Не Клинтон – и не Трамп? Журналист The Atlantic об интриге выборов в США

Не Клинтон – и не Трамп? Журналист The Atlantic об интриге выборов в США

Фото: © Flickr/DonkeyHotey

3204
Шеф-корреспондент американского журнала уверен: сейчас невозможно предсказать, кто станет следующим главой государства.

Д. ТЭЙЛЕР: Настолько непредсказуемо сейчас, кто будет президентом. Месяц назад я бы сказал — Клинтон.

И. ИЗМАЙЛОВ: Почему? Что изменилось?

Д. Т.: Во-первых, WikiLeaks выпустил очень много её e-mail. Это всё влияет. Потому что многие люди считают себя обсчитанными на стороне демократов: что подтасовали праймериз, лишили Сандерса кандидатуры. Значит, сейчас люди начинают поправлять, вспоминать, что будет. Многие просто озлоблены. На стороне Клинтон должны быть, но они сейчас решают, что делать. Дать свои голоса третьему кандидату, четвёртому, или всё-таки за Клинтон, потому что лучше, чем Трамп.

И. И.: А почему обсуждается история, кто взломал эти ящики Клинтон? А не суть, которая была представлена? Те факты, которые обнаружились. И в США, если даже на секунду отвлечься, что есть предвыборная гонка, конкуренция, друг на друга льют помои, компромат, — там как воспринимают эту переписку? То, что русские плохие, или всё-таки текст этой переписки?

Д. Т.: Текст важнее для всех. То, что сейчас штаб-квартира Клинтон постоянно возвращается к тому, кто взломал, а не содержанию этих e-mail… Людям понятно, что Хиллари, скорее всего, врала. Или говорит, что не помнит, упала. И это очень плохо влияет на тех избирателей, которые ещё не решились.Тем более что она пользуется очень высоким рейтингом "не нравится". 61% американцев не любит её. Так что это просто ход, приём кампании Клинтон — постоянно возвращать разговор к тому, что это русские. Все понимают, что неважно это уже. Это ход.Трамп на это не смотрит. Избиратели тоже. Важно, что было в этих сообщениях. Важно, может быть, кто взломал, но сейчас мы узнаём всё больше и больше о Хиллари.

И. И.: А что больше и больше? Что для простого американца Хиллари Клинтон на сегодня? Что за человек? Как изменилось восприятие, как эта переписка повлияла?

Д. Т.: Может быть, я не так выразился. То, что выпустил WikiLeaks пару месяцев назад, было явно и так, во время праймериз. Но потом стало несомненно, что подтасовали результаты, чтобы исключить Сандерса. И люди не забыли. А сейчас, последние дни, много говорят о стенограммах с ФБР, что она 26 раз сказала "я не помню", хотя это всё недавно. И даже сказала: "После такого падения — как можно помнить". Если это так, то она здорова вообще? Как она может быть президентом, если у неё такие провалы в памяти?

И. И.: Добавляет ли это очков Трампу?

Д. Т.: Нет. Скорее всего, добавляет Гэри Джонсону, третьему кандидату. И Джилл Стайн. Ну, может, два процента уходят к Трампу из-за этого. Но больше всего видно сейчас, что поднимаются третий и четвёртый кандидаты. С учётом того, что Хиллари не так уж лидирует, месяц назад на 10 баллов, сейчас на несколько баллов.

Полную версию программы "За рубежами" с Джеффри Тэйлером читайте ниже и слушайте в аудиозаписи. 

И. ИЗМАЙЛОВ: Добрый день. Будем рассматривать США. Джеффри Тейлер, шеф-корреспондент американского журнала "Атлантик". Джеффри, приветствую.

Д. ТЭЙЛЕР: Здравствуйте.

И. И.: Самое громкое, что обсуждали — саммит "двадцатки" и переговоры с Владимиром Путиным Барака Обамы. Но этому предшествовало странное с точки зрения протокола появление Обамы в Китае. И не было ни трапа, ни красной дорожки. А этому предшествовали близкие и Обаме слова, и Клинтон в каком-то смысле, которые напомнили миру вновь об американской исключительности, что США — последняя надежда, и так далее. Как это, на ваш взгляд, будет трактовано в США на уровне элиты, СМИ, политики, простых американцев?

Д. Т.: Думаю, что никак. Во-первых, Обама уже уходит. Считается, что это последние дни его президентства. Люди смотрят на выборы, на то, кто будет следующим президентом. И Обама намного менее важную роль играет сейчас. Он, конечно, ещё президент. Но все взоры — на Трампа, Клинтон и других двух кандидатов.

И. И.: Тем не менее он представляет США на встрече двадцати. Мы видели подчёркнуто тёплое и бережное отношение к российскому лидеру со стороны принимающей стороны. Будет ли это воспринято как некая расстановка сил в мире и отношение к США, политике США?

Д. Т.: Это Китай, во-первых. США и Китай находятся в состоянии негласной конфронтации уже много лет. Так что, наверное, в результате этого у Обамы не было особенно тёплых отношений с китайским руководством. Думаю, что, скорее всего, это причина такого приёма.

И. И.: Взаимоотношения США и Китая. Насколько велика вероятность, что они обострятся после выборов?

Д. Т.:

Настолько непредсказуемо сейчас, кто будет президентом. Месяц назад я бы сказал — Клинтон
Д. Тэйлер

И. И.: Почему? Что изменилось?

Д. Т.: Во-первых, WikiLeaks выпустил очень много её e-mail. Это всё влияет. Потому что многие люди считают себя обсчитанными на стороне демократов: что подтасовали праймериз, лишили Сандерса кандидатуры. Значит, сейчас люди начинают поправлять, вспоминать, что будет. Многие просто озлоблены. На стороне Клинтон должны быть, но они сейчас решают, что делать. Дать свои голоса третьему кандидату, четвёртому, или всё-таки за Клинтон, потому что лучше, чем Трамп.

И. И.: А почему обсуждается история, кто взломал эти ящики Клинтон? А не суть, которая была представлена? Те факты, которые обнаружились. И в США, если даже на секунду отвлечься, что есть предвыборная гонка, конкуренция, друг на друга льют помои, компромат, — там как воспринимают эту переписку? То, что русские плохие, или всё-таки текст этой переписки?

Д. Т.: Текст важнее для всех. То, что сейчас штаб-квартира Клинтон постоянно возвращается к тому, кто взломал, а не содержанию этих e-mail… Людям понятно, что Хиллари, скорее всего, врала. Или говорит, что не помнит, упала. И это очень плохо влияет на тех избирателей, которые ещё не решились. Тем более что она пользуется очень высоким рейтингом "не нравится". 61% американцев не любит её. Так что это просто ход, приём кампании Клинтон — постоянно возвращать разговор к тому, что это русские. Все понимают, что неважно это уже. Это ход. Трамп на это не смотрит. Избиратели тоже. Важно, что было в этих сообщениях. Важно, может быть, кто взломал, но сейчас мы узнаём всё больше и больше о Хиллари.

И. И.: А что больше и больше? Что для простого американца Хиллари Клинтон на сегодня? Что за человек? Как изменилось восприятие, как эта переписка повлияла?

Д. Т.: Может быть, я не так выразился. То, что выпустил WikiLeaks пару месяцев назад, было ясно и так, во время праймериз. Но потом стало несомненно, что подтасовали результаты, чтобы исключить Сандерса. И люди не забыли. А сейчас, последние дни, много говорят о стенограммах с ФБР, что она 26 раз сказала: "Я не помню", хотя это всё недавно. И даже сказала: "После такого падения — как можно помнить". Если это так, то она здорова вообще? Как она может быть президентом, если у неё такие провалы в памяти?

И. И.: Добавляет ли это очков Трампу?

Д. Т.: Нет. Скорее всего, добавляет Гэри Джонсону, третьему кандидату. И Джилл Стайн. Ну, может, два процента уходят к Трампу из-за этого. Но больше всего видно сейчас, что поднимаются третий и четвёртый кандидаты. С учётом того, что Хиллари не так уж лидирует, месяц назад на 10 баллов, сейчас на несколько баллов.

С Хиллари всё достаточно понятно, люди ей не доверяют
Д. Тэйлер

Это уже давнишняя история, связанная со скандалами двадцатипятилетней давности. При этом все эти скандалы ничем не закончились. Ничего из этого не вышло. Столько ажиотажа. Но вот её личность любит секретность. И это плохо влияет на её рейтинг.

И. И.: А заявление, когда Хиллари говорила, что США — это последняя надежда, мы по-прежнему град на холме, перечислила все цитаты всех президентов. Но в такой резкой форме. От этого нет какой-то усталости? Или это привычная риторика сейчас? На контрасте мы видим и заявления, сделанные на форуме двадцатки. Вот Владимир Путин говорил, что мы, наоборот, миролюбивые, считаем, что каждая страна имеет право на суверенное развитие без вмешательства извне. К чему сейчас тот же американец склоняется?

Д. Т.: Хиллари повторяет то, что мы все ожидаем, все знаем. То, что не говорит Сандерс. Даже Трамп изначально говорил, что мы должны договориться с Россией, восстановить отношения. Так что ни для кого это не сюрприз. Хиллари повторяет слова определённой части элиты, связанные с военно-промышленным комплексом, с большими финансовыми интересами. Она ничего нового не говорит. Мы просто понимаем, если будет она президентом, наверное, ещё какие-то войны будут, какие-то несуразные вмешательства, и всё как всегда. То, от чего люди хотели отказаться, голосуя за Сандерса в то время, когда шли праймериз. Она просто продолжит такую же линию.

И. И.: Насколько опасна история, связанная с возможным выигрышем Клинтон, и тогда-то ВПК получит хорошие заказы, но не просто так, а будут какие-то резкие действия военного характера?

Д. Т.: Пока мы не можем сказать. Но всем надоело всё. Политика Обамы. Обама вывел американские войска из Ирака. Потом появилось ИГИЛ* там. И Обама втайне всё-таки вмешивается в Сирию и не тайно, но без полномочий от Конгресса. Мы видим одно и то же. Поэтому был такой бунт избирателей во время праймериз. Люди хотели, чтобы что-то другое было. И Сандерс это представлял.

Последние дни Обамы: что успеет сделать на своём посту нынешний глава США

И. И.: Встреча Владимира Путина с Бараком Обамой на полях двадцатки. С точки зрения политической практики США может ли быть какая-то польза? Или Обама уже считается доживающим свои дни, что бы он ни решил, какие бы ни были договорённости, всё это уже не особо важно?

Д. Т.: Я думаю, что это полезно, что встретились со стороны Обамы. Вряд ли он хочет войти в историю как человек, который разразил новую холодную войну. Видно, что они ни о чём не договорились. Но всё равно лучше, чтобы они говорили, чем чтобы они не говорили. Дальше посмотрим. Обама ещё президент. Поэтому у него полномочия ещё отправить войска и делать то, что он хочет. Поэтому думаю, что полезно, даже если он менее важную роль играет.

И. И.: То есть не исключается, что до конца срока Обамы могут быть какие-то события где-то?

Д. Т.: Я не предскажу. Просто имею в виду, что он всё ещё главнокомандующий. И что касается Украины, когда ситуация обострялась недавно, потом американцы не принимали звонки Порошенко. Обама всё это оставит следующему президенту. Может быть, об этом и говорили. Но сейчас видно, там опять более-менее тихо с Украиной. Думаю, всё продолжит идти так, как оно есть.

И. И.: Вот какие сообщения приходили. Обама требует от России уступок по Сирии. Запад понимает уступки как слабость, а не как жест доброй воли, желание найти компромисс. Обама заявил накануне, что Россия должна пойти на уступки по Сирии. Обама заявил, что между Москвой и Вашингтоном сохраняются серьёзные разногласия по путям урегулирования сирийского конфликта. Без уступок со стороны России в части снижения насилия и обеспечения гуманитарного доступа трудно видеть, как мы перейдём к следующей фазе урегулирования. Владимир Путин в интервью до встречи говорил, что США и Россия сейчас очень близки к заключению очень важного стратегического соглашения по Сирии. О чём здесь может идти речь?

Д. Т.: Насколько я знаю, о чём, открыто пока не говорят, Обама настаивает на том, чтобы Россия перестала бомбить части умеренной оппозиции, может, там лидеры умеренные, но войска часто состоят из исламистов.

Ясно всем нам, что там не какие-то демократы, которые воюют против Асада
Д. Тэйлер

Поэтому Россия, насколько я знаю, продолжает делать то, что делала последние полтора года: поддерживает режим Асада. И Обама, конечно, не согласен, чтобы Асад остался. По-прежнему нет никакой замены ему. Так что ничего не меняется. Одно и то же. Но как-то странно, вроде бы Керри и Лавров договаривались. И всё было хорошо.

И. И.: Мы видим, что Турция как-то не самым приятным образом для США себя ведёт. Не очень понятна политика США по отношению к курдам, которых они поддерживали. В Узбекистане речь шла о том, что, возможно, со смертью президента США попробуют на исходе президента Обамы совершить попытку переворота. С Турцией провис, с Сирией провис, с Украиной провис вышел к исходу срока Обамы. Стоит ли ждать чудес?

Д. Т.: Нет. Думаю, что нет.

И. И.: В Узбекистане спокойно будет?

Д. Т.: Я не знаю, спокойно ли, это от них зависит. Но что Америка может каким-то образом повлиять — очень сомневаюсь. Что касается Турции, видим такой же дрейф, какой уже был несколько лет, как Обама переругался с Эрдоганом и перестал с ним общаться. И Эрдоган всё дальше и дальше от Америки идёт, от НАТО. При этом фактически предали курдов недавно. Это такая беспутная, несуразная ситуация, что я не вижу, чтобы кто-нибудь смог разрешить эту проблему сейчас. До выборов. И после пока я никаких путных слов я не слышу ни от Клинтон, ни от Трампа, только что Трамп говорит, что пусть русские бомбят и справятся с ИГИЛ. Всё.

Может быть, будет сотрудничество. Но Трамп настолько непредсказуем, что я не стал бы рассчитывать на это
Д. Тэйлер

И. И.: В США как и что пишут о предстоящих выборах в Госдуму здесь, в России?

Д. Т.: О Думе я ничего не видел. Всё настолько у нас с этими выборами… Полностью всё внимание на выборах. Больше, чем когда-либо. Я столько раз следил за выборами и не видел ничего подобного.

И. И.: А вот новость о том, что госдолг подполз к двадцати триллионам. И отмечают, что за президентство Обамы долг вырос ровно в два раза. Как это воспринимается? Это не чувствуется на бытовом уровне? Или в воздухе витает понимание того, что какие-то изменения неизбежны в США?

Д. Т.: Это не тот вопрос, который интересен избирателям.

И. И.: Просто у нас, наверное, обратили внимание, что приходится слышать даже от тех, кто не следит, что кандидаты говорят об экономике России, что надо делать ЦБ, ставки и так далее. Американцам неинтересно?

Д. Т.: Не то чтобы. Просто все вообще волнуются по поводу выборов в ноябре. И этот вопрос пока не поднимается. Поднимался постоянно в течение президентства Обамы. Но сейчас все смотрят на e-mail Хиллари, что сказал Трамп в последний раз.

И. И.: Что внутри американца? Какая ему разница, Клинтон будет или Трамп? Какую разницу в позициях видят?

Д. Т.: Их очень много. Но Трамп, по сути дела, популист. Говорит, что будет депортировать 11 миллионов. Демократы об этом не говорят. Хиллари больше поддерживает, по крайней мере, на словах, социальные программы, стороны. Трамп говорит, что он за простого рабочего. Но на самом деле его программа этого не показывает. Здравые головы — это Гэри Джонсон и Джилл Стайн, которые третий и четвёртый кандидаты. Так что для многих — либо они не могут никак видеть, как Трамп может стать президентом, потому что ненависть к нему настолько большая по его словам и взглядам, либо ненавидят Хиллари.

И. И.: Джеффри Тейлор, шеф-корреспондент американского журнала "Атлантик", был сегодня с нами.

* Деятельность организации запрещена на территории России по решению Верховного суда.

Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×