Коррупционеры в погонах: кто в МВД мог знать о миллиардах Захарченко?

Коррупционеры в погонах: кто в МВД мог знать о миллиардах Захарченко?

Фото: © РИА Новости/Евгений Одиноков

28050
Руководитель Антикоррупционного комитета Московской области и член президиума организации "Офицеры России" обсудили, могли ли преступления оставаться незаметными для руководства.

 

А. МИТНОВИЦКАЯ: У нас на связи два эксперта: Сергей Королёв, руководитель Антикоррупционного комитета Московской области. Сергей Викторович, здравствуйте.

С. КОРОЛЁВ: Добрый день.

А.М.: И здесь же Вячеслав Калинин, член президиума общероссийской общественной организации "Офицеры России", исполняющий обязанности председателя правления Ассоциации ветеранов боевых действий Центрального аппарата МВД города Москвы, подполковник запаса. Вячеслав Вячеславович, здравствуйте.

В. КАЛИНИН: Добрый день!

А.М.: Я попрошу высказаться коллегу генерал-майора полиции Андрея Курносенко, который подал в отставку после скандала. Вячеслав Вячеславович, вы первым ответите на вопрос, почему таким образом поступил начальник управления экономической безопасности и противодействия коррупции, почему он ушёл в отставку?

В.К.: Спасибо за привлечение внимания к этой теме, которая шокировала и вызвала очень серьёзный резонанс в нашей стране, в среде элит, в среде сообществ. Безусловно, в сообществе силовиков и правоохранителей это событие произвело эффект разорвавшейся бомбы, особенно у тех коллег, которые честно, добросовестно выполняют свои служебные обязанности, несут службу на земле, находятся на передовой борьбы с преступностью, с терроризмом, правонарушениями.

Существует правило хорошего тона в подобного рода ситуациях: руководитель, чтобы не влиять каким-то образом на установление объективной истины, уходит в отставку
В. Калинин

Давайте не будем забывать, я с позиции офицерской чести, с позиции чести мундира, хотел бы подчеркнуть, что это закономерное и правильное решение, которое показывает, что данное должностное лицо, вы правильно сказали, у меня тоже такая информация, что рапорт им был написан 9 сентября и пока не подписан министром.

А.М.: Вы говорите, что это единственно верный шаг в данном случае. Сергей Викторович, с вашей точки зрения, Андрей Курносенко подал прошение об отставке, потому что это вопрос чести мундира?

С.К.: Если говорить об офицерской чести — наверное, да, это подтверждает его поступок. Но помимо прочего, в последнее время в правоохранительных органах была заведена как система персональная ответственность руководителя за своих подчинённых. Это когда его подчинённый попадал в те или иные правонарушения, которые были выявлены и зафиксированы, начиная с пьяной езды на дороге, заканчивая громкими и скандальными коррупционными преступлениями, в которых на сегодняшний день подозревают данного подчинённого этого руководителя. Это является следствием того, что руководитель не должным образом смотрел, влиял на ту ситуацию, которая в его ведомстве происходила. Чтобы человек занимался в рабочее время коррупционными делами, схемами, обирал бизнес, для этого необходимо время. И тратится рабочее время, а не ночное, когда они уходят со службы.

А.М.: Вы ведёте к тому, что Курносенко будто бы недосмотрел за подчинёнными?

С.К.: Он либо знал, либо не мог не знать.

Каждый руководитель спрашивает своего подчинённого, где он был, чем он занимается, те ему докладывают о процессах, которые они проводят в рамках оперативно-следственных мероприятий
С. Королёв

С учётом последних ситуаций, которые были в рамках дела Сугробова…

А.М.: Всё в том же управлении.

С.К.: Да, в том же здании. К большому сожалению, ряд сотрудников смогли дискредитировать целое ведомство на уровне Министерства внутренних дел. Это говорит о том, какая может быть вера и доверие к правоохранительным органам со стороны общества и населения, если верхушка этой системы, которая призвана бороться с коррупцией, на сегодняшний день настолько коррумпирована, что обирает бизнес, вымогает денежные средства, получает деньги за прекращение уголовных дел, фабрикует эти дела, предупреждает преступников, чтобы они своевременно скрылись.

А.М.: Вячеслав Вячеславович, парируйте. Мог ли не знать начальник о том, что творится у него в управлении?

В.К.: Вы меня остановили, я не успел договорить, но наш коллега справедливо заметил о персональной ответственности руководителя за деятельность подчинённого, некий институт поручительства, который сейчас активно практикуется и система ответственности за деятельность подчинённых. Мы не можем сейчас стопроцентно знать и понимать…

А.М.: Стопроцентно ничего знать и понимать не можем, но я говорю с вами как с экспертом в этой отрасли: мог человек не знать, что его подчинённые крутят сомнительные схемы и возят деньги на квартиру?

В.К.: Мы можем предполагать, что какая-то информация была, и я полагаю, что те следственные действия, которые сейчас проводятся, помогут нам пролить свет на правду.

Я хочу немного о другом напомнить. Меня лично во всей этой истории зацепило два момента: ситуация с чиновником высокого ранга, призванным бороться с коррупционными проявлениями, и ситуация с дагестанским офицером полиции, который с честью принял смерть, не отказался от своих принципов в очень серьёзную минуту. Это показывает, как велика пропасть между словом и делом, между "землёй" и высокими чинами в погонах.

Меня очень удивило, и эксперты сейчас подтверждают принадлежность этих денежных средств. Они совершено разнятся по своим предположениям, но факт того, что эти деньги упакованы в обёрточную бумагу Федеральной резервной системы США, наводит на определённые мысли. Предположения здесь могут строиться самые разные. Если на таком высоком уровне в среде борцов с преступностью и хранителями закона мы видим и делаем подобного рода версии, то всё очень печально. 

А.М.: Мы все этого ждём, нужно пережить какое-то время. Сергей Викторович, накануне общались здесь в студии с представителями Национального антикоррупционного комитета. Они говорили, что если такая сеть, схема развёрнута в каком-то управлении, особенно в этом, вполне возможно, что начальник мог и не знать, мог быть не задействован в этом всём.

С.К.: Никто не говорит, что он задействован.

А.М.: Да, ещё никто не говорит.

С.К.: Можно посмотреть, на чём ездит твой подчинённый, куда он ходит обедать. И если он декларирует свой доход, который у сотрудников данного управления, а у меня есть большое количество друзей и коллег, которые честно выполняют свой гражданский и офицерский долг, у них средняя зарплата порядка 70—80 тысяч рублей. Если человек приезжает на новой машине, стоимостью 3—4 миллиона рублей, ходит в дорогостоящей одежде, дорогих часах стоимостью не один десяток тысяч долларов, то как минимум у руководителя должны возникнуть вопросы.

А.М.: А может там талантливая жена, как часто бывает?

С.К.: Да, у нас часто бывает, у многих наших чиновников талантливые дети, талантливые супруги. Зачастую сидят дома, но зарабатывают огромные суммы денежных средств.

Я думаю, что по данному уголовному делу будет не один арест, не одно задержание, потому что данное лицо не сможет обосновать у него нахождение астрономической суммы, которая равна бюджету нескольких городов
С. Королёв

Эти аресты подтвердят то, что мы сегодня обсуждаем, ту самую коррумпированность системы, которую надо тщательнее прорабатывать и бороться более системно. Я надеюсь, что эта борьба не связана с проходящей сейчас избирательной кампанией.

 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!