Украсить пепел стразами. Максакова и Вороненков о депутатстве

Украсить пепел стразами. Максакова и Вороненков о депутатстве

Фото: ©РИА Новости/Владимир Федоренко

12891
Бывшие парламентарии рассказали, почему решили закончить с выборами раз и навсегда.

А. М.: "Сильная и гордая" Мария Максакова, уходящая из Думы. А вот там, в тексте, "украшать пепел стразами", кто украшал?..

М. М.: Там страз никогда и не было. Я всегда удивлялась, некая такая аскеза. Но не в хорошем, христианском смысле, а такое прибеднение. Оно у нас присутствует во всех органах, это такой стиль общегосударственной бюрократии. Я могу сказать, что объездила весь мир как певица. И бывала везде, принимали во всех, каких только можно, властных структурах, поздравляли с премьерами и так далее. Но, как правило, в демократических странах соответствует внешний облик помещения, в которых происходят разные события, по большому счёту, уровню, архитектура вся складывается как-то на общем уровне понимания красоты, современности.

А. М.: А у нас?

М. М.: А мы из советского не вышли...

Полную версию программы "Позиция" с Денисом Вороненковым и Марией Максаковой читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Денис Вороненков и Мария Максакова у нас в студии. Любо-дорого, конечно, на вас смотреть. Такие вы страшно милые, честно. Даже какая-то зависть возникает. Давайте сразу с творчества. У вас ведь премьера была. Вчера на YouTube появился клип.

М. МАКСАКОВА: Какой-то взрыв интереса к моей персоне. Сколько я работаю в классической музыке, сколько мною спето премьер, причём каких-то выдающихся спектаклей, с потрясающими художественными руководителями, но чтобы за один день кто-то посмотрел моё выступление. А тут 225 тысяч человек за первые сутки. Я поняла, что как-то надо было раньше приблизиться к народу, нежели ждать, пока он доберётся до меня.

А. М.: Это не совсем ведь ваш жанр, непривычный для вас жанр. Я для слушателей сейчас объясню. Песня называется "Сильная и гордая", слип снят. Клип снят с огромным количеством юмора на тему Государственной думы. Мария уходит из Государственной думы, покидает её. И весь текст посвящается этому событию.

М. М.: Можно так сказать.

А. М.: Я, когда услышала сначала, я не видела клипа, я подумала, что с мужем разводитесь. А тут смотрю, вы с Госдумой разводитесь, судя по всему.

М. М.: Дело в том, что музыка была записана, замечательный композитор Бажана, продюсер всего этого детища Леонид Гудкин. И мы вообще выпускаем большой, шикарный альбом, именно эстрадный. Это всё произойдёт в начале следующего года. А это первое видео, сингл. Поэтому когда писалось само произведение, да, оно исполнено драматизма, и, наверное, автор вкладывал такое содержание, что там какой-то драматический эпизод в жизни двух людей. А когда мы уже надумали клип снимать, то решили, что гораздо злободневнее в моём ключе, потому что моё семейное счастье, слава Богу, даже не хочу ничего говорить, не спрячешь и не скроешь. Мне иногда Денис говорит: "Ты бы, наверное, лимон с собой в сумке бы держала".

А. М.: Лимон-то она может в сумке держать, но это же вы её сейчас так нежно по ручке-то поглаживаете.

М. М.: Поэтому мы поняли, что выжать в клипе какую-то историю, что-то вот про это — не ляжет. И решили посмотреть, где у меня какая-то драма, найти ядро такое.

А. М.: ЕдРо. Ага.

М. М.: Оговорка по Фрейду.

А. М.: "Сильная и гордая" Мария Максакова, уходящая из Думы. А вот там, в тексте, "украшать пепел стразами", кто украшал?

М. М.: Я должна разбор по тексту произвести?

А. М.: Меня интересует именно эта фраза, она самая красивая.

М. М.: Украшает — очень поэтично.

А. М.: Украшает — безумно поэтично, особенно в отношении Госдумы.

М. М.: Там страз никогда и не было. Я всегда удивлялась, некая такая аскеза. Но не в хорошем, христианском смысле, а такое прибеднение. Оно у нас присутствует во всех органах, это такой стиль общегосударственной бюрократии. В принципе, я могу сказать, что, наверное, объездила весь мир как певица. И бывала везде, принимала во всех, каких только можно, властных структурах, поздравляли с премьерами и так далее. Но, как правило, в демократических странах соответствует внешний облик помещения, в которых происходят разные события, по большому счёту, уровню, архитектура вся складывается как-то на общем уровне понимания красоты, современности.

А. М.: А у нас?

М. М.: А мы из советского не вышли.

Я с удовольствием процитирую Зюганова, который сказал, что у нас многое из того, что построено советской властью, нынешние даже не удосужатся покрасить кисточкой
Мария Максакова

И в этом отношении парламент или Дума стразами совершенно не украшена. И это не пепел, естественно, это действующая организация. Но то, что там совершенно никто не задумывается об этой стороне, редко где что когда возникнет, или кто отремонтирует за свой счёт кабинет, то на него ещё косо смотрят, как на буржуя, который взял это и сделал. То есть в этом отношении ещё далеко.

А. М.: А что это вы вдруг Зюганова стали цитировать?

М. М.: А просто он красиво сказал, я с ним согласна.

Д. ВОРОНЕНКОВ: Просто мы с ним сегодня встречались.

М. М.: Умнейший человек. Я его давно знаю. И поэтому для меня всегда была очень интересна его точка зрения.

А. М.: А вы не думали, что надо присоединиться к партии мужа и уже делать одно дело, чтобы не было никаких вопросов?

М. М.: Я и так очень хорошо отработала на избирательной кампании. Внесла свою посильную лепту.

Д. В.: Мы там устали, перепахали всю Нижегородскую область.

А. М.: Давайте рассказывайте, как это было, как перепахивали.

М. М.: Кампания грандиозная.

А. М.: И вы говорили, Денис, что самая грязная, какая только может быть.

А. М.: Наша аудитория поделилась. Здесь есть комментарии по поводу песни новые, очень и очень одобрительные, а есть очень и очень нехорошие. Слушатель спрашивает: "Зачем Мария поёт? Вроде бы немного голоса не хватает". Так интересно, учитывая, какой у вас голос. Но ведь здесь он и правда иначе звучит. Может быть, не расслушал. Вы ведь споёте её так, что наш слушатель закачается?

М. М.: Пожалуйста.

Есть ли жизнь после Госдумы

А. М.: Вас уже можно назвать экс-депутатом? Или вы не дорожите этим?

М. М.: У нас ведь пошли на изменения. Я ещё должна сама себя считать депутатом, им не являясь, до 4 декабря. Поэтому я даже не знаю, что вам сейчас сказать.

А. М.: Если вы депутат до этой даты, это означает, что вы должны приходить в Госдуму?

М. М.: Я ничего не должна, как я понимаю. Но я не могу, вот вы сейчас спрашиваете, я должна ещё представляться депутатом.

А. М.: И Денис Вороненков в том же статусе, ничего не поменялось. Вы баллотировались в округе, там, насколько я понимаю, не получилось?

Д. В.: Нет.

А. М.: А кто там выиграл?

Д .В.: Единоросс.

А. М.: Но вместе с тем в Думу вы проходите по партийным спискам?

Д. В.: Нет. Я в Думу и не шёл по партийным спискам, меня не было. У нас никто не проходит.

Мы закончили с выборами раз и навсегда
Д. Вороненков

А. М.: Почему-то я была уверена, что вы остаётесь в Думе.

Д. В.: Нет.

А. М.: Это многое меняет. А чем вы собираетесь заниматься?

М. М.: У нас всё в порядке с работой. Я изначально сознательно не шла на какое-то обеспечение. Один раз за всю жизнь я была в поликлинике, которая мне положена. Я не пользовалась служебным телефоном, не ездила в командировки за государственный счёт. Я никогда этим не занималась. Для меня что оно было, что его не было. Я всегда к этому относилась так, что ну вот так. В моей жизни-то точно ничего не изменится. А у Дениса прекрасная профессия в руках, он заведует кафедрой.

Д. В.: 10 лет я заведую кафедрой теории государства и права. Профессор, доктор наук.

А. М.: Вы продолжите этим заниматься?

Д. В.: Да, безусловно. И сейчас совершенно спокойно можно заниматься бизнесом. У нас нет с этим никаких проблем абсолютно. Хотя мы видели, отдельные наши коллеги, я не хочу называть фамилии, достаточно молодой человек, я увидел, но стоит потерянный, из другой партии. Я говорю: "Что случилось?" Он говорит: "Я тринадцать лет был депутатом, не знаю, что делать, куда идти". Это называется профессиональная деградация. Я как-то задумался, наверное, да, действительно. Он 13 лет сидел, есть такое понятие — "профессиональный депутат". Он, наверное, действительно был неплохим депутатом. Но я думаю, вопрос такой, надо как-то законодательно ограничить определённое количество раз, которое может.

А. М.: А сколько, вы думаете, чтобы было нормально?

Д. В.: Два срока.

М. М.: Я не совсем соглашусь. По одной причине, что набирают людей часто, особенно, как они сейчас прошли, посмотрим, что там сейчас будет, но не имеющих ни предварительного опыта законодательной работы, нигде ни в каких парламентах региональных никогда они не были избраны, не работали, механизмов не знают, юридического образования нет.

А. М.: А у вас какой был опыт?

М. М.: У меня юридическое высшее.

А. М.: Но ведь вы не работали.

М. М.: Это вполне наука. Одно или другое: либо опыт, либо знания. Я горжусь, что я лично, сама, написала закон о меценатской деятельности. И он был подписан президентом.

Д. В.: Как доктор юридических наук, я скажу, что Мария очень хорошо разбирается в юридических вопросах, различных аспектах. Она высококвалифицированный специалист. Но при этом она говорит очень корректно. Я скажу, что есть огромное количество депутатов, которые, вы если спросите, в скольких чтениях принимается федеральный закон, они не ответят.

М. М.: Много есть таких вещей.

Те, кто придут сегодня в свой первый созыв, будут повышать квалификацию за государственный счёт
М. Максакова

Но это факт. Люди, которые не имели ни опыта, ни соответствующей квалификации, ни соответствующего образования, будут, безусловно, повышать свою квалификацию. Дай Бог, чтобы они это сделали за года два-три, а не за все пять. Поэтому ротация такая частая, двумя сроками ограничить, если брать квалифицированные кадры, да, безусловно, достаточно и двух сроков, они сделают всё, что нужно. А первый созыв часто будут тренироваться. Крайне послушны, удобны, безусловно. Поскольку они в какой-то степени ощущают свою беспомощность перед государственным аппаратом, они даже не понимают, что значит быть депутатом. Такое количество полномочий, возможностей при грамотном подходе перед человеком открывается. Они смогут ими воспользоваться дай бог к концу созыва.

А. М.: Денис, какой это будет бизнес?

Д. В.: У нас всё так динамично меняется. Я никогда ничего не чурался, занимался достаточно успешно, у меня был большой период занятия бизнесом в различных секторах. Это точно не торговля.

А. М.: Почему?

Д. В.: Мне это чуждо.

А. М.: Что тогда вам бы было интересно самому?

Д. В.: Жизнь подскажет. Любой бизнес должен быть успешен и прибылен. Всё зависит от этого. У нас, конечно, весь бизнес в России, почему не развивалось производство, это были в основном финансовые спекуляции. В частности, мы видим это и на последних изъятиях — у полковника несколько миллиардов вынесли. Мы все посмотрели друг на друга и посчитали себя ничтожествами. Какие мы бизнесмены?

А. М.: Все так посчитали. А те, кто не бизнесмен, те даже себе представить не могут такие суммы.

Д. В.: Всё будет определять конъюнктура рынка.

А. М.: И к вам было тоже вопросов много. И даже во время избирательной кампании — сколько там коммунисты России требовали вас отстранить от выборов.

Д. В.: "Коммунисты России" — это люди из лаборатории Богданова, который создавал партии фейковые, опять человек, сидящий на диване. Они используются как инструмент действующей власти, в частности, нашей региональной. Просто от них подаются в суды, от них пишутся жалобы, заявления. Это известный механизм. Они с нами борются, мы против них.

 

Бизнес, налоги, иждивенчество

А. М.: Интересно, что вы сейчас подробно ответили на мой вопрос. Я вот читала ваш комментарий 10 дней назад. К вам подходили, тоже спрашивали, как вы прокомментируете эти офшорные все истории. И ваша цитата: "Не будьте продажными журналистами".

Д. В.: У нас в Нижегородской области очень мало журналистики той, которая отвечает всем её критериям, требованиям. Всё остальное находится под действующей властью, она содержит, платит им деньги, всё делает через различные фонды, гранты и всё остальное.

А. М.: А РБК?

Д. В.: Это местное, используемое региональной властью. Только им дают "фас" команду. Поэтому с ними даже не хотелось разговаривать. Их интересует только вот грязь, скажем так. Они сами придумали, что у меня есть некие офшоры, взяв какие-то старые паспортные данные пятнадцатилетней давности, что-то там понаписав, скомпилировав. Я всегда говорю, что умелое сочетание лжи и истины вводит в заблуждение непосвящённого человека. И потом постоянно это крутили, пытаясь создать иллюзию какого-то миллиардера у моего избирателя.

А. М.: А вам не кажется, что и это сыграло?

Д. В.: Нет. Ни один человек меня на встречах, а я провёл огромное количество встреч, порядка тысячи, не спросил. Нет, был один. Спросили про дом у меня на Виргинских островах. То есть люди даже не понимают, что это такое. Поэтому это никак не повлияло.

А. М.: То есть дома у вас там нет?

Д. В.: Какой там дом? Если меня сейчас спросить, где они находятся...

А. М.: Вы же как депутат отчитывались о том, что у вас есть, чего у вас нет, что кому принадлежит и так далее. Вы так здорово, в одной связке. Тут сразу забито, вот вы, дети, дети, супруга. И если супругу открыть, то же самое, у вас всё сходится.

М. М.:

Я, наверное, самая счастливая. У меня самый проверенный супруг на территории РФ
М. Максакова

Более проверенного гражданина, я думаю, просто у нас в стране нет.

А. М.: Значит, смотрите. У Вороненкова. Квартира, гараж, гараж, нежилое помещение. У супруги квартира, у ребёнка квартира, одна/вторая, у второго ребёнка квартира одна/вторая. Всё нормально у вас с жильём, судя по всему.

Д. В.: Жить есть где.

А. М.: А сегодня Нарышкин уже сказал, что, наверное, придётся вводить налог для богатых. Прогрессивная шкала.

Д. В.: Мы считаем, что это достаточно разумно, потому что не должны платить одинаково налоги человек, который получает в месяц 100 миллионов рублей, и тот, что получает 10 тысяч рублей.

М. М.: Я вот не большой поклонник. Я считаю, что у нас вообще иждивенческая психология, которая культивируется таким образом, то есть чем меньше работаешь, тем безопаснее твой доход, грубо говоря, чем больше вы работаете, тем больше вы несёте риски, чем больше ваш доход, тем больше вы должны отдать. Я не знаю, что нужно стимулировать.

Д. В.: Это крайности.

М. М.: Я считаю, что надо стимулировать лидеров. Но я считаю, что это абсолютно правомерно в отношении менеджеров государственных корпораций. Тут я вообще не возражаю. Частный бизнес, сектор, где бизнес, и так у нас задавлен.

А. М.: Я даже не знаю, как вас теперь представлять, вроде ещё как депутаты Госдумы шестого созыва, с другой стороны, экс-депутаты, а с третьей стороны, может быть, давайте так, политики.

М. М.: По-моему, доктор юридических наук, профессор — прекрасно. Солистка Мариинского театра.

А. М.: Значит, вы начали спорить. Денис говорит, что прогрессивная шкала — это прекрасно.

Д. В.: Мария говорит, что иждивенческая политика — это плохо. Это две крайности. Здесь должен быть принцип разумности. Я всегда говорю, как любая система, она устойчива в системе сдержек и противовесов. Сейчас что сделала "Единая Россия"? Она стянула на себя одеяло. Пусть она тогда сама несёт ответственность за всё в стране, что происходит. Не надо этого делать. У нас, к сожалению, баланс в принятии решений отсутствует. У нас либо в одну крайность, либо в другую.

М. М.: В силу того, что масса денежная меньше, изыскиваются разные способы её как-то компенсировать, её убывание.

Д. В.: Поэтому будут душить народ.

М. М.: А что, думаете, это не так? Пострадает кто в первую очередь? Люди, конечно, это воспримут на ура, потому что я сейчас, объездив Нижегородскую область, должна сказать, что разные впечатления, очень всё неоднозначно и неравномерно. Люди очень разные. Но такая тенденция, по поводу коровы знаменитое высказывание, что лишь бы она у кого-то рядом умерла, а так неважно, это тоже присутствует. Нельзя сказать, что такого нет.

А. М.: Вы же понимаете, что если вдруг вводят налог на роскошь, большая часть страны будет этому рада, потому что будут надеяться, что эти богатеи будут платить как надо.

М. М.: Я всегда хочу, чтобы лучше жили все, чтобы больше было богатых людей, а не больше бедных. Надо смотреть на то, чтобы общий достаток повышался.

А. М.: Я вот хотела как вы со всем своим состоянием, как вы сказали, есть где жить. Придётся вам платить.

Д. В.: А платить за что? Мы же платим и так. Мы все платим налоги на недвижимость.

А. М.: А если увеличат?

М. М.: Значит, будем платить, сколько надо платить. Это закон. Я бы вам хотела другое сказать, что есть такие вещи, малый и средний бизнес во всём мире освобождён от налога в целом. Денис читает и лекции на эту тему, и так далее.

Д. В.: Государство благодарно тем, что они ничего не просят, при этом сами платят налоги и создают рабочие места. У нас, к сожалению, это отсутствует. С этим проблема.

М. М.: Освободить малый и средний бизнес и прекратить вмешиваться, пожарные, налоговая, третья, восьмая.

Д. В.: У нас перекос сейчас такой, что к среднему бизнесу причисляют, по сути дела, всех госслужащих. Это же как. То есть тот средний класс, на который должно опираться государство, у нас отсутствует. 50% доходов в Америке налогов всех — это от малого и среднего бизнеса.

М. М.: Парикмахерская, кафе, закусочная, у кого ни возьми, есть что-то маленькое, что приносит доход ему и государству. Вот на что надо опираться.

Д. В.: А у нас всех экономически эффективных граждан пересажали. Уже статья такая была в "МК", она называлась "Стопятьдесятдевятники".

А. М.: Примем звонок. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Я вот сейчас, допустим, в "Одноклассниках" открыл ленту, они все пестрят этими недовольствами, что там это неправильно, это неправильно. И в принципе, всё это прочитал. Прочитал и забыл. Вот про то, что там забивается средний бизнес. Вы, когда были там, конкретно что вы могли бы сделать? Не голосовать и что-то там ещё, а конкретно — что?

А. М.: Давайте даже так, что вы делали и что хотелось бы сделать?

Д. В.: К сожалению, депутат в России, депутат Государственной думы не имеет никаких властных распорядительных полномочий. Мы на это пытались влиять принятием тех законов, которые отражают заботы и чаяния простого человека. Я был во фракции КПРФ, нас было 92 человека. Мы вносили огромное количество законов, которые партия власти отклоняла. Мария поддерживала большинство законов, тех, которые мы пытались принять. Поэтому её политическая карьера и закончилась в этой партии.

М. М.: Дело в том, что это очевидные вещи, если мы говорим прописные истины, это многократно говорилось на всех форумах, съездах и так далее. И в том числе это говорил президент. И говорил это часто, наверное, рассчитывая, что этот сигнал будет воспринят адекватно обществом. И люди начнут понимать, что надо действовать в этом направлении. Но, к сожалению, я могу вам сказать, как с музыкальными школами дважды давалось поручение президента, Мацуев сидел на совете, и сколько мы ни старались, пять лет я билась, а воз и ныне там. Как какие-то вещи хорошие сказал, пришёл президент под конец нашей сессии, сказал, что хотел бы, чтобы это была борьба идей, а не борьба компроматов. Казалось бы, вот сказал президент — слушайте и выполняйте. У него прекрасный собственный рейтинг, он совершенно не заинтересован ни в каких фальсификациях, ему это не нужно. И тем не менее мы знаем, как и что прошло. Мы знаем, к сожалению, как проходили выборы. Соответственно, тоже не услышали. Когда президент говорит о том, что не надо "кошмарить бизнес", или там ещё были слова по поводу того, сколько можно проверок и всего остального, надо налоги послаблять и так далее. Говорит он про эти вещи. Президент говорит. Кто конкретно выполняет его поручения? Где вы видите реализацию этих планов?

Д. В.: Это же прерогатива правительства — изменять эту систему. Путин на съезде РССП сказал, что любой человек, который в России занимается бизнесом, достоин медали за отвагу. То есть это говорит о том, что Путин прекрасно понимает всю проблематику. Но почему не меняется, это вопрос не к депутатам.

А. М.: Давайте ещё на один звонок ответим. Здравствуйте!

С.: А я удовлетворён, что эти люди не прошли, потому что вот эти манипуляции о малом и среднем бизнесе, каких-то налогах, среднем классе, это даже за гранью манипуляции, где-то в ложь переходит.

М. М.: А вы хотите вместо этого на что перейти? На госпланы и коллективную собственность?

С.: Давайте мы вернёмся к этому ещё, и к госпланам.

А. М.: А как вы смотрите на госпланы?

Д. В.: Я понимаю, что у нас очень много людей возмущены всем. Они хотят всех ненавидеть. Им надо сегодня ненавидеть Украину, завтра Турцию. Мне кажется, что это из серии "я ненавижу всех". Госпланы — это тоже не выход.

А. М.: Джоли и Питт, говорят, опять разводятся. Как их остановить?

Д. В.: Я не знаю, что их соединило. Если нет любви, значит, их связывало что-то другое.

А. М.: А у них тоже, как у вас, шесть детей. Мария Максакова, Денис Вороненков. Спасибо, что пришли.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!