Преступник или жертва: в чём вина захватчика отделения "Ситибанка"?

Преступник или жертва: в чём вина захватчика отделения "Ситибанка"?

2287

Фото: © L!FE

Президент Международной контртеррористической ассоциации и адвокат в эфире Лайфа поспорили, можно ли считать террористом Арама Петросяна, захватившего офис одного из банков в Москве.

Р. КАРИМОВ: Предприниматель Арам Петросян, который накануне вечером захватил отделение банка, сегодня находится в статусе задержанного, решается пока вопрос об аресте, — с ним провели допрос. На допросе он заявил, что только хотел своими действиями привлечь внимание к проблеме банкротства, ещё раньше записал видеообращение и писал, что нужно банкротство приравнять к болезни и создать специальную больницу для банкротов — физических и юридических лиц. Во всяком случае, говорит, убивать никого не собирался, заложников отпустил, но хотел привлечь внимание к проблеме. Это отмечают оперативники, которые проводили допрос. К беседе присоединяются президент Международной контртеррористической ассоциации Иосиф Линдер и адвокат Георгий Рубенович Тер-Акопов. Вот теперь вопрос: как наказывать сейчас? По закону, понятно, возбудили дело по статье о захвате заложников, от 5 до 10 лет, но с точки зрения человеческой, если посмотреть на проблему, человек хотел поднять проблему, рассказать, потому что его могут поддержать многие люди, которые оказались в подобной ситуации. На ваш взгляд, нужно наказывать по всей строгости, Иосиф Борисович?

И. ЛИНДЕР: Как бы ситуация ни складывалась, насколько бы ни был прав человек, заостряя вопрос о жёсткой и болезненной теме, но рисковать жизнями ни в чём не повинных людей нельзя, вполне можно найти было другие способы, чтобы привлечь внимание к обсуждению темы. Какие угодно: пожалуйста, обращайтесь в администрацию президента, поднимайте депутатов, подключайте СМИ, но когда берутся в заложники ни в чём не повинные люди, их жизнями шантажируют общество или любую структуру… Люди неповинны в том, что произошло, они в прямом смысле заложники чужой воли.

Да, он не террорист. Но где разница?
И. Линдер

Где разница между тем, что он не хотел брать людей в заложники, и тем, что взял?

Г. ТЕР-АКОПОВ: Вы же знаете, состав преступления, который предусматривает статья 206, — налицо. Но есть два аспекта. Хотел бы ответить оппоненту — рядовому человеку достучаться до депутатов? Пойдите попробуйте, ни до кого не достучитесь, поверьте мне! Надо понимать такую вещь: я посмотрел его ролики, обращения, его поведение в момент совершения деяния, у меня вызывает глубокое сомнение его вменяемость. Я считаю, в ходе расследования дела должна проводиться психолого-психиатрическая комплексная судебная экспертиза, которая сделает вывод, находился ли он в состоянии невменяемости или отвечал за свои действия. Если его признают невменяемым, надо лечить в психиатрической клинике. Если признают вменяемым и виновым, у любого преступления есть две основные характеристики, характер и степень общественной опасности. Захват заложников, терроризм — имеет высокую степень общественной опасности, но поведение непосредственно до и во время совершения преступления, после этого — если будем об этом говорить, то скажем, что у него была какая-то своя мотивация, скорее всего, он неправильно понимает окружающий мир, во что бы то ни стало хотел, чтобы его услышали.

Достучаться не получилось, это послужило основанием для неординарных шагов, чтобы обратить на себя внимание
Г. Тер-Акопов

Второе — реальной опасности жизни заложников не было, у него был муляж. В-третьих, он сразу сказал, что не собирается никого грабить и убивать.

Р. К.: "Я захватываю отделение", — говорит. Иосиф Линдер, насчёт угрозы интересно.

И. Л.: Угроза — вопрос следственных действий. А объясните состояние людей, которые находятся в отделении банка и не могут определить, перед ними психически больной человек, террорист или человек в состоянии аффекта, который не понимает, что делает? Извините, я не спорю с юридической квалификацией, которую приводит адвокат, но формально это тоже теракт. Конечно, в процессе следствия будет и психиатрическая экспертиза, и разберут характер происшествия, как происходил захват, как человек себя вёл, что публиковал до выхода, наверняка будут найдены смягчающие обстоятельства.

Но факт остаётся фактом: это особо тяжкое преступление
И. Линдер

Г. Т-А.: Повторюсь, если человек невменяем, состава преступления нет.

Р. К.: Но, допустим, наши родственники там…

Г. Т-А.: Безусловно, огромный моральный вред. Я с самого начала сказал, состав преступления есть, это называется захват заложников, но понимаете — вы сказали от 5 до 10 лет, неверно, от 5 до 15 лет. А если поймём, почему закон даёт такую вилку в 10 лет — именно для того, чтобы суд имел возможность оценить все обстоятельства, учесть всё, что должен учесть, в том числе смягчающие вину обстоятельства, назначить адекватное наказание.

Если будут чрезвычайные обстоятельства — могут назначить наказание ниже нижнего предела
Г. Тер-Акопов

Р. К.: А от 5 до 15 — это второй пункт, про корыстные побуждения?

И. Т-А.: Нет, это с использованием оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Он коробку эту использовал, пугал людей, они не могли определить, муляж это или реальная бомба.

Р. К: Поэтому пятнашка?

Р. Т-А.: Именно так.

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×