Ничего лишнего. Как снос ларьков отразится на здоровье и настроении москвичей

Ничего лишнего. Как снос ларьков отразится на здоровье и настроении москвичей

Фото: © L!FE/Владимир Суворов

1614
Архитектор Артём Укропов рассказал в эфире Лайфа о том, почему ларьки у метро мешали москвичам дышать полной грудью.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Вы скорее за или против, или индифферентны к тому, что у нас город расчищают?

А. УКРОПОВ: Я определённо за, как архитектор. Это здорово, и мы уже видим результаты. И то, что снесли, мы ведь ощущаем то, что сейчас там хорошо, пусто. В городе должны быть некие пустоты, должна быть разница в восприятии. Условно говоря, когда мы едем и видим только фасады, и выходим из метро и видим просто блок перед собой, то это очень некомфортно, когда из узкого в узкое входишь пространство.

А.М.: А так это всё ради комфорта затевалось, что ли?

А.У.: С точки зрения архитектуры, определённо, потому что на самом деле это действительно очень хорошо для восприятия человека, для душевного спокойствия, по крайней мере, точно. Город из-за этого становится красивым.

Полную версию программы "Вперёд" с Артёмом Укроповым читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

 

 

О том, как изменится городское пространство с исчезновением самостроя

И. ПАНОВ: Тишина стала звуком, ну а Анна Митновицкая и Илья Панов стали радиоведущими. Доброе утро!

А. МИТНОВИЦКАЯ: Доброе утро! Ещё полчаса мы с вами. Но не только мы. К нам пришёл Артём Укропов, партнёр архитектурного бюро Megabudka, архитектор. Артём, доброе утро!

А. УКРОПОВ: Доброе утро!

А.М.: Ну, чтобы слушатели сразу понимали, что это мы вдруг позвали Артёма: ночью нам анонсировали вторую волну сноса самостроев. Потом стали утром писать, что только два объекта будут демонтированы, и причём не ночью, а утром. Сергей Шогуров рассказывал, это глава Госинспекции по недвижимости Москвы. Давайте спросим Артёма Укропова. Вот с вашей точки зрения, уже вторая такая "ночь длинных ковшей". Это же явно с сарказмом придумали это название. Вы скорее за или против, или индифферентны к тому, что у нас город расчищают?

А.У.: Я определённо за, как архитектор. Это здорово, и мы уже видим результаты. И то, что снесли, мы ведь ощущаем то, что сейчас там хорошо, пусто. В городе должны быть некие пустоты, должна быть разница в восприятии. Условно говоря, когда мы едем и видим только фасады, и выходим из метро и видим просто блок перед собой, то это очень некомфортно, когда из узкого в узкое входишь пространство.

А.М.: А так это всё ради комфорта затевалось, что ли?

А.У.:

С точки зрения архитектуры, определённо, потому что на самом деле это действительно очень хорошо для восприятия человека, для душевного спокойствия, по крайней мере, точно
Артём Укропов

Город из-за этого становится красивым.

 

 

О том, куда можно перенести торговлю из снесённых ларьков

А.М.: Да, правда. Все же говорят, что москвичи нервные, злые такие, их легко вот вывести из себя. А тут мы станем все добрые от того, что пространство появилось, есть чем дышать.

И.П.: Не уверен. Я вот можно свои пять копеек вставлю? Я в Москве не так много времени провёл, расскажу свою точку зрения как петербуржец. Живу я на площади Гагарина сейчас. И вот, вы говорите, нет пустого места, воздуха, слишком много пустого места. Я обошёл, может быть, два квадратных километра и не нашёл мест, где можно было бы после 11 купить еды.

А.М.: Да это не только ты. Ещё и на Олимпийском проспекте тоже убрали какой-то киосочек, где была колбаса и хлеб, ну, в общем, предметы первой необходимости. И жалуются.

А.У.: С одной стороны, да. Но, с другой стороны, это даёт дополнительный повод и мотивацию для того, чтобы развивать, например, первые этажи существующих строений.

И.П.: Там же какой-то закон есть запрещающий?

А.У.: Сейчас, насколько я знаю из открытых источников, выделяется сколько-то площадей на электронных торгах для занятия этих площадей. Поэтому в развитии торговли малый бизнес идёт. То есть одно другому не противоречит. Но на самом деле, если посмотреть, вот метро, да. 

Площадь строений, которые продавали еду, она не такая большая была. Но при этом сами строения занимали очень много места
Артём Укропов

И.П.: Конечно, там помидоры, огурцы, колбаса…

А.М.: А если в метро, так там вообще просто рай для девушки: там лак для ногтей, там колготки, там сменные трусы на случай чего вдруг. Я имею в виду переходы метро.

А.У.: Торговля в переходах метро, наоборот, возобновляется. Вся торговля уходит в подуличное пространство. Собственно, поэтому там проведён ребрендинг, я его считаю не совсем удачным. Поменяли то, что было,  на то же самое.

А.М.: Шило на мыло.

А.У.: Да. Но, в принципе, логика правильная. Насколько я знаю, существует какой-то некий список функций, необходимых для размещения в подуличных пространствах, чтобы там, условно говоря, не было ничего лишнего.

А.М.: Артём, в общем, вас послушаешь – всё вроде хорошо, всё правильно. Я сейчас просто слушателям дам слово. Очень много звонков. Наверное, они хотят или пожаловаться, или спросить вас. Надеемся, что спросить всё-таки.

И.П.: Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Я живу на метро "Выхино", Москва. Мы живём в зелёном микрорайоне, и у нас такого пространства нет открытого, у нас вырубаются деревья и планируются стройки дорог от шести до 12 полос. Мы никак не можем понять, в чём дело. Оказывается, простора у нас мало…

И.П.: Будет просторно на дорогах.

А.М.: Ну нам же объективно нужен простор на дороге самой, чтобы не так скученно было. Спасибо вам. Я не знаю, можете ли вы комментировать строительство хорды этой несчастной. Не совсем ваш проект, правильно?

А.У.: Ну, на самом деле я не совсем в теме. Я думаю, это даже разные департаменты, разные службы ведут.

А.М.: Наверное, этим занимается транспортный департамент всё-таки.

А.У.: Да. Здесь просто на самом деле есть обратная сторона, вот я о чём хотел сказать. Просто вот сейчас, например, пространство около метро вроде расчистили — и всё стало хорошо. Но у меня личные опасения, что как бы это не застроилось потом по-новому.

А.М.: Ну, знаете, не только у вас эти опасения, а много у кого.

А.У.: Ну, просто у нас в Москве такая тенденция, что всё переделывается по несколько раз. Были одни киоски, их поменяли на другие, плюс плитку меняли несколько раз. И у меня такое ощущение, что может возникнуть вместо этого самостроя какой-то уже другой, узаконенный. И здесь очень важна конкурсная политика градостроительства Москвы.

И.П.: Смотрите, Артём, пишут слушатели с миллионом восклицательных знаков: "Не надо первых этажей!!!" Умоляют. Не нравится это людям.

А.У.: Ну, это очень странно.

Жизнь, какая-то насыщенность в первых этажах, гарантирует безопасность в городе
Артём Укропов

То есть, условно говоря, когда человек идёт мимо освещённых витрин, сразу пространство становится автоматически безопасным.

А.М.: Что же об этом не подумали слушатели-то наши?

И.П.: Может, иллюзия безопасности таким образом создаётся?

А.У.: В любом случае, есть и иллюзия безопасности, и автоматическая безопасность, потому что есть посетители этих торговых точек.

И.П.: А говорят, что на Патриарших прудах иначе считают…

А.М.: Опустим жизнь этого поднебесья. Оставим. Ну а если уж о безопасности, огромный широкий подземный переход около станции "Проспект Мира", прямо под проспектом, там же было огромное количество этих киосочков, где как раз те самые трусы, носки и продавали, пледы и ещё какую-то чушь разную, косметику и т.д. Вечером шёл, и вот была та самая иллюзия безопасности, о которой вы говорите. Вроде как продавцы, какие-то покупатели, немного светло. Сейчас же там просто мертвецкая пустота.

 

 

О том, как вдохнуть новую жизнь в подземные переходы

А.У.: Мы предлагали проект, чтобы вдохнуть жизнь в подземные переходы, потому что на самом деле там огромный простор для творчества, который не используется до сих пор. Например, там можно делать прокаты, ремонты, даже можно делать бары, в принципе.

И.П.: Прокаты чего?

А.У.: Прокат, например, тех же самых велосипедов.

И.П.: В переходе с лестницей сделать прокат велосипедов?

А.М.: Там же есть рельсы иногда.

А.У.: По поводу спусков в переходы, во-первых, сейчас очень многие переходы оборудованы пандусами. В принципе, в идеале они должны быть оборудованы ещё и лифтовой системой. В Москве есть несколько таких переходов.

И.П.: Я видел лифты, но они не работают.

А.У.: Не работают.

А.М.: А когда у нас будут лифты, работающие во всех?

А.У.: Это вопрос не ко мне. Меня самого это очень интересует.

А.М.: Тоже ждёте?

А.У.: Я тоже жду.

 

 

О новой Тверской

А.М.: Слушатель спрашивает: "Деревья, сирень надо сажать, а не делать места для новых государственных строений в единой концепции города!" А у нас всё-таки какой приоритет: зелень или новые кафешки, новые магазинчики?

А.У.: Зелень, но не всё так просто. Если посмотреть большинство тех мест, которые сносятся, в основном обосновано это тем, что существующее сооружение стояло на коммуникациях городских.

А.М.: Как та самая "Кропоткинская", да?

А.У.: Ну, например. По нормативам, в зависимости от типа коммуникации, нужен определённый отступ и до деревьев, и до кустарников, и до озеленения в принципе. Скорее всего, просто нет места такого. Я не говорю за все участки. Сейчас, например, если на Тверской, где возможно, деревья посадили.

А.М.: Как вам, кстати, Тверская вообще, как архитектору?

А.У.: Благоустройством Тверской занималась голландская фирма, очень хорошая. Она, наверное, давала очень-очень много идей, но потом наши власти сильно сократили её список. Если вы обратите внимание, например, там, где должны быть высажены деревья, они через некоторое время и высадятся в лунки, то есть, условно говоря, там сделан бордюр, бортик такой по периметру.

А.М.: Кстати, на Новом Арбате также.

А.У.: Почему это сделано? Потому что у нас, в отличие от той же Финляндии или Скандинавии, до сих пор реагенты рассыпают зимой. Они попадают в почву, и деревья просто погибают. Я думаю, что это из-за того, что так привыкли, так удобнее, так настроена инфраструктура и обслуживание.

 

 

О том, как учитывают мнение москвичей в процессе модернизации города

И.П.: Давайте спросим у москвичей. Вот сейчас положим руку на пульс Москвы. Мне интересно, что больше волнует жителей Москвы.

А.М.: Какой должна быть Москва в вашем представлении? О чём мечтаете вы? Поделитесь своими ожиданиями.

И.П.: Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Хотел Артёма спросить. Чем руководствуются градостроители, когда исполняют свои планы? Их интересует вообще мнение москвичей? Я вам скажу так, вот живу я в районе Отрадное, вот эта программа сноса и всего остального, я не знаю, почему она коснулась именно ларьков с мороженым у меня рядом с домом.

А.М.: Вы остались без мороженого в Отрадном, это мы поняли…

И.П.: Я переформулирую немного вопрос. Когда поступает заказ в архитектурное или урбанистическое бюро по благоустройству, вы проводите мониторинг общественного мнения?

А.У.: Перед проектированием существует некое исследование, и оно подразумевает то или иное отношение к той или иной проблеме. Можно я расскажу историю и немножко отвечу на вопрос?

А.М.: Да.

А.У.: Раньше я не очень верил, что спрашивают мнение горожан. То есть, условно говоря, дают некой фирме или по тендеру какой-то проект, и его нужно разработать, исследовать и т.д. Но здесь совершенно случайно я столкнулся с тем, что, оказывается, например, департамент транспорта, перед тем как передавать улицы в пешеходную зону, они провели эксперимент.

Они действительно собирали у жителей близлежащих домов этой улицы пожелания, хотят ли они эту улицу сделать пешеходной
Артём Укропов

Так, например, произошло и с Черниговским переулком и сейчас будет с Овчинниковым переулком.

А.М.: Обоими проектами занимается ваша Megabudka, да?

А.У.: Мы ими занимались. Причём очень интересная история была, эти проекты делались экспериментально. То есть на них был выделен совсем минимальный бюджет, запрещалось всяческое капитальное вмешательство, поэтому сделано было временное решение на сезон. После временного решения собиралась обратная связь от пользователей и принималось решение о том, делать эту улицу или нет.

И.П.: Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел сказать, что очень хорошо, что всё сносится на самом деле. Давайте по-честному, в переходах нельзя делать торговлю, потому что такой поток идёт пассажиров, не дай бог, какая-нибудь паника или что-то в этом роде, друг друга все передавят. Это первое. А второе, вы знаете, вот когда на станции метро "Университет" снесли стихийный базар, так здорово стало. Вдруг действительно стала Москва на себя похожа. А был какой-то бардак. Не надо покупать колбасу и трусы в ларьках. В первом случае будете очень долго бегать в укромное место, а во втором – лечиться.

А.М.: Ну, трусы – это, конечно, шутка, но для девушек те же самые чулки, колготки – это действительно важный момент.

И.П.: Просто все девушки, которых я знаю, к этому очень ответственно относятся. И ни в каких переходах их не покупают. Это целая церемония.

А.М.: Ой, не смеши меня!

И.П.: Ещё звонок давай примем.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. У меня была торговля в переходе. Поверьте, там столько проверяющих органов каждый день было, что вы не могли продать просто колбасу, после которой вам понадобятся новые трусы. Я выхожу из метро, и чтобы купить воды ребёнку, мне нужно километр отмотать от метро? Ну что это?

И.П.: Всё понятно. Поживём – увидим. Может быть, это всё, и правда, делается к лучшему. А вот хороший сейчас привёл пример человек. Воды для ребёнка негде купить.

А.У.: Ну, опять же, я повторюсь, подуличное пространство планируется развивать.

А.М.: То есть в подземные переходы вернут киоски?

А.У.: В часть – да. Просто их отмодерируют.

А.М.: А зачем тогда их убирали?

А.У.: Не знаю.

А.М.: Тут ещё слушатели пишут: "Как вам Тверская? Обещали, что она будет широкая с огромными тротуарами. А в итоге всё вроде то же самое".

А.У.: Подождите, она сейчас стала значительно шире.

А.М.: Тут я смотрю по фотографиям: было и стало. Тротуары действительно шире, не так, чтобы глобально, но шире. Так что не ворчите! Нормальные теперь тротуары.

А.У.: При этом на самом деле ещё планировалось, например, увеличивать тротуары и уменьшать дорожную часть за счёт уменьшения ширины полос. Но этого не произошло, потому что скорость достаточная и риск аварийности повышается в этом случае.

А.М.: То есть хватило дорожной части, получается, не уменьшая ширины полос?

А.У.: По-моему, если я не ошибаюсь, уменьшили полосы просто.

А.М.: Нет, количество полос не убирали. Это совершенно точно.

И.П.: На Арбате, по-моему, чуть сузили их, насколько я читал вот эту всю аналитику, но убрать не убрали, конечно же.

Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×