Юрьев о госконтроле: Российский интернет-сегмент надо отделить от мирового

Юрьев о госконтроле: Российский интернет-сегмент надо отделить от мирового

Фото: ©L!FE/Владимир Суворов

5747
Бизнесмен отметил, что свой Интернет надо создавать на своём протоколе, который нужно специально для этого написать.

С.КОРОЛЁВ: Государство намерено полностью контролировать российский сегмент Интернета. Минсвязи подготовило поправки.

М.ЮРЬЕВ: Там планируется регулировать гораздо более серьёзно, чем сейчас, но далеко не полностью. Я за, я сторонник того, что российский сегмент нужно отделять от западного.

С.К.: Китайского?

М.Ю.: Вообще от всего мирового.

Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым слушайте в аудиозаписи.

 

С. КОРОЛЁВ: У микрофона — Сергей Королёв. Всем доброго вечера. Как всегда по пятницам, Михаил Юрьев в нашей студии. Здравствуйте, Михаил Зиновьевич.     

М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте.   

С.К.: Пишите и звоните. Сегодня примем шестой звонок, потому что все линии заняты. Откуда Вы? Как Вас зовут? Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: День добрый. Николай, Санкт-Петербург.

М.Ю.: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Иванова из администрации Правительства, сейчас министр образования. Как Вы думаете, следующим, может, премьер-министр у нас будет? Такое глобальное изменение? Спасибо большое. 

М.Ю.: В чужую душу не заглянешь, это решает президент. Тем не менее я не думаю, что премьер-министр будет отставлен в ближайшее время. Не вижу никакого смысла в этом для президента независимо от того, как он лично оценивает его профессиональные качества. Личную лояльность, безусловно, высоко оценивает. Она проверена временем. Профессиональные — хоть высоко, хоть низко, всё равно нет смысла его менять. Это нормальная ротация. Одних выгоняют, других назначают, это в любой корпорации.

С.К.: "И всё-таки Ливанов — это начало?" — спрашивает слушатель через Viber.  

М.Ю.: Начало чего?

С.К.: Череды отставок, возможно, в Правительстве.

М.Ю.: Я ещё раз говорю. При том количестве чиновников даже класса "А" — высшей категории, которые существуют в нашем Правительстве в широком смысле, в администрации, всё время кого-то меняют и должны менять, это совершенно естественно. Можно называть это чередой, можно не называть чередой. Если слушатель имеет в виду, начало ли это массовой чистки, системной замены высшего слоя, не вижу никаких к этому предпосылок. Так по одному, по два, по три, безусловно, менять будут.

С.К.: "Ливанов ушёл. Где оценка деятельности?" — Саша призывает Вас, очевидно, оценить Ливанова как министра образования и науки, его наследие.  

М.Ю.: Был бы счастлив, если бы такой министр образования, как Ливанов и Фурсенко, любым способом, денег не пожалеть, стали министрами образования в западных странах — наших врагах: в Америке, в Англии, в Германии, то праздник бы был — конец бы этим странам настал.     

С.К.: А Вы знакомы с Ольгой Васильевой? 

М.Ю.: Нет.

С.К.: Читали про неё? Говорят, что есть с православными кругами связи, и, вообще говоря, патриотически настроенный человек. Из Администрации Президента она перешла на эту работу. У неё и в образовании был большой опыт, а докторская была посвящена "РПЦ в политике советского государства в 40-е годы" — так называлась её докторская.

М.Ю.: То, что она человек патриотический, у меня нет оснований Вам не верить.  

С.К.: И православный.  

М.Ю.: И православный. Это для меня безусловный плюс. Вполне возможно, что президент этим и руководствовался.  

С.К.: Из Общественного совета уже побежали люди. Алексей Венедиктов говорит: "Несовместимо. Как так? У нас светская система образования".

М.Ю.: Мне неинтересен Общественный совет, это фикция, поэтому бегут ли оттуда люди или нет — это, примерно, как обсуждать длину очереди в пивном ларьке в ста метрах. Может быть, президент и руководствовался этими соображениями, биография похожа в каком-то смысле на Мединского, например. Мы этого не знаем. Что видно точно? Это следующее: ужасный министр образования Фурсенко до этого был ректором большого приличного вуза, Ливанов — то же самое.

Чётко видно, что президент понял, что ректоров вузов назначать министрами нельзя
Михаил Юрьев

Может быть, кто-то из них будет хорошим министром, но явно видно, что в эту яму третий раз падать глупо, поэтому назначили аппаратчика — аппаратного работника. Это абсолютно правильное решение.   

С.К.: Давайте к другой теме, это тоже новости последних минут. Полицейские-таки задержали мажора на BMW — так его называют. Это двадцатилетний Кирилл Романов, который гонял по "Музеону". Целая группа, оказывается, есть в Instagram — "Нам можно всё". Неприкасаемые они себя называют. В багаже у этого водителя и другие нарушения, снятые на видеорегистратор и выложенные в социальных сетях. Удивляет реакция. Ему ещё вчера начали писать в Instagram: "Ну, как так можно?", "Ты чего, вообще очумел?" Естественно, я сейчас подбираю эфирные слова.     

М.Ю.: Понятно.

С.К.: Но реакция — "плевать я на вас хотел с большой колокольни". Знаете, как он сказал? Мажор на BMW X6 заявил, что продолжит гонять, так как у него есть кэш, "все вы чернь".

М.Ю.: Да, было.

С.К.: "Слушай ты, чернь (заменяю слова) белоленточная, только и умеешь, что чужие деньги считать. Своих небось нет. Только я продолжу гонять по Москве и по Парижу на BMW X6, а ты ютиться в своей однокомнатке в Люберцах и потными пальчиками строчить разоблачения на своём сайте", — ответил одному из пользователей этот двадцатилетний юнец. Что с этим делать?  

М.Ю.: Как? Вы сами не понимаете?

С.К.: Я не знаю. Я бы в тюрьму посадил, ещё чего-нибудь.

М.Ю.: Правильно. Всё Вы хорошо понимаете. Других способов нет. Человек, люди по своей природе несовершенны, а, попросту говоря, довольно большое дерьмо. Они разные все, есть и приличные, но очень значительная часть людей являются людьми нехорошими везде. Это можно как-то менять воспитанием, но не очень сильно. Единственный способ держать людей в узде — это способ "тюрьма — сажай". Ничего другого за последние 5 тысяч лет не изобрели.  

Вы мне задаёте вопрос, ну как он дальше, будет ли гонять? Будет. Прав ли он, говоря это? Прав. В аналогичных ситуациях аналогичными мажорами бывают жёны, дочери, любовницы, они ничем не лучше мажоров. Вот сейчас его задержат, никуда его не посадят. Папаша его отмажет. Вот так работает наша система. Он будет гонять, потому что точно знает, что ему за это ничего не будет. А если бы его действительно посадили, если бы он провёл в СИЗО как следует пару месяцев, а ещё лучше там уже в ВТУ — после этого тише воды, ниже травы бы ходил. Есть люди, которым плевать на всё, но это не та публика. Только от безнаказанности собственной дуреют.

С.К.: "Почему же их родители несмотря ни на что продолжают детишек отмазывать и прощать, нанимать охрану? Вопрос к Вам, Михаил Зиновьевич, как к богатому человеку", — слушатель спрашивает.

М.Ю.: Для любого человека желание сделать жизнь своему ребёнку получше — это инстинкт, он есть у птиц, у зверей, он совершенно естественен. Есть родители, которые понимают, что ребёнку это не нужно, что ты ему гадишь, превращая в чудовище. Я так же отношусь, как сейчас сказал. У меня нет этих проблем. С другой стороны, этого нельзя ожидать от большинства людей, большинство родителей будет до последнего защищать независимо ни от чего. Единственный способ — этих родителей снимать с работы и сажать в ту же самую тюрьму. Нет других способов обеспечить нормальное функционирование социума.

С.К.: "Дать бы в морду ему хорошо так!" — слушатель пишет.   

М.Ю.: Подписываюсь. Я в очереди.

С.К.: Это тоже поможет?

М.Ю.: Это за конституционные способы. Мы не обсуждаем введение судов Линча, потому что у нас есть Конституция. Сажать в тюрьму за преступление, обращаю Ваше внимание, находится вполне в рамках Конституции. Я не предлагаю что-то сверхъестественное. Судить самим нельзя, и слава богу, что нельзя, но так — помечтать. Я бы с удовольствием сломал бы ему что-нибудь.

С.К.: Общественный резонанс. Всё-таки какая-то надежда теплится?

М.Ю.: Нет, не теплится. Уверенность есть, что отмажут.   

С.К.: Давайте следующую тему последних минут: российские синхронистки принесли стране 13-е золото Олимпиады. Мы снова с пятого на четвёртое место переместились. Вы говорили, что нам ехать туда не надо, но мы всё-таки поехали, неплохо так выступаем, держимся. Четвёртое место по медалям — это очень хорошо в данной ситуации, когда нашу сборную "подрезали" практически в полтора раза, согласитесь.  

М.Ю.: Да.

С.К.: Но тем не менее, мы достойны.

М.Ю.: Нас окунули в дерьмо, оно с нас ещё капает, а у нас медали. Я принципиально не интересуюсь показами, результатами.  

С.К.: Понятна Ваша позиция. У нас вопросов очень много по поводу Путча — сегодня же годовщина. Давайте поговорим чуть позже по поводу Сирии, по поводу Украины. Нефть, инфляция, экономика — всё это обсудим.

Давайте обратимся к сообщениям наших слушателей. "Михаил Зиновьевич, наши действия в Сирии приводят к нужному нам результату?" Естественно, имеется в виду использование иранского аэродрома и включение Китая.    

М.Ю.: Вопрос хороший, ответить на него можно, но надо понимать, а что для нас является желательным, нужным результатом в Сирии. Вопрос этот совсем не так прост, как кажется, потому что войны конца XX — начала XXI века довольно сильно ушли от классических войн, которые, кто-то говорил, являются продолжением экономики, политики с целью захватить либо землю, либо деньги захватить — ограбить, либо рынки сбыта захватить — чисто из материальных соображений. Они вообще сильно ушли, а наша война в Сирии ещё дальше ушла. По большому счёту нам в Сирии и от Сирии ничего большого материального не надо. База там нужна нам в основном, чтобы в Сирии и участвовать. Как-то без этой базы мы жили, проживём и дальше. На самом деле, за что мы воюем в Сирии?

Мы воюем в Сирии за то, чтобы не дать Америке насадить неприемлемую для нас и всех приличных людей на свете модель мирового порядка
Михаил Юрьев

Поскольку это конкретная, но нечётко обозначенная цель, это совершенно естественно, в политике так обычно и бывает. Сказать "приближает к ней или нет" — это очень конкретное событие, а именно вторая точка подскока помимо сирийских, помимо базы в Хмеймим, мне кажется, не очень корректно. В целом, если говорить не про аэродром, а про то, что мы стремительно выстраиваем, судя по всему довольно успешно, треугольник, зародыш будущего регионального военно-политического союза Москва-Анкара-Тегеран, в который войдёт и Дамаск, а дальше, не сомневайтесь, ещё кто-нибудь найдёт. Это строго в соответствии с нашими глобальными интересами.        

С.К.: Ну что, 25 лет прошло. 25 лет так называемой новой России. Мы сегодня спрашивали молодёжь. Наш корреспондент выходила на улицы города, и мало кто смог из молодых людей расшифровать, что такое ГКЧП. Я просмотрел опрос ВЦИОМ, каждый десятый только может сказать точно, что произошло, описать эти события. Интерес, мягко говоря, близится к нулю. С чем Вы это связываете?

М.Ю.: Главным образом с тем, что у нас по укладу жизни на данный момент обычное капиталистическое, я бы даже сказал, либерально-капиталистическое общество с некой русской спецификой, слава богу. Нет гей-парадов, демократия не выходит на уровень полного маразма. В основном это нюансы, либерально-капиталистический строй. В либерально-капиталистическом строе, кроме собственной зарплаты и в какой клуб пойти за имеющиеся деньги, интерес у молодёжи вообще больше ничего не вызывает. 

С.К.: Так. А Ваш личный взгляд на события 25-летней давности?

М.Ю.: Я совсем не молодёжь. Во время ГКЧП мне было 32 года.

С.К.: А где Вы были? 32 — это ещё совсем в расцвете сил молодой человек. Где Вы застали 19 августа, "Лебединое озеро"?

М.Ю.: Очень интересно. "Лебединое озеро" я застал на рыбалке около города Херсона. Тут же прилетел. По-моему, с 19-е на 20-е был живой заслон, я в нём участвовал.

С.К.: Ничего себе!

М.Ю.: Да. Всё это видел своими глазами. Главное, что важно понимать при оценках, это как всё выглядело? Войска были нагнаны ГКЧП, огромное количество народа на улице разной степени активности, которые были против ГКЧП, защищали, стояли в кордоне, беседовали с солдатами, но никакой противоположной толпы, которая вышла поддержать ГКЧП, как сейчас говорят, "из бюджетников", не было ни одного человека. По доброй воле, не солдат, которому приказали, а по доброй воле защищать СССР. Это надо понимать. Хорошо это или плохо, но не вышел ни один человек.     

С.К.: Кстати говоря, если сравнивать то, что произошло в августе 1991, с тем, что было недавно в Турции в августе 2016 — неудавшаяся попытка переворота, что общего, что разное?

М.Ю.: Я считаю, они противоположны по смыслу. Что такое было ГКЧП? ГКЧП — это была попытка. Существовала некая страна с неким укладом жизни, я не хочу даже слово "строй" использовать, куда включаются разные вещи. Люди видели, что этот уклад жизни вот-вот уйдёт, будет властями сдан и поменян на тот, который для этой страны всегда считался архизлом. ГКЧП было создано его членами для того, чтобы не дать этому произойти, это была охранительная тенденция, это не был переворот. Это была попытка не допустить переворота.   

С.К.: Правильно, да.

М.Ю.: А в Турции была попытка именно переворота, поменять то, что происходит, на то, что они хотят. Не говоря уже о том, что ГКЧП не был инспирирован никем, это доморощенная вещь, поэтому, извиняюсь за цинизм, столь малоэффективная. Турецкий переворот был спланирован.   

С.К.: Давайте о нравах. Резко меняем тему. Несколько дней уже, да по сути неделю, говорят про женское обрезание. Сначала был доклад правозащитной организации. Оказывается, во многих районах некоторых российских республик это практикуется. Потом высказался муфтий, потом взял свои слова обратно.

М.Ю.: Сказал, что это шутка была.

С.К.: Всеволод Чаплин, например, успел его поддержать и подвергся обструкции в Интернете. Сегодня ещё продолжают поступать заявления. Например, депутат Максакова предложила ввести уголовное наказание за обрезание женщин, но речь-то о чём шла? О разврате и борьбе с развратом? Как Вы вообще видите всю эту ситуацию? Вас это покоробило, вас это удивило, возможно, повеселило или огорчило?   

М.Ю.: Меня покоробило только одно: я абсолютно не понимаю, зачем вообще реагировать на доклады правозащитных организаций? Уж коли Вы этот вопрос подняли, из уважения к Вам скажу так: уровень развращённости современного общества меня коробит. Я совсем не ханжа и много кого и чего в жизни имел, но публичность всего этого происходящего, начиная от рекламных щитов с практически голыми дамами и кончая самыми разными нравами, меня коробит. Но бороться с этим путём анатомической ликвидации источника женской сексуальности — это какой-то странный способ. Гораздо эффективнее и женщины после этого могут. Давайте лучше мужиков будем кастрировать, это гораздо эффективнее, не надо думать, что детей не будет. Детей сегодня можно и без этого.

С.К.: ЭКО.

М.Ю.: Из соматической клетки получить. Это кажется бредом, но, на самом деле, это не больший бред, чем про женское обрезание. Я уж не говорю о том, что (мне рассказывали родственники, а я был удивлён) в большинстве вузов большая часть девушек, обучающихся там, с самого начала, если у них нет богатых родителей, целенаправленно начинают искать спонсора поприличнее с чисто материальными целями. Вы думаете, если она будет обрезана, она не будет? Она просто удовольствия не будет от этого получать. А, может, она и так его не получает, скорее всего?    

С.К.: "Михаил Зиновьевич, когда Вы пугаете и осуждаете власти США в открытую, на Вас это потом никак не сказывается? Например, на бизнесе?" — спрашивает слушатель.  

М.Ю.: Пока не сказывалось никак. Наша компания, как и ряд других, как практически все газоэкспортные компании из Америки, их не так много, но они есть, для американского правительства и его политики крайне важны. Все мы, и наша компания в том числе, официально находимся в перечне компаний в Госдепе, промотирующих национальные интересы США просто самой своей деятельностью. Я думаю, что для них это существенно важнее, чем то, что я говорю в их представлении в качестве частного лица. Я же это говорю не в качестве председателя совета директоров американской компании. В этом качестве моё мнение по поводу американской политики никого не интересует.  

С.К.: Нам интересно Ваше мнение об энергоресурсах и о том, что происходит сейчас на этой ниве. Если говорить об августе, нефть подорожала более чем на 17%. Сейчас подсчитали — больше 50 рублей.

М.Ю.: Хотя с провалом в середине.

С.К.: Да, но тем не менее сейчас 50 с лишним.

М.Ю.: Да.

С.К.: А рубль нет, рубль, наоборот, дешевеет. Почему такая пошла тенденция? С чем это связано?

М.Ю.: Во-первых, когда был провал, ведущий здесь, как Вы помните, мне задавал вопрос, что будет. Я сказал, что скоро это сменится обратным трендом, за 50 перевалит. Так что всё идёт по плану.  

С.К.: Нефть — да. Интересно, почему рубль не укрепляется.

М.Ю.: Потому что, на самом деле, цена нефти и платёжный баланс — всего лишь один из факторов, который влияет на курс рубля. Он главный из объективных факторов, но в последнее время, о чём не устаёт говорить Глазьев, в том числе на Лайфе, и он абсолютно прав, последние два года, что мы наблюдаем, ни объективные, ни необъективные факторы, спекулятивные решения крупных валютных игроков на нашей бирже начинают иметь всё большее значение, чем все объективные факторы вместе взятые. Это не специфика РФ. Аналогичную вещь мы видим на американском фондовом рынке. После кризиса вдвое увеличился фондовый индекс, при том что прибыли корпораций практически не увеличились, и никаких объективных причин этому нет. Это господство виртуального над реальным. Это особенность современного мира, долго это не продлится, потому что виртуальной кашей сыт не будешь.

С.К.: Я хочу вернуться к Ливанову ненадолго. Он же не просто ушёл, он был назначен спецпредставителем по торгово-экономическим связям с Украиной.

М.Ю.: Это ни о чём.

С.К.: А прочат, что послом станет.

М.Ю.: И что? Посол на Украине, даже в неофициальной карьерной шкале, табели по сравнению с министром на несколько ступенек ниже.   

С.К.: На фоне того, что сейчас происходит между Россией и Украиной, это может сыграть ключевую роль.  

М.Ю.: Наоборот.

Чем меньше отношения, тем менее престижна должность соответствующего посла
Михаил Юрьев

С.К.: Порошенко не исключает полномасштабного вторжения со стороны России. Мы уже это откомментировали, назвали полным бредом. Минобороны между тем начинают учения по обеспечению группировки войск в Крыму. Пентагон заявляет, что не обнаружил признаков подготовки России к военному конфликту. От Порошенко что ждать? От той стороны?

М.Ю.: От той стороны ждать всяческих провокаций. То, что сказал Порошенко, означает только одно: американцы очень бы хотели и по объективным, и по выборным своим внутриполитическим соображениям, чтобы мы на Украину полномасштабно вторглись. Они будут всячески нас провоцировать, но, по-моему, с нервами у нашего президента всё совершенно нормально. Никаких опасений это не вызывает.

С.К.: "Что скажете про новый виток дискуссии между Кудриным и Глазьевым?"

М.Ю.: Не вижу нового витка.

С.К.: Глазьев сказал, что уходит из программы Столыпинского клуба. Почему?

М.Ю.: Такие нюансы я не знаю. Откуда мне знать? Я не состою в Столыпинском клубе, хотя меня туда звали в своё время.

С.К.: "Где лучше? На Западе или в сегодняшней России?", — князь Горчаков просит Вас пояснить.  

М.Ю.: Прямо князь?

С.К.: Да, подписался.

М.Ю.: В каком смысле лучше? Что делать?

С.К.: Жить, на Руси жить хорошо.

М.Ю.: Для русского лучше здесь. Нет, я могу себе представить, чтобы я жил в Америке. Если нельзя будет оставаться, жизни угроза, конечно, сбегу. А так даже представить не могу. Там очень хорошо делать бизнес, но многие вещи связаны с геями, нацменьшинствами. Там жить не так приятно, по крайней мере, мне. Для меня ничего лучше России нет.

С.К.: Основание гордиться страной: Крым, например?

М.Ю.: Вообще оснований гордиться два.

С.К.: Олимпиада в Сочи была основанием, или только Крым пока? Из последнего, если вспомнить, кроме Крыма что ещё?

М.Ю.: Сирия.

С.К.: Сирия, так.

М.Ю.: Звучит слабо. Вообще основание гордиться страной в моём мировоззрении — главное.

С.К.: Это только прирастание территории?

М.Ю.: Нет. Это когда весь остальной мир от страха струйку пускает при произнесении названия твоей страны — это первое, а второе — это знание того, что в большинстве сфер твоя страна является цивилизационным лидером. И то, и другое не имеет в полной мере места сегодня, но движения есть и по первому, и по второму.

С.К.: Кстати, интересный опрос ВЦИОМ сегодня опубликовал: каждый второй гражданин нашей страны готов использовать российский флаг в повседневной жизни. Вывесить, например, его на своём дворе или носить одежду с флагом. Как Вы к этому относитесь?

М.Ю.: Абсолютно положительно. Я Вам хочу сказать, репетиция этого уже происходит. Когда появилось движение георгиевских ленточек перед 9 мая, дальше я вижу по себе и по другим людям, что 9 мая проходит, а я не хочу её снимать, так с ней и езжу. Я смотрю, очень многие перестали их снимать после 9 мая. Это по сути то же самое, что флаг.

С.К.: А когда купальный костюм в цветах российского флага? Я просто видел в бассейне у одной девушки. Нормально или перебор?

М.Ю.: Перебор. Чувство меры же никто не отменял.

С.К.: А что не перебор? Футболка — не перебор, а купальник — перебор, да? Девушка красивая.

М.Ю.: Лучше тогда вообще без футболки.

С.К.: Просто покрасить?

М.Ю.: Нет, и не красить. Что, если девушка красивая? Тогда лучше без футболки и без купальника.

С.К.: Следующая тема: государство намерено полностью контролировать российский сегмент Интернета. Читали, наверно?

М.Ю.: Читал.

С.К.: Обсуждаемая тема. Минсвязи подготовило поправки.

М.Ю.: Только неточное цитирование происходит в самих СМИ. Там планируется регулировать гораздо более серьёзно, чем сейчас, но далеко не полностью. Полностью — не соответствует сути вопроса. Я за, я сторонник гораздо более жёсткой, я сторонник того, что российский сегмент нужно отделять от западного.

С.К.: Китайского?

М.Ю.: Вообще от всего мирового. Я ещё жёстче предлагаю: в Китае ставить фильтры.

С.К.: Северная Корея?

М.Ю.: Что Вы мне примеры приводите? Я Вам по сути говорю. Китайский Интернет соединён с мировым, там просто разного рода фильтры.

С.К.: Firewall так называемый.

М.Ю.: Да. Я считаю, что свой Интернет надо создавать на своём протоколе, который специально для этого нужно написать. Подсоединяться к иностранным должен только через бутылочные горлышки, которые являются если не запретительным, то сильно ограничительным фактором: либо финансовым — дорого стоят, либо административным. 

Самое главное, что нужно отрегулировать в Интернете — должна исчезнуть всяческая, даже теоретическая, возможность анонимного выхода
Михаил Юрьев

Потому что это хамство с плеванием друг в друга, которое читаешь в любом форуме, в любом чате — это противно, хочется всем дать, как тому мажору.

С.К.: Такая позиция у Михаила Юрьева по поводу ограничения интернета. Внимание, внимание — запускаю голосование! По итогам программы вы поддерживаете или против Михаила Юрьева? Ваши вопросы Михаилу Зиновьевичу. Как зовут? Откуда Вы? Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Владимир зовут меня. Михаил Зиновьевич, в конце 90-х в обществе стало витать слово "дефолт". И вот по центральному телевидению выступает Борис Николаевич Ельцин и говорит: "Никакого дефолта не будет". Не помню, по-моему, через день или два он случился. Чисто гипотетически: это произошло за его спиной, или он знал?  

М.Ю.: Мне пришлось довольно много общаться с покойным Борисом Николаевичем в 1997 году, когда он восстанавливал своё здоровье в "Волжском утёсе" после операции, потому что я ездил туда на совещание руководителей ветвей власти. Почти сутки там провели, в том числе и за излишествами. Мне кажется, что к этому периоду слова "Ельцин" и "он знал" как-то находятся в разных плоскостях. Это смешно себе даже представить. Он и знал бы, да плохо понимал, о чём речь.

С.К.: Как Вы относитесь к такому политическому деятелю, как Иван Грозный? Почему после его правления началась многолетняя смута в 46-м? В последнее время памятники у нас открывают, обсуждают, где бы ещё открыть, а Ваша позиция?

М.Ю.: Моя позиция заключается в том, что в самом вопросе одновременно уже несколько ошибок — дело, согласитесь, нетривиальное. Моё отношение к Ивану Грозному заключается в том, что это был очень великий правитель России, потому что правителя оценивают по одной вещи — состоянию страны на момент его прихода к власти и на момент ухода.

С.К.: Небо и земля.

М.Ю.: Два мира — два Шапиро. В чём же ошибки заключались? Что, мол, после его смерти сразу же началась смута. Это неправда. После смерти Ивана Грозного на его трон заступил его сын Фёдор Иоаннович, не очень крепкий умом, но и нельзя сказать, что совсем дебил. Правил он около 15 лет вполне успешно, присоединил некоторые территории. Не такие, как его отец, но тем не менее. После этого правил Борис Годунов, который до великого голода 601—603 года тоже правил вполне успешно. Голод — это ЧП, это извержение вулкана в Чили. Бывает, что же сделать, хотя, конечно, Борис Годунов много ошибок совершил. Смута началась через 20 с лишним лет после смерти Ивана Грозного. Проводить тут причинно-следственные связи по меньшей мере рискованно. Наконец, то, что она началась, для меня означает только одно: то, что делал Иван Грозный по искоренению боярских вольностей, он не довёл до конца. Остались в живых некоторые, вроде Романовых, вот они и полезли, так сказать. Надо было всех кончать, тогда не было бы смут.

С.К.: "А Кирилл Романов Романовым кто?" Думаю, никто.

М.Ю.: Я думаю, вне всякого сомнения, он Романову сын. Вопрос — какому Романову?

 СЛУШАТЕЛЬ: "Такое ощущение, что Ваш гость чист перед законом, — пишет Юрий через Viber, – говоря о репрессиях-то".

М.Ю.: Взяток не брал никогда, из Америки инструкций не получал. Я не боюсь, пожалуйста. Кстати, я вообще не чиновник. Ко мне-то это какое отношение имеет?

С.К.: Были чиновником.

М.Ю.: Был чиновником. Ко мне вроде никогда претензий не было. Будет следствие — я особенно и не боюсь.

С.К.: Михаил Зиновьевич, 91% нашей аудитории сегодня за Вас, 9% проголосовали против. Ждём Вас в следующую пятницу в нашей студии.

М.Ю.: Да.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×