Свои игры. Конькобежец Скобрев о борьбе с паралимпийской несправедливостью

Свои игры. Конькобежец Скобрев о борьбе с паралимпийской несправедливостью

Фото: ©L!FE/Владимир Суворов

1400
Отстранение российских спортсменов от Паралимпиады — это шок, сказал двукратный олимпийский призёр.

Р. КАРИМОВ: А насчёт собственных игр, собственной Паралимпиады в России, и на эти соревнования, допустим, приглашать спортсменов из других стран. Мутко сегодня не исключил подобного рода соревнований. Насколько они необходимы? Мы можем потратить на них деньги. Насколько они нужны?

И. СКОБРЕВ: Мы не можем оставить людей, которые готовились, без соревнований. Тем более благодаря именно этим людям многие те, кто, к сожалению, стали с ограниченными возможностями, находят в этом смысл жизни. Они понимают, как надо жить, что можно сделать, что та или иная травма не обязывает закончить жизнь, а позволяет творить, делать, выступать, быть сильнейшим спортсменом на планете. Поэтому нельзя оставлять этих людей без спорта, без этой уникальной возможности жить и радоваться жизни.

Благодаря этим людям мы тоже можем понять, что надо сделать ещё для людей с ограниченными возможностями, как обустроить улицы, потому что эти люди ездят по всему миру, они бывают в разных странах, они проходят разные этапы подготовки соревнований, проведения соревнований. Нам необходимо, чтобы это происходило, проходили соревнования. Здесь по-другому не может быть.

Полную версию программы "Позиция" с Иваном Скобревым читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

Р. КАРИМОВ: Добрый вечер! Сегодня с нами Иван Скобрев, конькобежец, двукратный олимпийский призёр, чемпион мира, чемпион Европы, доверенное лицо президента России. Иван, приветствую!

И. СКОБРЕВ: Добрый вечер!

Р.К.: Да, наверное, вечер.

И.С.: И не совсем добрый, в связи с теми новостями, которые пришли совсем недавно, связанными с нашей паралимпийской командой.

Р.К.: Хотя многие ожидали этого решения. Ожидали потому, что Спортивный арбитражный суд на большее не мог пойти. И некоторые специалисты предполагали, что Спортивный арбитражный суд не пойдёт против МПОК. Если, например, Томас Бах, глава МОК, показал свою железную волю, когда отдал на откуп решение по нашим спортсменам отдельным ассоциациям и международным федерациям, то здесь как-то всё сообща и слаженно.

Итак, Спортивный арбитражный суд отклонил иск Паралимпийского комитета России на отстранение российских спортсменов от участия в Паралимпиаде в Рио. Сейчас абсолютно все чиновники, дипломаты, спортивные эксперты говорят о том, что позор, это проявление варварства, цинизма и прочего по отношению к нашим паралимпийцам. А я хочу задать другой вопрос: а что наши чиновники? А что наш Паралимпийский комитет? наши юристы и адвокаты довели, во-первых, до этого, а во-вторых, они за неделю никак не могли защитить паралимпийцев?

И.С.: Давайте так. Во-первых, те события, которые были в первую очередь с нашей основной командой перед Олимпиадой, вопиющие. Честно, в какой-то момент я вообще стал сомневаться в том, что мы будем участвовать в этой Олимпиаде. И когда один за одним наши спортсмены во главе с Юлией Ефимовой стали выигрывать арбитражные суды и получать допуск на Олимпиаду, я всё-таки подумал: "Вот правда восторжествовала. Есть у нас всё-таки специалисты, которые в международных судах могут отстаивать нашу точку зрения, нашу позицию, возвращать наших незаконно отстранённых от соревнований спортсменов к Играм".

И я не знаю, откуда была такая уверенность, что не допустят наших паралимпийцев, я до последнего верил, что мы уже отладили те механизмы, которые позволяют адвокатам отстаивать позицию наших спортсменов. Здесь, конечно, для меня очень большой сюрприз, потому что я ждал эту новость в девять часов, потом перенесли её на десять, потом на одиннадцать, в итоге она появилась где-то около двенадцати. Конечно, это удар, сильный удар. Это же удар не только для нас, а в первую очередь для людей с ограниченными возможностями. Понятно, что это люди колоссальной воли, что это люди, которые тренируются, доказывают — при поддержке нашего государства.

Были случаи допинга. Но они были же не только в нашей стране. Как может участвовать государство в употреблении допинга? Я вообще не понимаю, как у людей хватило ума говорить это и на уровне основной команды, и сейчас на уровне паралимпийской. Понятно, что употребляют допинг, к сожалению, многие спортсмены, не только в нашей стране. Употребляют допинг американцы, европейцы. Это частные случаи.

Не может министр спорта бегать со шприцем и давать допинг спортсменам. Это смешно
И. Скобрев

Для меня это удар, что наших паралимпийцев отстранили. Изменилось что-то? Ну да, наверное, в прошлом относились к инвалидам не так, как это стоило делать. Мы пытались вообще скрыть, что они существуют в нашей стране, если мы вспомним Олимпиаду-80, когда были те далёкие времена. Но сейчас у нас создаются условия, у нас изменяется жизнь инвалидов, у нас изменяется жизнь инвалидов-спортсменов. Понятно, что государство помогает, делает всё необходимое, чтобы они тренировались и выигрывали. И, наверное, самое вопиющее сейчас для иностранцев — наши спортсмены-паралимпийцы выигрывают практически все соревнования мировые. Нет, наверное, ни одного соревнования, где наши спортсмены, которые принимают там участие, оставались бы без подиумов.

Р.К.: Некоторые злопыхатели, некоторые эксперты, говорят, что в этом и странность, что из года в год, от Паралимпиады к Паралимпиаде, наши спортсмены-паралимпийцы демонстрируют колоссальные успехи.

И.С.: Только сегодня я был в Министерстве спорта, общался и с Юрием Нагорных — ответ-то прост. Когда ты берёшься системно за подготовку той или иной команды, то и нет необходимости употреблять допинг — когда у тебя есть система в тренировочном процессе, во врачах и восстановительных процедурах в той или иной дисциплине. Если государство помогает и участвует в подготовке спортсменов, у них всё системно. Они знают, куда они едут тренироваться, они составляют заранее программу на четыре года, они готовятся по этой программе, они получают результат, который позволяет им думать, что правильно делают, а что неправильно. Да, у нас это системно.

Мы подошли к спорту в последние годы системно. Поэтому те результаты, которая показывает наша страна, не могут не радовать
И. Скобрев

Я знаю другую историю: когда у меня не было возможности тренироваться в России, я тренировался в Италии. И последние годы, когда появилась такая возможность в России, извините, последние четыре года я не оставался никогда без медалей на чемпионате мира, потому что у нас было понимание, как мы готовимся, к чему готовимся и с чем мы выходим на соревнования.

Р.К.: К допингу мы вернёмся, там было заявление Мутко. И к тому, где тренироваться, тоже. Всё-таки по паралимпийцам. Почему наши чиновники, адвокаты не смогли защитить спортсменов?

И.С.: Давайте дождёмся комментариев тех людей, которые занимались процессом, потому что, к сожалению, я не знаю тех нюансов. И до сих пор нахожусь в шоке, пытаюсь найти в новостях, что же послужило такой жёсткой позиции международной организации. До последнего я верил, что наши ребята будут допущены. Здесь надо разобраться, к чему они апеллировали, в связи с тем, что наша команда была отстранена полностью. Как они собираются дальше процессуально налаживать с нами отношения, с нашим Паралимпийским комитетом, с МОК? Потому что отстранить целую страну от участия на основании нескольких положительных проб несерьёзно. Или нужны какие-то железные доказательства по тому же Родченкову.

Человек выдумывает истории, отчасти, может быть, что-то имело место. Но я плохо себе представляю, как можно сделать какую-то дырку в допинг-лаборатории и передавать пробы, подменять какие-то там стероиды, подмешивать с алкоголем. Настолько это смешно даже. Потому что когда ты внутри команды, тренируешься со сборной, для тебя эти вещи, заявления, похожи на какую-то сказку. Наверное, кому-то выгодно верить. И в ту ситуацию, которая есть сегодня между Западом и Россией, ну, захотели поверить в эту сказку.

Р.К.: Возможно ли всей паралимпийской команде нашей выступить на Паралимпиаде под флагом Паралимпийского комитета?

И.С.: С точки зрения спортсмена, выступающего всю жизнь за одну страну, для меня это, конечно, звучит дико. Но встав на сторону ребят, которые готовились четыре года к этой Олимпиаде, которые, как и я, патриоты своей страны, мечтали выступить под своим флагом, и вынуждены вообще не выступать. Если бы наше руководство было бы мудрым, я считаю, оно должно было настоять на том, чтобы ребята выступили под любым флагом, потому что спортсмены готовились и не заслуживают того, чтобы все эти четыре года были потрачены впустую. Мне бы хотелось, чтобы нашлись компромиссы, которые позволили бы нашим спортсменам независимо ни от чего выступить на Олимпиаде. Конечно, для многих выступать без нашего триколора, может быть, не имеет смысла. Но вот как спортсмен, как человек, который готовится, мне бы, конечно, хотелось бы верить, чтобы всё равно была возможность выступить.

Р.К.: Вот эти 267 спортсменов, 267 квот, которые уже начали распределять между другими спортсменами других стран, могут же сейчас подать заявку?

И.С.: Я не знаю, как это делается. Насколько это приемлемо для каждого.

Р.К.: Мы всё равно будем болеть, даже если все эти спортсмены, либо хотя бы один поедет под олимпийским флагом выступать.

И.С.: А что мы должны сделать? Сказать, что он предал нашу страну?

Р.К.: Вот как нападали тогда на Дарью Клишину, когда у неё такая возможность была, и многие не исключали этой возможности, что она выступит под белым флагом.

И.С.: Здесь должна быть централизованная позиция как и спортивного руководства нашей страны, так и спортсменов. Если они объединятся и вместе примут решение, что независимо ни от чего выступают. И выступают, показывают, доказывают. Мы знаем, что мы дети нашей страны, мы тренировались и работали благодаря условиям, которые создаются в нашей стране. Но вот не дали возможности. Но хотя бы выступим, не потеряем это поколение ребят, которые готовились к Олимпиаде и остались вообще без Игр. Но это моя позиция, когда уже нет другого варианта выступать на Олимпиаде. Кто-то, может, скажет, как это — выступать на Олимпиаде и не под флагом России? И я тоже с этим соглашусь. Но здесь надо найти, конечно, компромисс. Конечно, должны более старшие и опытные товарищи подсказать и нашему руководству спортивному, и самим ребятам.

Р.К.: Слушатель задаёт вопрос: "А что, под российским флагом у них будет допинг, а под белым флагом допинг исчезнет?"

И.С.: По сути, правильный вопрос.

Р.К.: Нет. По практике, когда был скандал с основной сборной, там речь шла о том, что будут конкретно, поимённо отбирать тех, кто не запятнал свою историю.

И.С.: У кого были необходимые пробы на протяжении нескольких месяцев, лет. Здесь надо понять, какие условия вообще выдвинул МПОК.

Нужны ли нам свои Игры?

Р.К.: А насчёт собственных игр, собственной Паралимпиады в России, и на эти соревнования, допустим, приглашать спортсменов из других стран. Мутко сегодня не исключил подобного рода соревнований. Насколько они необходимы? Мы можем потратить на них деньги. Насколько они нужны?

И.С.: Мы не можем оставить людей, которые готовились, без соревнований. Тем более благодаря именно этим людям многие те, кто, к сожалению, стали с ограниченными возможностями, находят в этом смысл жизни. Они понимают, как надо жить, что можно сделать, что та или иная травма не обязывает закончить жизнь, а позволяет творить, делать, выступать, быть сильнейшим спортсменом на планете. Поэтому нельзя оставлять этих людей без спорта, без этой уникальной возможности жить и радоваться жизни. Благодаря этим людям мы тоже можем понять, что надо сделать ещё для людей с ограниченными возможностями, как обустроить улицы, потому что эти люди ездят по всему миру, они бывают в разных странах, они проходят разные этапы подготовки соревнований, проведения соревнований. Нам необходимо, чтобы это происходило, проходили соревнования. Здесь по-другому не может быть.

Р.К.: Максим пишет: "Почему бы России, Турции, Ирану и Китаю не организовать свой МОК?"

И.С.: МОК организован давным-давно. И организовывать какую-то новую организацию, я считаю, нет никакого смысла. Надо найти возможности договориться, создать ту юридическую базу, которая позволит в будущем вот таких ошибок не допускать. Это же не только ошибка нашей страны, что ряд спортсменов употреблял допинг. Это ошибка всей системы, которая позволила это допустить и по каким-то причинам позволила людям обвинять спортсменов, вина которых, в принципе, ещё ни в чём не доказана. Вот этого не должно быть. Должна быть международная организация с понятными правилами, с прозрачной историей, и дискриминировать ту или иную страну за то, что она допустила какие-то ошибки в частном случае, на мой взгляд… Вообще в голове не укладывается всё, что произошло на этой Олимпиаде в Рио.

При этом я хочу сказать спасибо всем нашим олимпийцам, которые так достойно, несмотря на всё, выступили. Потому что, что бы мы ни говорили, результат феноменальный. Ребята наши большие молодцы, что под этим прессом справились со всей этой историей. Я не представляю себя на месте Юлии Ефимовой, которая за два дня до Олимпиады ещё не знает, поплывёт или нет. Как можно нормально, спокойно готовиться к своему старту, можно сказать, самому важному старту в карьере? И при этом ещё выиграть две медали. Она могла бы рассчитывать и на золото, если бы всё было иначе.

Р.К.: А чем-то отличаются тренировки и подготовка к Олимпиаде от тренировки и подготовки к чемпионату мира?

И.С.: Конечно. Это уникальный старт, он проходит раз в четыре года, здесь на первый план выходят такие важные качества, как мобилизация, чтобы понять: у тебя нет шанса на ошибку. Чемпионат мира проходит каждый год, порой даже в некоторых видах спорта не по одному разу. А Олимпиада — это всё, это огромное внимание. Мы же понимаем, что даже элементарно аудитория Олимпийских игр — три миллиарда человек. Практически каждый житель нашей планеты находит возможность хотя бы за 16 дней посмотреть, что происходит на телевидении, что происходит на Олимпийских играх.

Р.К.: "Пробы всех российских спортсменов в Рио оказались отрицательными. В чём был смысл возможной дисквалификации? Уж точно дело не в спорте", — пишет наш слушатель Дмитрий.

И.С.: Здесь такая позиция международного общества по отношению к нашей стране. И для большинства очевидно, что не спорт был главной целью атаки всех этих организаций. Для меня как для спортсмена это, конечно, обидно. Тем более, в частности, не дать возможности выступить нашим паралимпийцам, это вообще в голове не укладывается.

Р. К.: А наши функционеры. Реально ли выдержать этот удар?

И.С.: Мы способны уже на международном уровне по примеру наших олимпийцев справляться с этим давлением, которое выставляют в личном порядке. Не исключено, что авторитет нашего президента и его переговоры непосредственно с президентом МОК позволили его убедить в том, что наши спортсмены чистые. Это такие частные случаи, а не системная ошибка всего нашего государства и спортивного руководства. Я это полностью поддерживаю. И такие инициативы надо было провести, может быть, чуть раньше. Но, с другой стороны, президент же не может бегать и за суперменами, и за всей страной. По мере возможностей, я считаю, мы в состоянии решать такие проблемы. Надеюсь, что-то изменится ещё и с нашими паралимпийцами. Потому что у меня пока шоковое состояние в связи с этой дисквалификацией.

Возможности не ограничены

Р.К.: Слушатель пишет: "Нужно проводить свою Паралимпиаду и подавать в суд по правам человека. Впоследствии проводить соревнования в одно время и спортсменов, и паралимпийцев, по очереди. Например, сначала забег спортсменов, потом параспортсменов. Не нужно разделять людей, так мы сделаем всех равными".

И.С.: Неплохая идея. И она имеет место. Опять же, здесь надо разобраться в правилах игры. На сегодняшний день захотели они сделать так и сделали так. То, что в каждой стране государство участвует в подготовке спортсменов, это очевидно. Китай в Пекине не участвовал в подготовке своих спортсменов? Конечно, участвовал. Это государственная программа, на которую выделяются деньги, и все ребята готовятся, отдают себе отчёт, когда проходят Олимпийские игры в их родной стране. Это колоссальное внимание, в том числе и государства.

Р.К.: Критику принимаем, слушатель пишет: "Спросите, пожалуйста, у Скобрева, чем, интересно, изменилась жизнь инвалидов? Бред и пропаганда".

И.С.: Как это бред и пропаганда? Я помню, когда у нас ни один автобус, ни один тротуар не был специально обустроен для того, чтобы люди с ограниченными возможностями могли проехаться. Сейчас я вижу, понятно, что нам хочется видеть более быстрые изменения. Но вот сейчас мэр Москвы пол-Москвы перекопал, там я знаю, что уже всё рассчитано под то, чтобы по этим улицам, тротуарам, могут проехать люди с ограниченными возможностями здоровья. Очевидно, что во многих подъездах появились пандусы специальные, чтобы мог инвалид заехать, съехать. Давайте не будем так критичны. У нас в недавнем прошлом, буквально лет 15 назад, 20, вообще не было такого понимания, как Паралимпиада или паралимпийцы, или спортсмены с ограниченными возможностями. Мы вообще не воспринимали их как людей. Давайте признаем это. И на этих ошибках мы учимся. И сейчас совершенно другие условия созданы у нас. У нас ребята с ограниченными возможностями, которые хотят тренироваться, они тренируются, тренируются в шикарных базах. Я лично присутствовал на их тренировках. У нас строятся все необходимые условия для того, чтобы они могли тренироваться и реализовываться как спортсмены.

Р.К.: И абсолютно любой человек с ограниченными возможностями может начать эти тренировки?

И.С.:

Как никогда стабильно выделяется финансирование на спорт для людей с ограниченными возможностями
И. Скобрев

Поэтому здесь надо просто разобраться. Может, человек видит отдельно взятый свой подъезд или регион. Но ни один губернатор, если ему напишут, что подъезд не обустроен специальным пандусом, не оставит эту жалобу в стороне.

Р.К.: Если каждый будет писать, тогда все губернаторы будут в этих бумагах.

И.С.: Понятно, что мы должны это делать системно, должны быть специальные организации, которые занимаются этим, делают всё необходимое, чтобы это работало. По-хорошему, я считаю, что всё, что строится у нас новое в стране, уже приспособлено для того, чтобы все люди имели доступ к подъезду, лифту, магазину, автобусу. Это ни для кого не секрет.

Давление извне

Р.К.: Можно вернуться к Олимпиаде ещё. Ситуация с Мамиашвили потрясающая, настолько харизматичная. Это эпос, потому что сначала мы говорили о том, как он оскорблял в прессе и подтверждал свои слова в отношении одних спортсменок, которые обе в финале уступили, причём, побеждая, уступили японкам и взяли в итоге серебро. На следующий день или через день мы получили сообщение о другой спортсменке, что её он избил в раздевалке, есть свидетель в виде тренеров. Правильно ли бить и оскорблять? Вас оскорбляли, били тренеры? Может быть, президент Федерации конькобежного спорта?

И.С.: Я вынужден признаться, не всё у меня получилось на моей домашней Олимпиаде в Сочи. Хотя, в принципе, всё шло к тому, что я должен был выиграть медаль, и не одну медаль. К сожалению, не всегда возможно угадать с формой спортсмена. Особенно когда настраиваешься на самые высокие цели. У нас был разговор серьёзный с президентом федерации. Не угрозы, но он пытался замотивировать меня любыми способами, в том числе довольно жёстким. Я скажу так, если спортсмен готов, то у большинства спортсменов, которые выступают на Олимпиаде, с мотивацией проблем нет. Они выходят, работают. Но, к сожалению, наверное, не всегда всё так складывается, как хотелось бы президентам федераций, болельщикам. Это спорт. И если бы каждый знал, что он сделает то или иное упражнение, станет Олимпийским чемпионом, какой бы тогда был интерес? Был бы просто набор упражнений. И никакого спорта, никакой интриги. У нас законодательно это неправильно. Поэтому это неправильно, если это приносит результат, и он до этого уже экспериментировал, это работало, тогда мы не можем судить тренеров олимпийских чемпионов.

Р.К.: Слушатель пишет: "Мне думается, что весь этот кошмар скоро закончится. Самая тёмная ночь всегда перед рассветом. А судиться с ними бесполезно, поверьте юристу".

И.С.: Как бесполезно? Только что мы обсудили, что у нас ряд спортсменов, которые не должны были выступать, выступили. Есть законы, на которые не всеми судами закрываются глаза. Я считаю, что мы должны бороться, доказывать в первую очередь не боевыми действиями, а вот именно такими юридически доказанными обстоятельствами. Вся система МОК, МПОК после Олимпиады в Рио нуждается в реформировании, серьёзном реформировании. Должны собраться лидеры Олимпийских комитетов и создать какое-то правило, закон, конституцию Олимпиады, чтобы по ней в будущем таких вещей не совершалось.

Р.К.: Слушатель пишет: "А если посмотреть за МКАД?" Речь идёт о доступе инвалидов. Другой слушатель пишет: "Паралимпийцы научились справляться с ограничением своих возможностей. Думаю, они смогут справиться с ещё одним ограничением." "А может, сделать список разрешённых препаратов?"

И.С.: Думаю, это не нам решать, какие препараты разрешены, какие нет. Если мы говорим про уникальность последних месяцев, то, что ВАДА, принимая мельдоний, про который мы наслышаны в список запрещённых… Организация ВАДА преследует правильные цели — ограничить спортсменов от препаратов, которые опасны для жизни во время тренировочного процесса.

Касательно мельдония было предложение от американской стороны внести его в список запрещённых. Мы, конечно, поддерживали, потому что, как и они, понимали, что никакой суперпомощи он не несёт. Но при этом ВАДА не удосужилась разобраться, какой же вред он организму приносит. Под каждым запрещённым препаратом ВАДА рассказывает, почему он запрещён, по каким причинам его запрещают. Здесь моментально был принят этот запрещённый препарат. Не были даже международной организацией приведены никакие исследования по тому, как долго выходит этот препарат из организма.

Здорово, что потом всё-таки разобрались. И те, кто не принимали его после первого января, в итоге было доказано, что невиновны. Но сам факт спонтанных решений, которые принимались на международном уровне в связи с обострением России и западного мира, оно, конечно, меня порадует, что спорт был моментально интегрирован в эту негласную войну между нами и теми людьми, которые пытаются протолкнуть эти решения. Это меня немного беспокоит.

Р.К.: Слушатель пишет: "Сейчас по федеральному каналу сказали, что паралимпийцы не смогут подавать индивидуальные апелляции, иски. Почему по радио вы говорите, что могут?" До этого мы цитировали заявления некоторых депутатов. Не могут, потому что членство ограничили нашего комитета в МПОК. Сейчас подтвердили информацию. "Фетисов в одной передаче говорил, что мы не платили никаких взносов ВАДА. Так мы платили или нет?" И слушатель добавляет: "Зачем вкладывать в ВАДА? Давайте вкладывать в новейшую химию".

И.С.: Как это мы не вкладывали в ВАДА? По образцу и подобию мы построили лабораторию, которую контролировала непосредственно международная организация. Она рекомендовала те необходимые приборы, оборудование, которые были установлены. Само здание строилось по проекту этой международной организации. Соответственно, те специалисты, которые здесь работали, понятно, что они были назначены нами, но по рекомендации международной организации. Соответственно, всё, что ВАДА нам рекомендовала, то, что мы должны сделать для контроля качества, подготовки и потребления любых препаратов наших спортсменов, мы делали. Поэтому нас обвинить, что мы не платили взносы… Как это не платили? На том уровне, котором нас просили, который мы должны были обеспечить перед нашими домашними играми в Сочи, мы всё сделали. Поэтому нас в этом обвинять нельзя. Но вот как это будет складываться в будущем? Сейчас вот есть новые предписания. И те ошибки, недочёты, которые мы должны устранить, мы их устраняем.

Р.К.: Слушатель спрашивает: "Недопуск наших паралимпийцев — это своего рода геноцид. Путину надо дать поручение возбудить уголовное дело на международных функционеров, которые причастны к этому".

И.С.: Здесь надо разбираться. К сожалению, я не так силён в юридических делах международного уровня.

Р.К.: Можно морду пойти бить.

И.С.: Нельзя, на мой взгляд, вопросы решать силой, это неправильно. Всё-таки мы должны найти лазейки.

Когда любая из стран не может принять участие в Олимпийских играх, Паралимпийских играх, теряется смысл Игр
И. Скобрев

Я думаю, что руководство как МОК, так и МПОК, должно к этому прийти. Понятно, что есть давление извне. Если бы его не было, вы думаете, всё бы это было? Конечно, нет. Здесь надо разобраться и найти компромиссы, которые позволят вообще саму международную организацию реформировать для того, чтобы она в дальнейшем была компетентна. Потому что на сегодняшний день она теряет свой смысл. Понятно, что он неприятен для нас, а все остальные пожимают руки, потому что их-то медали в цене не потеряют. Ну да, скажут детям, внукам, что не было спортсменов из России. А что это изменит? А наше поколение, которое готовилось, осталось без этих Игр. Это должно аукнуться тем людям, которые такие вещи допустили. 

Хорошо там, где нас нет

Р.К.: Насчёт тренировок. Тренироваться и жить где лучше? В России или на Западе? Мы слышали заявление Ефимовой. Она сначала CNN сказала, что ей удобнее и комфортнее работать, тренироваться и жить в США, а на следующий день сказала, что не так перевели. Она просто съездит за вещами туда. Сейчас можно тренироваться в России?

И.С.: У меня тоже был ряд интервью, который каждый переводил, как ему удобно. Но смысл не терялся. Удобно, комфортно тренироваться, жить в Америке? Конечно, комфортно. Комфортнее, чем у нас? Для американца 100% комфортнее. Для россиянина это вопрос. Если он подходит по идеологии, по менталитету, то, может быть, ему тоже там будет комфортнее. Может быть, там лучше дороги. Не исключено, что там отчасти лучше школы, потому что они гораздо раньше стали понимать, что необходимо нашим школьникам, и были на это возможности, чтобы строить новые школы.

Я скажу больше. До 1998 года я принимал участие в чемпионатах России, отбираясь на Олимпиаду не в России. Мы несколько циклов подряд проводили наши олимпийские отборы в Берлине. Потому что это был самый ближайший каток, где можно было в закрытых условиях провести отбор на Олимпийские игры. Сейчас в России есть четыре закрытых, уникальных, новых сооружения, где сейчас спортсмены успешно тренируются. Последний год коньки выигрывают не по одной медали, как на Олимпийских играх, так и на чемпионате мира. Поэтому понятно, что за один день сделать так, чтобы у нас было, как в Америке, невозможно. Да и надо ли? У нас своя история, свои возможности. У нас есть как минусы, так и плюсы. Но для каждого спортсмена подготовка проходит индивидуально.

У меня был период, когда я тренировался в Америке и выигрывал для России медали. Потом был период, когда я тренировался в Италии и для России выигрывал медали. Потом был период, когда я тренировался в России, с нашей командой, ездил как за границу тренироваться, так и в России, и выигрывал медали чемпионатов мира. Здесь надо подходить к каждому виду спорта индивидуально, к каждому человеку индивидуально.

Вы думаете, все американцы тренируются в Америке? Кому-то нравится в Австралии, кому-то на Ямайке, кому-то на Кубе. Почему нет?
И. Скобрев

Каждый имеет право выбора, где ему стать совершеннее.

Р.К.: А в этих условиях предлагают те же американцы или австралийцы выступать под флагом их страны?

И.С.: Мне предлагали. Я решил, что мне комфортнее бегать и выступать за мою страну. Хотя у меня была возможность переехать, жить, учиться в Америке. Я принял решение для себя, что я буду делать и выступать за свою страну. Мои дети живут здесь, они ходят в садик здесь. Я пока не вижу другого варианта. 

Из спорта в политику

Р.К.: К политике давайте перейдём. По итогам предварительного голосования "Единой России" Ивана Скобрева включили в группу списка партии власти. Что это означает? Вы будете участвовать в выборах в Госдуму?

И.С.: Да. Я же нахожусь в партийном списке, я являюсь кандидатом в депутаты Государственной Думы по партийному списку.

Р.К.: Как готовитесь?

И.С.: У нас есть ряд задач, ряд партийных мероприятий, которые запланированы в Хабаровском крае, потому что я сам родился в Хабаровске, избирался в праймериз по Хабаровскому краю. Проводим мероприятия.

Р.К.: А вне партии можно?

И.С.: Есть регламент. Есть одномандатники, есть партийные списки. Соответственно, на 450 депутатов делается 250 одномандатных и 250 тех, кто проходит по спискам. Руководством партии было принято решение включить меня в первый федеральный список во главе с Ириной Анатольевной Яровой.

Р.К.: А ход избирательной кампании как оцениваете? То, что сейчас есть. Мои коллеги примерно час назад проводили опрос, задавали вопрос слушателям: "Смотрите ли вы теледебаты?" В основном говорят, что нет, неинтересно. Какой ваш ответ на этот тезис?

И.С.: Я многое узнал, многое увидел, и признаюсь, что понял, пройдя процедуру праймериз. Понятно, когда ты тренируешься, живёшь в Москве, Хабаровске, за границей, тебе не всегда понятно, какие есть проблемы в полях, когда ты выезжаешь уже в районы Хабаровского края.

У нас Хабаровский край, как две Франции — там есть куда поехать
И. Скобрев

Когда ты приезжаешь и смотришь на проблемы, конечно, ты понимаешь, что их можно решить. Просто взаимодействие с Министерством спорта Хабаровского края РФ. Потому что есть ряд программ, где люди просто не успевают попасть в них на месте, просто не знают, что такие программы существуют. Здесь нужны люди активные, которые не стесняются ездить, которые не стесняются смотреть людям в глаза, понимать эти проблемы, делать всё необходимое, чтобы их решать.

Как проходит программа в Хабаровске? Хорошо. Мне кажется, на сегодняшний день и губернатор активно участвует в том, чтобы у нас были правильные кандидаты, а в будущем — депутаты Государственной думы.

Р.К.: Правильные для него или правильные для страны?

И.С.: Для людей. Ирина Анатольевна очень грамотно подходит к своему рабочему графику, к поездкам. То, как она общается с населением Хабаровского края, мне интересно. Я скажу, что это непростая работа, это очень сложная работа. Это непросто, что было у меня: побеждать и получать лавры, радоваться тем победам, что приходят. Здесь все победы ещё впереди, предстоит очень много работы, очень много выслушивать, и уже немало я выслушал. Но та проблематика, которую я собрал по своей специализации про молодёжь, про спорт, я понимаю, как её решить. У нас есть полное понимание и с руководством Хабаровского края, и в Москве.

Р.К.: Примем звонок. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Я скажу своё мнение. Наши чиновники не поучаствовали в защите наших суперменов.

Р.К.: А как могли, на ваш взгляд?

С.: В течение дня очень много говорят о том, что наших паралимпийцев свернули, но говорили, что эти звоночки были ещё в начале года, когда нужно было принять участие именно в разборе полётов на начальном этапе, в начале года, когда всё это только пыталось завертеться.

И.С.: Я в очередной раз готов сравнивать наших олимпийцев и паралимпийцев, потому что в какой-то момент я вообще потерял надежду, что наша команда будет выступать на Олимпийских играх. Благо, что всё разрешилось. И наши спортсмены приняли там участие. И вот после этого я не сомневался, что руководство спортивное предпримет всё необходимое, и я не исключаю, что всё было предпринято необходимое. Здесь мы говорим о таких вещах. Что сделать было ещё? Мы ж не могли с кем-то подраться. Или кого-то подкупать надо было?

Р.К.: Не подкупать, а налаживать диалог. Взял водку, взял сало, приехал. Можно же?

И.С.: Если мы говорим про большую политику, а я должен признать, что в связи с этими событиями мы часть большой политики, то, к сожалению, наши позиции в паралимпийском спорте слабее, нежели в олимпийском. И здесь мы потеряли ряд позиций, которые, к сожалению, не позволяют на сегодняшний момент нашим паралимпийцам выступить.

Р. К.: То есть диалога не было? Наши не ездят туда: тот же Лукин, тот же Соловьёв.

И.С.: Как не ездили? Я уверен, что ездили, я уверен, что общались. Но те люди, которые настаивают на обратном, видимо, имеют гораздо более серьёзную позицию.

Р.К.: Слушатель пишет: "Мне кажется, в Рио надо отправить наших футбольных болельщиков. Они там наведут как минимум порядок". Я бы с ними тоже поехал. "Когда уберут Мутко?" — спрашивает другой слушатель.

И.С.: А зачем убирать Виталия Леонтьевича? Мне кажется, то, что сделано в нашей стране им, его командой… Зачем из крайности в крайность? У нас спорт вышел на новый качественный уровень. Понятно, что всем нам хочется, чтобы и наши футболисты побеждали, а не только мы получали возможность проводить чемпионат мира. То, что мы сделали в последние годы — это и Олимпиада в Сочи.

Если бы не эти скандалы, мы бы ещё круче выступили в Рио
И. Скобрев

Р.К.: Слушатель пишет: "Нашему президенту необходимо сделать выводы в отношении нашего олимпийского руководства. Не буду называть имён. Это их проигрыш, это их безграмотная политика привела к международному унижению в спорте".

И.С.: Почему же их? Мы сделали всё, чтобы вывести наш спорт на новый качественный уровень. И мы это сделали. Вопрос, что были изъяны. Так эти изъяны есть в любой другой стране. Просто вопрос, как их копать и как их раскручивать. Вот те силы, которые раскрашивали изъяны, которые были у нас, мне казались очень сильными. И мы со всем желанием затушить пожар не смогли сделать это окончательно. Пострадали наши паралимпийцы. Ну и наши легкоатлеты.

Р.К.: Примем звонок. Здравствуйте!

С.: Здравствуйте! Люди звонят и говорят, что наши чиновники ничего не сделали. Я не представляю, что можно сделать в этой ситуации, кроме как взять автомат и прийти в этот МОК. Но если поставлена задача зарубить, никакие суды, никакие обрезания… Если только обратиться в какой-нибудь Московский областной суд.

Р.К.: Вот моё мнение в этой ситуации — взять водочку русскую, в течение нескольких лет, взять хорошие подарки, уметь договариваться, уметь общаться. Я не говорю, что подкупать.

И.С.:

На любую водочку есть свой Jack Daniel's
И. Скобрев

Здесь вопрос компромиссов.

С.: Всё равно не поможет. Если сверху спущена команда, договариваться нужно не с руководством МПОК, не с ними. Не они решают. Им дана команда сверху, мы знаем, откуда даются подобные команды. И они выполняют. Вот споите вы МПОК. Они утром проспятся. Им пришла СМС — зарубить. Они зарубят. Ничего личного, чисто бизнес.

Р.К.: Объясните тогда феномен Томаса Баха.

С.: Я не вижу. Никакого феномена нет. Абсолютно безвольный человек. Проявил жёсткость. Какую жёсткость? Он сказал: "Разбирайтесь без меня". Он просто отступил. Он не принял никакого решения. Ни за, ни против.

Р.К.: Он ведь мог пойти на поводу у ВАДА. Ведь он разозлил ВАДА этим решением.

С.: Он просто испугался. Решил ни тем, ни тем. Умыл руки.

И.С.: В любом случае он дал нам шанс, которым мы воспользовались. И всё равно наши спортсмены попали на Олимпийские игры, если мы говорим про основной состав наших олимпийцев.

Р.К.: Слушатель пишет: "Какая водочка? Приехали совсем. А Бах сам по себе нормальный человек." Другое сообщение: "Нужно держать функционеров за тоже понятно что. Это обязанность чиновников от спорта. Американские чиновники это сделали, показали, как оно работает". "Поймите, все вожжи у наших "геополитических друзей". Что бы вы ни сделали, всё будет напрасно. Бессмысленно доказывать что-то в суде, который подконтролен тому, кто выдвигает претензии".

И.С.: Мы же понимаем, что все эти организации отчасти зависят от платежей, от поступлений, мы не можем назвать себя главными спонсорами всех международных организаций, в том числе МОК, МПОК. Здесь есть страны, которые на сегодняшний день имеют большее влияние, чем мы.

Р.К.: Ещё один звонок. Здравствуйте.

С.: Ваш гость выступает за то, что наши во главе с Мутко всё сделали. Наоборот, ничего не сделали. Ещё в ноябре прошлого года, когда встал вопрос о мельдонии, надо было сразу принимать жёсткие меры. Подключить учёных, специалистов, в честь чего мельдоний запрещают. Это обычный препарат, как выяснилось. И отсюда всё начиналось. Безвольный Мутко. Что значит один провал футбольного чемпионата. За одно это его надо не то что выгнать, а отдать под ответственность.

И.С.: Я негативно отношусь к этим радикальным высказываниям. Надо разобраться, что было сделано неправильно, выслушать ответ человека на этот вопрос. И после этого принять решение. Я не вижу много неправильно сделанных решений. А в тех, что были сделаны, на мой взгляд, ошибки исправлены, и всё необходимое, чтобы наши спортсмены были допущены, тоже сделано. Надо ли менять — не знаю. Давайте сделаем ещё министерскую должность выборной, чтобы окончательно принимать решения, будет ли Мутко министром, или кто будет другой. Это же тоже абсурд.

Р.К.: Ещё слушатели пишут: "Надо бить морду". Вот наш метод. Иван Скобрев, конькобежец, двукратный олимпийский призёр, чемпион мира, чемпион Европы, доверенное лицо президента России. Спасибо, до новых встреч!

Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×