Россия без налогов. Юрьев объяснил, какой сбор помог бы развитию бизнеса в РФ

Россия без налогов. Юрьев объяснил, какой сбор помог бы развитию бизнеса в РФ

Фото: ©L!FE/Марат Абулхатин

6790
Секрет успеха в том, чтобы отказаться от НДС, который провоцирует предпринимателей не добавлять стоимость.

М. ЮРЬЕВ: Налоги в России не являются лимитирующим фактором для развития бизнеса. Они очень невелики, по сравнению с налогами, например в США и Европе. Просто невелики. Ну, не всё можно сравнивать, например, у них нет НДС, но есть налог с продаж. Но их сравнивать не очень легко. У них и объекты разные обложения. Но, в общем и целом, у нас совершенно незапретительный уровень налогов. Единственное, что я бы предложил, что имеет для бизнеса очень большой смысл, в Америке налоги устроены так: вот ты начал дело, американец ты или иностранец – не имеет значения, ты вложил в него 10 миллионов долларов, к примеру, у тебя есть какой-то корпоративный налог. Всё это хорошо, но только ты его платить начинаешь только после того, как совокупная прибыль твоей фирмы превысит то, что ты вложил, плюс проценты обычные банковские за это время. То есть это ты себе вернул деньги. Пока ты не вернул вложенное, тебя не облагают вообще ничем и никак.

Р. КАРИМОВ: Мы к этому можем прийти?

М. Ю.: Думаю, что да. Я считаю, что вот это было бы очень полезно, потому что это всё равно относится только к новым бизнесам. То есть можно не опасаться, что "Лукойл" перестанет платить или "Роснефть". Нет. Это относится только к новым бизнесам. И это, конечно, очень стимулирует, и это очень удобно. Но в остальном сами размеры налогов, ну, я поклонник и давно считаю, что нужно отменить НДС в пользу налога с продаж, потому что налог на добавленную стоимость естественно стимулирует не добавлять стоимость, просто по определению. Но, тем не менее, ещё раз повторяю, сдерживает развитие бизнеса в нашей стране что угодно, только не уровень налогов.

Полную версию программы "Юрьев день" с Михаилом Юрьевым читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

Р. КАРИМОВ: Михаил Зиновьевич, рад приветствовать вас. Здравствуйте!

М. ЮРЬЕВ: Здравствуйте.

Р. К.: Ну что, начнём. Выборы прошли. Нас догнали будни. Традиционная рубрика "Счастливый звонок".

СЛУШАТЕЛЬ: Партия "Единая Россия" набрала относительное конституционное большинство. Но абсолютное конституционное большинство, не пришедшее на выборы и проголосовавшее за другие партии, не поддержало ЕР. Как вы считаете, справедливо ли, что у них будут полномочия менять Конституцию?

М. Ю.: Не устаю каждый раз напоминать, что справедливость вообще, в отличие от любви, – это категория не божественная, а человеческая. И всегда люблю приводить пример, вот например, с прогрессивным подоходным налогом, который, по счастью, нам обещали, что с 2019 года 100% не будет. Но важно, что есть люди, которые считают, включая меня, что прогрессивный налог – это грабёж средь бела дня и вопиюще несправедливо. А другие есть люди, не менее честные в том числе и не менее умные, которые считают, что отсутствие прогрессивного налогообложения – самая большая несправедливость, которая в мире бывает. Причём, и те и другие присутствуют как в очагах самого что ни на есть капитализма, так и здесь. Так что же справедливо? Поэтому в данном случае ответить вам я могу только по аналогии. Вот есть некоторые системы, в которых демократия, правда, такая специфическая, но всё-таки демократия, то есть выборность всех органов власти, нормально работает и не приносит никаких эксцессов. Это корпоративное управление в акционерных обществах. Там, правда, ни один человек – один голос, а одна акция – один голос, то есть если у вас тысяча акций — у вас тысяча голосов, но, тем не менее, всё же своего рода демократия.

Везде в корпорациях от Нью-Йорка до Австралии действует один принцип: всегда считается относительное большинство
Михаил Юрьев

Если ты акционер, но не хочешь голосовать, это твои проблемы. Во-первых, почему тебя должен кто-то заставлять, а, во-вторых, почему твой голос, твои предпочтения, которые всё равно неизвестны, если ты не голосуешь, должны на что-то влиять. Поэтому я думаю, что этот принцип, по которому конституционное большинство, что оно считается, дескать, от пришедших, а не от общего явившегося, ну, да, кто не хочет являться, они говорят: "Нам неинтересна политическая жизнь". То есть большинство считается от тех, кому интересна. Я, в общем, никаких особых проблем здесь не вижу. Другое дело, что я вас прошу не забывать, что от Госдумы, куда были выборы, в нашей стране, по счастью, зависит очень мало что.

Про результаты выборов

Р. К.: Но, смотрите, насчёт явки, вот Памфилова, например, сегодня сказала, что недостаточна была вот эта информационная кампания. То есть мы недостаточно оповестили всех.

М. Ю.: Да, но надо не забывать, что это личное мнение Памфиловой, и это даже не позиция ЦИК.

Р. К.: С другой стороны, многие наши слушатели говорили, что не пойдут на выборы, и объясняли это тем, что вот "мы разочарованы в честности". То есть подорвано доверие было Чуровым. И Памфилова не сможет восстановить это доверие. В данном случае разные мнения?

М. Ю.: Я считаю, что последнее – это вы попадали на московскую интеллигентщину и петербургскую ещё, то есть уже в какой-нибудь Самаре или Челябинске намного лучше с интеллигенцией в том смысле, что её меньше. Это я не считаю каким-то здравым объяснением. А здравое объяснение очень простое. А это везде и всегда так. Если вы посмотрите во всех странах, где демократия давно, вы увидите, например, в Америке, где она работает, на мой взгляд, лучше всего из современного мира, то мы увидим закономерность.

Во-первых, явка низкая всегда и постоянно на выборах в федеральные органы власти, а во-вторых, чем меньше уровень выборов, тем выше явка
Михаил Юрьев

Самая большая явка у Америки уже много десятилетий наблюдается на местных выборах, на выборах в штат – меньше, на выборах федеральных – ещё меньше, ровно как у нас. Вторая закономерность заключается в том, что на выборах в коллегиальные органы власти, будь то муниципальный совет или законодательное собрание штата, в нашем случае областная дума и федеральная, вот на одном и том же уровне выборы персонально первого лица, то есть президента страны, губернатора области или штата, всегда собирают более высокую, существенную явку, чем выборы в коллегиальные органы управления. Опять, везде так. Если мы попадаем в общую закономерность, зачем искать какие-то другие объяснения, если везде так. Скорее всего, причины ровно такие же, что значительной части населения просто это неинтересно, они считают, что справятся и без них.

Р. К.: Многие задавались вопросом, почему деревня голосует за ЕР? Город голосует в основном за оппозицию, системно или нет.     

М. Ю.: Это в каком же городе победоносно прошли парнасовцы?

Р. К.: Нет, либералы вообще не смогли получить и одного процента.

М. Ю.: Так зачем же вы тогда вводите в заблуждение наших слушателей и говорите, что город голосует за оппозицию? Это за какую такую оппозицию?

Р. К.: За "Яблоко" голосуют.

М. Ю.: Много?

Р. К.: Да. За Партию роста.

М. Ю.: Сколько?

Р. К.: Вот за Партию роста больше одного процента.

М. Ю.: Меньше.

Р. К.: Нет, больше. У "Яблока" – два.

М. Ю.: Меньше двух.

Р. К.: Ну почему?

М. Ю.: Ну потому, что такие официальные цифры ЦИК, я не знаю, почему.

Р. К.: Так, смотрим, "Яблоко" – 1,99%.

М. Ю.: Ну, я же сказал, что меньше двух.

Р. К.: "Коммунисты России" – 2,27%, Партия пенсионеров – 1,73%, "Родина" – 1,51%, Партия роста – 1,29%  .

М. Ю.: Ну и что? Где тут блестящий результат?

Р. К.: В основном вот эти цифры подарил город, не деревня.

М. Ю.: Это провальные цифры!

Р. К.: Это понятно. Но не деревня дарила эти цифры.

М. Ю.: Эти цифры – это ноль. Ну, вы чего, смеётесь надо мной и над слушателями? Эти цифры – это вариации нуля.

Всё, что меньше пяти процентов, особенно меньше трёх, – это вариации нуля
Михаил Юрьев

Как можно говорить, что город за них голосует? Ну, зачем вы так?

Р. К.: Ну, хорошо, по явке давайте, давайте с другой стороны смотреть. Деревня – явка больше, чем в городе.

М. Ю.: Ну, им идти ближе. Вам не приходила такая мысль в голову?

Р. К.: Не факт. Я смотрю по себе, мне тоже недалеко идти.

М. Ю.: Кому-то в городе недалеко, кому-то подальше, в деревне – всем близко, если эта деревня не является реально уже давно посёлком городского типа, только не переименована. Ну вы чего? Что тут обсуждать? В деревне меньше развлечений, более скучно. А всё какое-то развлечение – пойти и себя показать, на народ посмотреть. Какие тут ещё вопросы? Почему деревня голосует за ЕР? А за кого, по-вашему? Ведь такой вопрос подразумевает обязательно подтекст: мы-то были в полной уверенности, что деревня проголосует за Партию роста, а вдруг она проголосовала за ЕР. Вот, мол, почему такое отклонение от ожиданий? Нет никакого отклонения от ожиданий. Почему деревне голосовать за ЕР? Совершенно не могу понять. Вот из каких соображений? Я вам больше скажу, если вы посмотрите на результаты экономические за последние четыре года, это же у нас электоральный цикл в нашей стране, то вы увидите, что в целом они, конечно, очень прискорбные, но единственная отрасль, которая развивается сверхдинамично, – это производство продовольствия, то есть, другими словами, сельское хозяйство, с которым тесно связана жизнь жителей села. Ну и почему же им не голосовать-то за ЕР?

Р. К.: Я вам транслирую сообщения слушателей, которые говорят, что деревня умирает, деревни голодают. Транслирую сообщения — вот вам ответ. Я тоже вижу деревни, где есть работа. Это правда.

М. Ю.: Ну, где-то нету работы, безусловно. И что дальше? Где-то в городе нет работы.

Р. К.: И всё равно эта деревня голосует за правящую партию.

М. Ю.: Ну и что? Нормально. Я не могу понять, на что мне отвечать. Мне кажется, всё это вполне естественно.

Р. К.: Хорошо. Вот слушатели пишут: "Мне домой звонили и спрашивали, пойду ли я голосовать. А самое удивительное, что некоторым абонентам разных сотовых операторов присылали сообщения с указанием номера участка. И в соцсетях сразу начинали писать: "Откуда у них мой номер? Имеют они право присылать или нет?".

М. Ю.: Ну а почему бы не присылать?

Р. К.: Наоборот, спасибо.

М. Ю.: Мне ничего не присылали, например.

Р. К.: Вот, а кому-то прислали. И ничего страшного. Лично я, например, благодарен.

М. Ю.: Вот человек говорит, откуда меня нашли. Возникает вопрос: а ты в федеральном розыске, что ли? Что ты скрываешься-то?    

Р. К.: Вот есть какая-то такая паранойя.

М. Ю.: Вообще, психически люди не очень здоровы многие. Ну что из этого?

О слежке и любовницах

Р. К.: Была новость на этой неделе в газете "Коммерсант" с отсылкой на свои источники IT-отрасли, спецслужбах, разных ведомствах, "Коммерсант" написал: ФСБ хочет в режиме онлайн дешифровывать переписку всех пользователей. В этом случае Минкомсвязи и Минпромторг предлагали распространить эту дешифровку в продолжение "пакету Яровой и Озерова" только на отдельных персонажей, которые попали в поле зрения правоохранительных органов. Это всё газетная статья. Насколько этому можно доверять, на ваш взгляд?

М. Ю.: Думаю, что можно, потому что в Америке действует система "Эшелон", которая ровно делает то, что предлагает ФСБ, то есть записывает повально всё, и дальше роботы по ключевым словам, не могу вам сказать, насколько эффективно, просто не знаю, выискивают там то, что нужно. Не готов обсуждать ни я, ни, думаю, что подавляющее большинство наших слушателей техническую сторону, то есть насколько реально, эффективно, насколько имеет смысл. Для этого надо быть точно профессионалом, которым я не являюсь. Единственный вопрос, который здесь является не профессиональным, вопрос, насколько это соответствует правам человека. Я думаю, что вполне соответствует. Я, например, обнаружил у себя в офисе когда-то давно прослушку, по сию пору не знаю чью, но по здравому размышлению подумал: а чем она мне мешает-то? Я всё равно ничего такого не обсуждаю: как свергнуть президента или как ограбить банк — потому что не собираюсь. Так и что мне скрывать?

Р. К.: Люди опасаются за свою коммерческую тайну. Так писали наши слушатели.

М. Ю.:

Если человек обсуждает конфиденциальные коммерческие вопросы по телефону, то ему нужно психическое здоровье поправлять, а не бизнесом заниматься
Михаил Юрьев

Р. К.: Хорошо. Компромат. То есть если он с любовницами переписывается, тот же бизнесмен.

М. Ю.:  Для кого это является компроматом в современном мире?

Р. К.: Для супруги этого бизнесмена, например.

М. Ю.: Какого вы высокого мнения о морали в наших семьях!

Р. К.: Писал бизнесмен нам, предприниматель: "Вот я этого могу опасаться". Может быть, конечно, с иронией, но есть же.

М. Ю.: Он опасается, что его жена узнает о том, что у него есть любовница? Не имей любовницу.

Р. К.: Либо партнёры.

М. Ю.: А партнёрам-то что до того?

Р. К.: Может быть, он извращенец какой-нибудь?!

М. Ю.: Если бы партнёры узнали, что у него есть любовник, – это бы ещё куда ни шло. А если любовница – ну и что, партнёры? Будут, как говорил Сталин: "Что делать будем? Завидовать будем".

Р. К.: Да. Ещё одна тема. Самозанятым предложат выйти из тени, объявив налоговые каникулы в течение двух лет. Об этом Владимир Путин сказал. Как вы оцениваете это?

М. Ю.: Никак, потому что дьявол, как говорится, кроется в деталях. Я хочу посмотреть текст закона. Что значит самозанятым? Будет ли по этому постановлению или указу президента, когда оно выйдет, любой самозанятый человек, то есть у которого нет работодателя, но при этом он платит налоги, любой такой человек будет считаться, независимо от доходов, самозанятым или с ограничениями? Если любой, тогда я тоже самозанятый, и поскольку налогов плачу много, то с удовольствием буду платить мало хотя бы два года, а уже приятно. А если выяснится, что это относится к полутора человекам в стране, как у нас часто бывает, то есть тут невозможно ответить на вопрос без знания деталей документов.

Р. К.: А как нужно сделать? Мы можем это вкратце сказать сейчас? Вот какие определить границы?

М. Ю.: Никак.

Налоги в России не являются лимитирующим фактором для развития бизнеса. Они очень невелики, по сравнению с налогами, например, в США и Европе
Михаил Юрьев

Просто невелики. Ну, не всё можно сравнивать, например, у них нет НДС, но есть налог с продаж. Но их сравнивать не очень легко. У них и объекты разные обложения. Но, в общем и целом, у нас совершенно незапретительный уровень налогов. Единственное, что я бы предложил, что имеет для бизнеса очень большой смысл, в Америке налоги устроены так: вот ты начал дело, американец ты или иностранец – не имеет значения, ты вложил в него 10 миллионов долларов, к примеру, у тебя есть какой-то корпоративный налог. Всё это хорошо, но только ты его платить начинаешь только после того, как совокупная прибыль твоей фирмы превысит то, что ты вложил, плюс проценты обычные банковские за это время. То есть это ты себе вернул деньги. Пока ты не вернул вложенное, тебя не облагают вообще ничем и никак.

Р. К.: Мы к этому можем прийти?

М. Ю.: Думаю, что да. Я считаю, что вот это было бы очень полезно, потому что это всё равно относится только к новым бизнесам. То есть можно не опасаться, что "Лукойл" перестанет платить или "Роснефть". Нет. Это относится только к новым бизнесам. И это, конечно, очень стимулирует, и это очень удобно. Но в остальном сами размеры налогов, ну, я поклонник и давно считаю, что нужно отменить НДС в пользу налога с продаж, потому что налог на добавленную стоимость естественно стимулирует не добавлять стоимость, просто по определению. Но, тем не менее, ещё раз повторяю, сдерживает развитие бизнеса в нашей стране что угодно, только не уровень налогов.

Р. К.: А вот эта процедура сама, налоговые каникулы, чтобы выйти из тени, вот это что за система? Насколько она оптимальная? Вот почему постоянно говорят о налоговых каникулах? Действительно ли помогает это властям в первую очередь, чтобы те или иные бизнесмены, гаражные в первую очередь, выходили из тени?

М. Ю.: Ну, у нас, нет. Вы знаете, что у нас уже были две налоговые амнистии, а результаты обеих близки к нулю. Я и в мире не знаю особенно случаев, когда бы это помогало. Но, тем не менее, идея властей понятна, что многие по-прежнему налогов не платят, давайте мы их легализуем, потом они уже сами как-то привыкнут к легальному положению и будут платить. Я не вижу ни большого смысла, ни большого вреда в этой идее.

Р. К.: "Был "Лукойл" – станет "Лукайл", – пишет слушатель. "Скажите, что ваши пророчества сбылось и прямые рейсы в Нью-Йорк отменили", – пишет слушатель.

М. Ю.: Нет, прямые рейсы в Нью-Йорк не отменили. Это смешно и не соответствует действительности. Только "Дельта" отменила, а "Аэрофлот" летает. Но отменились, например, с первого октября прямые рейсы в Хьюстон сингапурские, что меня лично волнует. Но это же связано с одной вещью, тут никакой политики нет – ну, не набирается нужное количество пассажиров.

Р. К.: "Кудрин станет премьером в 2018 году после выборов?" – спрашивает слушатель.

М. Ю.: А не приходило ли слушателю в голову, что это зависит от того, кто на президентских выборах выиграет?

Р. К.: Ну, слушателю, видимо, всё понятно.

Про Всемирное антидопинговое агентство

Р. К.: Ещё одна тема: и перемирие в Сирии. Девятого сентября Лавров и Керри пришли к консенсусу по поводу режима тишины, ожидали, что начнёт работать совместный центр спустя несколько дней, но 16 сентября коалиционные силы нанесли авиаудар по правительственным войскам в районе города Дейр-эз-Зор. Много погибших. В ночь на вторник гумконвой ООН обстреляли. Были тоже уничтожены грузовики, и погибли мирные граждане. Вашингтон признал факт удара по правительственным войскам. И тут же сейчас обвиняют Россию в ударе по гумконвою, вернее, то, что Россия не проследила за сирийскими войсками, которые в это время обстреливали гумконвой. Это всё было ожидаемо для вас?

М. Ю.: Для меня, конечно. Я много раз говорил, что никаких договорённостей с Америкой в Сирии не нужно, что, вообще, каждый раз, когда Россия пытается решить проблемы международные путём международных конференций и конгрессов, начиная от Парижского конгресса после русско-турецкой войны и кончая минскими соглашениями по Украине. Всегда мы оказываемся в пролёте, всегда у нас крадут победу или не дают нам её одержать. Это не наша сильная сторона – участие в этих переговорах, тем более что у нас сейчас такие геополитические оппоненты, которые обманут с вероятностью, приближающейся к 100%.

Надо добиваться победы путём физического уничтожения противника, тем более что это террористы, по которым даже не верёвка, а кол заострённый плачет
Михаил Юрьев

И, соответственно, потом можно и переговариваться после расквартирования правительственных гарнизонов по всей территории Сирии, потом можно с американцами о чём-то и договориться: о соблюдении прав геев на этой территории или ещё о чём-нибудь.

Р. К.: То есть вообще никакого диалога вести не надо о том, кто какие коридоры берёт?

М. Ю.: Зачем? Всё равно обманут. Ну, вот в бизнесе есть хорошее правило: если есть компания, которая тебя обманула один-два раза, на третий раз ты с ней дела просто не имеешь. Ты не посылаешь киллеров, не судишь, просто не имеешь с ней дела.

Р. К.: С третьего раза?

М. Ю.: Кто с третьего, кто со второго. Ну а с двадцатого-то уж точно не нужно.

Р. К.: В любом случае, на Смоленской площади сидят не дураки. Почему они ведут эти переговоры, почему они пытаются?

М. Ю.: Дураков вообще не много из тех, кто что-то в жизни добился. А есть ещё вопрос политической ориентации. На Смоленской площади сидят не дураки, но либералов и западнофилов там сидит очень немало, не судите всех по Лаврову и Захаровой.

Р. К.: Хорошо. Понял. Итак, МОК опроверг слухи о создании собственной антидопинговой организации вместо WADA. Ранее в СМИ появилась информация, что МОК якобы намерен создать организацию, ответственную за чистоту спорта. Ну, и тут же, конечно, продолжает хакерская группа публиковать разоблачения на спортсменов, которым WADA разрешала применять допинг в терапевтических целях. Как вы всё это видите?

М. Ю.: Я вижу, что это всё проявление некой общей закономерности, которая очень в большой степени имеет место в современном мире, а именно, когда есть какие-то организации, в которых, если это политические организации, просто путём официальным демократическим происходит какая-то легитимизация их деятельности.

Власть в своей нише всё больше и больше перетекает к организациям, которые никакой легитимности не имеют. Таковой является WADA
Михаил Юрьев

Она приобрела гигантскую власть. Вы знаете, что эта организация просто частная? Частная организация, которую никто не выбирал, никто не назначал.

Р. К.: Живёт на взносах.

М. Ю.: Это, как у нас говорится, суд решать будет, на что она живёт.

Р. К.: Ну, это не секрет, об этом и Мутко говорил.

М. Ю.: Это вы считаете, и Мутко ваш считает, что это не секрет. А я вот, например, зная жизнь, думаю, что если они, не имея никаких на это законодательных основ, то есть по своему совершенно субъективному решению, каким-то из спортсменов разрешают применение допинга, а каким-то нет, а это огромный бизнес, то, думаю, что живёт она на разные источники. Это абсолютно то же самое, что, например, брюссельские органы ЕС. В каждой из европейских стран есть правительство, которое худо ли бедно ли, честно ли нечестно ли, с высокой или низкой явкой, но всё-таки избраны населением, а брюссельские власти никто не избирал. Тем не менее, всё больше и больше власти переходит к ним. Вот такая же ситуация в спорте с WADA. Это общая закономерность в современном мире, с которой нужно безжалостно бороться, но только бороться никто, кроме нас, не будет, Китай, может быть, ещё.

Р. К.: Традиционное голосование запускаю. По итогам сегодняшней передачи вы согласны с Михаилом Юрьевым или нет? Звоните и голосуйте.  Несколько вопросов от слушателей: "А не пора ли Китаю продемонстрировать себя и подогнать свои корабли к Сирии?"

М. Ю.: А спрашивающий хорошо географию представляет? Где Китай и где Сирия?! Это примерно то же самое, как мы подгоним корабли к какому-нибудь локальному конфликту в Боливии. Ну, для чего нам это нужно?

Р. К.: "Украина, зима, газ. Как пройдёт будущая зима?" – спрашивает слушатель.

М. Ю.: Так же, как и всегда.

Р. К.: "Когда же перехотят с деньгами валить за бугор?"

М. Ю.: В одном из двух случаев: или у нас будет город-сад, а Запад будет в это время лежать в руинах, то есть туда просто не будет иметь смысла ехать с деньгами. А если будет сохраняться ситуация, что там за счёт многолетнего ограбления всего остального мира жизнь побогаче, то валить будут ровно столько времени, пока власть будет делать этот вал возможным.

Р. К.: Давайте принимать звонки.

СЛУШАТЕЛЬ: Ваш гость утверждает, что у нас нет никаких заградительных налогов. Это категорически не так. Вот, к примеру, вы захотели купить в той же Германии десять станков нормальных по 800  тысяч евро каждый. Вот вы их купили на восемь миллионов евро. Вы можете попытаться ввезти их в Россию и заплатить 18% НДС, плюс пять процентов за электронику. Это ещё два миллиона евро в минус. И вы окажетесь с этими станками просто на выходе из таможни. Либо вы спокойно за 150—200 тысяч евро едете на солнечный берег Испании и там строите своё производство, делаете что-нибудь инновационное. Соответственно, либо товарищ намеренно лжёт, либо банально некомпетентен.

М. Ю.: Это, видимо, обо мне. Зато звонящий нам слушатель просто дурак. Поясняю, потому что только дурак может сравнивать. В Германии ты покупаешь станок за 800 тысяч евро, а в Испании ты построишь за 150 тысяч, хотя каждый станок стоит 800. Ну, если человека Бог обидел умом, бог бы и с ним. Если говорить серьёзно, то ввозные пошлины ты платишь всегда в любой стране. Что касается НДС, ну, вот этот вот деятель не понимает, но дело в том, что они же всё покупаются, как Duty Free. Поэтому пусть он голову не морочит!

Р. К.: Ещё звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Я в августе путешествовал от Москвы до Перми, потом до Самары. Приходилось общаться со многими людьми. Вот на теплоходе 300 человек было. Конечно, выборочно, но никто не сказал доброго слова о ЕР. Кроме того, в Интернете полно роликов, как вкидывается по тысяче бюллетеней. И вот ко мне приходили до выборов и спрашивали: пойду я туда или нет. Вы уверены, что действительно ЕР нормально победила на выборах?

М. Ю.: Да, уверен. Тот феномен, о котором вы говорите, он известен во всех странах, и он связан просто с тем, что активное, иногда его называют агрессивное, меньшинство всегда более слышно. То есть тот, кто активно против ЕР, не любит власть, он обычно об этом громко заявляет, по крайней мере, в тех странах, где за это ничего нет, как у нас. И их голос на теплоходе ли, в деревне ли, в микрорайоне ли города он очень слышен вам.

Те, кто ходит голосовать за "Единую Россию", они обычно не кричат об этом, просто тихо идут и голосуют
Михаил Юрьев

Поэтому до голосования вы их не слышите. Поэтому всё, что вы сказали, это любимая присказка наших либералов. Всё это чушь собачья. И никаких оснований считать, что результаты выборов не соответствуют действительности, у меня нет.

Р. К.: Итоги голосования подводим. 88% наших слушателей скорее поддерживают сегодня господина Юрьева. 12% — против. У нас в студии был Михаил Юрьев. Спасибо.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!