iPhone и пиджак от "Большевички". Депутат от КПРФ рассказал о зарплате и планах

iPhone и пиджак от "Большевички". Депутат от КПРФ рассказал о зарплате и планах

Фото: ©L!FE/Марат Абулхатин

4271
Некоторые процессы в стране нужно перевести на социалистические рельсы, считает Денис Парфёнов.

 

И. ИЗМАЙЛОВ: Люди спрашивают: "Какой у вас гаджет?"

Д. ПАРФЁНОВ: До недавнего времени был Zenfone, недавно купил iPhone.

И. И.: Кстати, вы любите американцев или нет?

Д. П.: Я ко всем народам отношусь нормально. Если говорить о курсе американского правительства, то, конечно, я не могу его поддерживать и во многом осуждаю.

И. И.: Что же вы тогда поддерживаете финансово экономику США?

Д. П.: Мы должны себе отдавать отчёт в том, что, к сожалению, после того, как уничтожили нашу общую родину — Советский Союз, — наша страна деиндустриализировала. Промышленность была по большей части просто разрушена. И сейчас, если мы с вами захотим только ходить во всём отечественном, то выбор наш будет ограниченным. У меня вот этот пиджак, например, от "Большевички". Я не стесняюсь этого. И считаю, что это хорошо. Другой вопрос, что соответствующих устройств, которые производили бы у нас, увы, пока в должном объёме не представлено.

Полную версию программы "Позиция" с Денисом Парфёновым читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

И. ИЗМАЙЛОВ: С нами Денис Парфёнов, кандидат в Государственную думу от КПРФ. Денис Андреевич, здравствуйте!

Д. ПАРФЁНОВ: Добрый день!

И. И.: Давайте всё выясним. Вам 28 лет?

Д. П.: 29 вчера исполнилось.

И. И.: Мы вас поздравляем с прошедшим.

Д. П.: Спасибо!

И. И.: Вы прошли в Государственную думу как одномандатник.

Д. П.: Совершенно верно.

И. И.: Были ли вы в списках?

Д. П.: Я был в списках, но в заведомо непроходных местах. Поэтому мог только рассчитывать на победу в округе.

И. И.: Теперь всё, у вас точно кресло есть.

Д .П.: Да.

И. И.: Что касается партии. Там же сократилось количество? Кто будет?

Д. П.: У нас было 92 мандата в предыдущем созыве. В этом будет 42. Существенное сокращение произошло. Сейчас, насколько я понимаю, списки на 99% утверждены. Изменения если и будут, то на одного, максимум двух человек. В принципе, это в основном повторяет предыдущий состав.

И. И.: Новых лиц не будет?

Д. П.: Очень ограниченное количество.

И. И.: Почему?

Д. П.: Я думаю, это связано в первую очередь с общим сокращением количества мандатов, которое получила партия. Совершенно очевидно, что в этих условиях приоритет, конечно, отдаётся опытным товарищам.

И. И.: А зачем?

Д. П.: Обладающим большими возможностями, политическими знаниями и всем остальным.

И. И.: А зачем? Вот нелюбители "Единой России" постоянно говорят, что у них большинство, они решают, мы ничего не можем. Какая разница, если вы ничего не можете, кто будет: новые, старые! Почему не дали вам, в том числе по спискам. Вам пришлось самому бороться?

Д. П.: Я немного иначе смотрю на этот вопрос. Я считаю, что мне не только не не дали что-то сделать, а наоборот, всячески помогали. Партия оказывала всемерное содействие нашей победе. Я считаю, что без помощи городского комитета партии материальной, организационной, методологической, без помощи ЦК, без содействия партийной организации, которая располагалась на территории моего избирательного округа, победа была бы невозможна.

И. И.: На сайте КПРФ у вас написано: "С декабря 2012 года по настоящее время — помощник депутата Государственной думы".

Д. П.: Как вы понимаете, сейчас я расстаюсь с этим статусом.

И. И.: Но ещё до пятого числа формально...

Д. П.: Да.

И. И.: А какого депутата?

Д. П.: Раньше я был помощником депутата Левченко Сергея Георгиевича, который впоследствии стал депутатом Иркутской области. Затем его сменил Примачек Владимир Александрович тоже из Иркутской области, секретарь по организационной работе обкома. И я был перенаправлен к нему.

И. И.: Не ваш выбор, а как партия сказала, туда и пошли.

Д. П.: В этом случае да.

Все средства хороши?

И. И.: Я так понимаю, вам противостояли титаны в каком-то смысле политического ринга в вашем округе. Был Митволь, Мариничев, Бабушкин. Ещё кто-то был. Получилось у вас. В чём залог успеха? При этом я случайно видел листовки, распечатанные как будто бы от вашего имени, как будто бы вы их распечатали. Про вас там фантастическое количество гадостей, что вы живёте с мужчинами, что вы содомит последний и всё в этом духе. Известно, кто был заказчиком этого?

Д. П.: Да, конкуренция на округе была очень ожесточённая. Многие оппоненты шли достаточно на равных большую часть кампании. В частности, упомянутый вами Митволь Олег Львович довольно энергично вёл кампанию. Другой вопрос, что очень быстро поняв, что с нашей стороны, со стороны коммунистов, идёт очень жёсткая конкуренция, тут же пустился во все тяжкие. Начали на округе появляться подмётные листовки, которые действительно, как вы правильно заметили, всевозможными небылицами были наполнены. То, что вы упомянули, это лишь малая часть. Там меня и сумасшедшим, и сектантом пытались прославить. И как угодно. Всё это вылилось в то, что буквально за неделю до выборов мы с помощью наших товарищей смогли выявить и обезвредить целый склад агитационной продукции подмётной. В итоге там было 600 тысяч листовок. Несколько тонн печатки, начиная от газет и листовок, в которых как раз меня выставляли в самом невыгодном свете. На этом же складе находилась рядом с этой чернухой белая продукция Митволя, выпущенная совершенно официально. Поэтому у меня лично никаких сомнений в том, кто является заказчиком, нет. Сейчас полиция разбирается.

И. И.: А вы говорили с ним по этому поводу? Звонили?

Д. П.: Я лично с ним не разговаривал, потому что считаю, что нужно не разговаривать, а дело делать.

И. И.: Можно позвонить, спросить: "Олег, а зачем так?"

Д. П.: С ним разговаривал наш депутат Московской городской думы Клычков Андрей Евгеньевич, насколько мне известно. Но там позиция была достаточно однозначная, что якобы я не я, и лошадь не моя.

И. И.: Надо бы позвонить Митволю, чтобы из прямых рук узнать. Значит, вы прошли с этой избирательной кампанией, приблизительно понятно. А другие как? Почему на ваш взгляд другие провалили? Бабушкин, почему он уступил? Мариничев?

Д. П.: В принципе, кампания была полна сюрпризов. Если всё время, что шла борьба, главные, наиболее ожесточённые столкновения были именно между мной и Митволем, то тот же самый Сергей Добрынин, кандидат от ЛДПР, вёл кампанию неплохо.

И. И.: Да. Я видел, у него написано: "Сын. Муж. Отец".

Д. П.: Довольно интересная агитация была. Суть в том, что мы видели его работу, но она была в достаточно ограниченном объёме. Но при этом ни Митволь и ни Бабушкин заняли второе место, а Сергей Добрынин. Я считаю, что это произошло благодаря федеральной накачке ЛДПР. Вы знаете, что избирательный бюджет у этой партии был больше, чем у "Единой России". Что рейтинг информационной представленности в СМИ у неё тоже был значительно выше. Поэтому я думаю, что здесь это проработал Сергей, именно поэтому он занял второе место.

Слова, лозунги и дела

И. И.: В Государственной думе у вас были какие-то договорённости и обязательства перед КПРФ? Сейчас можно говорить о том, что, находясь там как одномандатник, вас можно считать как представителя партии. Всё равно вы будете входить во фракцию.

Д. П.: Я с партией связан уже 11 лет. В 2005 году вступил в молодёжную организацию при КПРФ, через два года в саму КПРФ.

И. И.: По принципиальным вопросам бузить будете, если с чем-то не согласны?

Д. П.: Я думаю, что у нас с партией конкретно никаких противоречий не будет. А с нашими политическими оппонентами, соперниками, безусловно.

И. И.: Политические оппоненты и соперники кто?

Д. П.: Остальные парламентские фракции, потому что я считаю, что на самом деле, если так говорить строго, то по-хорошему есть КПРФ и все остальные. Очень часто наши коллеги по парламенту поддерживают инициативу "Единой России". Мы неоднократно видели это на самых разных законопроектах. Несмотря на то что иногда бывают тактические соглашения, союзы, допустим, способность коллективно выразить своё мнение тремя фракциями. То есть три минус "Единая Россия". Но, к сожалению, слишком часто мы видим, что тот же Жириновский и "Справедливая Россия" всё-таки поддерживают инициативы власти, которые не идут на пользу народу.

И. И.: И КПРФ.

Д .П.: Всё зависит от того, о какой конкретно инициативе идёт речь.

И. И.: Да вот вам: ювенальный закон принят в последние дни. КПРФ повела себя так же, как и все остальные. В связи с этим вопрос возникает: "В чём отличие КПРФ от всех остальных?"

Д. П.: Я думаю, вы, как человек опытный, следили за тем, кто с какой программой идёт на эти выборы.

И. И.: Программа — это слова и лозунги, по сути дела.

Д. П.: Есть лозунги, с которыми ты идёшь в избирательную кампанию. Но если они радикально отличаются от того, с чем ты идёшь вне выборный период избирательный, то это называется "популизм". Наша программа, я считаю, достаточно неплохо воплощена и в нашей текущей работе. В том, с чем мы идём к людям вне зависимости от электоральных циклов, и в том, с чем мы идём во время избирательных кампаний, — основные её тезисы известны.

Мы считаем, что необходимо провести хотя бы частичную национализацию промышленности. Этого больше никто не предлагает
Д. Парфёнов

Необходимо ввести прогрессивный налог на доходы богатых — налог на роскошь. Это первоочерёдные меры, которые позволят пополнить бюджет.

И. И.: Вы предлагаете вносить коррективы в существующую реальность, в которой капитализм (он и есть капитализм, какие штыки в него не вноси). Тем не менее от вас новых проектов, вы же называете себя коммунистической партией, не слышно.

Д .П.: Нужно разделять эти вещи между собой. Сейчас просто размахивать шашкой наголо и кричать, что свершим социалистическую революцию завтра и начнём строить социализм, было бы несколько самонадеянно.

И. И.: Зачем революцию? Вы можете формулировать смыслы.

Д. П.: Совершенно верно. Этим мы и занимаемся. Наша программа разбита на три этапа. Первый как раз предусматривает действия в условиях капитализма. Мы видим, как одну из своих задач, далеко не единственную, помощь трудящимся в борьбе против тягот, которые на них взваливает нынешняя рыночная экономика, потому что нынешний курс бьёт по карману всё больнее с каждым днём. Сейчас после выборов, видите, в Интернете ходят довольно остроумные шутки, что ещё несколько дней мы посмеёмся над итогами выборов, а после этого итоги выборов пять лет будут смеяться над нами. Это совершенно очевидно. Нас ждёт повышение пенсионного возраста. Это означает, что несколько миллионов человек так и не получат свою пенсию.

И. И.: Но выбрали тем не менее "Единую Россию", а КПРФ потерпела довольно сокрушительное фиаско. Вот вы пишите в Instagram, вам на день рождения родители торт подарили. Белый торт в виде фуражки со звездой почему-то золотой, и сверху полотно: "Самому достойному депутату КПРФ". Серп и молот. Серп почему-то лежит навзничь, его протыкает молот. Торт красивый. Сейчас мы к этой теме вернёмся. Люди спрашивают: "Какой у вас гаджет?"

Д. П.: До недавнего времени был Zenfone, недавно купил iPhone.

И. И.: Кстати, вы любите американцев или нет?

Д. П.: Я ко всем народам отношусь нормально.

Если говорить о курсе американского правительства, то, конечно, я не могу его поддерживать и во многом осуждаю
Д. Парфёнов

И. И.: Что же вы тогда поддерживаете финансово экономику США?

Д. П.: Мы должны себе отдавать отчёт в том, что, к сожалению, после того, как уничтожили нашу общую родину — Советский Союз, — наша страна деиндустриализировала. Промышленность была по большей части просто разрушена. И сейчас, если мы с вами захотим только ходить во всём отечественном, то выбор наш будет ограниченным. У меня вот этот пиджак, например, от "Большевички". Я не стесняюсь этого. И считаю, что это хорошо. Другой вопрос, что соответствующих устройств, которые производили бы у нас, увы, пока в должном объёме не представлено.

И. И.: Yota.

Д. П.: Да, пожалуйста, пользовались во время работы нашего предвыборного штаба. Поэтому нужно понимать, что в тех сферах, где наши производители готовы предоставить качественный продукт, мы им пользуемся и пользуемся с удовольствием. Я считаю, что это правильно. Мы поддерживаем нашего производителя.

И. И.: "Какая профессия у молодого человека?" — спрашивает слушатель.

Д. П.: Вообще по образованию я политолог. Я, наверное, единственный, кто после выпуска пошёл именно в политическую сферу, потому что все остальные мои одногруппники так или иначе отправились в бизнес и какие-то структуры, с ним связанные. Но сейчас уже, наверное, не без ложной скромности можно сказать, что я политик.

И. И.: В бизнесе не работали?

Д. П.: Нет. Не приходилось. Единственный мой опыт работы в смежной с этим сфере — это два года работы в Сбербанке.

И. И.: В каком качестве?

Д. П.: Эксперт-аналитик.

И. И.: Слушатель спрашивает: "Павел Грудинин и писатель Сергей Шаргунов не прошли от КПРФ?"

Д. П.: Насколько мне известно, Грудинин точно не прошёл. Насчёт Шаргунова нужно посмотреть список, на руках нет. Очень жаль, кстати, что Грудинин не прошёл, потому что я считаю, что это очень достойный товарищ, прекрасный хозяйственник.

И. И.: Он же был в списках.

Д. П.: Можно быть в списках, как я, в месте, которое, к сожалению, не позволяет пройти при нынешних политических раскладах на федеральном уровне. Считаю, что он крепкий хозяйственник. Очень жаль, что не получилось.

Вопрос доверия 

И. И.: Ваш "твитер". Вы выкладываете протокол об итогах голосования. "И теперь можно официально провозгласить победу", — пишите вы. Вам комментарий пишут: "Какая победа? Полный провал". Как вы лично, как КПРФ трактует итоги выборов? Значительное сокращение мест, при этом Зюганов говорит, что какие-то лжекоммунисты оторвали 1,2 миллиона голосов. Почему это произошло? Почему они — лжекоммунисты, а КПРФ — не лжекоммунисты? Итоги выборов.

Д. П.: Должен сказать, что, конечно, мой личный успех моей команды, нашей команды, на одномандатном округе действительно очень сильно омрачён стратегическими потерями, которые понесла партия на этих выборах. Поэтому особенно праздновать что-то не очень хочется.

Мы отдаём себе отчёт в том, что на этих выборах мы понесли большой урон
Д. Парфёнов

Видимо, из этого необходимо будет сделать очень серьёзные организационные выводы. При этом нужно отдавать себе отчёт в том, что для власти это, конечно, определённая победа. Фракция "Единой России" резко увеличилась. Теперь она фактически имеет конституционное большинство.

И. И.: Мы же не о власти.

Д. П.: Мы должны рассматривать всё в комплексе. Потому что если это победа для власти, то это не победа для "Единой России". Нужно понимать, что единственным проигравшим во всей этой конфигурации оказался народ. Потому что у него теперь достойных его представителей стало меньше в парламенте. И что нам нужно в связи с этим делать? Сейчас у нас будет проводиться целый ряд пленумов. Там будет даваться аналитика, мнение нашей организации, сейчас они аккумулируются, собираются. Мы опрашиваем наших товарищей о том, кто считает, почему мы получили тот результат, который есть.

И. И.: Вы как считаете?

Д. П.: Я считаю, что на данный момент, объективно, мы не научились внушать людям доверие. Проблема в том, что люди в принципе не доверяют политическим партиям. Об этом говорят абсолютно все социологические опросы. Они не доверяют институту Государственной думы.

Единственные три вещи, которым люди доверяют, — это Президент, Армия и Церковь
Д. Парфёнов

И. И.: А почему люди утрачивают? Ведь у КПРФ была поддержка в своё время, в девяностых. И она растаяла в итоге. Почему?

Д. П.: Не совсем корректно так говорить. Не забывайте, что это первые выборы, в которых половина Государственной думы избиралась по одномандатным избирательным округам. Здесь, даже получив большую поддержку, партия всё равно бы получила меньше мест. Потому что выиграть в одномандатном округе очень тяжело. Как мы видим, от партии всего семь человек на всю страну смогли это сделать. Это не для того, чтобы себя там как-то похвалить. Просто показать, какова тенденция. Здесь наряду с ростом поддержки мы имеем сокращение нашего представительства в парламенте. И сам по себе этот факт, конечно, требует от нас принятия определённых выводов, решений, которые позволили бы нам в дальнейшем в этих новых реалиях более эффективно действовать, а самое главное, в предстоящих выборах: например, когда в Москве в следующем году будут выборы муниципальных депутатов, предпринять все необходимые усилия, чтобы на них добиться хорошего результата. Я уверен, что нам это по силам.

И. И.: Почему миллион человек проголосовал, со слов Зюганова, за фальшивых коммунистов, а не за КПРФ?

Д. П.: Нужно понимать, что тот избирательный бюллетень, который мы имели на этих выборах, 14 партий уже сам по себе представляет довольно большой интерес. Больше половины партий в нём — это партии неживые. У них нет развитой сети первичных, или региональных организаций. Они не ведут повседневной работы между выборами и только получают какую-то финансовую накачку, информационную представленность исключительно за несколько недель до дня голосования. Для чего это делается? Давайте посмотрим состав. Там как минимум четыре партии, которые могут эффективно размывать то электоральное поле, на котором работает КПРФ.

И. И.: Как размывать?

Д. П.: Есть у нас социальные слои, группы, которые были бы заинтересованы проголосовать за коммунистов. Это достаточно широкие слои. Это трудящиеся, студенты, пенсионеры. Это те, кто учится, работает, те, кто воспитывает детей. Те, кто заинтересован в том, чтобы законы принимались в их интересах. Но при этом, когда у них есть достаточно большой выбор между партиями с красивыми названиями, с достаточно яркими, интересными лозунгами, человеку неискушённому легко во всём этом запутаться. И возникает ситуация, когда часть людей отдаёт своё предпочтение Партии пенсионеров, Партии роста, партии "Родина". Красивое название, прекрасное, первое в списке. Почему? Я считаю, это наша проблема, что мы не смогли достаточно эффективно донести до них нашу позицию и объяснить, какую роль будут играть эти партии на этих выборах. Вы же знаете, все, кто не набрал минимальное количество голосов для прохождения барьера, все эти голоса фактически достаются "Единой России". Малые партии подарили несколько процентов голосов ЕдРо.

Выйти из кризиса

И. И.: КПРФ не сегодня родилась, любого спроси на улице, люди слышали и знают эту аббревиатуру как минимум. На ваш взгляд, считают ли люди партию коммунистической? Что такое "коммунизм" для вас?

Д. П.: Здесь уместно вспомнить классиков, которые хоть и не давали конкретной дефиниции того, что такое коммунизм, но через описание некоторые характеристики позволяют нам представить, что такое общество будущего, на которое мы все так или иначе рассчитываем, потому что верим в совесть и справедливость. Это общество, организованное на отсутствии классов, это известно. Самое главное, чтобы не было возможности у одного человека наживаться за счёт другого, что называется эксплуатацией. Справедливое распределение общественных благ на основе высокотехнологичного производства, которое действует на общественных началах. То есть нет частной собственности. Вот очень просто, если, не вдаваясь в подробности, что такое коммунизм. В интересах тех людей, которые живут на земле, трудятся, в интересах общества в целом, которое должно развиваться и эффективно использовать ресурсы, которые у него есть. Если посмотреть сейчас, то капитализм пожирает нашу планету, человечество, его сердце и душу и при этом лишь качает деньги, не заботясь о последствиях.

И. И.: Кто такие "коммунисты" сегодня?

Д. П.: Коммунисты — это люди в нашей стране, в нашем случае в нашей партии. Это те люди, которые в первую очередь сейчас должны сохранить наш народ. Я считаю так. Может быть, это громкие слова, может быть, они звучат слишком пафосно. Но я считаю, что наша задача первоочерёдная — это остановить те негативные процессы, которые губят сейчас нашу нацию. Вы знаете, общество находится в глубоком кризисе: и в моральном, и материальном. Даже просто здоровье общества подорвано.

В советское время стояли стаканы в автоматах с газировкой, и никто не думал, что можно заразиться какой-нибудь ужасной болезнью. Попробуй сейчас сделать что-то подобное
Д. Парфёнов

Это просто пример того, как работала система здравоохранения, насколько здоровым было общество. И сейчас из-за того, что, к сожалению, наша страна всё глубже скатывается в пучину кризиса — и экономического, и политического, и нравственного, — к сожалению, общество постепенно разлагается, разрушается. Вот мы должны остановить эти процессы, а затем вывести их на другие рельсы. Я считаю, что эти рельсы могут быть только социалистическими.

И. И.: Какое место бизнеса в этой истории?

Д .П.: Нужно разделять разные категории бизнеса. Если мы говорим об олигархах, крупнейших бизнесменах, которые сейчас фактически так или иначе через своих представителей, работающих на них в органах государственной власти, рулят нашей страной, то такому бизнесу, я считаю, в нашем обществе места не должно быть.

И. И.: А какому должно быть?

Д. П.: Общество вполне готово и может эффективно развиваться с использованием малого и среднего бизнеса.

И. И.: То есть сначала вы говорите про равенство возможностей, средств производства и так далее, потом вы говорите, что есть плохой бизнес, а есть хороший.

Д. П.: Если помните, в предыдущем блоке я сказал, что наша программа рассчитана на три этапа. Есть этап (на котором мы сейчас находимся), находящийся в рамках и условиях капитализма. Кричать сейчас, что пора распускать весь бизнес, вообще было бы глупо и совершеннейшее ребячество.

И. И.: Мы же не о сейчас говорим.

Д. П.: Мы говорим о том, от чего мы идём. И к чему.

И. И.: Зюганов у Теффта. Осуждаете?

Д. П.: Нет, потому что нужно понимать, что разные люди встречаются с разными людьми с совершенно разными целями.

И. И.: Зарплата какая у вас будет в Госдуме?

Д. П.: Насколько мне известно, зарплата у депутата Государственной думы — 431 тысяча рублей. Из них депутаты-коммунисты 150 ежемесячно отдают по партийному максимуму.

И. И.: Добровольно?

Д. П.: Да.

И. И.: Вы же как одномандатник.

Д .П.: Я член партии. Считаю, что обязан её поддерживать во всём.

По названию, а не по призванию

И. И.: Почему СССР распался?

Д. П.: Это обширный очень вопрос. Если вы знаете, в Китае даже создан институт, который отдельно занимается только изучением этой проблемы. Лично моё мнение по этому вопросу такое. Я считаю, что одной из главных причин развала СССР стало то, что в КПСС, тогдашней правящей партии, в какой-то момент слишком много стало коммунистов по названию, а не по призванию. Тех, кто приходил туда ради каких-то преимуществ, должностей, личного корыстного интереса и стал забывать о той идее, которой они должны служить, о том знамени, под которое они пришли. Со временем эти люди исказили структуру управления, коррумпировали её. Это стало важным фактором в развале нашей страны.

И. И.: Почему это произошло?

Д. П.: Я считаю, что были ослаблены институты партийного контроля. Не проводились регулярные чистки рядов, что способствовало проникновению и закреплению таких рядов.

И. И.: А кто должен был проводить чистки рядов?

Д. П.: И сама партия, и соответствующие органы государственной безопасности. Это комплексная работа всегда.

И. И.: Как же так получилось, что те, кто должен был проводить эти чистки, сами заплесневели?

Д. П.: К сожалению, у нас в последние годы проводился такой процесс, который можно условно назвать как десталинизация. Несмотря на то, что Сталина и его эпоху поливали грязью все кому не лень, тем не менее все социологические опросы показывают достаточно уважительное отношение очень большого числа наших граждан (больше половины) к этому времени.

Я в данном случае не пытаюсь давать какие-то оценки. Я говорю о том, что народ чувствует, что была какая-то правда в нашей истории. Я считаю, что сейчас определённые вещи, которые были тогда, заслуживают тщательного изучения. В частности, связанные с чистками рядов партии. Я думаю, что партии власти неплохо было бы поучиться. Может быть, тогда бы в ней было меньше коррупционеров и стяжателей.

И. И.: Читаю вам "Википедию", наш любимый ресурс, как известно. 1989—1990 года — был заместителем заведующего идеологическим отделом ЦК КПСС, делегат XXVIII съезда КПСС. Июнь 1990 года — как представитель РСФСР,  учредительного съезда Компартии РСФСР. Учредительный съезд Компартии РСФСР при действующем СССР: июнь-сентябрь 1990 года. Речь идёт о Геннадии Зюганове. Вы это как трактуете?

Д. П.: Если сейчас очень подробно не вдаваться в историю КПРФ, нужно понимать, что на закате СССР одно из основных противоречий, которые существовали в партии, — это как раз противостояние между КПСС и КПРСФСР, выделившейся изнутри её компартии именно РФ.

И. И.: Как она выделилась, вопрос.

Д. П.: Нужно понимать, что на тот момент активно работали уже центробежные процессы. Если в национальных окраинах они выливались во фронты откровенно националистического толка, которые фактически занимались погромом государства, то в РФ это приобрело, на мой взгляд, достаточно здоровую форму именно межпартийного противостояния, вполне конструктивной борьбы. И то, что она в конце концов завершилась сначала организационным оформлением КПРФ, а затем противостоянием, связанным с тем, что её запрещали, потом по суду это удалось отбить, — всё это говорит о том, что этот вопрос просто назрел.

И. И.: Мы говорим о том, что при существующей единой системе выделение и уход из СССР, РСФСР, создание в том числе КПРСФСР.

Д. П.: Нужно понимать, что, к сожалению, единая система уже к тому моменту существовала главным образом номинально, потому что где-то с прихода к власти Горбачёва и тех решений, которые принимались впоследствии, были запущены процессы, ставшие достаточно быстро необратимыми.

И. И.: Вы считаете, что процессы были запущены с момента прихода Горбачёва?

Д. П.: Нет, я так не считаю. Я считаю, что они резко активизировались.

И. И.: Давайте короткий блиц. К смертной казни ваше отношение?

Д. П.: Дифференцировано.

И. И.: Как?

Д. П.: Вот лично моё мнение.

Сейчас мы находимся на той стадии, когда смертная казнь нужна в первую очередь за экономические преступления
Д. Парфёнов

Но другой вопрос, что её немедленное введение сейчас было бы, наверное, не совсем целесообразным, учитывая глубокую коррупцию самих правоохранительных органов. Много пострадает невинных людей.

И. И.: По ювенальной юстиции ваше отношение?

Д. П.: Я негативно отношусь к ювенальной юстиции. Я считаю, что в нашей стране не назрели необходимые институты и состояния общества для того, чтобы её внедрять. И то, что сейчас это делается, я считаю, что от этого вреда будет больше, чем пользы.

И. И.: Почему КПРФ тогда отмалчивалась?

Д. П.: Не отмалчивалась. Если вы внимательно посмотрите за нашими выступлениями, мы часто выступали против.

И. И.: Не голосовала.

Д. П.; Другой вопрос, что мы не считаем, что можно сохранить и действующее состояние в этой сфере. Нужно определённые законопроекты принимать.

И. И.: Как трактовать неголосование вашей партии?

Д. П.: Как то, что мы его не поддерживаем.

И. И.: А почему не проголосовали против?

Д. П.: Потому что у нас были свои поправки, которые не приняли.

И. И.: 1937 год нужен новый?

Д. П.: В виде старого 1937 года — нет.

И. И.: Как помирить белых и красных?

Д. П.: В обществе должен быть определённый консенсус на эту тему. Сейчас пока его нет.

И. И.: Давайте примем звонок. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Почему ваша партия жёстко не выступает в таких позициях: Маннергейм, финская война, геноцид ленинградцев, блокада Ленинграда? Румыния, Венгрия — участники ВОВ на стороне фашизма — за это ответственности не несут.

Д. П.: Я опять же призываю чуточку внимательнее следить за нашей работой. Практически с первого дня, как была установлена табличка Маннергейму, наши комсомольцы, члены комсомольской организации Санкт-Петербурга, организовывали ежедневные пикеты протестные, одиночные против этого дела.

И. И. Ещё звонок. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Вот вы озвучили сумму зарплаты депутата. Это где-то годовой доход обычного работающего человека. Почему бы депутатам Государственной думы, которые так ратуют за благополучие народа, не поставить себе заработную плату в 60 тысяч рублей?

Д. П.: Договорились, подниму на фракции вопрос о том, чтобы наша фракция внесла соответствующий законопроект.

И. И.: Первый закон, который вы внесёте? Или что самое главное на ваш взгляд сейчас?

Д. П.: Я думаю, самым острым вопросом сейчас является вопрос об управлении экономикой — хотя бы частичной национализации промышленности.

И. И.: Хотел спросить, надо ли запрещать iPhone в связи с давкой по поводу седьмого?

Д. П.: Я не являюсь фанатом "яблока". Если можно будет от этого отказаться в пользу чего-то более эффективного, с удовольствием.

И. И.: Денис Парфёнов, почти что депутат. Так что, наверное, вы теперь чаще будете отдуваться за партию. Спасибо, что пришли.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×