Волейболистка Гамова: Я не скучаю по волейболу, и желания играть у меня нет

Волейболистка Гамова: Я не скучаю по волейболу, и желания играть у меня нет

Фото: © wikipedia.org/MEDIACRAT

5634
Двукратный серебряный призёр Олимпиады рассказала о проблемах в российском волейболе.

В. ФЕДОТОВ: В студии Виталий Федотов, Евгения Артамонова.

Е. АРТАМОНОВА: Добрый день.

В.Ф.: И у нас в гостях Екатерина Гамова, российская волейболистка, одиннадцатикратная чемпионка России, двукратная чемпионка мира и Европы, двукратный серебряный призёр Олимпиады, заслуженный мастер спорта России. Можно долго перечислять, но самое главное, что ирония судьбы! Во-первых, моя землячка. А во-вторых, мы в одной школе учились.

Е.А.: Но ты не волейболист почему-то.

В.Ф.: Но я не волейболист, потому что у нас школа со спортивным уклоном, но всё-таки девочки в ней преимущественно. Ну, представляешь, каких успехов добиваются мои одноклассники в том числе.

Е.А.: Так отрадно за край и отрадно за нашу Родину. Екатерина Гамова у нас в гостях. Задавайте свои вопросы. Екатерина со своей стороны постарается ответить на них. Екатерина, вы завершили карьеру и полностью ушли из волейбола 18 мая этого года, то есть три-четыре месяца назад. И все думают и гадают до сих пор, чем же вы сейчас занимаетесь. Но судя по вашему "Фейсбуку" у вас всё хорошо. Я посмотрела, сегодняшняя утренняя фотография называется "Утро в деревне". Вы сидите за большим столом в красивом доме, огурчики, помидорчики, лучок.

Е. ГАМОВА: Всё прекрасно. Ну, я в настоящий момент ничем не занимаюсь. Я пока отдыхаю, нахожусь в поиске дальнейшего увлечения в своей жизни, работы и чего-то подобного. И всё у меня хорошо.

Е.Г.: Не скучно ли вот быть обычным человеком?

Е.Г.: Нет, не скучно.

Мне часто задают этот вопрос, потому что говорят, наверное, ты скучаешь по волейболу, наверное, хочешь пойти поиграть. Нет, у меня такой мысли почему-то не возникает
Екатерина Гамова

Желания пойти поиграть у меня тоже нет. И я нахожусь в принципе в нормальном для себя состоянии, потому что несколько последних лет я лето проводила в отдыхе. Я не тренировалась, не играла, и поэтому пока для меня состояние совершенно привычное. Как оно будет осенью, посмотрим. Может быть, появятся какие-то новые ощущения, может быть, захочется выйти на площадку. Но пока нет.

В.Ф.: Но, тем не менее, вы следите за соревнованиями. В том числе следили за Олимпиадой в Рио, где наша волейбольная команда, мягко говоря, не очень хорошо играла. Проиграла Сербии, и вы этот матч комментировали. Почему так произошло?

Е.Г.:  Ну, был ряд причин. Да, действительно, я комментировала эти Игры, смотрела их. Почему так произошло. Ну, есть причина, которая действительно налицо. И были проблемы в игре, хотя у нас есть очень хорошие игроки, очень хорошие нападающие, одни из лучших в мире. У нас сильная атака, но при этом у нас были частенько проблемы в приёме такие, что даже не позволяли нашим атакующим игрокам, лидерам нашим забивать мячи и выводить команду вперёд.

Е.А.: Говорят, что главный тренер женской сборной Юрий Маричев был вынужден под давлением  взять на Олимпиаду не тех, кого хотел, и потом поменять состав. На ваш взгляд, на игры поехал оптимальный состав или его следовало изменить?

Е.Г.: Решение остаётся всегда за тренером. Сейчас можно говорить всё, что угодно (было давление, не было давления), но я считаю, что тренер всегда должен отвечать за тех игроков, которых он берёт. Это его выбор, это его вера в тех игроков, которых он везёт. То есть игра, которую он выстраивает под тех или иных игроков, которые едут с ним на соревнования. Если он сделал такой выбор, значит, выбор остался за ним.

Е.А.: Также на вашей страничке в "Фейсбуке" нашла заметку Елены Годиной, под которой вы полностью подписались. И вот что она пишет, что была проблема в составе игроков, и что вас даже не позвали на сбор, несмотря на завершение карьеры, то, что вы в сборной не участвовали. Но если бы вас позвали, вы бы, возможно, участвовали в Олимпиаде.

Е.Г.: Тут можно гадать сейчас, позвали или нет, но ситуация сложилась таким образом, что у меня было два вызова, третий вызов, к сожалению, не пришёл.

Е.А.: Но вы его ждали?

Е.Г.: Ну конечно, я готовилась, я действующий спортсмен, который выступает. То есть я не закончила сразу же после Чемпионата России, у меня был период, когда мы разговаривали с Юрием Маричевым. Я прошла медицинское обследование так же, как и все игроки сборной. Но вот, к сожалению, получилось так, как получилось.

Е.А.: Но всё-таки основная причина — это травма колена?

Е.Г.: Травма колена у меня была на протяжении целого сезона, и она меня мучила на протяжении года. Но при этом я старалась выти на свой уровень, на свой пик. И я думаю, что, может быть, месяца через два я могла бы выйти на свой уровень, так как динамика была положительной. Но тренер сделал такой выбор, а я сделала свой выбор.

Е.А.: Вообще травма в волейболе — это такая неизбежность? Как вот профессиональный спорт влечёт за собой травмы, надо просто знать, если ты идёшь.

Е.Г.: Безусловно.

Е.А.: То есть это обычная история с коленом?

Е.Г.: Это не только колени, это разные части тела страдают. У всех по-разному, у всех есть свои слабые места. И я думаю, что ни один профессиональный спортсмен не избежал такой участи.

В.Ф.: А почему всё-таки нам не удалось показать каких-то хороших результатов на Олимпиаде? Может быть, состояние подготовки сейчас молодых волейболистов в нашей стране оставляет желать лучшего?

Е.Г.: Ну, вот мы знаем о том, что сейчас прошёл детский Чемпионат Европы для девушек, которым 19 лет. И они стали чемпионками Европы. Безусловно, это хороший результат, это прорыв, потому что до этого, насколько я знаю, этот же возраст выиграл Чемпионат Европы, когда им было 17 лет, а до этого практически никто не выигрывал. То есть я думаю, что это хороший шаг вперёд, и у нас хорошее будущее. У нас, в принципе, хорошие дети, у нас достаточно хорошо физически отобранные, поэтому есть с чем работать. Нужно, главное, работать.

В.Ф.: Про допинг. Применяют ли в российском спорте допинг?

Е.Г.: Случаи бывают, безусловно. Так же, как и в российском спорте, так же, как и на международной арене. Это есть, и от этого никуда не денешься. С ним ведётся борьба, и это самое главное.

Е.А.: А вот где эта грань между спортивной фармацевтикой и допингом? Тот же мельдоний, который наши многие спортсмены называли витаминками, а потом вдруг внезапно он стал допингом. Как вообще происходит вот эта вот работа с медикаментами у спортсменов?

Е.Г.: Есть доктора, разрабатывается. У волейболистов есть медицинский штаб, разрабатывается целая фармакологическая кампания. Безусловно, доктора всегда отслеживают списки тех препаратов, которые попадают в допинг. То есть постоянно они озвучивают это. Ведётся эта работа, это постоянно нужно контролировать просто.

В.Ф.: А какие-то наши секретные разработки у врачей есть? Которые просто дают какую-то таблетку и всё?

Е.Г.: И ты выигрываешь всех? Нет, такого нет.

Е.А.: Но все хотят, чтобы она существовала.

Е.Г.:

Волшебная пилюлька — её съел и стал олимпийским чемпионом — такого, конечно, нет и не будет
Екатерина Гамова

Скорее всего, потому что всё-таки для того, чтобы побеждать, нужно уметь делать то, чем ты занимаешься. В частности волейбол, если ты не оснащён технически, то какую бы ты таблетку не съел, ты не выиграешь ничего.

Е.А.: Вообще последнее время частые рассуждения на тему того, что дальше будет в спорте. То есть уже практически достигли спортсмены потолка своего развития. Без каких-либо препаратов вообще возможно дальнейшее развитие через пять, десять лет.

Е.Г.: Я думаю, что всё-таки спорт будет развиваться, он не будет стоять на месте. Рекорды будут биться, потому что фармакология тоже не стоит на месте. То есть поддержка спортсменов и их восстановление зависит, конечно, от фармакологии.

Е.А.: А вот эта вообще вся жесточайшая история с возможным недопуском на олимпиаду в Рио. Кого-то же не допустили, кого-то всё-таки допустили. Слава Богу, волейболистов допустили. Но там, в принципе, заранее говорили, что нас допустят, у нас нет серьёзных проблем. Сейчас паралимпийцев тоже не допускают. Это вот чья проблема? Всё-таки шапки должны лететь с кого?

Е.Г.: Ну, не со спортсменов точно, я считаю. Люди, которые не виновны, я не понимаю, почему у нас сейчас отстраняют спортсменов, которые не виновны, которые чистые. Я считаю, что человек, если виновен, он должен отвечать за свои ошибки. Но если он не виновен, то, что сейчас происходит, это, конечно, кощунство, по меньшей мере.

В.Ф.: Про Паралимпиаду то же самое можно сказать.

Е.Г.: Да, безусловно.

Е.А.: А вообще спортсмен на своём месте — он как-то контролирует приём тех или иных препаратов?

В.Ф.: Или что говорят, то и употребляет?

Е.Г.: Нет, конечно, это совместная работа между спортсменом и доктором. Безусловно. То есть такого нет, чтобы там безоглядочно ты принимаешь, не знаешь, что тебе засыпают.

Е.А.: А сейчас вот вы ушли из спорта. Многие говорят, что очень жёсткий режим (и у волейболистов тоже), нужно есть там определённые какие-то блюда, поддерживать себя в форме. Сейчас вот как вы, ограничиваете себя в чём-то?

Е.Г.: Ну, в то время, когда я занималась спортом, я себя тоже не особо в чём-то ограничивала.

Е.А.: То есть это мифы?

Е.Г.: Нет, есть люди, у которых проблемы с весом, игроки, в частности девочки. То есть если девочка склонна к полноте, и она об этом знает и знает, что нагрузка с её весом ляжет на её колени, безусловно, она себя будет держать в форме, контролировать и в чём-то ограничивать. Но есть люди такой комплекции, как я. Я себя ни в чём особо не ограничивала. Я, например, не очень люблю сладкое, поэтому для меня каких-то проблем не было. Я себя никогда не ограничивала, и после спорта не могу сказать, что я себе что-то сейчас разрешила.

В.Ф.: А какой средний рост у вас у девушек в команде?

Е.Г.: Разный совершенно.

В.Ф.: То есть там есть, ну, невысокие девочки, но они очень хотят, об Олимпиаде мечтают. Есть у них шанс?

Е.Г.: Есть шанс, потому что есть такие игроки, как либеро — это маленькие подвижные игроки, которые играют на задней линии, им не нужно атаковать возле сетки. Поэтому шансы для маленьких и для больших игроков одинаковы.

В.Ф.: А между собой вам удобно передавать подачи и т.д.? Ведь всё-таки рост большое значение имеет.

Е.Г.: Мы как-то об этом не задумываемся. Надо передать, и ты передаёшь.

Е.А.: Виталий, вот если бы ты вот в этой школе с волейбольным уклоном играл бы в волейбол, знал бы.

В.Ф.: Я играл в волейбол.

Е.Г.: Нет, у нас школа, конечно, обычная школа, это не школа с волейбольным уклоном была.

В.Ф.: Со спортивным.

Е.Г.: Просто в этой школе учились девочки, которые занимаются волейболом, зал находится просто рядом.

В.Ф.: И достигают вот каких успехов. Вы закончили спортивную карьеру. У вас нет планов тренерскую начать?

Е.Г.: Нет, такой цели нет. Я как-то никогда не мечтала.

В.Ф.: Почему?

Е.Г.: 

Не знаю, я как-то не хотела бы этим заниматься, не хотела бы обратно погружаться в ту жизнь, из которой я только что ушла
Екатерина Гамова

Е.А.: Тренер должен быть жёстким человеком? Вот я читала одно из ваших интервью, и вы говорили, что вот первый тренер был очень жёстким, суровым. Но это было хорошо, как я поняла из ваших слов.

Е.Г.: Ну, разные тренеры попадались на моём пути, и люди были жёсткие и требовательные. Мягких особо никогда не было. Но я считаю, что должен быть и кнут, и пряник.

В.Ф.: Вы с легендарным Карполем работали. У него какая система?

Е.Г.: Требовательный, жёсткий человек. Требует, чтобы была дисциплина на площадке и исполнялись те задачи, которые стоят перед игроками.

В.Ф.: Говорят, там некоторые спортсменки после тренировок просто со слезами убегали?

Е.Г.: Я бы такого не сказала. Все достаточно адекватно относились, все это воспринимали, эту критику адекватно. То есть, как ты уже учишься со временем, отсеивать крик и получать только нужную информацию.

Е.А.: Давайте пока прочитаю несколько сообщений. "Любой вид спорта — это, прежде всего, травмы. Есть ли личные бабушкины рецепты, например, от растяжений и ушибов?"

Е.Г.: Бабушкиных рецептов нет. Мы все надеемся всё-таки на медицину.

В.Ф.: На фармацевтику.

Е.А.: К тому же, может быть, это небезопасно?

Е.Г.: Безусловно, да.

Е.А.: "Почему в женском волейболе, когда выигрывают как тигрицы, всё получается? А когда проигрывают, становятся как курицы? Куда и что девается?" — пишет Александр. Ну, это, наверное, психологически, когда проигрывают, расстраиваются.

Е.Г.: Ну, когда проигрывают, безусловно, расстраиваются. А как иначе?

Е.А.: А, кстати, в чём секрет мастерства китайской сборной? Почему вот китаянки хорошо так играют?

Е.Г.: Все думают, что китаянки очень невысокие игроки, на самом деле это не так. Плюс они играют в азиатский волейбол, несвойственный нам, европейцам. Это достаточно быстрый коммуникационный волейбол. Плюс последний год их тренирует тренер, олимпийская чемпионка по волейболу Лан Пин. И у них, конечно, есть хороший результат.

Е.А.: Может быть, дело ещё и в менталитете? Говорят, китайцы вообще очень много работают в любой области.

Е.Г.: Нам сложно об этом судить. Мы никогда не были внутри.

В.Ф.: Слушатель пишет про то, что вы занимаетесь благотворительностью. Про это можно пояснить?

Е.Г.: Ну, я вообще не хотела бы об этом говорить. Я никогда об этом не говорю. Это личное дело каждого. То есть это нужно делать и не разговаривать об этом.

Е.А.: Вопрос от Александры: "Всё время у волейболисток пальцы замотаны. Так больно принимать мяч и подавать?

Е.Г.: Ну, у кого-то есть травмы пальцев: выбиты пальцы, суставы. Я заматывала, потому что настолько привыкла к пластырю, что уже не могла просто без него играть, чтобы не трескались руки и пальцы до крови.

Е.А.: Валерия спрашивает: "Как определить, что есть талант к волейболу? И со скольких лет отдавать заниматься в школу специализированную?"

Е.Г.: Талант может разглядеть только тренер. Есть только физические задатки у ребёнка, которые, ну, действительно, если ребёнок высокий или подвижный, то его можно отдавать в волейбол. Но на самом деле, мне кажется, детей к спорту нужно приобщать с самого раннего возраста. Это не обязательно должен быть профессиональный  спорт, это может быть и плавание, и какие-то подвижные игры. И уже со временем, если вы понимаете, что ребёнок всё-таки тяготеет к профессиональному спорту, уже искать тот вид спорта, который ему больше всего нравится.

В.Ф.: Вот если девочка высокого роста, то, конечно, её пытаются куда-то применить: баскетбол, волейбол. Это уже гарант того, что каких-то успехов она сможет добиться?

Е.Г.: Каких-то, да. Но не факт, что это будут большие успехи, потому что всё-таки очень зависит от того, в какие руки ты попадёшь, и кто из тебя начнёт лепить хорошего игрока на протяжении всей твоей карьеры. Бывают игроки высокие, но при этом они очень медленные и не очень прыгучие. А бывает, люди попадают не в те руки, и они так и остаются на каком-то низком уровне. Поэтому тут очень важна совокупность всего этого.

Е.А.: А вы в детстве, тогда вам было 11—12 лет, если я не ошибаюсь, когда вас отправили в специализированную школу, вы тогда прям хотели играть, вам это нравилось? Или вы не очень понимали, что происходит? Как это было?

Е.Г.: Ну, мне, безусловно, это нравилось. Никто меня с палкой не заставлял ходить на тренировки, но при этом я воспринимала это как должное. То есть я знала, что это моя жизнь, я должна встать в пять-шесть утра и поехать на другой конец города, потренироваться, потом пойти в школу. Я это воспринимала совершенно спокойно. Но у меня не было в 11 лет желаний и мечт о том, что я буду олимпийской чемпионкой или чемпионкой мира.

В.Ф.: Вы начинали с "Метар", клуб такой челябинский волейбольный, туда более или менее чего-то добившиеся волейболистки попадают. А вот с предыдущим составом, когда вы ещё там были, вы общаетесь с девушками?

Е.Г.: Ну, иногда мы встречаемся с Леной Юриной, это была капитан нашей команды. Она сейчас помощник главного тренера в Челябинске. Есть девочка Лена Литвинова. Она сейчас судья линейный. Я её тоже случайно увидела на игре. Как-то такой постоянной связи у нас нет, но периодически с кем-то встречаемся.

Е.А.: А за какими видами спорта вы ещё следите? Наверняка же и Олимпиаду смотрели. Я видела, вы болели за гандболисток.

Е.Г.: Да. Безусловно, Олимпиада — это такое соревнование, где можно любой канал включать и смотреть, видишь российский флаг и всё, можно прям прилипнуть и смотреть, и болеть, и кричать. Я совершенно всеядный человек, я смотрю все виды спорта. Есть, конечно, любимые. Мы любим с супругом смотреть теннис, "Формулу-1".

В.Ф.: Футбол смотрите?

Е.Г.: И футбол, если это, конечно, Чемпионат мира, Европы, то да.

В.Ф.: И как вам Чемпионат Европы прошедший?

Е.Г.: Прекрасно.

В.Ф.: Не осталось осадочка?

Е.Г.: Конечно, все хотели большего, но получилось так, как получилось. И я думаю, что всё-таки могут, но не сильно лучше.

В.Ф.: Слушатель пишет, что вы перед Олимпиадой предсказывали нашим волейболисткам хорошие награды, а в итоге ничего не получилось.

Е.Г.: Я не предсказывала. Меня спрашивали, я сказала, что девочки и хотят.

Безусловно, всегда команда России готовится бороться за самые высокие места
Екатерина Гамова

Конечно же, все надеялись, что это будет, как минимум, медаль, потому что всегда желание самое большое — это, конечно же, золото. Поэтому что я могла сказать, что наша команда выше восьмого места не поднимается? Нет, конечно.

Е.А.: Вопрос от Вероники: "Не планируете ли вы сниматься в кино?"

Е.Г.: Популярный вопрос в последнее время в связи с тем, какая у меня семья.

В.Ф.: Уточним. Муж Екатерины Гамовой — оператор. Нет желания сняться? Не предлагают вам?

Е.Г.: Папа моего мужа — оператор и мама моего мужа — режиссёр. Поэтому у всех один вопрос: буду ли я сниматься в кино? Нет. Я не собираюсь, не планирую. Единственное, что я всегда говорю, что если будет какой-то съёмочный процесс, я бы, конечно, очень хотела прийти, попасть, посмотреть, как это происходит изнутри.

В.Ф.: А до этого не удавалось ещё ни разу?

Е.Г.: Нет.

Е.А.: "Если бы гандболистками руководил такой человек, как Маричев, то они бы тоже ничего не выиграли", — вот говорит Александр.

Е.Г.: Это такое рассуждение, если бы да кабы, никто не может знать. Можно только предполагать, а знать мы не сможем точно.

Е.А.: А кто, по вашему мнению, способен занять пост главного тренера сборной по волейболу?

Е.Г.: Ну, насколько я знаю, тренера не меняют пока. Поэтому рассуждать о том, кто сможет, я думаю, что пока бессмысленно.

В.Ф.: А на ваш взгляд нужны какие-то новые подходы к команде?

Е.Г.: Не думаю. Какие новые подходы?

В.Ф.: Ну, изменить политику тренерскую, например.

Е.Г.: Ну, это должен тренер для себя решить, человек, который стоит у руля команды, тот человек, который работает с игроками. То есть, наверное, какие-то сделают выводы в связи с прошедшей Олимпиадой и что-то, может быть, изменят. Но это вопрос опять-таки к тренеру, который планирует свою дальнейшую работу с командой.

Е.А.: "Как изменить отношение к нашему сегодняшнему российскому спорту?" — спрашивает Мария. Сейчас много вроде и площадок, и всего остального, но пока успехов мало. И действительно, может быть, должно пройти ещё какое-то время. Мы вот только-только начинаем.

Е.Г.: Мы только-только начинаем, мне кажется, подниматься, потому что, конечно, в 90-е годы у нас была разруха полная. И это целое потерянное поколение детей, потому что там со спортом была совсем беда, я уж не говорю про жизнь, которая тогда была. Я не считаю, что у нас прям уж совсем всё плохо. И медали, которые завоёвывают спортсмены на Олимпийских играх, показывают, что результат есть.

Е.А.: То есть в будущее вы смотрите оптимистично?

Е.Г.: Я всегда смотрю с оптимизмом. Всё будет хорошо.

Е.А.: Этому надо поучиться. Спасибо.

В.Ф.: У нас сегодня в гостях была Екатерина Гамова, российская волейболистка, одиннадцатикратная чемпионка России, двукратная чемпионка мира и Европы, двукратный серебряный призёр Олимпиады, заслуженный мастер спорта России.

Е.А.: Екатерина, удачи вам. И приходите к нам ещё рассказывать о своих победах.

В.Ф.: Всего доброго.

Е.Г.: Спасибо.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!