Бречалов: Я не вижу в аресте Белых никакого политического заказа

Бречалов: Я не вижу в аресте Белых никакого политического заказа

696
Сопредседатель центрального штаба Общероссийского народного фронта заметил при этом, что был удивлён задержанием губернатора, и призвал дождаться решения суда

А. МИТНОВИЦКАЯ: Анна Митновицкая у микрофона. Приветствую наших слушателей и приветствую гостя – Александра Бречалова. Александр, здравствуйте!

А. БРЕЧАЛОВ: Здравствуйте!

А. МИТНОВИЦКАЯ: Секретарь Общественной палаты Российской Федерации,и сопредседатель центрального штаба Общероссийского народного фронта у нас здесь в студии. Начнём, я предлагаю, всё-таки, с Турции. Несмотря на вчерашний теракт в Стамбуле, президент сегодня распорядился проработать снятие всех ограничительных административных мер, связанных со сферой туризма между Россией и Турцией. Вам не кажется, что как-то рановато?

А. БРЕЧАЛОВ: Если президент дал такое поручение, то для этого есть основания, и Вы правильно сказали, проработать, но каждый для себя делает выводы и принимает решения. Для меня, как гражданина, Турция как и Египет надолго закрыты, и здесь не история про политику, здесь больше позиция, основанная на простой безопасности. Стамбул и Турция стали открытой площадкой для террористов, и после теракта последнего, страшного, какой здравомыслящий человек будет планировать поездку туда, где взрывают в аэропортах? Для меня оснований смотреть в сторону Турции – я был там несколько раз – нет.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Интересно, что ещё до того, как появилось это распоряжение от Путина, ещё только-только появились новости, что Эрдоган написал письмо с извинениями, и тут же уже встрепенулись турагентства, турфирмы. Да, мы снова начинаем работать, крылья распахнули, мы оживаем, турбизнес сейчас заживёт. Ещё ничего не решено, и ещё непонятно, как оно всё будет, ещё неясно, это искренние извинения? Это о чём говорит, с Вашей точки зрения?

А. БРЕЧАЛОВ: Есть понятие - "Кому война, а кому и мать родна", но с другой стороны бизнес есть бизнес, и это естественное желание заработать – в сезон Турция была одним из самых популярных направлений для россиян. Надо признаться, не самым дорогим, поэтому это нормальное желание.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Если всё-таки не признаться, что самым дешёвым.

А. БРЕЧАЛОВ: Ну, почти.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Турция и Египет были на одном уровне, наверное.

А. БРЕЧАЛОВ: Я не большой эксперт, я уже много-много лет отдыхаю в России, уже лет двадцать, поэтому для меня этот вопрос не стоит.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это ж когда Вы в Турции-то были?

А. БРЕЧАЛОВ: Финал четырёх баскетбольный был, где-то пять или шесть лет назад. И в деловой поездке я был в Стамбуле. Поэтому желание бизнеса заработать – это нормально.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть Вы их оправдываете в этом смысле?

А. БРЕЧАЛОВ: Я их понимаю. Я как гражданин для себя сделал выводы: ни я, ни моя семья, ни мои родные туда не поедут.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А в целом, если смотреть для страны, с Вашей точки зрения, надо ли эти связи восстанавливать?

А. БРЕЧАЛОВ: Безусловно. Нам ни в коем случае нельзя маркировать страну и всех живущих в ней людей.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А как не маркировать, как этого не делать, если там теракты происходят с периодичностью раз в несколько месяцев?

А. БРЕЧАЛОВ: Это другой вопрос. Поддерживать отношения торговые, возможно, дипломатические отношения обязательно, потому что любая конфронтация – это плохо. Но то, о чём Вы говорите, – я полностью разделяю Вашу позицию – это простая безопасность. Когда постоянные взрывы, когда угроза терактов, дипломатические отношения – это одно, а безопасность людей – это другое. Здесь это нельзя ни в коем случае сводить в одно и на основании такого общего решения принимать.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но если связи налаживать, того и гляди, "Турецкий поток" возобновят, и пластиковые помидорки турецкие, от которых мы уже отвыкли, снова к нам придут.

А. БРЕЧАЛОВ: Поддерживаю Вас полностью, очень ратую за то, чтобы санкции в отношении европейских стран и по отношению к Турции в частности, не отменяли, потому что знаю не понаслышке, чем живут фермеры и личные подсобные хозяйства – для них сейчас это возможность. У нас достаточно серьёзный рост в этом направлении и, конечно, здесь хорошо бы оставить эти отношения экономические, которые они есть.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Интересно. Вы только что сказали, что вроде, бизнес надо взаимный развивать, и ни в коем случае нельзя разделять и какие-то ярлыки вешать. С другой стороны, помидоры нам их не нужны.

А. БРЕЧАЛОВ: Есть туризм и есть разные другие направления деятельности. Я считаю, что страна наша вправе что-то оставлять из санкций, что-то убирать, но будем прагматично к этому вопросу подходить, поэтому я считаю, что в сфере сельского хозяйства, безусловно, наши производители находятся в более комфортном положении.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но Вы сейчас только что вспомнили, как они вместе мечеть открывали, а после этого такой удар в спину, выражаясь языком президента. Вы простили Турцию, Вы простили Эрдогана?

А. БРЕЧАЛОВ: Опять надо разделить Турцию и Эрдогана. Турция – это не Эрдоган, в Турции очень много живёт людей – у меня там живёт достаточно близкий друг, с которым нас связывает очень долгие отношения.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Почему спустя шесть месяцев и три дня Эрдоган попросил прощения?

А. БРЕЧАЛОВ: Но Вы же, наверное, следите за теми цифрами, за теми потерями, которые Турция сейчас несёт.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть Вы думаете, они только сейчас поняли, чем это им обернулось?

А. БРЕЧАЛОВ: Я не удивлюсь, что именно это. Понятно, что отели пустые, понятно, что огромный кусок бюджета недополучат, понятно, что настроения даже тех, кто его изначально поддерживал, уже другие. Я думаю, что всё очень просто: зашатался стул и пошёл извиняться. Почерк и вообще поведение слабого человека, позволю себе это сказать, оно, наверное, продиктовано не более чем вот такой сиюминутной выгодой, чтобы хоть как-то спасти сезон – в августе ещё чтобы приехали туристы и не больше.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Видите Вы связь между тем, что произошло вчера и планировавшимся на тот момент ещё и состоявшимся уже сейчас разговором между Владимиром Путиным и Реджепом Эрдоганом? Вообще, налаживанием его связи, в принципе, со всеми странами соседями?

А. БРЕЧАЛОВ: Вы имеете в виду теракт?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Да.

А. БРЕЧАЛОВ: Нет, я склонен считать, что это накопившиеся внутриполитические проблемы в Турции.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но тогда, с Вашей точки зрения, все же мы размышляем: кому это было надо? Зачем они это сделали, почему именно в Стамбуле этот теракт, почему именно вчера?

А. БРЕЧАЛОВ: Большая политика мировая. Один из сценаристов – это Соединённые Штаты Америки. В тот момент сценарий складывался благополучно, и Эрдоган, по всей видимости, выполнял прописанную ему роль, а в дальнейшем что-то в их отношениях не получилось – я сейчас не хочу из себя международного эксперта строить, но это очевидно по той информации, которая была не в наших информационных источниках, а в международных. Вы знаете о том, что в Евросоюзе, в Еврокомиссии, комиссии по юстиции, 10 июня рассматривался вопрос о либерализации визового режима, в том числе с Турцией. Даже вопрос о рассмотрении отложили на неопределённый срок.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А сейчас, после Брексита, и вовсе отложили.

А. БРЕЧАЛОВ: Да, поэтому ситуация меняется и здесь, извините, Россия ни при чём.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ни при чём?

А. БРЕЧАЛОВ: Ну, конечно. А терять партнёров и там, и здесь – это уже, в общем-то, опасно для тебя, как для власти.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это накладно.

Несколько вопросов и смсок от слушателей обсудим. "Если выяснится, что СУ-24 был сбит по указке Вашингтона, и Эрдоган признался в этом Путину, например. Возможен такой расклад событий?".

А. БРЕЧАЛОВ: Да, наверное, всё возможно. Просто я не понимаю, к чему вопрос. Возможно, да.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Какие-то общие теперь интересы: Эрдоган сдал Вашингтон.

А. БРЕЧАЛОВ: Это рассуждения в формате вечернего кофе в соцсетях и до утра. Я не эксперт в этой области.

А. МИТНОВИЦКАЯ: "Турция увеличила закупки энергоресурсов, что говорит о росте производства. Туризм не самая высокая статья бюджета. Вы действительно верите, что Эрдоган подружился с Путиным, а не наоборот?"

А. БРЕЧАЛОВ: Абсолютно точно. Это моя личная позиция. Не наоборот, и президент чётко свою позицию по отношению к Турции высказал с самого начала и за всё это время наша позиция не менялась, а вот господин Эрдоган – его там штормило утром и вечером, и последнее заявление этому подтверждение. Поэтому здесь сколько угодно можно говорить о росте промышленности и производства: "Ура! Всё прекрасно", - но мы не про это говорим, а про поведение главы государства в очевидной ситуации и, в конце концов, он в этом признался.

А. МИТНОВИЦКАЯ: "Люди сами не должны решать: брать на себя риск ехать в страну, где небезопасно, или государство, всё-таки, должно запрещать?"

А. БРЕЧАЛОВ: Люди продолжают ездить в Турцию. Конечно, кратно в меньшем количестве, но у меня знакомые поехали в Турцию и там отдыхали, и никаких запретов – вы берёте билет, а вас на границе разворачивают – этого нет и быть, слава Богу, в России не может. Конечно же, каждый сам принимает на себя риски.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Давайте постепенно переходить уже к Совету федерации, к спорам жарким, которые сегодня там проходили. В частности, начнём с пакета поправок от Ирины Яровой. Во-первых, Вы поддерживаете его?

А. БРЕЧАЛОВ: Безусловно. Абсолютно точно актуальные поправки, своевременные. Наверное, ещё раньше надо было начинать и ответственность повышать за подобные действия: пособничество терроризму, за сам терроризм и так далее. Но не будем углубляться. В целом поддерживаю.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Теперь давайте углубляться: новая статья "недоносительство" – для Вас это не синоним "стукачеству"?

А. БРЕЧАЛОВ: Это абсолютно никакой не синоним. Знаете, очень многие мои знакомые, друзья, приезжая из Европы, говорят, какой там порядок, чистота, и приводят такие примеры: вот еду на машине, из окна там выбросили окурок – тот, кто сзади едет, обязательно позвонит в полицию и сообщит. В нашем понимании не стукачество, потому что вокруг чисто и порядок, и всё прекрасно.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Мы сейчас немножко не те вещи сравниваем. Одно дело – мусор на улице, порядок и чистота, а другое дело – это, может быть, слишком фантазийный сосед или соседка – бабушка, которой грустно и одиноко, и тут она думает: что-то её соседи какие-то подозрительные – надо пожаловаться, пожалуй, кому-нибудь, инспектору, кому угодно, позвонить – соответственно, человек уже попадает под следствие.

А. БРЕЧАЛОВ: Да не подпадает он ни под какое следствие.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А пока идут все проверки, где он будет находиться? В СИЗО, скорее всего. Не будет же он дома сидеть, ждать.

А. БРЕЧАЛОВ: Для чего был пакет этот поправок? В Общественной палате России мы создали соответствующую координационную комиссию по противодействию терроризму. Огромная проблема. Всем экспертам, всем коллегам из СПЧ, которые сейчас активно критикуют и требуют на ковёр Яровую, я рекомендую выйти из своей системы координат – а это Москва, это огни, это газеты-журналы, и уйти в территории. Мы готовы провести слушания и показать массу материалов агитационного формата, которые печатаются в России, масса сайтов, ресурсов, которые навязывают, например, идеологию ИГИЛ*, занимаются вербовкой – это в таких масштабах, что Вы себе представить не можете, мы просто в другой системе координат с Вами. Так вот, пакет Яровой, в первую очередь, направлен на пресечение этой деятельности.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но вместе с тем вторая половина раскололись, говорят, что это тотальная слежка: и слежка за телефонными переговорами, и несчастные мобильные операторы, которые говорят, что мы не сможем их хранить.

А. БРЕЧАЛОВ: Эта напоминает мне историю с иностранными агентами по НКО.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Может быть, да.

А. БРЕЧАЛОВ: Если мы отмотаем, в самом начале прогнозы такие, что через год тысячи НКО уже не смогут работать, будут выселять, выгонять из страны, будут в следственных изоляторах.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но здесь не будут выгонять из страны – уже убрали эту поправку, слава господи.

А. БРЕЧАЛОВ: 126 НКО иностранных агентов. А в 2015 году иностранное финансирование получили 3 108 организаций. Понимаете, есть норма, и мы начинаем фантазировать: ага, соседка обратилась – пришли ночью.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Но ведь согласитесь, что лучше всё-таки прогнозировать и продумывать, чем потом столкнуться и кричать: "ой, мы не доработали, сырой был закон".

А. БРЕЧАЛОВ: Во-первых, есть общественность, есть общественный контроль. Во-вторых, есть правоприменительная практика. Я убеждён: ни у Ирины Яровой, ни у тех людей, кто участвовал в разработке этого пакета нет и не было мысли, чтобы создать тотальную в стране атмосферу слежки, стукачества и тому подобное. Этого нет и не будет. У нас, наверное, одна из самых свободных стран. Когда мы придумываем что-то, что у нас там ограничивают у кого-то где-то свободы, - мне кажется, это глупость.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я скажу Вам вот что в ответ: для ФСБ, для следователей гораздо удобнее, когда система информации копится сама собой. Один позвонил – сказал про другого, другой сказал про третьего, третий про четвёртого – им ничего делать особенно не надо, они просто открывают компьютер, забивают фамилию – и всё, вся подноготная этого несчастного человека, и все эти сомнения, все домыслы соседей, знакомых, и так далее.

А. БРЕЧАЛОВ: Почему подноготная несчастного человека?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Потому что совершенно не обязательно, что он при этом террорист или задумал что-то такое опасное общественно.

А. БРЕЧАЛОВ: Давайте разделим на две составляющие. Вы говорите, что для спецслужб теперь это не будет проблемой – хорошо. Но вот я применяю на себя: я пользуюсь и смс, и WhatsApp, и ещё чем-то пользуюсь, в соцсетях у меня есть – да, на здоровье, пусть смотрят. Какие проблемы?

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ну, там же не только терроризм, но и экстремизм тоже. Там же речь идёт в этом пакете поправок и о перепостах тех же самых. Я понимаю, что незнание закона не освобождает от ответственности, но чего-то там репостнул, что-то там написал, ну и ладно, погибли эти в Орландо, и Бог бы с ними.

А. БРЕЧАЛОВ: Вы очень правильно говорите: что-то там репостнул, что-то там написал. Представить себе, что у нас будет 15 тысяч репостов или комментариев и 15 тысяч ночью "воронок" заберёт в следственный изолятор – хватит заниматься глупостями.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Не будет? Вы даёте гарантию: не будет?

А. БРЕЧАЛОВ: Я не могу дать гарантию. Вы знаете, у нас достаточно остро и оперативно общество реагирует на менее острые и такие критичные вопросы. Конечно, есть вопросы к поправкам, и мы их будем обсуждать. Ко мне обращается сейчас бизнес, что увеличение срока хранение и требования по хранению вызовут удорожание бизнеса и есть абсолютно конкретные цифры. Вот с этим мы будем работать, равно как и с любыми другими сигналами, которые будут идти как правоприменительная практика.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Александр, сколько лет Вашим детям?

А. БРЕЧАЛОВ: Шестнадцать.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я к тому, что уже и четырнадцатилетних можно будет сажать – это новая статья в Уголовном кодексе. Не жалко Вам детей четырнадцатилетних?

А. БРЕЧАЛОВ: Мне в принципе жалко детей, и у меня есть личная программа: я шефствую над трудными подростками, которые сейчас в Орловском спецучилище Кировской области отбывают сроки. Мне жалко, и я пытаюсь участвовать в их судьбе, но Вы к чему хотите сказать – что у нас сейчас будут следственные изоляторы и спецучреждения забиты четырнадцатилетними детьми? Я очень надеюсь и уверен, что этого не будет. Моя личная такая позиция.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это хорошо, что Вы так оптимистично смотрите вдаль, в будущее.

А. БРЕЧАЛОВ: Я вообще оптимист.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Потом если не дай Бог начнутся какие-то сложности – я знаю, кому звонить.

А. БРЕЧАЛОВ: Совершенно точно. Мы с Вами встретимся в эфире, у нас будут такие обращения, и мы их каждое будем с Вами рассматривать.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я хотела уже переходить к другим темам, но слушатели наши не отпускают: "Честно живёшь – нечего боятся, с одной стороны. А с другой стороны, мы боимся того, что закон, как обычно, будет работать против граждан – так часто бывает: на словах одно, а на деле борются с людьми совершенно обычными". Максим Девятов: "Сейчас для борьбы с мнимым терроризмом будут всех прослушивать, а потом чипы под кожу вживлять".

А. БРЕЧАЛОВ: На этом можно закончить.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вот ещё есть: "Не будет ли такого, что предприимчивый сотрудник МВД соберёт компромат на меня и будет шантажировать?"

А. БРЕЧАЛОВ: Это проблема есть и сейчас, только не на граждан, а больше на предпринимателей, на чиновников. Ситуации бывают самые разные – для этого мы и говорим об общественном контроле, для этого и президент, в первую очередь, обращает внимание на взаимоотношения, в частности, предпринимателей и правоохранительных органов. Вы же слушали последнее в Санкт-Петербурге сообщение по этому поводу? Да, к сожалению, такие ситуации есть – это человеческий фактор, с этим нужно бороться и надо не просто выгонять, а сажать этих сотрудников правоохранительных органов, но я не думаю, что закон что-то в этом плане изменит, и я не думаю, что наши слушатели удивятся – Вы же не удивляетесь, когда к Вам на смс приходят какие-то предложения и звонки.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это правда. Давайте дальше будем тогда двигаться – время ограничено, в скором времени к нам ещё коллеги собираются подключаться – тоже отнимут Вас у меня ненадолго.

Так вот, о поправках по поводу декриминализации, о том, о чём просил президент, и фактически о ювенальной юстиции, которая нас ждёт в ближайшее время, учитывая, что приняты поправки от депутата Крашенинникова: две он успел внести. Но вот, к примеру, за то, что один супруг ударил другого – ну, поругались, некоторые так ругаются, эмоционально, - два года тюрьмы. За избиение человека у метро, например, четыре месяца ареста всего лишь. Есть серьёзная разница. Примириться нельзя. Что касается детей – любая ссадина, любой синяк абсолютно – это уже будет повод для проверки, соответственно, в будущем, для изъятия и, в конце концов, дети же начнут просто шантажировать родителей – они же хитрые создания. Совершенно очевидно: папа, дай денег – папа денег не даёт. Он говорит: тогда я напишу на тебя заяву. Да, ювенальная юстиция. В конце концов, я имею право – у нас государство и закон дружественны к детям. Меня будут слушать, а не тебя, папа. Главное – приняли уже.

А. БРЕЧАЛОВ: В Общественной палате проводились слушания по данной теме и большее количество экспертов и члены Общественной палаты не поддержали те инициативы по ювенальной юстиции, которые тогда были. Крайне сложная тема. Конечно, синяк и ссадина – это уже действительно предмет для расследования.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Серьёзно? Я помню, что у меня коленки в детстве вообще не заживали. Я бегала во дворе и падала постоянно.

А. БРЕЧАЛОВ: Я имею в виду, если это как результат домашнего насилия.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А как доказать?

А. БРЕЧАЛОВ: Я поэтому и говорю: это очень сложная тема, и здесь больше противоречий по каждому пункту. Я с Вами разделяю эту позицию – я сам отец, мой сын периодически по заднице получал, когда он был помладше. Сейчас он уже крепкий юноша.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вас, вообще-то, на два года могли бы упечь в тюрьму.

А. БРЕЧАЛОВ: Да я бы, наверное, тогда не выходил. Здесь очень тонкая грань между тем, что является действительно домашним насилием, а что воспитательным процессом. Но я согласен. Для меня, во-первых, это неожиданность, что так оперативно закон был принят.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть ни Общественная палата, ни ОНФ не следили.

А. БРЕЧАЛОВ: Всероссийский народный фронт этим не занимался. Занимается Общественная палата – слушания закончились отрицательным заключением по данному вопросу.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Отрицательным. А депутаты меж тем в последние буквально два заседания внесли этот законопроект, и Совфед его сегодня утвердил.

А. БРЕЧАЛОВ: Я думаю, всё только начинается, и мы будем соответствующую свою позицию ещё раз высказывать. Наверное, в ближайшее время соберёмся, потому что, конечно, очень много вопросов к тем инициативам.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Александр, мы сейчас будем делать небольшой перерыв. К нам сейчас подключается наша телевизионная студия – у них тоже есть к Вам несколько вопросов. Мой коллега Юрий Коваленко выходит к нам. Юрий, добрый день!

Ю. КОВАЛЕНКО: Здравствуй, Анна! Здравствуйте, Александр Владимирович! Кому сложнее будет подстроиться под новые реалии: России или Турции? Кто больше готов к этому перемирию, а кто больше не готов?

А. БРЕЧАЛОВ: Очень сложный вопрос. Россия всегда готова к конструктивному диалогу и к партнёрским отношениям, не к квазипартнёрским: вы – нам, а мы посмотрим, а именно по-настоящему партнёрским. Но ситуацию господин Эрдоган и та политическая элита, которая сейчас формирует повестку в Турции, немножко запустили, на мой взгляд. Как будут развиваться события – экономические, политические, культурные связи между Турцией и Россией уже достаточно глубокие – я думаю, что в каком-то обозримом будущем действительно будут налаживаться отношения, но ситуация-то не простая, и у каждого человека это в сердце засело: сбить лётчика – это вина конкретных людей, а комментировать и оправдывать, и не принести извинения – это уже накладывает отпечаток.

Ю. КОВАЛЕНКО: Александр Владимирович, получается, что мы будем учиться заново улыбаться друг другу, да? То есть мы давние стратегические партнёры, давние торговые партнёры и теперь нам необходимо учиться общаться в новой реалии после полугода вакуума и тишины, изъеденной этими противоречиями. А вот Эрдоган каким образом собирается мириться с Россией и не ругаться с теневым подпольем, которое в Турции воюет? Не повредит ли это нашим связям?

А. БРЕЧАЛОВ: Я не верил и вряд ли поверю господину Эрдогану. Слабость его позиции проявилась и в начале, и сейчас. Я не переставал общаться со своими друзьями, которых у меня в Турции достаточно много – это разные вещи. Одно дело политика и заявления главы государства, а другое дело – отношения людей. У меня есть очень близкие друзья и в Москве, с которыми мы общаемся, поэтому как будет налаживать отношения Эрдоган, я не знаю, но, повторюсь, я ему лично не верю.

Ю. КОВАЛЕНКО: Действительно ли вернётся всё на прежние рельсы, как это было? Допустим, насколько я знаю, очень сильно пострадала сфера перерабатывающей промышленности из-за того, что очень много Турция производила, мы покупали, доделывали, включали её в цепочку производства, а это было разрушено за полгода. Это придётся налаживать. Туризм, понятное дело, что это достаточно быстро. Как бы все не говорили – это достаточно быстро. Вот у нас вопрос: промышленность, строительство, пищевое – всё, что связано с продуктами, сколько может потребоваться времени на восстановление этого всего?

А. БРЕЧАЛОВ: Я не задаю себе этот вопрос. Я задаю вопрос, как можно оперативно заместить, и в первую очередь, своими ресурсами. Для меня это более интересно, я хотел бы на этом акцентировать внимание. Меня меньше всего интересует, насколько мы быстро восстановим в этой сфере отношения. Мы должны быть заинтересованы в развитии своей промышленности и своего производства. Сейчас этот процесс очень динамично развивается.

Ю. КОВАЛЕНКО: Александр Владимирович, я понимаю прекрасно, что Вы за разрыв отношений с Турцией, за дистанцию, чтобы развивать импортозамещение. Это, в общем-то, понятно. Но с другой стороны, за этим же может стоять ещё и политика. То, как это будет развиваться, мы посмотрим, наверное, скорее всего, в ближайшее время, и я по части позиций с Вами действительно очень сильно согласен и солидарен. Большое спасибо, Александр Владимирович!

А. МИТНОВИЦКАЯ: Юрий, хорошего дня. Наши коллеги из телевизионной студии к нам подключались. Мы тем временем будем возвращаться к ювенальной юстиции. Вы сказали о том, что так или иначе ещё будут разговоры, обсуждения, много вопросов остаётся, но беда вот в чём: завтра президент будет подписывать этот закон, а ему завтра очень много чего нужно будет подписать: и пакет Яровой, и всё остальное – 160 законов сегодня должны были в Совфеде утвердить. Соответственно, у меня есть определённые сомнения, что Путин просмотрит всё, каждую строчку от и до. Во-вторых, потом уже опять меняется состав Думы, и пошло-поехало, и всё запуститься. Чего там уже потом обсуждать?

А. БРЕЧАЛОВ: У нас очень много законов после принятия в дальнейшем на основании правоприменительной практики меняются, вносятся изменения – это нормальная работа. Одно дело, когда он разрабатывается и принимается, другое дело – как он будет адаптирован в жизни, как его будут исполнять. Поэтому я никакой трагедии у нас здесь не вижу. Вернее, мне не очень понятно, для чего и зачем так торопились с принятием закона, когда было много противоречий по нему, но, повторюсь, я никаких сейчас сложностей в этом не вижу. Общественная палата для того и нужна, чтобы оперативно реагировать на правоприменительную практику и предлагать соответствующие изменения. Мы это будем делать в ближайшее время.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Решили перейти в блиц. Давайте так: коротко спрашиваю – коротко отвечаете. Во-первых, объявили, что вторая волна сноса самостроя грядёт. Зачем, с Вашей точки зрения, это московским властям, почему они не хотят успокоиться? Я думаю, что все прекрасно понимают, что для огромного количества людей это потерянный бизнес, и это не какие-то огромные бизнесмены, это малый бизнес, о котором мы так много говорим. Жалеете их или не жалеете?

А. БРЕЧАЛОВ: Первое: это не малый бизнес.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Крупный?

А. БРЕЧАЛОВ: Крупный бизнес. Масса объектов не имеют правоустанавливающих документов – это то, что у нас имеется, как факт.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А не проще ли эти документы оформить и работать, чем всё под нож?

А. БРЕЧАЛОВ: Я знаю несколько объектов, которые были построены, как самострои и на сетях: под низом проходит канализация. Второе: есть объекты, которые буквально строятся впритык к проезжей части, и я вот Вам скажу, что изначально, когда начиналось большая компания по сносу таких объектов, у меня было отношение двоякое, но сейчас я поддерживаю полностью Собянина и считаю, что это правильно.

А. МИТНОВИЦКАЯ: 107 объектов – это достаточно, с Вашей точки зрения, или их больше надо убирать?

А. БРЕЧАЛОВ: Без понятия. Я не знаю, инвентаризацию не проводил.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Не считали и не смотрели каждое здание.

А. БРЕЧАЛОВ: Главное, чтобы потом на этом месте не выстраивались новые, чтобы это не было делением рынка, но за этим общественность следит, и мы готовы по каждому объекту рассматривать.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Как у нас в целом сейчас этот летний ремонт Москвы – полностью перерыты центр, Тверская, Новый Арбат, и всё вокруг. Вы видите большой смысл в этом ремонте? Вы чувствуете, что нам есть смысл потерпеть?

А. БРЕЧАЛОВ: Очень часто бывает так, что возмущение через несколько лет меняется восторгом: как приятно идти и так далее. Одно лишь то, что меня немножко смущает – это эффективность: год назад положили, в общем-то, недешёвую плитку. За год поменялись планы? А в целом Сергей Семёнович, я считаю, показывает себя эффективным хозяйственником и работает на Москву. Я здесь ничего не вижу такого. Стоит потерпеть, если Тверская превратится действительно в красивую улицу и для москвичей, и для туристов.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А что касается плитки? Где-то Вы это обсуждали, куда-то выносили на какой-то уровень?

А. БРЕЧАЛОВ: Нет, у нас не было обращений. Я сам видел на Тверской и вижу в соцсетях обсуждение, но это я такой, немножко зацикленный на эффективности – жалко. А по обращениям слушаний каких-то не было.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Тут слушатели тоже писали, но и у меня этот вопрос был запланирован, на счёт товарища Эраста Матаева, бывшего чиновника, который напал на девушку, разбил телефон, ударил её по голове – на Старом Арбате всё это происходило. Общественная палата что с этим делает, обратилась куда-то?

А. БРЕЧАЛОВ: Нет, не обратились. Антон Цветков и члены Общественной палаты это дело взяли на контроль, но а что здесь – негодяй.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А почему не обратились? Потому что я знаю, что хотели обратиться в Трудовую инспекцию, чтобы бизнес его проверить.

А. БРЕЧАЛОВ: Пока нет. Скорее всего потому, что Цветков уже сам вышел с инициативой и держит эту ситуацию на контроле.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Так, но с Вашей точки зрения, бизнес-то надо вообще его проверять? Всё-таки, история совершенно простая: мужик психанул, ему совершенно плевать: женщина – не женщина, чужой человек – не чужой человек – он выскочил и ударил.

А. БРЕЧАЛОВ: Для меня – нет.

А. МИТНОВИЦКАЯ: В бизнесе ли дело вообще?

А. БРЕЧАЛОВ: Я не говорю ни про бизнес, ни про что-то другое. Мужчина ударил женщину – какой тут смысл дальше о чём-то говорить? А тем более, если он считает, что он безнаказанно может это делать – у меня нет здесь комментариев.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Дальше давайте идти к выборам уже. Постепенно прошли съезды всех парламентских партий. С Вашей точки зрения, у кого больше шансов? Кто лучше себя ведёт? Кто больше наберёт в количественном счёте? Кто выиграет более убедительно?

А. БРЕЧАЛОВ: Я обращаю внимание исключительно на тех активистов, которые поддерживают Общероссийский народный фронт, которые являются членами региональных Общественных палат и Общественной палаты России. Мы заинтересованы в том, чтобы лидеры общественного мнения шли в Государственную Думу и в региональные законодательные собрания.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А это большая часть единороссы?

А. БРЕЧАЛОВ: Большей частью да, но есть представители и в других партиях. Я вижу, как меняется по результатам праймериз, и вот то, что я сейчас увидел в списках "Единой России" - для меня это приятное удивление: больше чем на 50% изменился состав, появились действительно новые лица. Достаточно сказать про Анну Кузнецову и Дмитрия Сазонова – это актив. Поэтому выборы будут интересные, но я уже говорил об этом: меня интересует то, что начнётся с 19 сентября.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть во время выборов ОНФ ничего делать не будет, просто подождёте?

А. БРЕЧАЛОВ: Безусловно, у нас не палата, мы ничего не собираемся делать.

А. МИТНОВИЦКАЯ: В качестве наблюдателей Вы не участвуете тоже?

А. БРЕЧАЛОВ: Нет, конечно. У нас нет такой задачи, такой компетенции.

А. МИТНОВИЦКАЯ: То есть Вам запрещено, Вы не можете быть наблюдателями?

А. БРЕЧАЛОВ: Нет.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Ну, можно же, чтобы всё чисто прошло – вот в чём дело?

А. БРЕЧАЛОВ: Безусловно. Важно, чтобы всё прошло честно, легитимно и конкурентно, и я уверен, что в большей части регионов это будет именно так, но для меня важно, что будет потом. Понимаете, мы про действия, про спектакль, который называется выборы, а я Вам говорю про спектакль, который называется жизнь. Вот у меня 27 тысяч обращений в течение года в Общественную палату – это о чём говорит? Это говорит о том, что человек пишет сначала муниципальному депутату, потом региональному, потом депутату от своего региона в Госдуму.

А. МИТНОВИЦКАЯ: А потом он узнаёт, что есть ещё у нас Общественная палата вообще-то.

А. БРЕЧАЛОВ: А они ему не отвечают, а речь идёт всего лишь о пандусе, как в городе Березняки Пермского края. Тогда у меня вопрос: нафига всё это шоу нужно, и эти депутаты? Вот мы их будем контролировать, начиная с 19 сентября, что они будут делать.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Договорились. ОНФ, я прекрасно помню, породил огромное количество расследований, в том числе и громких, и они были связаны с отставками наших губернаторов: там и Гайзер был, там и Хорошавин был. Что скажете про Белых? У Вас были какие-то тревожные звоночки?

А. БРЕЧАЛОВ: Мне нечего сказать в этом смысле про Никиту Белых. У нас не было каких-то более-менее серьёзных претензий к нему и к госзакупкам, от администраций и даже от муниципалитетов, поэтому здесь нет.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Не та история. Но Вы верите в то, что он действительно брал эти взятки? Потому что он, конечно, говорит, что это всё "подстава", его сторонники тоже говорят, что его подставили, что губернатор, человек такого уровня и чиновник такого уровня не стал бы сам брать какие-то деньги, а тем более, наличкой, и тем более, почему бы не послать помощника.

А. БРЕЧАЛОВ: Следствие покажет. Я убеждён, что если действительно это была не взятка, то Никита Белых сможет отстоять свои права и невиновность в суде. Я не вижу здесь никакого политического заказа. Это какие-то внутренние истории, наверное, конкуренции. Я его неплохо знаю. Для меня, конечно, это было удивление, но не собираюсь комментировать. Давайте подождём, что скажет суд.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Подождём, хорошо. Вы ещё обмолвились по поводу того, как живёт то или иное НКО, как мы это воспринимали тогда, как это происходит всё сейчас. Какие-то явные результаты всего этого Вы видите, чувствуете? Всё-таки Вы два года на посту секретаря Общественной палаты. Что изменилось, что стало лучше?

А. БРЕЧАЛОВ: Я вижу, во-первых, то внимание, которое президент уделяет третьему сектору, оно конвертируется в конкретный результат: больше стало активных граждан, волонтёрское движение – это вообще что-то пульсирующее в стране, и это очень здорово. Некоммерческие организации делают более качественные проекты. При секвестировании по многим статьям бюджета на НКО выделяется на 360 миллионов рублей больше в этом году. Я вижу позитивные изменения. Ещё много чего нужно сделать, но это очевидно. А вот те прогнозы касательно закручивания гаек и невозможности работать благотворительным фондам – этого не происходит, на мой взгляд. Поэтому ситуация в целом позитивная для третьего сектора.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Я предлагаю экспресс-голосование запустить: Вам близка позиция Александра Бречалова, всё правильно говорит, всё по делу, вы его поддерживаете или вы против, хотите спорить, не со всем согласны?

Если говорить о Российском авторском обществе, о РАО – это ведь тоже некоммерческая организация. Это как раз тот же самый пример вроде бы. Вы за его судьбой следили? Как они работают, кто возглавляет, какие там дочерние структуры, дочерние компании, что там с недвижимостью? Потому что сейчас, когда уже арестовали главу, у всех вопросы – никто, оказывается, особенно не разбирался, что там происходит. Как так вышло? Что Вы думаете по этому поводу?

А. БРЕЧАЛОВ: Я ничего по этому поводу не думаю. Не буду сейчас придумывать. Не следил, обращений не было. У нас тысячи, десятки тысяч сюжетов и по ОНФ, и по Общественной палате. По этой теме никакой информации у меня нет.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Как-то никто Вам не жаловался. Интересно, кстати, что члены РАО уже постфактум говорят, что там давным-давно нехорошая ситуация сложилась, и вот только сейчас это всё вскрывается. Тут до сих пор у нас ещё вопросы по поводу шантажа от сотрудников МВД, людей это волнует. Мы уже всего столько успели обговорить, а тут всё так же.

А. БРЕЧАЛОВ: Я их понимаю. Проблема есть действительно.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Голосование останавливаю. Поддерживают Вас 40%, а 60% почему-то против. Что Вы им скажете?

А. БРЕЧАЛОВ: Здорово, что у людей есть своя позиция: у тех и других. Очень интересна позиция у тех, кто не поддерживает, потому что критика – это всегда путь к наиболее оптимальным решениям, поэтому прекрасно. За все два года меня мало в моих инициативах, а особенно, касающихся НКО, поддерживали, поэтому это нормально.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Это хорошо уже. Александр Бречалов у нас был в гостях. Спасибо, что пришли. Мы Вас всегда рады тут видеть.

А. БРЕЧАЛОВ: Спасибо!

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!