В Минобороны рассказали об использовании системы ГЛОНАСС

В Минобороны рассказали об использовании системы ГЛОНАСС

1018
Начальник Главного испытательного космического центра имени Г.С. Титова назвал преимущества России в космосе

И. КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте! Я приветствую всех, кто слушает сейчас программу «Генштаб» на «Русской службе новостей — Лайф». У нас сегодня очень интересный гость. И я с удовольствием представляю начальника Главного испытательного космического центра имени Г.С. Титова, полковника Сергея Ивановича Марчука. Сергей Иванович, здравствуйте!

С. МАРЧУК: Добрый вечер, Игорь Юрьевич! Добрый вечер, уважаемые радиослушатели!

И. КОРОТЧЕНКО: Давайте сразу начнём с того, что спрошу,

что представляет собой сегодня Главный испытательный космический центр космических войск Воздушно-космических сил, который Вы возглавляете? Какие задачи на эту структуру возложены? И каким образом осуществляется управление российской орбитальной спутниковой группировкой?

С. МАРЧУК: Главный испытательный космический центр Министерства обороны Российской Федерации имени Германа Степановича Титова является уникальной организацией в Вооружённых силах. И основной задачей является управление орбитальной группировкой космическими аппаратами. Свою первую работу Главный испытательный космический центр произвёл 4 октября 1957 года, когда был взят на сопровождение первый искусственный спутник Земли. Главный испытательный космический центр является удивительным высокотехнологическим комплексом наземных средств управления, которые расположены по всей территории Российской Федерации, от Калининграда до Камчатки.

Основными задачами Главного испытательного космического центра являются: управление космическими аппаратами, поддержание установленного состава космических аппаратов и поддержание их технического состояния; обеспечение запусков космических аппаратов всеми типами ракет-носителей; проведение лётных испытаний, отработка образцов перспективных космических средств; применение системы ГЛОНАСС; поддержание заданных параметров навигационного поля; обеспечение потребителей навигационной информацией, а также применение системы единого времени, применение эталонов «Частота в цель» и частотно-временного обеспечения потребителей Вооружённых сил.

Главный испытательный космический центр выполняет задачи управления космическими аппаратами, личным составом, численностью более 1000 человек, которые заступают ежедневно на дежурство, несут дежурство днём и ночью.

Состоит Главный испытательный космический центр из испытательных центров, которые выполняют задачи по организации и управлению космическими аппаратами, и состоит из отдельных измерительных пунктов, отдельных командно-измерительных комплексов, которые выполняют задачи по подготовке и проведению сеансов управления.

И. КОРОТЧЕНКО: Для наших радиослушателей могли бы Вы достаточно популярно объяснить, я понимаю, что это сложно, технический процесс, тем не менее: как осуществляется управление российской орбитальной группировкой? Для того чтобы, допустим, спутник выполнил те или иные команды, поменял, при необходимости, орбиту, включил какие-то отдельные режимы, был активирован либо, наоборот, переведён временно в нерабочее состояние, с тем, чтобы там законсервироваться, и так далее. Что лежит в основе управления? Это кодовые программы, которые посылаются по радиоканалу?

С. МАРЧУК: Процесс управления космическими аппаратами является сложным техническим процессом. Если представить процессы управления с точки зрения того, что космические аппараты находятся на высоте свыше 100 километров и достигают по управлению свыше 1000, десятков тысяч километров, первая космическая скорость, свыше 7 км/сек, и на такой высоте, с такими скоростями приходится выполнять задачи по управлению космическими аппаратами.

Просто процесс управления можно разделить на три этапа по управлению космическими аппаратами: как процесс вхождения в связь и управление космическим аппаратом, определение места положения, то есть координат космического аппарата на орбите, и получение информации о бортовых системах космического аппарата. В этом направлении расположение отдельных командно-измерительных комплексов, расположение отдельных измерительных пунктов на территории России позволяют непрерывно осуществлять процесс управления и оперативно влиять на вызовы, которые могут происходить на космических аппаратах.

Иначе говоря, мы можем прикоснуться руками к космическому аппарату на таком расстоянии. Ведь если простой автомобиль, в котором находится водитель, может непосредственно остановить свой автомобиль, выйти из автомобиля и найти неисправность, или изменить траекторию его движения, то личному составу Главного испытательного космического центра приходится принимать моментальные решения, и эти решения должны быть правильными, для того, чтобы вовремя принять важные управленческие решения по космическим аппаратам.

И. КОРОТЧЕНКО: Такой, знаете, обывательский простой вопрос. Но многие, наверное, хотели бы его задать: «Противник может перехватить управление нашими спутниками?» – условно говоря, послать туда некую кодовую команду, которая будет имитировать то, что делаем мы, соответственно, и каким-то образом перехватить управление? Либо принятыми организационными, техническими, другими мерами это невозможно в принципе. Это вопрос очень важный, потому что это эфир, и могут попытаться, наверное, кто-то каким-то образом воздействовать на наши аппараты. Это возможно или нет?

С. МАРЧУК: Возможность по перехвату управления или внедрения в процесс управления космическими аппаратами, регламентирован конституционными нормами. И вопрос вторжения в сферу деятельности космического управления является нарушением законодательства. И в этом плане в мирное время никаких попыток и не может быть в плане того, чтобы вмешаться в управленческий процесс космическими аппаратами, безусловно.

Но система управления построена таким образом, чтобы была гарантированная стойкость системы управления, и обеспечивалось резервирование, обеспечивалась устойчивость управления и оперативность решения всех поставленных задач, которые позволяют своевременно реагировать на все нештатные ситуации. И разговора о перехвате или разговора о выводе из строя космического аппарата – такого на данный момент времени не стоит.

И. КОРОТЧЕНКО: Понятно, то есть из Ваших слов следует, что у нас всеми принятыми мерами, включая и техническими, собственно, процесс управления регламентирован таким образом, что только мы Российская Федерация в лице соответствующих уполномоченных из созданных структур имеет возможность управлять. Ни любое другое иностранное государство, ни потенциальный противник просто не сможет осуществить такие функции, учитывая, что там, как Вы сказали, гарантированной стойкостью обеспечивается канал управления.

С. МАРЧУК: Безусловно.

И. КОРОТЧЕНКО: А какое вообще значение для обороноспособности России сегодня имеет космос? И какие угрозы безопасности нашей страны может нести космическое пространство?

С. МАРЧУК: Космос имеет важное и решающее значение. Век технологических процессов, которые происходят, стремительного роста технологий. Мы же прекрасно понимаем то, что космос не имеет границ, любой объект, который находится в космосе, он пересекает неоднократно в течение суток, если это низкоорбитальные космические аппараты, пролетает над поверхностью различных государств.

Из космоса мы получаем телевизионную информацию. Из космоса мы получаем связь, из космоса мы получаем координаты. Безусловно, в космосе находятся различные космические аппараты, которые летают по определённому геометрическому построению. И в этом плане необходимо учитывать влияние космических аппаратов, которые, пролетая, друг с другом не должны сталкиваться, не должно быть никаких конфликтных ситуаций. А, следовательно, из космоса, являющегося пространством, он должен быть всегда мирным космосом. Это и есть основная составляющая безопасности и гарантии мирного неба над Землёй.

И. КОРОТЧЕНКО: В 70–80-е годы интенсивность запусков космических аппаратов в нашей стране достигала где-то порядка 120 запусков ежегодно. А на орбите находилось более 250 спутников различного назначения. В настоящее время в России запуски осуществляются гораздо реже, и в составе отечественной орбитальной группировки насчитывается гораздо меньше космических аппаратов. В чём в принципе причина такого снижения эффективности космической деятельности? И достаточно ли такого существующего ныне состава орбитальной группировки для обеспечения потребности нашего государства, и обеспечения обороноспособности и безопасности?

С. МАРЧУК: Действительно, в настоящее время ежегодно осуществляется около 30 запусков в год. Это связано с тем, что раньше для решения поставленной задачи необходимо было запустить несколько космических аппаратов. На данный момент времени космические аппараты являются многофункциональными. И один космический аппарат может одновременно решать несколько задач, поставленных для него. Кроме этого, современные технологии позволили увеличить срок активного существования космического аппарата. И если раньше срок активного существования космических аппаратов ГЛОНАСС составлял 3 года, то в настоящее время – до 10 лет. В настоящее время количество космических аппаратов позволяет глобально, непрерывно, оперативно охватывать всю поверхность Земного шара и качественно, с высокой оперативностью решать те поставленные задачи в составе орбитальной группировки, которая сейчас имеется.

И этого состава орбитальной группировки, мы сейчас достигли такого уровня, которая не только сохранилась, она имеет в настоящее время процесс наращивания и хорошего технического состояния. Поэтому вопрос сейчас не в количестве космических аппаратов, а в качестве. А качественно решаются те задачи, которые определены военно-политическим руководством государства.

И. КОРОТЧЕНКО: Расскажите о современном состоянии нашей орбитальной космической группировки. Её количественный состав, если это можно привести, и такие данные: соотношение космических аппаратов, военного и гражданского назначения, как идёт процесс обновления группировки искусственных спутников Земли? За счёт ввода в его состав, в состав этой группировки, современных космических аппаратов с увеличенным сроком активного существования на орбите?

С. МАРЧУК: В настоящее время орбитальная группировка космических аппаратов Российской Федерации насчитывает более 130 космических аппаратов.

И. КОРОТЧЕНКО: Это которые действуют?

С. МАРЧУК: Да, действуют.

И. КОРОТЧЕНКО: Реальные, живые.

С. МАРЧУК: Да, более 130 космических аппаратов. Из них на управлении Главного испытательного космического центра находится более 80%.

И. КОРОТЧЕНКО: От всего состава группировки?

С. МАРЧУК: Да, находится. И личный состав управляет этой орбитальной группировкой круглые сутки для того, чтоб были выполнены все задачи.

В настоящее время орбитальная группировка переживает активный процесс обновления и модернизации. Это очень интересная работа, новые технологии, новые космические аппараты. С ними интересно работать молодому офицеру, гражданским профессионалам. Они многократно резервированы, они очень слаженные. Для того, чтобы осуществление процессом управления было непрерывным, они имеют и автономную систему навигации, они имеют бортовую систему, которая позволяет определять неисправности и доводить эти неисправности.

И. КОРОТЧЕНКО: Это такая диагностика внутренняя, функциональная у самого космического аппарата?

С. МАРЧУК: Диагностика, да. Поэтому современные космические аппараты, безусловно, имеют более длительный срок активного существования, а у них совсем другие платформы являются, герметичные, что позволяет снизить вес данных космических аппаратов.

А, следовательно, из того вопроса, который был ранее: «Почему не 250 космических аппаратов, а более 130 космических аппаратов?» – потому что срок активного существования увеличен. Кроме этого, увеличены сроки существования на орбите. Безусловно, снижаются затраты на вывод космических аппаратов из-за того, что снижается количество запусков космических аппаратов.

Современная орбитальная группировка, которой управляет Главный испытательный космический центр, является уникальной: у неё уникальное орбитальное построение, уникальные технологии, которые на ней находятся, уникальная система командно-ретрансляционной передачи между ними.

Безусловно, всё это состояние увлекает молодых офицеров, увлекает молодых специалистов гражданских, и, безусловно, является гордостью Главного испытательного космического центра и великим достоянием нашего государства. Поэтому мы, по-прежнему, были и всегда будем великой космической державой.

И. КОРОТЧЕНКО: Скажите, а спутники, которые находятся на низкоорбитальных орбитах, и на геостационарных – это всё сфера вашей ответственности?

С. МАРЧУК: Да, сфера Главного испытательного космического центра являются спутники, находящиеся и на низких высотах, и на средних высотах, и свыше средних высот. А кроме того, уникальной является, безусловно, геостационарная орбита, которая находится на высоте 36 000 км, которая позволяет с наклонением ноль, то есть с наклонением вдоль экватора, в результате чего спутник как бы зависает над поверхностью Земли, то есть относительно совпадает скорость вращения со скоростью Земли на этой высоте. И поэтому свободно можно любителям настроить спутниковую антенну в точку стояния космического аппарата. В результате, получается, относительно земли, относительно нас данный спутник как бы неподвижен.

И. КОРОТЧЕНКО: Разведывательные спутники Министерства обороны также управляются вами?

С. МАРЧУК: Мы выполняем задачи по управлению всеми космическими аппаратами различного назначения: спутники дистанционного зондирования Земли, которые являются гражданскими спутниками, такие, как ресурс, который мы получаем, снимки для того, чтобы можно было бы определить потребителю, гражданскому населению, какие природные явления, которые внезапно произошли, для того, чтобы разрешить кризисные ситуации в части, касающейся природно-техногенного характера.

Безусловно, все те задачи, которые поставлены Министерством обороны, и все задачи, которые решаются орбитальной группировкой, они решаются Главным испытательным космическим центром.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы сказали, что 80% вы управляете в существующей группировке. Значит, 20% относится уже к другим каким-то органам управления?

С. МАРЧУК: Безусловно, кроме Главного испытательного космического центра есть другие организации, которые занимаются. Условно, Роскосмос в этом направлении. Мы прекрасно знаем, что международная космическая станция «Альфа» занимается, гражданские люди. Но управление международной космической станцией тоже осуществляется нами: стыковки-расстыковки космических аппаратов с международной космической «Альфой», к международной космической станции «Альфа». Этим занимается Главный испытательный космический центр.

И. КОРОТЧЕНКО: Ваш центр осуществляет управление не только аппаратами космическими военного назначения, но и гражданского назначения тоже?

С. МАРЧУК: Да, безусловно, мы занимаемся и гражданскими космическими аппаратами, такими как космический аппарат метеорологического обеспечения «Метеор», управлением дистанционного зондирования Земли «Ресурс». Главный центр выполняет задачи по обеспечению запусков и по планам международных программ, то есть запуск иностранных космических аппаратов отечественными ракетоносителями. А также занимается вопросами обеспечения жизнедеятельности международной космической станции «Альфа».

И. КОРОТЧЕНКО: А вот здесь поподробнее: в каком аспекте ваша здесь компетенция?

С. МАРЧУК: С момента старта, то есть с момента запуска ракеты космического назначения в составе ракетоносителя и космического аппарата «Союз» с космонавтами на борту или космического аппарата «Прогресс» с теми материальными средствами, которые есть на борту для космонавтов,  нами производится обеспечение и сопровождение непосредственно ракеты-носителя, затем отделения космического аппарата от ракеты-носителя, затем выполнение комплекса мероприятий программ по сопровождению космического аппарата до стыковки с международной космической станцией.

Ведь после того, как космонавты отстыковались от ракеты-носителя, они в течение трёх суток находятся в космическом аппарате, не соприкасаясь с международной космической станцией «Альфа». И задачи у космонавтов серьёзные, которые они выполняют до момента стыковки. А сам процесс управления, то есть выдача команд, ориентирование космическое, он, как и в автоматическом режиме, так и через средства Главного испытательного космического центра.

Бывает очень много нештатных ситуаций, когда необходимо принимать решения. И вот построение радиотехнических средств, которые находятся в отдельных командно-измерительных комплексах, люди, которые являются дежурными расчётами, они через центр управления полётами, который находится в Королёве, через Главный испытательный космический центр выдают команды на стыковку с космическим аппаратом, на расстыковку от космического аппарата, проведение различных динамических операций.

Это очень сложный технологический процесс. И, если всё будет делать космонавт, он тогда не сможет выполнять те задачи, которые ему ставятся для проведения космических экспериментов на борту. Но эта работа очень интересная и зачастую слышно в средствах массовой информации, когда случается нештатная ситуация и необходимо неоднократно проводить работы по отводу космического аппарата от международной космической станции, затем ещё раз повторять попытки стыковки с космическим аппаратом.

Ведь по телевизору кажется, всё это неподвижно, медленно подлетает космический аппарат к международной станции. А ведь это всё происходит с первой космической скоростью – это 7,8 км/с. На этих скоростях необходимо с ювелирной точностью обеспечить соприкосновение, стыковку с космическими аппаратами. Это очень сложный и очень опасный процесс для космонавтов и, безусловно, очень высокая ответственность у личного состава, который выполняет эти задачи. И необходимо вовремя среагировать на любую нештатную ситуацию и правильно принять решение по данному вопросу.

А то, что касается отстыковки космического аппарата от международной космической станции «Альфа», необходимо вовремя выдать импульс на торможение космическое для того, чтобы

И. КОРОТЧЕНКО: Это включение, собственно, реактивного двигателя.

С. МАРЧУК: Остановить его скорость. И космический аппарат должен приземлиться в заданный район с той скоростью, которая позволит безопасно космонавтам приземлиться.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть сход с орбиты тоже не хаотичен.

С. МАРЧУК: Ни в коем случае!

И. КОРОТЧЕНКО: А именно под заданными углами и с таким временным расчётом диаграммы, чтобы приземление произошло в заданном районе?

С. МАРЧУК: Безусловно!

И. КОРОТЧЕНКО: Недавно состоялся первый запуск нового российского космодрома «Восточный». Вы каким-то образом отслеживали, управляли уже непосредственно выводом спутников, которые были запущены ракетоносителем, стартовавшим с «Восточного».

С. МАРЧУК: Главный центр обеспечивает все запуски ракет космического назначения, космических аппаратов, которые проводятся с космодромов. И, безусловно, особой гордостью является запуск с космодрома «Восточный».

Мы приняли на сопровождение ракету космического назначения. Ракета космического назначения после выделения блока выведения «Волга», могла полететь по пяти вариантам, так заложено программой. Но после того, как отделение произошло блока выведения «Волга» с тремя космическими аппаратами, личный состав многотысячного Главного центра принимал участие по сопровождению блока выведения «Волги» с тремя космическими аппаратами до момента отделения космических аппаратов.

Это длительный процесс, который продолжался ни один час. И большинство населения предполагает, что после того, как взлетела ракета, на этом всё закончилось. Была сложная операция по сопровождению, приёмы телеметрической информации, оценки состояния. Космические аппараты с высокой точностью вышли на заданные параметры орбиты, и Главный центр выполнял задачи по сопровождению блока выведения, а далее выполнял задачи по уводу блока выведения с орбиты и затоплению его в назначенном районе.

Это гордость была для нас, личный состав частей с огромным удовольствием, с трепетом, со слезами на глазах – это великое достижение России. И, тем более, данное мероприятие было в юбилейный год, в год юбилея запуска первого космонавта – Юрия Алексеевича Гагарина.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы упомянули о нештатных ситуациях, которые случаются на борту космического аппарата. Иногда мы являемся свидетелями сообщений в средствах массовой информации, когда говорят, что там потеряна связь, потерян контроль над тем или иным спутниками. И вдруг потом каким-то чудесным образом иногда удаётся восстановить этот контроль и привести аппарат космический в работоспособное состояние. Как вот это всё происходит?

С. МАРЧУК: В настоящее время современный космический аппарат является сложным технологическим изделием, состоящим из многих технических систем. И, если первый искусственный спутник Земли мы всего лишь сопровождали, то в настоящее время космическим аппаратом мы управляем. Это очень интересный, сложный и творческий процесс, который требует от личного состава высокого профессионализма, колоссальных знаний и правильности принятия решений.

Безусловно, техника эта сложная. И, кроме того, она находится в космическом пространстве. И если к обычной машине можно просто прикоснуться и посмотреть, что с ней происходит, то космический аппарат может находиться вне зоны наблюдения за каким-либо средством.

Но орбитальная система построения космических аппаратов, кроме этого, расположение радиотехнических средств, которые находятся на территории Российской Федерации, позволяют оперативно решать задачи по поиску и устранению неисправностей. И обычный потребитель, даже если какие-то моменты есть из-за выхода, никогда не увидит и не обратит внимания на то, что вышла неисправность.

С интересом мы проводим работы, и поэтому центр является испытателем современных средств, которые летают на орбите. Является интересным процесс работы с космическим аппаратом, который уже прекратил своё активное существование. Ведь в космосе процессы не исследованы, и они будут длительное время продолжаться, исследоваться. И когда уже говорится о том, что космический аппарат неисправен, работы всё равно будут продолжаться, потому что космический аппарат может довернуться с панелями солнечных батарей таким образом, что подпитаются аккумуляторные батареи и космический аппарат может выйти на связь через три-четыре месяца, через полгода, в результате чего исследуются те процессы, которые возникают в случае нештатных ситуаций, которые могут быть в будущем с перспективными космическими аппаратами.

Личный состав нарабатывает опыт совместно с промышленностью, с нашими ветеранами. Мы используем весь этот опыт, потому что он может быть всего лишь единичным. Но этот опыт позволит нам выйти в любой момент времени из любой критической ситуации, особенно, если это связано с жизнью людей, с космонавтами нашими. Поэтому мы стараемся продолжать работы как можно дольше.

И для поиска этих неисправностей, для того, чтобы своевременно их обнаружить, личный состав несёт круглосуточное дежурство. Это очень сложный процесс. И здесь ошибка может привести к колоссальному экономическому ущербу. Цена ошибки, которая может привести к потере единичного космического аппарата, утере каких-либо технологий, ведь нам необходимо понять жизненный цикл этого космического аппарата для того, чтобы эти космические аппараты вошли в серию.

Затем мы, доработав и устранив те моменты, которые не были учтены по причине того, что очень сложно провести испытания на земле, а эти испытания проходят в космосе, тогда можно этот технический процесс заложить в другие космические аппараты. И всё это позволяет оперативно решать задачи.

Конечно же, в юбилейный год мне хочется сказать слова благодарности нашим ветеранам, сказать слова благодарности офицерам, семьям офицеров, которые вынуждены служить в отдалённых местах и круглосуточно ожидать своих мужей, которые в очень напряжённых условиях выполняют свои задачи. Безусловно, поблагодарить представителей промышленности за те заделы, которые есть в техническом процессе, для того, чтобы наша орбитальная группировка была лучшей в мире.

И. КОРОТЧЕНКО: Не могу не задать вопрос по поводу российской системы ГЛОНАСС, которая также находится в ведении управления Главного испытательного космического центра. Можно поподробнее об это рассказать? Её задачи, точностные характеристики, преимущества относительно американской GPS?

С. МАРЧУК: Действительно, центр управления системой ГЛОНАСС находится в городе Краснознаменске Московской области. Орбитальная группировка и орбитальное построение системы ГЛОНАСС, построение должно быть из 24 космических аппаратов. В настоящее время обеспечено 100% космическими аппаратами, и есть резерв, который находится на орбите.

Орбитальное построение таково, что в системе ГЛОНАСС находится в трёх орбитальных плоскостях по 8 космических аппаратов. В настоящее время находятся космические аппараты ГЛОНАСС-М и ГЛОНАСС-К.

У новых космических аппаратов, которые приходят на смену старым, увеличен срок активного существования до 10 лет, они построены на негерметичной основе, что облегчает сам космический аппарат и увеличивает срок активного существования.

Российская навигационная система ГЛОНАСС находится на высоте 19200 км. Американская система GPS находится на высоте 20200 км, построена в 6 плоскостях, по 5 космических аппаратов. Но таким образом она построена, что широта наклонения орбиты 550 – это не совсем хорошо для Российской Федерации. У нас наклонение 64,80. Вот и ответ на то, что на каких широтах нам обеспечивает навигационными параметрами север. И наша космическая система более устойчива к резонансным явлениям, которые относительно Земли происходят.

Точностные характеристики – единицы метров. Но самое важное, что любое государство, которое стремится иметь свою навигационную систему: Соединённые Штаты Америки, Китай, Европа – у всех есть свои навигационные системы. Но опасность в том, что мы не должны в любой момент времени лишиться доступа к навигационному сигналу. В этом плане есть независимость нашего государства. И в этом сила нашего государства. А, следовательно, мы должны беречь и наращивать силу в вопросах технической составляющей, надёжности. Она у нас система надёжная и обеспечивает всеми заданными параметрами глобального навигационного поля.

И. КОРОТЧЕНКО: Надо сказать, что ГЛОНАСС – это обеспечение высокоточного оружия, возможность его боевого применения. Это выдача координат войскам при решении самых важных задач. И, разумеется, мы не можем здесь зависеть от GPS, потому что известно, что американцы имеют возможности загрубления и ввода каких-то поправок для тех или иных регионов мира, в результате чего просто будет невозможно использовать по назначению ни оружие, ни войска. И ГЛОНАСС, как элемент чисто российской глобальной навигационной системы, обеспечивает нам просто технологический суверенитет в это сфере. Это очень важно, потому что мы видим, как меняется сегодня конфигурация мира, какое давление оказывается на нашу страну. Давайте представим, если бы у нас не было ГЛОНАСС, то мы бы сидели на игле американской GPS. В момент бы отключили, и ничего бы мы не смогли ни решить, ни функционировать нашим системам. Поэтому, действительно, ГЛОНАСС – это национальное достояние Российской Федерации.

Многие образцы командно-измерительных систем антенных комплексов, которые вы эксплуатируете, создавались ещё в советский период. Насколько они соответствуют современным требованиям? Как в настоящее время идёт процесс разработки новых систем, комплексов управления космическими аппаратами, переоснащения объектов Главного испытательного космического центра? Собственно, что нового вы получите, и как будет выполняться в этой связи тот раздел государственной программы вооружения до 2020 года по вашей номенклатуре изделий?

С. МАРЧУК: В течение нашего разговора мы неоднократно говорили о том, что стремительно меняются космические аппараты. Безусловно, так как мы являемся эксплуатирующей организацией и организацией, которая управляет космическими аппаратами, все наземные средства управления космическими аппаратами тоже стремительно изменяются. Задел заложен Советским Союзом. И техника, которая в Советском Союзе была, она была многократно резервирована, надёжна. Этот задел сохранился.

И новые, современные средства составляют сейчас основу наших средств управления, которая заключается в унификации командно-измерительных систем, в интеграции радиотехнических средств по измерению текущих навигационных параметров, приёму телеметрической информации, квантово-оптические системы, которые позволяют путём лазера снимать информацию с космических аппаратов. И ряд других, интегрированных и современных систем.

Обычно задаётся вопрос, сложно ли, или когда было сложно управлять космическим аппаратом: раньше или сейчас? Этот процесс является всегда сложным и очень интересным. Это сейчас кажется, что это техника не нова и космический аппарат прост. Но он тогда впервые полетел. И результат мог быть разный. Он тогда был сложен, и техника была на тот момент самая современная.

Когда летел Юрий Алексеевич Гагарин в космос, никто не знал результатов его полёта и чем всё это закончится. Или, когда первый суточный полёт совершил Герман Степанович Титов, ведь тоже неизвестно было, как пройдёт этот процесс. И в тот момент была техника сложна и современно.

А, следовательно, если на орбите находится современные космические аппараты, а, следовательно, и на Земле находится самое современное оборудование, потому что это оборудование работает на космос. И, безусловно, современные офицеры – самые современные в вопросах технической составляющей, в вопросах принятия управленческих решений. Они являются тоже современными, как и гражданский персонал, который находится в наших средствах, в отделе командно-измерительных комплексов.

И. КОРОТЧЕНКО: Сейчас будем принимать ваши звонки. Слушаем Вас, говорите, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Александр Иванович, Балашиха. Добрый вечер! Вы сказали по поводу нештатных ситуаций. У меня мой воспитанник – у вас лётчик-космонавт. И я знаю кое-что. Скажите, пожалуйста, Сергей Иванович, как Вы считаете, всё то, что мы делаем для космоса, это нужно или нет?

С. МАРЧУК: Безусловно, это очень нужно. Это наша гордость, это наша независимость.

И. КОРОТЧЕНКО: Так, хорошо. Вопрос, по-моему, очевиден, здесь мы в течение часа практически рассказывали, что делается. Без Главного испытательного космического центра имени Титова Россия не могла бы в принципе управлять своей орбитальной космической группировкой. Поэтому то, что делается – это фундаментальная основа нашего могущества, в том числе, и в сфере космоса.

Слушаем Вас, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, господа! А почему никто не ответил за преступление затопления станции «Мир»? Уникальнейшая, 4,3 миллиарда долларов было затрачено. И именно затоплению «Мира» посвящена система управления ракетой баллистической.

И. КОРОТЧЕНКО: Так, понятно, но космическая станция «Мир» была. Это вопрос к совершенно другой сфере, потому что эксплуатация осуществлялась, я так понимаю, всё-таки тогда ещё Российским космическим агентством. И наш гость, который занимается военными проблемами, к этому никакого отношения в принципе не имеет. Задавайте вопросы по профилю функциональных обязанностей и сферы ответственности нашего гостя.

Ещё один звонок. Слушаем Вас, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Павел из Москвы. Скажите, пожалуйста, а есть ли у нас сейчас на орбите спутники с атомной энергетической установкой? И можно ли такую информацию разглашать вообще? Если есть, то чьи они? Наши, западные, то есть американские?

И. КОРОТЧЕНКО: Понимаете, этот вопрос мог бы задать какой-нибудь военный атташе из американского или британского посольства. Я понимаю Ваши интересы, Вы гражданин России. Но, исходя из соображений секретности, обеспечения неразглашения определённой информации, разумеется, в открытом эфире дать ответ на Ваш вопрос просто не представляется возможным.

Давайте ещё один звонок. Слушаем Вас, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Ведётся ли видеонаблюдение, то есть снимается ли весь полёт? И что происходит, когда космонавт достигает цели, до точки, что происходит дальше с кораблём? Вы, конечно, извините, очень интересно знать, отключаются ли двигатели, или как там вообще происходит? На каком расстоянии от Земли они находятся? И дальше что происходит?

С. МАРЧУК: Вопрос интересный. Безусловно, сопровождение идёт космического аппарата до момента стыковки с космическим аппаратом. Далее космический аппарат находится в составе Международной космической станции. В дальнейшем же на этом космическом аппарате очередная экспедиция возвращается на Землю. Без этого невозможно. Все находятся там. То, что касается транспортного грузового корабля «Прогресс», он достигает и стыкуется с международной космической станцией «Альфа», а затем уводится на другую орбиту, на орбиту захоронения, и находится там.

И. КОРОТЧЕНКО: Ещё один звонок. Слушаем Вас, говорите!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Меня зовут Марк, я из Санкт-Петербурга. Прочитал такую информацию, что разрабатывается новый вид космического оружия или, может быть, он старый: направленная стрельба просто металлической, допустим, болванкой по определённой точке на земле с космоса, и есть такая теория, что от этого очень сильный удар происходит.

И. КОРОТЧЕНКО: Российская Федерация выступает за исключительно мирное развитие космоса. У нас таких программ нет. Несмотря на эти крики недавние, которые кто-то из западных деятелей устраивал, Российская Федерация строго придерживается основополагающих договорённостей относительно того, что космическое оружие мы не разрабатываем, на орбиту его не выводим, не испытываем, и выступаем исключительно за мирное развитие космоса, как за общее достояние человечества.

Давайте я ещё задам вопрос. У нас остаётся немного времени. Офицеров, которые работают, служат у вас, кто готовит?

С. МАРЧУК: Основным учебным заведением, которое готовит для нас офицеров, является Военно-космическая академия имени Александра Фёдоровича Можайского, которая расположена в городе Санкт-Петербурге. Уникальное учебное заведение, оно имеет многолетний опыт. Но, кроме этого, проходят службу у нас выпускники учебных заведений современных, успешных, которые являются лидерами среди учебных заведений, таких, как Московский авиационный институт, Московский университет имени Баумана и ряда других учебных заведений. Это высококлассные специалисты, очень интересные лейтенанты, и очень интересные выпускники-студенты, также и гражданские специалисты.

И. КОРОТЧЕНКО: Сейчас международная ситуация достаточно сложная, идёт давление на нашу страну, угрозы раздаются. Как в этих условиях наши офицеры понимают ту ответственность, с которой они обеспечивают безопасность нашей страны? Задаю конкретный прямой вопрос именно по офицерам Главного испытательного космического центра имени Титова.

С. МАРЧУК: Они с гордостью несут службу и выполняют задачи по управлению орбитальной группировкой, потому что это не фантастические рассказы, а это та реальная жизнь, с которой приходится каждый день сталкиваться, и этим всегда можно гордиться. И не только офицеру, а и члену семей военнослужащих, то есть жене, детям и, безусловно, родителям, которые воспитали своего сына, и дали возможность Главному центру воспользоваться его знаниями и умениями для успешного управления орбитальной группировкой.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть офицеры служат достойно. Это, действительно, один из таких, технологически развитых, подготовленных сегментов нашего офицерского корпуса, потому что в ВКС можно служить, тем более, в космических войсках, только обладая соответствующей квалификацией, навыками и возможностями чёткого выполнения задач, которые ставит командование и руководство нашей страны.

Спасибо! Гостем программы «Генштаб» был Сергей Иванович Марчук! Сергей Иванович, спасибо! А мы, как всегда, встречаемся в рамках программы «Генштаб» ровно через неделю. 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!