Торжество русофобии. Шаргунов о том, почему Запад назло РФ готов и на глупости

Торжество русофобии. Шаргунов о том, почему Запад назло РФ готов и на глупости

Фото: © L!FE/Владимир Суворов

9513
Писатель и журналист заметил, что в США склонны обвинять Россию во всех грехах и не замечать никаких заслуг, даже если это противоречит здравому смыслу.

С. КОРОЛЁВ: В этой студии через несколько минут появится писатель, журналист Сергей Шаргунов. Вы помните, сегодня было сделано заявление нашим Министерством обороны о ликвидации одного из лидеров ИГИЛ* Абу Мухаммада аль-Аднани, он был убит авиаударом ВКС России. Так вот, на это отреагировал Пентагон. Он назвал это заявление России ерундой. А ещё и Белый дом тоже решил высказаться по этому поводу. Говорит: "Это так русские пошутили". Уничтожено второе лицо в ИГИЛ. Российское Минобороны говорит, это мы…

С. ШАРГУНОВ: А Запад говорит: "Нет".

С.К.: А Белый дом говорит: "Это шутка".

С.Ш.: Видимо, Западу виднее, они очень берегут этого человека. Наверное, они хорошо отслеживают его маршруты, его судьбу. И есть ощущение, что им стало как-то обидно, что его похоронили. "Этого быть не может!" — говорят они. Но вообще есть в этом некоторый странный трепет по поводу этого персонажа в таких отзывах.

На самом деле, если говорить всерьёз, то это напоминает детский утренник непослушания. Что бы ни делала Россия, всё дурно
С. Шаргунов

Если Россия борется с террористами, значит, неправильно. Если Россия изобретает вакцину от Эболы, от этого Россия не становится лучше. Мы лучше про саму эту болезнь вспоминать не станем. Назло России отмораживаются мозги. Когда это происходит с разного рода националистическими кривляками в соседних странах и республиках — это понятно, но когда это позволяют себе крупные державы, остаётся только печально вздыхать. К сожалению, это заявление, если смотреть в цепочке событий, оказывается в том же контексте, что и история с паралимпийцами, то есть сначала наказание, а потом следствие. Сначала унизить, причём вопреки всем гуманистическим представлениям, всем разговорам о том, что мы за слабых, за людей с ограниченными возможностями, мы им даём зелёный свет. Сначала, значит, ударить по самому болезненному, а потом уже говорить: "А следствие мы проведём в дальнейшем".

С.К.: Это называется презумпция виновности.

Верны идеалам холодной войны: о том, как западной прессе запрещают писать правду о России

С.Ш.: Это да, это ещё называется простым словом "русофобия". Увы, она торжествует. Я каждое утро начинаю с чтения западных газет.

С.К.: Зачем? Это мазохизм какой-то, нет разве?

С.Ш.: Я журналист-международник, и мне хочется, кроме всего прочего, как гражданину своей страны, знать, что происходит, что о нас говорят, что пишут.

С.К.: А то, что пишут — это отражение того, что думает народ? Или элит?

С.Ш.: Это очень хороший вопрос. Моё впечатление такое, что это всё риторика холодной войны, которая, как известно, ни в какие годы не отражала настроения всех на свете. И если наши медиа давно унеслись совсем в другие степи, более того, очень многие газеты, наоборот, исповедуют рьяное западничество, то ключевые западные медиа по-прежнему остались ровно на той самой площадке, на той платформе. Во всём виновата дурная Россия. Я даже знаю случаи с западными журналистами, которым строго воспрещается писать объективные, а уж тем более благожелательные материалы о жизни России, если они как корреспонденты находятся здесь.

С.К.: С другой стороны, если мы почитаем нашу прессу, то найдём много статей и расследований, намёков на вашингтонский обком, к примеру, и на то, что рука Америки торчит чуть ли не в каждом конфликте, связанном хоть с нами, хоть нет.

С.Ш.: Вы знаете, возможно, мы читаем разную прессу.

С.К.: Есть западнофобия какая-то. Я не говорю сейчас про "Эхо Москвы" или что-то в этом роде.

С.Ш.: Вы знаете, что я хотел бы сказать: я недавно обнаружил, кстати, интересный опрос общественного мнения, как люди относятся к тому, что показывает телевидение. И интересно, что под 90% нормально воспринимает программы, посвящённые внешней политике, теме воссоединения с соотечественниками в Крыму, и крайне отрицательно относится к тому, что на нашем телевидении не обсуждается внутренняя жизнь России. Вот ключевая дилемма! Что касается прессы — я лечу в Крым, и катят тележку с этой прессой, и все издания носят явно ультралиберальный характер. И я понимаю, что летящие со мной будут тыкаться физиономиями в эти тексты. Я сам выступаю на этих площадках. Тем не менее вы берёте РБК, "Ведомости", "Новые известия", "Новую газету", "Огонёк" — пожалуйста, весь спектр. У нас нет ни одной интеллектуальной площадки для патриотов.

Я мечтал бы, конечно, чтобы такая площадка появилась. Что касается нашего телевидения, я отдаю должное военным корреспондентам, они большие молодцы. Такие, как Женя Поддубный. Но то, что у нас нет нормальных программ, где бы обсуждалась жизнь страны, нищета людей, страшное расслоение, коррупция, олигархия — это беда.

С.К.: Русофобия — это… Краткое определение.

С.Ш.: Содержится в самом слове.

С.К.: Нелюбовь к русским.

С.Ш.: В своё время так называлась книга Игоря Ростиславовича Шафаревича, дай ему бог здоровья, недавно 92 года уже исполнилось. Но речь не о том. Вообще нелюбовь к России.

С.К.: Нелюбовь к России. Вы не любите Россию, значит, вы русофоб.

С.Ш.: Не только нелюбовь, а ещё и страх.

С.К.: Давайте такое голосование сейчас проведу, экспресс-голосование. В конце часа мы ещё по поводу вас, Сергей, проголосуем, но пока по другому вопросу. Вы не любите Америку? Да — можете про себя такое сказать. Нет — такого сказать не можете, нормально относитесь к этой стране, уважаете, а может быть, она вам нравится? Голосование запустил. У нас рубрика есть "Счастливый звонок". Основных слушателей мы выслушаем в конце часа, а пока один, счастливый.

С.Ш.: И вы меня бы спросили тоже по вопросу.

С.К.: А потом вы ответите.

С.Ш.: Хорошо.

С.К.: Четвёртый, кто сейчас дозвонится, задаст свой вопрос Сергею Шаргунову. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Меня зовут Валерий. У меня такой вопрос. За последний период в Россию въехало очень большое количество мигрантов, особенно из Средней Азии. Как вы думаете, нынешнее наше и региональное, и московское правительство, и государственное правительство осознаёт всю опасность этого процесса? Оно способно как-то повлиять на эту ситуацию?

С.Ш.: Это важный, серьёзный вопрос. Некоторое время назад, буквально несколько дней назад, официальный представитель ГУВД называл цифру изнасилований, которые совершаются в Москве, и нападений вообще на людей криминального толка. Если верить этому официальному лицу, под 70% совершаются приезжими. Как это нужно понимать? Очень просто. Сама ситуация рабского труда и эксплуатации тех, кто приезжает, причём приезжают зачастую не самые лучшие, и приводит к высокой криминализации жизни в нашей стране. По поводу того кошмара, который несёт нам неконтролируемая миграция, я говорил ещё 10 лет назад. И вообще, на заре своей журналистской и общественной работы меня зашикивали, и это считалось дурным тоном, хотя на самом деле речь идёт о гуманизме, в том числе о проявлении человечности и к тем, кто приезжает.

Ведь это бесправная рабсила. Это люди, которые получают на самом деле половину, а то и меньше, того, что они заработали
С. Шаргунов

Их просто отправляют на эти стройки, где они непонятно как всё строят, с какой ослиной мочой мешают цемент, а потом под зад коленцем, и человек оказывается на улице. И все эти нападения в том числе связаны с тем, что они никак не могут акклиматизироваться. Мы очень много говорим по поводу беды, происходящей на Западе с неконтролируемой миграцией, но нужно и на себя оборотиться, потому что в своё время в начале 90-х решили жить по слепо копируемым западным лекалам как в рыночной экономике (шоковая терапия, расхищение госсредств), так же и в отношении к приезжим. Давайте все всё заполнят, зато дёшево! В итоге наживаются коммерсанты, сросшиеся с чиновниками, а страдают обычные люди.

С.К.: Ограничимся западным миром.

С.Ш.: Почему? Это есть и у нас, вполне распространённое явление в нашей элите.

С.К.: Сколько русофобов в России? Если в процентном отношении. Ваша оценка.

С.Ш.: 

Я думаю, что русофобов в России не более 1%
С. Шаргунов

С.К.: Значит, это не проблема. А на Западе?

С.Ш.: На Западе это тоже скорее позиция элит, которые внушают соответствующие представления массам людей. Но хочу вам сказать, что мой опыт общения с европейской публикой (в том числе я недавно был на Парижском книжном салоне) говорит, что огромное количество людей хотят иметь альтернативную информацию происходящего в России, с огромным вниманием относятся к ситуации в Крыму, к ситуации в Донбассе. В Париже просто огромные залы собирались, и люди до хрипоты спорили, высказывались.

Они ищут другие сайты, другую информацию, из которой можно было бы узнать о жизни в стране. Это нормально, многие устали от американского гнёта
С. Шаргунов

Но у нас ведь была ситуация, когда, например, полностью наше телевидение в 90-е годы… Оно не было более демократичным, просто его авторитарность была умножена ещё на идеологию русофобии. И круглые сутки людям внушали, что их история в принципе дурна, а наш народ дурной. К сожалению, этот 1% равен тому же 1%, который контролирует до 70% богатств страны, то есть финансы, заинтересованность в выводе денег на Запад, презрение к людям, всё это в одном коктейле, это взбалтывается в один коктейль.

С.К.: Вы американофоб?

С.Ш.: Точно нет.

С.К.: Давайте ваш прогноз. Мы сейчас остановим голосование, оно очень активное. Сколько, как вы считаете?

С.Ш.: Но мне не нравится государственная политика Соединённых Штатов.

С.К.: Нет, вопрос был: "Я не люблю Америку".

С.Ш.: Я слышал вашу лукавую формулировку. Она многозначна, поэтому если бы я услышал этот вопрос, и у меня был бы выбор "да или нет", я бы, конечно, проголосовал против нашего стратегического противника.

С.К.: То есть "да".

С.Ш.: Но это не значит, что простые американцы или американцы-интеллектуалы, мои друзья — американцы, вообще большинство жителей Америки плохие. Это не значит, что Америка — плохая страна, неразвитая страна. Конечно, это успешная, мощная держава. Но проблема состоит в том, что Америка воспринимает нас как противника и пытается диктовать свои правила во всём мире. Это азбучная истина, и в этом смысле "да или нет" — я сказал бы Америке "нет".

С.К.: 83% говорят: "Нет, я не люблю Америку".

С.Ш.: И я их понимаю.

С.К.: 17% не могут о себе такого сказать. Вот такие результаты голосования.

С.Ш.: Нормальные результаты. На самом деле я думаю, что большинство из проголосовавших против нормально относятся к нормальным американцам. Я, например, не люблю Нью-Йорк. Есенин не любил Нью-Йорк, Горький не любил Нью-Йорк, это город жёлтого дьявола.

С.К.: А Лос-Анджелес?

С.Ш.: Лос-Анджелес гораздо лучше.

С.К.: Слушатель пишет, с вами вступает в заочный спор: "Американцы, в отличие от нас, делают хорошие фильмы и сериалы. Как их можно не любить? Да и внутри своей страны они всё хорошо обустроили. Там больше справедливости, чем у нас. А вот внешняя политика США мне не нравится".

С.Ш.: Так я придерживаюсь близких воззрений.

С.К.: Нравятся сериалы?

С.Ш.: Нет, не об этом речь. Конечно, многие нравятся.

С.К.: А какой любимый сериал?

С.Ш.: Хороший сериал Mad Men, хороший сериал "Карточный домик". Я вообще с вниманием отношусь к американской киноиндустрии. Проблема в том, какие деньги на это тратятся, между прочим. Совершенно несопоставимые.

С.К.: Но они отбиваются, я думаю.

С.Ш.: Да. Но у нас с анимацией удалось, те же "Маша и Медведь", "Три богатыря". Сейчас мы стали навёрстывать всё упущенное в советское время, вопрос в финансировании. Мне гораздо важнее то, что тратится на здравоохранение, на науку, на образование, об этом хотелось бы говорить в первую очередь. В этом смысле у нас каждый раз принимается бюджет катастрофы. Сегодня я говорил с высокопоставленными людьми, близкими к принятию решений, мне сказали, что следующий бюджет будет гораздо хуже. Если вы всем этим довольны, согласны, дорогие слушатели, значит, остаётся кивать либо цивилизованно с этим не соглашаться.

С.К.: Такое чувство, что вы сейчас пригласите людей на выборы.

С.Ш.: Этого не прозвучало. Хотя могу и пригласить, почему нет? Мне кажется, что выборы — это не выборы, а референдум каждый раз, и есть право каждого сказать, согласны с социально-экономическим положением дел или нет. 

Я только что облетел пол-Сибири, был в Алтайском крае, в республике Бурятия. Только что в городе Кяхта я встречался, 500 учителей собралось, совершенно обычных, нормальных учителей.

С.К.: Теперь у них новый министр образования.

С.Ш.: Это отдельная тема, кстати. И вышел какой-то местный чиновник и стал им рассказывать про то, что их зарплаты растут, что всё неплохо — весь зал загудел, люди затопали ногами. Это меня поразило. Причём это была никакая не политическая встреча. А что касается нового министра образования, то я думаю, что как раз к шуму возмущения учителей прислушались, поскольку было огромное количество вопросов по поводу господина Ливанова. Но не только и не столько его, а самого курса, который проводился. Я занимаюсь много темой образования не голословно, а просто преподаю в школах в разных регионах, и если вы хотели бы поговорить об этом, об этом можно было бы много сказать, потому что то, что происходит в последние 20 лет в образовании, иначе как погромом не назовёшь. Завтра День знаний, ребёнок идёт в пятый класс, всё это живо и трепещет.

С.К.: Слушатель пишет: "Можно следующее голосование запустить. Если бы вам открыли границу или вы выиграли грин-карту, поехали бы вы?"

С.Ш.: Какую границу?

С.К.: Да она открыта, вообще-то.

С.Ш.: Все границы открыты. Не надо запугивать.

С.К.: Он имеет в виду, если бы у вас была возможность уехать из России на ПМЖ.

С.Ш.: Зачем? Мне это не нужно.

С.К.: Это вам не нужно. Он предлагает запустить голосование, говорит, что слушатели лукавят. Он пытается обвинить наших слушателей в том, что они лукавят. Не знаю, мне кажется, что не изменились бы результаты.

С.Ш.: Я просто знаю, куда уезжают люди.

С.К.: Куда?

С.Ш.: Вы посмотрите на тех, кто стремится в Европейский союз, будь то Украина или Молдавия. Посмотрите на тех, кто там уже по уши, что происходит в той же Прибалтике. Прекрасная история! Если у тебя нет в результате сельского хозяйства, промышленности, если нет науки и образования, ты уезжаешь мыть полы в лондонском ресторане с китайской кухней. Да, замечательный выбор. Поэтому не стоит преувеличивать, кстати говоря, жизнь там. Там очень многое, конечно, делается — и хорошие дороги, и прозрачная судебная система. Очень многое можно было бы брать, нормальное заимствовать. Или например, фигура "Писатель в университетах", то есть тема просвещения. Но не будем забывать и про талоны, и про вагончики, и про бездомных, это всё тоже реалии. И про страшную недоступность медицины. Недавно был юбилей Сергея Довлатова. Он умер, кстати, из-за американской медицины, потому что совершенно дикие неотложки, никто вас не примет, будут требовать огромных денег. Это варварство, это всё есть! Не нужно иллюзии испытывать по поводу Запада. В том числе по поводу внешней политики Запада. Но одновременно и не нужно кричать про их нравы.

Нужно понимать, что мы взяли всё худшее из того, что пытались скопировать оттуда
С. Шаргунов

То, что обычно даётся в качестве рецептов для "стран третьего мира", чтобы их окончательно загасить. Для Сомали Международный валютный фонд давал такие же инструкции, какие давал нам в 90-е.

С.К.: Вопрос слушателя: "Прощай, немытая Россия. Страна рабов, страна господ. И вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ". Узнаёте, чьи это слова. "Русофоб написал?" — спрашивают.

С.Ш.: Советую подробнее ознакомиться с творчеством Михаила Юрьевича Лермонтова, и про любовь к России, и про Бородино прочитать. Это было моё первое любимое произведение. Мы недавно с сыном, кстати, записали диск, вдвоём читали: "Скажи-ка, дядя, ведь недаром…" Он ко мне как к дяде обращался. Да, Михаил Юрьевич был великий патриот. Есть разные споры по поводу этого стихотворения, но в любом случае всё естественное нормально. Вспомните, например, другого писателя — Грибоедова. Он был вольнодумец, у него были конфликты с государством постоянные, его арестовывали в крепости за дружбу с декабристами. И он же был пламенный патриот отечества и заключил выгодный для России мирный договор. Схожая ситуация с Пушкиным, да со всеми настоящими большими русскими писателями.

С.К.: Радищев.

С.Ш.: И у меня очень негладко складываются отношения с государством, но это не отменяет любви к народу, к родному отечеству. Вот что главное.

Никакой демократии: о том, чем оборачивается для Украины политика властей

С.К.: У нас есть две интересные темы, связанные с Украиной. Во-первых, первый президент Украины посоветовал Порошенко поговорить с Путиным наедине. О чём — обсудим. И наконец, ЦБ Украины привязал падение гривны к ситуации в Крыму. Как это связано? Ответ есть у Сергея Шаргунова.

Вижу здесь сообщения слушателя, он спрашивает: "А вы тоже считаете, что на Украине правит фашистская хунта и осуществляет геноцид русских? Уж писатель-то должен знать значение слов. Или вы согласны с этими пропагандистскими утверждениями?"

С.Ш.: Понятно. Собственно говоря, это такой же расхожий дурацкий вопрос, как и шуточки типа: "А вы тоже считаете, что в Славянске распяли мальчика?" Это используют разного рода долбанутые псевдолибералы, пытаясь как бы уязвить. Нет, я не использую неаккуратных выражений и знаю прекрасно этимологию слова "хунта".

С.К.: Подходит?

С.Ш.: Тем не менее, я считаю, что власть, которая пришла к власти на Украине в результате насильственных действий, оказалась плодом государственного переворота. Но проблема в большем.

Проблема в том, что эта власть не отражает сложного устройства внутренней жизни Украины, то есть эта власть противоречит настроениям большинства людей
С. Шаргунов

И я думаю, что власть придерживается прежде всего антироссийской политики, внушённой патронами из США, это объективная реальность. Эта власть пытается насаждать популистский национализм и в этом смысле настроена антироссийски, антирусски. Более того, это всё давний план такого создания буферных стран и территорий. То есть сама антироссия в качестве модели для жизни Украины — это оказывается ключевой программой. Но одновременно с этим, разумеется, я прекрасно понимаю, что и режим Януковича вызывал огромное недовольство. И я не спешу упрощать все явления, которые есть. Я просто знаю, что олигархов стало больше, что уровень жизни стал хуже, что ни один из вопросов не был решён, ни одно из требований справедливости не было удовлетворено. Но самое главное — я считаю, что если одним можно восставать (например, западенцам, которые захватывали склады с оружием), почему другим нельзя? Я считаю, что проблема Крыма и Донбасса глубокая и укоренённая.

С.К.: А какая проблема у Крыма сейчас? Сейчас никакой проблемы нет.

С.Ш.: Слава богу, Крым вернулся в родную гавань. Но ведь вы же возвращаете, уважаемые слушатели, к этим вопросам. Я считаю, что правда на стороне народа всегда. И то, что 90% крымчан по-прежнему рады воссоединению с Россией — это медицинский факт. Вот это правда. А то, что Украина сегодня точно никакое не демократическое государство, то, что это страна, где сотни и тысячи людей оказываются в тюрьмах по обвинению в пресловутом сепаратизме — это тоже правда. То, что это люди, как правило, русские, отождествляющие себя с русским народом, или те, кто тянутся к России — это тоже правда. А ведь таких людей там миллионы. Там запрещена, например, коммунистическая партия — это факт. То, что множество людей опытных, заслуженных, известных политиков, которые, наоборот, боясь лишнее слово сказать, сегодня отправлены в тюряги, то, что там людей убивают — это всё правда. Вы можете сказать: "А чего в России?" Но тем не менее есть государство, которое объявило себя антироссией. Я на стороне тех, кто выходил под нашими флагами, под триколором, под красными флагами, кто скандировал: "Россия". Если таковых людей на конкретной территории большинство, то как мне им не сопереживать? Для меня как для русского человека, как для гражданина России это абсолютно естественно. Мне кажется, что противоестественно быть представителем того 1%, который в России болеет за "Азов", за "Айдар", за тех, кто осуществляет так называемую антитеррористическую операцию. Сейчас ночью был очередной обстрел города Донецка (я созванивался) — один человек погиб, двое ранены, причём мирные жители.

С.К.: Мне рассказывали об этом, да. На Лайфе показывали кадры жилых домов.

С.Ш.: Есть ли здесь ответственность с моей стороны? Можно задаться этим вопросом. Это сложный вопрос. Конечно, есть ответственность всех сторон, потому что я считаю, что жители Донбасса хотели крымского, мирного сценария, они были обнадёжены. Я знаю, что они шли на свой референдум 11 мая 2014 года как на праздник. Отутюженные брюки, люди собирались, шли семьями, дворами. Они верили, что, как и Крым, они воссоединятся с Россией. Больше того. Вы знаете ведь, кто сепаратисты? Я думаю, что надо вспомнить всесоюзный референдум 17 марта 1991 года. Уже тогда обозначились интересные точки разлома. Казалось, что именно Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Донбасс и Крым таким впечатляющим большинством, такой впечатляющей массой народа, под 90%, проголосовали за что? За сохранение единой страны. Поэтому можно, конечно, впадать в антироссийскую псевдолиберальную ересь и демагогию, кричать: "Сепаратисты! Мы же признали границы!" Но есть право на самоопределение, есть эта кровоточащая рана, есть тот вызов, который бросили людям. И они этот вызов приняли. И да, есть восставший Донбасс. Хотелось бы, конечно, чтобы Донбасс был услышан, чтобы он не страдал, не кровоточил. В ближайшее время поеду туда представлять свою книгу, выступать в Донецком национальном университете, проводить там встречу со студентами, семинар. Я стараюсь их печатать у себя на сайте "Свободная пресса" и от всех этих позиций не отрекаюсь. Не отрекаются любя.

С.К.: Вопросов очень много накидали наши слушатели на эту тему, чуть позже вернёмся, но давайте ненадолго о другом. Вас спрашивают: "Каким образом Шаргунов, сын священника, примкнул к коммунистам, изменив православию?"

С.Ш.: Я православный человек, кстати говоря, член Патриаршего совета по культуре. И, если позволите, скажу вам. Я, во-первых, беспартийный, во-вторых, я поддерживаю народно-патриотические силы на этих выборах.

С.К.: Слушатель верно сформулировал: "Примкнул к коммунистам".

С.Ш.: Я поддерживаю народно-патриотические силы, которые сегодня сплотились вокруг Зюганова, лётчика, дважды Героя Советского Сююза Савицкой, адмирала Комоедова, который командовал Черноморским флотом, конечно же, Бориса Ивановича Алфёрова, нашего Нобелевского лауреата, Олега Николаевича Смолина, который хоть и слепой, но самый зрячий депутат в Государственной Думе. Я патриот, но одновременно с этим я бы не мог быть бездушным роботом, который будет сидеть в Думе и голосовать за антинародные, антисоциальные законы, как делает партия власти. Поэтому я ещё выступаю за социальную справедливость и за права людей в нашей стране. И для меня честь сегодня идти вместе с КПРФ. Я в 1996-м, будучи школьником, пришёл поддерживать единого кандидата от народно-патриотических сил Геннадия Зюганова, и тогда там же были многие священники, которые его поддержали. Церковь всегда была в прекраснейших отношениях с ним, потому что КПРФ выступает за свободу совести, за поддержку традиционных конфессий, прекрасно относится к православию, всё это общеизвестно. И все те роковые ошибки или же злодеяния, которые были в ХХ веке, таковыми уже обозначены и признаны. А великие достижения: Космос, наука, победы — это всё остаётся с нами. Это самое главное! И я помню, что тогда же, в 1996-м, Зюганова поддерживали и Валентин Григорьевич Распутин, наш прекрасный русский писатель, и Василий Иванович Белов. Сколько людей, которые навсегда вписали свои имена в историю борьбы, когда слово "патриот" было ругательным, и за него били. Так и чиновники сегодня изображают из себя державников. А если козыревская политика во внешних сферах преодолена отчасти лишь, то социально-экономической гайдаровский путь продолжается. Поэтому сегодня мне по пути с самой сильной патриотической партией КПРФ, и я рад идти вместе с ними на выборы.

С.К.: Следующий вопрос слушателя: "Если провести референдум в русскоязычном районе США, дадут ли они отделиться этому району и вступить в состав России?" Понимаете, на что намекает слушатель?

С.Ш.: Это гипотетический разговор по той причине, что Аляска не является русскоязычным регионом, правильно? Это такой же гипотетический, бессмысленный разговор, как речи про Калининград или про Курилы, потому что мы знаем настроения живущих там людей. У нас в России все желают находиться в единой стране, это объективная воля людей. Поэтому я против преследований за идею проведения тех или иных референдумов.

С.К.: Да нет же. Слушатель говорит про Крым. В Крыму-то так было?

С.Ш.: Что так?

С.К.: "Провели референдум, а Украину не спросили".

С.Ш.: Так вот я и отвечаю, что точно так же не спросили, например, Сербию, когда признавали право косоваров на обособление. Крымчане провели свой первый референдум. Если мы снова будем говорить об этом, растолковывать элементарные вещи, если вы не считаете русских людьми второго или третьего сорта, значит, должны внимательно слушать. Провели свой референдум первые в Советском Союзе, в январе 91-го года, уже обозначили: "Мы автономная республика". И все 20 лет добивались права обособиться от Украины. Давайте уважать их право.

С.К.: "Разве Шаргунов не понимает, что Зюганов сдаст выборы, как в 96-м? Как можно идти в одном строю с предателем?" — пишет слушатель.

С.Ш.: Это неправда.

С.К.: По итогам программы вы поддерживаете Сергея Шаргунова, вам нравится, что он говорит, вы его поддерживаете или нет? Хорошая, кстати, разминка перед выборами.

С.Ш.: Нормальная.

С.К.: Голосование я запустил. Итак, как же с предателем Зюгановым?

С.Ш.: Очень легко бросаться хамскими выпадами, обвинениями и криками. На самом деле, могу сказать прямо, что мы с моими друзьями, писателями, обсудили, кого нам и как поддерживать, и нужно ли вообще участвовать в общественно-политической реальности. Я считаю, что те литературные, журналистские дела, которые уже есть, могут быть помножены на большие возможности. И поэтому мой друг Захар Прилепин пришёл на съезд КПРФ, выступил в поддержку партии. Сейчас мы с ним вместе будем выступать в городе Барнауле. Мой друг, писатель, патриот Герман Садулаев решил идти по округу в Петербурге от КПРФ. Это абсолютно нормально. Поэтому призываю вас смотреть мудро на все вещи и вспомнить, кстати говоря, 90-е годы, когда совсем немногие приняли на себя таранный удар.

Тогда я учился на журфаке, слово "патриот" было ругательным
С. Шаргунов

Я помню, какого мужества нужно было набраться, просто чтобы противостоять той системе, которая на наших глазах уничтожала государство.

И когда удалось пробить и сформировать правительство Примакова, Маслюкова, Геращенко, когда с глухим рёвом начала заводиться наша промышленность, даже в тех чудовищных постдефолтных условиях, всё это стало, конечно, примером созидания. И созидание, и развитие возможно в нашей стране. И очень важно поддержать сильную команду, поддержать новых людей.

С.К.: Дело в том, что поляна патриотизма сегодня уже настолько окучена… Я не знаю, кто ещё не называет себя патриотом?

С.Ш.: Я не знаю, о чём вы говорите.

С.К.: Вы посмотрите состав тех, кто идёт на выборы. Да даже Явлинский себя патриотом называет.

С.Ш.: В этом проблема, это называется "эпоха лжепатриотизма". Я дал себе честное слово, что я не буду нападать ни на одну из существующих сил. Я говорю конкретно о том, что меня ужасает. Меня ужасает сегодняшняя социально-экономическая политика, я вижу, что у нас происходит в стране. У нас доход от основных средств — от нашего сырья, это 20 триллионов. Вы знаете, сколько из этих денег попадает в бюджет? В бюджет попадает только восемь, а 12 — по карманам олигархов. И дальше возникает вопрос, как жить учителям, как жить врачам. Я был сейчас в селе Огни Алтайского края. Так вот, там детишки мёрзнут, они в шубках должны зимой сидеть. Сейчас они пойдут в школу 1 сентября, у них сверху капает, потому что крыши нет, стен практически нет, а все остальные школы вокруг оптимизированы.

Сочетание патриотизма и народничества, то есть идеи социальной справедливости — это та сила, которая может поднять сегодня народ
С. Шаргунов

С.К.: Принимаем ваши звонки. Здравствуйте!

С.: Здравствуйте, Святослав. Какова позиция вашего уважаемого отца и вообще отца Александра Шаргунова к тому положению, которое у нас сейчас сложилось в России, на Украине? Эта вся трагедия!

С.К.: А почему, простите, вас интересует позиция отца?

С.Ш.: Я понимаю, почему. Многие уважают моего папу. Спасибо большое за ваш вопрос. Вы можете прийти, например, на воскресную литургию в храм Святителя Николая в Пыжах на Большой Ордынке. Но мы с папой часто обсуждаем это и, конечно, во всех ключевых вопросах мы единомышленники. И главное — это боль, сопереживание славянским народам. И как можно равнодушно относиться к той страшной братоубийственной бойне, в которую ввергли людей? Конечно, отец Александр молится и старается помогать, в том числе, что касается гуманитарной поддержки Донбасса. Благодаря ему я передавал тамошним священникам всё, что необходимо для того, чтобы они исполняли требы, то есть могли и крестить, и, к сожалению, отпевать. Это отдельная тяжёлая и важная тема. Как и тема положения Русской православной церкви, Московского патриархата на Украине. Сейчас, как вы знаете, был масштабнейший крестный ход в защиту мира, против войны. Но тем не менее на него всячески ополчились, и украинские националисты закидывали яйцами, нападали. Тем не менее очень показательна поддержка народа, потому что почти 5 миллионов человек одновременно смотрели трансляцию этого крестного хода и молебна, который был на одном лишь канале под названием "Интер". Казалось бы, просто церковные песнопения, но это настроения огромного количества живущих там. И как тяжело сейчас и Онуфрию, у которого пытаются отобрать Киево-Печерскую лавру. Потому что есть несколько основ жизни на нашем пространстве. С одной стороны, это память о нашей великой истории, в том числе о Советском Союзе, безусловно. И отсюда, кстати говоря, и "Бессмертный полк", который представляет личную, родовую память, но тем не менее память об общей беде и победе. И с другой стороны, наше традиционное представление о главных ценностях, о духе человека. И отсюда, конечно, отношение к православной церкви. И мы знаем, что нападкам со стороны тех, кого 1%, подвергаются сразу и советское прошлое, и православная церковь. Так было и так есть. Нам, всем нормальным людям, нужно объединяться на здоровых ценностях, созидании и развитии.

* Деятельность организации запрещена на территории РФ решением Верховного суда.

Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×