Эйфория прошла: почему iPhone7 теряет позиции в США и Европе

Эйфория прошла: почему iPhone7 теряет позиции в США и Европе

Фото: ©РИА Новости/Рамиль Ситдиков

14507
Ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин рассказал о перспективах Apple без Стива Джобса.

Э. МУРТАЗИН: Они уже не на пике. Пять лет у них был пик, они шли вверх. Первое полугодие 2016 года основной продукт iPhone, который приносит 55—56% прибыли, упал в продажах на 25—30% по всему миру.

Тут три причины. Первая — это изменение в сознании потребителей. Наигрались. Во многих странах имидж iPhone уходит в сторону. Это развитые страны — Германия, Испания, США. Причём уходит даже не с точки зрения потребителя, что "я не хочу iPhone", а с точки зрения "я не хочу iPhone каждый год или каждые два года". Больше того, многие люди, кто сидит на маленьких iPhone — на "четвёрках" например, — говорят, что "я сменил аккумулятор, и мне не нужно ничего более нового". Это потребительское сознание меняется для всех, но больно бьёт оно по Apple, потому что они привыкли к циклу обновлений.

Вторая причина заключается в том, что, хотим мы того или нет, основной конкурент — Samsung постепенно отъедает по кусочку.

Полную версию программы с читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

С. АНДРЕЕВСКАЯ: У нас в гостях Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Mobile Research Group. Здравствуйте!

Э. МУРТАЗИН: Здравствуйте, Светлана.

С. А.: Вы уже посмотрели это видео с очередью в центре Москвы?

Э. М.: Мне кажется, re:Store любит создавать очереди и любит быть любимым партнёром компании Apple.

С. А.: А как по-другому? А вы что, думаете, что это искусственная очередь?

Э. М.: Конечно.

С. А.: Серьёзно? А я даже не подумала об этом.

Э. М.: Абсолютно. У Apple есть давняя традиция создавать очереди везде. И в России всё было достаточно уныло в первый год официальных продаж iPhone. Потому что люди не очень понимали, что и как продавать. Дальше песни и пляски были интереснее: приглашали звёзд, разыгрывали различные вещи, давали скидки и прочее. В прошлом году ничего не случилось. В позапрошлом году iPhone 6 на Тверской в "Мегафоне" продали за час всё, что было на точке, — порядка 300 телефонов. В прошлом году та же самая точка, те же люди, обновлённая модель, продали четыре телефона. И журналистов было больше, чем случайных прохожих, которые хотели что-то купить в ночи.

В этом году надо отдать должное Apple (RU). Они решили убрать всё ненужное, ночные пляски у всех. Кто-то оставил, кто-то нет, но там не было никаких завлекалочек. А дальше сделали простую вещь: самый популярный цвет black onyx они дали restore фактически на одну точку — как раз ГУМ — и сообщили об этом. Туда люди и в первую очередь перепродавцы пошли. Потому что очередь наполовину или не наполовину, но во многом состояла из перепродавцов. Сразу после покупки на Avito появились десятки объявлений.

С. А.: Сколько они предлагали? Плюс 20 тысяч?

Э. М.: Да, плюс 20 тысяч, и вы можете купить.

С. А.: А что же этот молодой человек, который попал в новости, по-моему, Степан его зовут, который всю ночь простоял. Что же он за 250 тысяч не продал?

Э. М.: Я не знаю. Я могу сказать только, что для людей это тоже некие движения. У меня много знакомых, кто хотел сегодня купить iPhone. Они спокойно осуществили это в других местах.

С. А.: А зачем покупать в первый день продаж?

Э. М.: Нет никакого смысла, но с iPhone ситуация несколько другая, особенно в России. Apple создаёт искусственный дефицит, ажиотаж вокруг. В первые два месяца они привозят небольшую партию. Партнёры сейчас получают iPhone раз в три дня. Не дай бог чтобы на полках было ощущение, что они есть.

С. А.: Что их много.

Э. М.: Да. Этим подогревается ажиотаж. Люди, которые, возможно, ориентировались на одну модель, берут другую, которую бы они не взяли. Это стадное спортивное чувство. В целом, мне кажется, что эти игрища очень многое говорят вообще о рынке, о людях, о том, как люди воспринимают себя. Всё-таки очереди за колбасой были в нашей жизни.

С. А.: Но это же не только в России. За границей то же самое.

Э. М.: За границей уже года три-четыре только перекупщики стоят — россияне, алжирцы.

С. А.: Особенно в Германии. Слышали? Ребята наши приехали, сидели в палатках.

Э. М.: Да, это перекупщики. Фактически сегодня есть рынки, где iPhone можно выгоднее продать.

Нет официального оптового рынка iPhone. Вы не можете прийти в Apple и сказать: я Вася Пупкин из России, мне нужно две тысячи iPhone
Э. Муртазин

С. А.: Но они же кому-то их продают, значит, есть люди.

Э. М.: Конечно, есть вторичный рынок, чёрный рынок.

Кому нужен кирпич за 200 тысяч рублей

С. А.: Вы в "твиттере" опубликовали голосование, я поставила свой голос — не буду говорить за что. Потому что у вас ещё 16 часов осталось. Зачем такое долгое?

Э. М.: Это по умолчанию, стандартное, я не менял ничего.

С. А.: Вы видели результаты?

Э. М.: Да, чуть-чуть.

С. А.: Давайте раскрою секрет. Большинство говорят — тупо хотят новинку.

Э. М.: Это абсолютно нормально.

С. А.: А у вас ещё "гонятся за имиджем", "становятся умнее", "вы их не понимаете".

Э. М.: "За имиджем" — тоже много людей проголосовало, которые не понимают, зачем это нужно. Вообще, с точки зрения рационального потребителя, потребитель же разный — кто-то новинку хочет, кто-то за имиджем гонится, кто-то готов за iPhone переплачивать. За неделю до официальных продаж отдать за iPhone 200—250 тысяч рублей и показать, что он у меня появился немножко раньше, чем у вас. Есть люди, которые покупают его.

С. А.: А что, он потом целый год ходит и говорит, вот у меня появился раньше?

Э. М.: Нет, это на один-два дня. Больше того, в России есть люди, и я лично знаю двух этих героев, которые покупали iPhone фактически с линии, с конвейера, которые они не могли активировать, не могли ими пользоваться, но за две недели до 16 сентября у них были iPhone. Они просто могли показать: вот новый iPhone.

С. А.: Где они их взяли?

Э. М.: На производственной линии, на конвейере продавали. Это стоит принципиально других денег, но вопрос в другом. Что это уже глупость, возведённая не знаю даже во что. Потому что смысл покупать кирпич, которым ты не можешь воспользоваться, за безумные деньги. Показывать своим друзьям, которые говорят: покажи, как там внутри.

С. А.: Но интересно первое время, как там всё устроено, особенно кто любит это.

Э. М.: Так они его включить не могут, в том-то и дело.

С. А.: Почему?

Э. М.: Потому что активация с 16 сентября, что до этого момента превращало аппараты в кирпич.

С. А.: Объясните этот успех Apple в мире.

Э. М.:

Успех Apple — это исключительно Стив Джобс, проложивший колею, по которой компания катится
Э. Муртазин

С. А.: Но если бы компания выпускала плохой продукт, наверное, не было бы такого ажиотажа, не было бы успеха, не было бы приковано внимание.

Э. М.: Дело не в продукте.

С. А.: Только это где-то звучит, у нас сразу уши как локаторы.

Э. М.: А это уже рефлексы, воспитанные, в первую очередь, в медиа, которые живут по накатанной. Если смотреть на обсуждение всего, что происходит в мире технологий, то половина обсуждений — это Apple, а другая половина — это всё остальное, что происходит в течение года. Это действительно так. Если посмотреть отчёты по медийным публикациям, по телевизионным, если Apple выпускает iPhone — это огромный всплеск.

С. А.: Да, а потом Samsung за ним гонится, выпускает ещё что-то.

Э. М.: Да, и всё равно Samsung обсуждается на порядок меньше, хотим мы того или нет.

С. А.: Да, но вам не кажется, что они действительно постоянно отстают?

Э. М.: Наоборот.

С. А.: Отстают именно в восприятии человека.

Э. М.: Безусловно. Это как корейские машины и немецкие. "Мерседес" может накосячить так, что ты смотришь и думаешь, как такое вообще возможно, это же немецкая машина. Но подспудно ты говоришь: это "мерседес", ладно, сейчас отремонтируют, всё будет хорошо. Зато "мерседес". Если то же самое происходит с каким-нибудь "КИА"… Это восприятие, но оно меняется. В какой-то момент становится некомфортно, когда косяков становится слишком много. А в последнее время, к сожалению, их становится много. Ирония вообще в жизни вещь замечательная, но не тогда, когда вам дают продукты, которые вызывают когнитивный диссонанс в вашем восприятии, то есть вам говорят, что он красивый, а вы понимаете, что некрасивый. Я сейчас не про iPhone — у них с аксессуаров началось — горбатый чехол, который был год назад, это вообще запредельное зло. Стилус, который заряжать через айпад: "пиу-пиу, звёздные войны", мышка, которую надо переворачивать и втыкать ей в брюхо кабель – это выглядит, как будто враги пробрались и вместо дизайна занимаются не пойми чем. Это постепенные инкрементальные изменения, которые будут нарастать.

Второй момент — очень многие люди обращают внимание, что с софтом стала беда, потому что он усложняется. IOS 8 два года назад, девятка была получше, в десятке снова накосячили — с тем, что от IOS 8 к IOS 9 исправляли. И теперь мы всегда видим, что очень быстро выкатываются новые минорные обновления — 10.01, 10.02, чтобы исправить маленькие глюки.

С. А.: Это будет так постоянно?

Э. М.: Я думаю, будет ухудшаться. Ситуация уже ухудшается, потому что они, к сожалению, потеряли главного человека, который служил приёмкой, который говорил: это переделайте, мне это не нравится. Причём неважно, правильно это было или нет, это было мерило. Он делал продукт под себя. Вам могло это нравиться или не нравиться. Сейчас есть обычная корпорация. Если посмотреть, Тим Кук уже 5 лет руководит компанией.

С. А.: Вы хотите сказать, что скоро это всё вообще умрёт? Apple скоро не будет на пике?

Э. М.: Они уже не на пике. Пять лет у них был пик, они шли вверх. Первое полугодие 2016 года основной продукт iPhone, который приносит 55—56% прибыли, упал в продажах на 25—30% по всему миру.

С. А.: Это с чем связано? С мировым кризисом? В России все скажут — денег мало.

Э. М.: Тут три причины. Первая — это изменения в сознании потребителей. Наигрались.

Во многих странах имидж iPhone уходит в сторону
Э. Муртазин

С. А.: Это какие страны?

Э. М.: Это развитые страны — Германия, Испания, США. Причём уходит даже не с точки зрения потребителя, что "я не хочу iPhone", а с точки зрения "я не хочу iPhone каждый год или каждые два года". Больше того, многие люди, кто сидит на маленьких iPhone — на "четвёрках" например, говорят, что "я сменил аккумулятор, и мне не нужно ничего более нового". Это потребительское сознание меняется для всех, но больно бьёт оно по Apple, потому что они привыкли к циклу обновлений.

Вторая причина заключается в том, что хотим мы того или нет, основной конкурент Samsung постепенно отъедает по кусочку.

С. А.: В технической составляющей?

Э. М.: И в имидже тоже.

С. А.: Про имидж не согласна. Я смотрю, и меня как потребителя совершенно не привлекает дизайн, модель.

Э. М.: Дело даже не в дизайне и не в моделях. Android очень сильно вырос за это время, он стал стабильным, быстрым. И разграничить сейчас Android и IOS очень сложно. Вопрос в том, что Samsung много лет подряд бьёт на массовую аудиторию и много лет подряд вкладывает большие деньги в рекламу, в промо-продвижение. При этом как это выглядит: вы приезжаете в какую-то страну, причём неважно, Россия это, Германия, США. Вы заходите в торговый центр. С вероятностью 99% вы встретите стенд Samsung, где показывают новинки, технологии, аксессуары, которых огромное количество, и вы можете в это погрузиться. То есть с точки зрения попробовать руками — люди могут попробовать, и они неожиданно осознают, что есть интересные фишки. И в прошлом году это было очень показательно, они смогли с седьмой серии перетянуть на себя очень много людей, кто пользовался iPhone. Кто-то вернулся обратно на iPhone, кто-то остался.

С. А.: А после взрывов аккумуляторов им долго придётся восстанавливаться?

Э. М.: Там взрывов не так много. Медийная истерика — огромная.

С. А.: У нас же это — сила.

Э. М.: Я не согласен с точки зрения того, что в России по предзаказам обращались — вы можете забрать деньги, либо ждать аппарат ещё месяц. Только 2% людей забрали деньги.

С. А.: Хочется запустить голосование, потому что СМИ пишут, что сегодня Россия поделилась на две категории. Первая — идиоты, которые хотят iPhone 7, вторая — нищеброды, которые не могут его купить. Вы бы за какую проголосовали?

Э. М.: Это как в анекдоте: я и умный, и красивый, что мне, разорваться, что ли?

С. А.: Так всегда, так нечестно, нужна чёткая позиция.

Э. М.: У меня уже есть, и не один.

С. А.: Вы когда пойдёте покупать iPhone 7? А может, купили уже?

Э. М.: Нет, у меня есть несколько штук, но это работа.

С. А.: Зачем вам несколько штук?

Э. М.: Посмотреть, сравнить.

С. А.: То есть "семёрка" у вас есть уже?

Э. М.: Да.

С. А.: Ну и как, вы довольны?

Э. М.:

Я считаю, что iPhone 7 – это очень неплохие догонялки с конкурентом
Э. Муртазин

Они действительно улучшили экран, добавили влагозащиту. При прочих равных для аудитории iPhone это очень большой скачок вверх. При этом аудитория iPhone живёт в своём мирке, в котором на рынке, по их мнению, ничего больше не существует. И они открывают для себя новые функции, которые были на рынке уже много лет. В частности, в iPhone 7+ размытие заднего фона на фотографиях за счёт задней камеры. Для них это открытие очень приятное. Им кажется, что этого никто не умел делать. А с другой стороны, они дают повод владельцам других систем и телефонов посмеиваться и говорить, что ещё два года назад мы прекрасно это делали. Просто это не такая фишка, о которой надо кричать на каждом углу. Как мне кажется, все довольны.

С. А.: Слушатель пишет: "А вот ЦУМ даже дарит сто тысяч рублей за покупку iPhone 7. Это же враньё какое-то? Пропаганда?"

Э. М.: Это не враньё. Они провели шикарную акцию: "Купите iPhone 7 — получите карточку на 100 тысяч, которой вы можете оплачивать не более 10% от покупки". То есть купите на миллион — получите скидку 100 тысяч.

С. А.: Слушатель спрашивает: "Когда сделают iPhone с двумя симками? Только из-за этого я пользуюсь Android и жду One Plus 3".

Э. М.: One Plus 3 уже официально продаётся в России, компания Morell является дистрибьютером, совершенно шикарный аппарат во всех смыслах. Мне он очень нравится. И по соотношению цена/качество интересный. Две сим-карты в iPhone бьют серпом по интересам операторов, поэтому, если мы смотрим на основные продажи iPhone, это всё-таки операторский рынок. Как только Apple перетянет на себя одеяло, а это случится за полтора-два года, я думаю, что две сим-карты появятся. Потому что в прототипе "семёрки", обсуждавшемся и утёкшем в Сеть, имелся, в частности, лоток под две сим-карты.

С. А.: Все обсуждения в соцсетях, что вот идиоты стоят в очереди — это всё не так, просто люди не могут себе купить.

Э. М.:

Я вам честно могу сказать, что те, кто в ГУМе стоял, это не очень умные люди
Э. Муртазин

Это либо перепродавцы, либо не очень умные люди.

С. А.: Может, хотели в новости попасть.

Э. М.: Ну да, просто там не движение обладать телефоном, который вам нужен, а причины совершенно разные и другие.

С. А.: Наверное. Давайте примем звонки. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владислав, Санкт-Петербург.

С. А.: Вы в очереди не стояли, я надеюсь?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я в очереди не стоял, но примерно несколько месяцев назад я купил себе iPhone 7 — грубо говоря, как 5s, только более новый. Я просто поражён этой новостью, что вы сказали, что СМИ подразделили всех на две группы. Я считаю, что это просто некорректно, это какая-то ерунда, потому что, может быть, покупателям iPhone просто нравится этот телефон, им нравится система, нравится софт, очень многим нравится камера. Мне в том числе. Я отдал за этот телефон 45 тысяч. Сказать, что дёшево, — нет. Дорого? По сравнению с флагманами Samsung, HTC цены, в принципе, такие же.

С. А.: А вы знаете, что на эти деньги вы могли бы свою жену или любимую девушку свозить на выходные в Париж? А вы купили себе телефон.

СЛУШАТЕЛЬ: В этом-то и фишка, что свозить на выходные, а пользоваться данным телефоном я могу долго.

С. А.: Мужчины все такие. Зря вы так думаете. Ваша жена или девушка всю жизнь была бы вам благодарна за поездку в Париж. Спасибо, Владислав. Вот в чём неправильность мужской логики. Думают, что только на выходные, а на самом деле — на всю жизнь.

Э. М.: Нет, на всю жизнь не запоминается никогда. Поверьте мне.

С. А.: Я вам не верю.

Э. М.: Зато iPhone, или другой телефон как минимум на год. Вообще очень типичный звонок с точки зрения того, что человек говорит о правильности своего выбора. Это правильно. Любой наш выбор — не важно, телефон это или поездка в Париж с любимой — это правильный выбор для нас. При этом вот вы говорите, что iPhone — это вообще не флагман ни разу. Это средняя модель, которая очень сильно переоценена. Почему вы выбрали этот аппарат и что вам в нём нравится по сравнению с предыдущим? Как правило, это первый iPhone. И люди начинают называть аппараты, которые у них были до того. И они, как правило, ниже классом. Это как пересесть с бюджетной машины на что-то более дорогое, люксовое. Причём не важно, какая это будет марка, потому что новые впечатления гарантированы. Надо смотреть на людей, которые пересаживаются в одной горизонтали. То есть с флагмана на флагман. Это более интересный рынок.

С. А.: Остановлю голосование. 64% согласны с таким разделением России на две категории: те, кто хотят купить iPhone, потому что они идиоты, и вторая группа — нищеброды, которые просто не могут этого сделать.

Будет ли в России свой iPhone

Но всё-таки когда у нас будет свой iPhone? Сегодня же неспроста говорят, и уже написали об этом, что уже в 2018 году за 130 долларов у нас будет свой собственный iPhone.

Э. М.: Я сразу перед Игорем Козловым в Росэлектронике хочу извиниться, но в очередной раз скажу простую вещь. До момента, пока наши чиновники мыслят категориями импортозамещения и при этом номинируют российский продукт в долларах, у нас ничего хорошего не произойдёт. Потому что российский продукт может номинироваться только в рублях.

С. А.: Это единственная их ошибка?

Э. М.: Нет, там много ошибок.

С. А.: Наверное, глобально — то, что мы пока всё-таки не можем его создать?

Э. М.: Я сейчас, забегая немного вперёд и в сторону, расскажу про проект, как я его вижу.

С. А.: Что они вообще хотят?

Э. М.: У каждого чиновника есть какая-то задача, которая должна дать какой-то выхлоп. В том числе общение с журналистами, рассказ о том, чем мы, собственно, занимаемся. Если Росэлектроника начнёт рассказывать какие-то апокалиптичные картины того, что в реальности происходит, наверное, это будет грустно. Поэтому они пытаются подсветить такие продукты. Чтобы понимать: срок создания телефона — от полугода до года. При этом планирования в два года не бывает никогда. Вы не можете вычислить стоимость телефона. Создавать вы его можете, но сказать, что через два года будет телефон за 120—130 долларов, — это невозможно. Тем более зная какие-то характеристики. Там всё поменяется много раз. У нас в России есть другая проблема: в конце 80-х — начале 90-х годов у нас полностью развалилась электронная промышленность. Причём разваливали её целенаправленно, хорошо, быстро, с гиканьем. И сегодня неожиданно выяснилось, что у нас потеряно умение создавать электронику. Не создание на уровне инженерных образцов, а именно массовое производство. Просто взять завод, посадить туда людей, и чтобы они работали.

С. А.: Это просто умение потеряно или у нас нет ресурсов?

Э. М.: Я приведу простой пример не наших составляющих. Часто, когда заходит эта дискуссия, я спрашиваю: как вы считаете, если мы берём три страны — Китай, Россия, США, где наибольшее количество оборудования по производству современной электроники? Все говорят — Китай. Это, безусловно, так. Дальше говорят, что второе место занимают США. Безусловно. А вот Россия где-то в конце списка, после Зимбабве.

Сегодня Россия занимает второе место в мире по количеству оборудования для производства, которое фактически просто стоит
Э. Муртазин

Потому что предыдущий подход государства заключался в том, что давайте купим оборудование и придумаем, как его использовать. А так не работает. То есть это заводы, которые просто стоят и не работают.

С. А.: Это наши заводы?

Э. М.: Это наши заводы, но нашим заводам на импортном оборудовании нужно что-то производить. Для того чтобы что-то производить, нужно это создать и, более того, обучить людей. То есть нужен госзаказ для этих вещей. И Росэлектроника сегодня пытается сделать что-то мелкомасштабное — крупноузловую сборку, CNT-линии, для того чтобы восстановить начальные умения, из которых, как из кирпичиков, уже можно делать всё остальное. Мы не можем шагнуть в космос. Как если ребёнок у вас не научился ползать, он не может встать и пойти без ручек. Он сначала ползает, потом за стеночку держится, потом идёт. Мы всё время пытались шагнуть. Мы гордые, мы уже летали в космос, и нас это всё время гнетёт.

С. А.: Слушатель пишет: "В долларах, потому что комплектующие в долларах".

"Поддерживаем вражескую экономику".

"Здравствуйте, вопрос к Эльдару. Почему вы так любите Samsung? За какие функции? Или, может, это ещё что-то?"

Э. М.: Безусловно, ещё что-то. У меня правило очень простое. Я выбираю лучшее, что есть на рынке. Телефон у меня Samsung, причём уже много лет. Лет пять как появилась линейка Galaxy. Компьютер у меня MacBook, потому что они неубивайки, и мне нравится. Но технологически iPhone сильно уступает. Имидж для меня важен в последнюю очередь. Мне нужно удобство, лучшая камера, которая есть на рынке, — я много фотографирую, в социальные сети публикую. И правильность моего выбора доказывается тем, что в течение пяти лет в моём "инстаграме" каждый день кто-то заходит и задаёт вопрос, на какую камеру это снято. И постоянные люди уже смеются и говорят: платите деньги, потому что пора покупать взлётно-посадочную полосу на деньги от этих вопросов.

Android — это абсолютная свобода делать всё, что угодно
Э. Муртазин

И для меня важна линейка Note, потому что, когда я занимаюсь какими-то делами, например, мне нужно подписать документы, там есть стилус, которым я подписываю документы. В 90-е годы я тратил безумную кучу времени, просто приезжая в офис и подписывая груды бумаг. Сейчас я многие бумаги подписываю в электронном виде, и не важно, где я нахожусь физически. Главное, что я трачу очень мало времени на это.

С. А.: Знаете, что вы путаете сейчас? У меня тоже был Android. Android для меня жутко неудобный, совершенно никакой. Я нахожусь в категории людей, которые много что делают, но вот подписывать документы, ещё что-то — я этим не занимаюсь. И многие мои коллеги, друзья тоже. Вы для себя выбираете телефон, как компьютер. Чтобы он был меньше и вы могли разговаривать.

Э. М.: Нет.

С. А.: Ну смотрите, подписывать документы — это уже работа.

Э. М.: Это линейка Note. У меня два телефона всегда — Galaxy и Note, как правило. Раньше варьировались производители, но в этой гонке многие отстали, поэтому просто выбираю лучшее.

Если мы сравниваем блок Galaxy и iPhone — два флагмана, то iPhone всегда недобирает те или иные функции
Э. Муртазин

С. А.: В технической истории недобирает.

Э. М.: Нет, это вопрос моего жизненного удобства.

С. А.: Но дизайн же явно проигрывает.

Э. М.: Galaxy S7 — это красивый телефон.

С. А.: Да где же красивый?

Э. М.: Ну это вопрос вкуса.

С. А.: Видите, на чём они зарабатывают, — у всех, конечно, вкусы разные.

Э. М.: Это понятно. Но, например, быстрая зарядка есть уже несколько лет в телефонах Samsung. За полчаса можно получить 50% зарядки.

С. А.: У iPhone то же самое.

Э. М.: Нет, у iPhone нет такого.

С. А.: То же самое, буквально сегодня заряжала телефон. Но только если родная зарядка.

Э. М.: Родная зарядка заряжает iPhone три часа минимум.

С. А.: Неправда. Я завтра засеку время. Мы когда в следующий раз увидимся, я вам скажу.

С. А.: Примем несколько звонков.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Буквально пару слов в защиту iPhone 7. Мне не нравятся большие телефоны. iPhone 4 меня устраивал по размеру. Поэтому я не понимаю, почему я должен покупать огромную лопату с кучей функций. А по поводу съездить в Париж — я взял жену, поехал с ней в Прагу, купил там iPhone SE, а потом через какое-то время купил себе. Всё решается очень просто.

С. А.: Вы молодец. Эльдар, давайте поговорим о новинках. Что в ближайшие дни будет? Когда мы уже будем ездить на машинах, которым не нужны водители?

Э. М.: Это самая горячая тема, и я думаю, что надо в календаре обвести кружочком 1 октября, потому что компания Volkswagen должна показать свой суперэлектрокар, который обещает стать не просто конкурентом Tesla. Там есть несколько фишек.

С. А.: Автопилот есть?

Э. М.: Автопилот полуавтоматический пока, но самое главное, что там от одной зарядки батареи машина может проехать почти 500 километров. Это очень большое достижение. Меня в Tesla, например, всегда не устраивало два момента: это запас хода и отсутствие мест для смены аккумуляторов.

С. А.: Я хочу, как обычно в России, сразу перепрыгнуть. Ступенька — электрокар, потом — беспилотные аппараты, скорее всего. Но вот в США уже что-то представляют, постоянно выходят видео, где летает автомобиль, и это всё без пилота. Сейчас даже в России хотят запустить беспилотное такси.

Э. М.: Это невозможно.

С. А.: Это что тогда? Обычная реклама? Когда мир к этому придёт?

Э. М.: Технически мы к этому готовы. Но никто не готов нести сопутствующие риски. Например, беспилотная машина сбивает пешехода. Кто за это отвечает? Компания-производитель?

С. А.: Тот, на кого оформлена.

Э. М.: Я вас уверяю, вы будете не готовы нести за это ответственность. Страховые не будут готовы нести за это ответственность.

С. А.: Но если я куплю себе такой автомобиль, буду ездить там как пассажир и у меня будет там автопилот. Я до сих пор не могу этого представить. У меня сознание ещё не созрело. Но если такое произойдёт, то я и буду нести ответственность.

Э. М.: Это очень просто, но люди не хотят нести ответственность, потому что вы купили полностью автономную вещь, которая работает без вашего участия. Вы ничего не делали. Сегодня обычно что происходит: едет автомобилист по дороге, кто-то выбегает на дорогу, он сбивает человека, и дальше группа разбора полёта выясняет, кто нарушил правила дорожного движения. В случае автопилота нарушение правил дорожного движения тоже будет разбираться некой группой, но дальше наказание опускается на кого? На того, кто произвёл неправильный софт, который не определил пешехода или не сработала система торможения? Там очень много таких нормативных актов, юридических вопросов, которые ни в одной стране мира не решены. Более того, сегодня все дороги устроены так, что они не предполагают использования автономных машин. Хотя, например, первые пилоты, которые есть, говорят, что, раз есть полоса для общественного транспорта, давайте туда и засунем автономные машины. Пусть они спокойно едут по этой полосе.

С. А.: Вы же понимаете, что мы в наше время рассуждаем так — логически всё понятно, юридическая соцсистема. Но пройдёт лет десять-двадцать — и люди будут рассуждать по-другому. Когда герои фильма "Пятый элемент" появятся у нас?

Э. М.:

Все сейчас ориентируются на 2025 год как на первый прорыв к полуавтономным машинам
Э. Муртазин

С. А.: И что будет дальше? Вот будут эти автономные машины, они же должны какие-то последствия за собой повлечь.

Э. М.: Изменится экономика во многом. Личная машина для многих стран станет излишеством и ненужной вещью. Машины будут условно общественными. Улучшится обстановка на дорогах, потому что снизится аварийность. Экономика доставки и логистики товаров изменится. Например, мне очень нравятся концепты, которые показывают Volvo: полуавтономная машина подъезжает к вашей машине и сгружает ваши покупки в багажник.

С. А.: А люди зачем нужны будут?

Э. М.: Люди будут наслаждаться, работать.

С. А.: iPhone 10, 20?

Э. М.: Например.

С. А.: Какие устройства исчезнут в ближайшее время? С чем можно уже попрощаться?

Э. М.: Ну, не совсем попрощаться, но любительские камеры испытывают очень большое давление со стороны телефонов. Они фактически уходят. До этого также ушли MP3-плееры, остались модели Hi-End. Отказ от разъёма 3,5 мм в наушниках убивает этот сегмент. То есть наушники теперь будут Hi-End либо очень дешёвые из комплекта. Средний сегмент на время вымрет, потому что их не будет. Это произойдёт буквально в два-три года. Из технологичных вещей я бы посмотрел на устройства, которые не взлетели. Умные лампы преобразуются во что-то другое.

С. А.: Что будет с DVD?

Э. М.: DVD уже фактически нет. Это как видеокассеты, плееры.

С. А.: Если сравнивать с видеокассетами, плеерами, CD, DVD быстро умерли?

Э. М.: Достаточно быстро, потому что видеокассеты продержались несколько десятков лет. CD продержались относительно долго, но цифра их убила. И я думаю, что с DVD происходит то же самое, тем более что сегодня распространены технологии Video on Demand, когда вы смотрите что-то через Интернет. У многих людей лежит DVD-диск на полке в хорошем качестве, но лениво встать, поэтому они просто набирают название фильма в поисковике и смотрят в худшем качестве, но не вставая с дивана. И это великая вещь для нашей лени, поэтому это развивается семимильными шагами.

С. А.: Эльдар, у нас сегодня программа будущего. Уже школьников снабдили электронными браслетами. Они ходят по школе, прикладывают их куда нужно, и всё. Когда это будет в обычной жизни? Когда у нас будет один браслет, где будут все наши данные: карточки, паспорта? Нужна соответствующая инфраструктура, все кафе должны перестроиться. Это при нашей жизни произойдёт?

Э. М.: Это уже происходит. Россию часто обвиняют в том, что, по мнению многих, мы где-то на задворках. Но в реальности, если посмотреть на систему здравоохранения, на установку компьютеров в Москве, когда объединили поликлиники, больницы, таких электронных проектов в мире практически нигде нет. К этим проектам подвёрстываются другие. Сколько на это уйдёт, никто не знает. Но мы очень быстро идём в этом направлении.

С. А.: То есть нельзя сказать, что мы прыгаем в последний вагон уже уходящего поезда?

Э. М.: Нет.

С. А.: Мы где-то в середине?

Э. М.: Я думаю, мы в первых рядах.

Россия сегодня в области телекоммуникаций — один из мировых лидеров, и по совокупности параметров мы точно входим в тройку или в пятёрку стран
Э. Муртазин

С. А.: Я очень надеюсь, что Игорь Козлов, который обещал нам iPhone в 2018 году, его создаст и у нас будут российские iPhone. Будем поднимать нашу экономику, а не вражескую, как пишет слушатель. Спасибо вам большое. Эльдар Муртазин, владелец и ведущий аналитик Mobile Research Group, был у нас в гостях.

Э. М.: Спасибо! 

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×