трогают, всё идёт нормально, не переживайте. Мне так кажется.

С. КОРОЛЁВ:  «Согласен с Вашим гостем: свои деньги считать надо», — пишут вам. «А кто он такой, что производит этот Гуцериев? Нефтью торгует». Владеет несколькими убыточными радиостанциями.

Г. КЛИМЕНКО: Вашего же брата кормит.

С. КОРОЛЁВ:  «Это не чужие деньги, а узаконенный грабёж в форме присвоения прибавочной стоимости». 

Г. КЛИМЕНКО: Всегда существует грань. Есть ли честные бизнесмены, наши слушатели знакомы с такими?

С. КОРОЛЁВ:  Давайте ещё звонки примем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Светлана. Я согласна с Вашим гостем. Дело даже не в том, хорошо это или плохо, а именно в воспитании, как человек может себе позволить в такое непростое время разбрасываться миллионами. Наверное, не было бы такого 1917 года, если бы в нашей стране было несколько проще предпринимателям. Надо людям давать зарабатывать, а у нас сейчас не дают.

Г. КЛИМЕНКО: Дело не в том, что не дают, надо поддерживать, любить их, не проводить такие провокационные опросы. Озвучьте.

С. КОРОЛЁВ:  20% наших слушателей согласны с Германом: заработал – имеет право, 80% эта свадьба возмущает.

Г. КЛИМЕНКО: Я не сказал, что это хорошо, я сказал, что имеет право. Но Вы передёрнули, и у нас прошёл эмоциональный опрос. Если бы Вы спросили, хорошо это или плохо, я бы тоже сказал, что плохо. Но то, как Вы произносили, люди восприняли, как плохо.

С. КОРОЛЁВ:  Вы передёргиваете, Герман. Два сотрудника автосалона разбились на Lamborghini – это вторая тема. Вы хотите прокомментировать?

Г. КЛИМЕНКО: У группы «Звери» был хороший клип с Юлией Снегирь. Есть байка: когда собак сдаёшь в питомник, их там бьют и пытают. Тоже самое, когда машину оставляешь в автосалоне, они на ней катаются. Возможно, произошёл тот же случай. Представьте, что Вы работаете в автосалоне, привезли Lamborghini ремонтировать. Вы починили и поехали, за девушками или ещё куда-то. Новость вторая по той же причине, что и первая – это ненависть. Прозвучало слово Lamborghini и всё.

С. КОРОЛЁВ: Как мало людям надо для счастья. Третья тема сегодняшняя, и уже вырвалась в недельный топ – Кремль предупредил о готовящемся информационном вбросе против путина.

Г. КЛИМЕНКО: Нормальная история, я почитал, всё, как со мной было в январе. Мне тогда звонили люди и говорили, что обо мне спрашивают журналисты, задают разные вопросы. Потом у меня же спрашивали, я говорил: отвечайте, что есть. Мы так боролись.

С. КОРОЛЁВ:  И будем бороться дальше в нашей программе по понедельникам. Спасибо. 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!