Глава движения многодетных матерей: Изнасилование – не повод для аборта

Глава движения многодетных матерей: Изнасилование – не повод для аборта

10347

Фото: © flickr.com/Giuseppe Milo

Попавшую в сложную ситуацию женщину нужно поддержать, чтобы она выносила и родила ребёнка, считает координатор общественного движения "Воины жизни".

М. АНДРЕЕВА: Многодетная мама сейчас с нами на связи, координатор общественного движения "Воины жизни" Татьяна Чичварина. Татьяна Борисовна, здравствуйте!

М. ШАХНАЗАРОВ: Доброе утро!

Т. ЧИЧВАРИНА: Добрый день, доброе утро.

М.А.: Две новости обсуждаем: то, что правительство сегодня запретило беби-боксы, поддержав Елену Мизулину, и вторая новость ― это, конечно же, запрет абортов — то, что вчера ещё накануне появилось. Какая у вас позиция? Я так понимаю, что вы против абортов. За или против вы беби-боксов?

Т.Ч.: Мы однозначно против абортов, и мы очень довольны тем, что нынешняя Дума более лояльна к вопросу о запрете абортов. Потому что однозначно и с точки зрения науки это убийство живого организма, живого человека, уникального. Поэтому мы очень довольны тем, что сейчас общественность наконец начала подключаться.

Я вам более того скажу. В своё время, когда мы активно просили некоторых настоятелей, чтобы они нам помогали, они нас не поддерживали, потому что проабортное лобби очень активно в России. И понятное дело, что большие деньги. Это плацентарный абортативный материал. Тут недавно была статья, что обороты чёрного этого бизнеса сопоставимы с доходами "Газпрома-2". Наверное, всё-таки понятно, что лобби будет очень жёсткое.

М.Ш.: Нет. Это, конечно, не сопоставимо никак, я вам могу точно сказать, но то, что они весомые, это да.

М.А.: Татьяна Борисовна, а исключения вы для кого-то делаете? По медицинским показаниям, если женщину изнасиловали?

Т.Ч.: Вот смотрите. Что касается изнасилования, мы недавно проводили аналитику и получается, что если сопоставить данные по России по преступлениям сексуального характера — и мы понимаем, что не каждое такое преступление именно изнасилование, и, допустим, мы понимаем, что не каждый день у женщины, извините, "опасный", то, по соотношению с количеством абортов в России, это одна беременность на порядка 10—20 тысяч абортов. Боюсь соврать, но это десятками измеряется.

То есть, по сути дела, не проще ли одной маме оказать психологическую помощь, пускай она выносит этого ребёнка, родит его. Потому что, во-первых, есть женщины ― и тому в подтверждение есть большая статистика ― которых изнасиловали, они приняли решение оставить ребёнка, и они живут с этим ребёнком, они его любят и продолжают с ним жить. Это раз. Манипуляции по поводу изнасилования неприемлемы.

М.Ш.: Стоп-стоп.

М.А.: Что значит манипуляции? Почему вы называете это манипуляциями? Это факты, такое бывает.

М.Ш.: Да.

Если папа насильник, маме не обязательно становиться убийцей, вот в чём нюанс
Т. Чичварина

Если папа насильник, и маме невозможно смотреть на ребёнка… Я вам могу привести другие примеры, когда женщина родила ребёнка в браке, в любви, а потом её перекрыло после развода, она не может смотреть на ребёнка. Что его, теперь убивать?

М.А.: Бывает и такое.

Т.Ч.: Понимаете, да, это не повод для убийства.

М.А.: Может, бороться с чем-то другим сначала надо?

Т.Ч.: Не надо сначала или в конце, это нужно делать параллельно. Одно другого не исключает, понимаете.

Матери, женщине, нужно оказывать помощь, мужчине ― вправлять мозги. Что, если тебе принесли "письмо счастья" с двумя полосками, это уже ответственность, уже живой человек
Т. Чичварина

Это одна работа. А другая работа ― это то, что мать должна понимать, что у неё внутри живой человек.

И давайте всё-таки вернёмся к вопросу о медицине, потому что это действительно серьёзный вопрос. Вопрос запрета абортов ― это не вопрос запрета аборта как такового, это вопрос признания права человека на жизнь с момента зачатия. В чём разница. Ситуация в Ирландии, в которой запрещены аборты. Врач должен сражаться за жизнь и матери, и ребёнка одновременно — и за жизнь одного, и за жизнь второго, не ставя приоритет изначальный, что если у матери есть угроза, то ребёнка убиваем. Нет, сначала сделать всё, чтобы спасти и одного, и второго, а потом…

М.А.: А потом уже поздно.

Т.Ч.: Такого не бывает — поздно.

М.А.: Как не бывает?

Т.Ч.: У нас статистика собрана довольно большая. Я вам более того скажу, я не просто мать пятерых детей, понимаете, я мать пятерых детей, рождённых с кесаревым сечением. Как вы думаете, что я слышу от врачей, начиная с третьей беременности?

М.А.: Что чем дальше, тем хуже.

Т.Ч.: Материнская смертность, 20 минут на выживание и так далее. Вы меня извините, но у меня сейчас пятеро, огурчики бегают, красавцы.

М.Ш.: Дай бог здоровья.

Т.Ч.: Да — отслеживать, да — контролировать, да — большее внимание врачей нужно, это факт. Но убивать его за это не нужно ― за то, что он существует, понимаете.

По поводу беби-боксов я вам скажу так. Наша позиция, позиция нашего движения, не настолько популярна в православных кругах. В православных, конечно, более радикальный взгляд на этот вопрос.

М.А.: Татьяна Борисовна, извините, можно личный вопрос? Тут много просто сообщений от наших слушателей. Вы не работаете?

Т.Ч.: Я работающая мама. Скажу больше. Чайлд-фри очень часто говорят, что это всё сказки ― Бог даст зайку, даст и лужайку.

Я сейчас работаю на очень хорошей работе. Но я никогда в жизни бы мысли не допустила пойти на собеседование в эту контору, если бы не понимала, что мне нужно кормить своих детей
Т. Чичварина

Мне было бы страшно, я была бы не уверена в себе, понимаете. Бог ставит нам задачи, которые мы в состоянии преодолеть. И мы их преодолеваем, если у нас есть задача преодолеть, а не опустить ручки и плакать.

М.А.: Спасибо. Татьяна Чичварина, многодетная мама, координатор общественного движения "Воины жизни". Вот такая аргументация.

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!