С ума сойти. Как журналисты становятся ведущими "Кащенко FM"

С ума сойти. Как журналисты становятся ведущими "Кащенко FM"

Фото: © L!FE/Эмин Калантаров

3237
Сотрудники радио "Зазеркалье" рассказали о медиаресурсе, где работают пациенты психиатрических больниц.

И. ИЗМАЙЛОВ: Здравствуйте! Садитесь.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Здесь у нас Дарья Благова, главный редактор радиостанции "Зазеркалье".

И.И.: Здравствуйте, Дарья!

Д. БЛАГОВА: Здравствуйте!

Дарья Благова. Фото: © L!FE/Эмин Калантаров

А.М.: И вместе с ней один из авторов этой радиостанции, Даниил. Здравствуйте, добрый вечер!

ДАНИИЛ: Здравствуйте!

А.М.: Мы пригласили их к нам в студию, чтобы отметить Всемирный день психического здоровья. С праздником вас, во-первых!

Д.Б.: Спасибо!

И.И.: Всех нас, Аня.

А.М.: Да, и нас также.

Д.Б.: Всех-всех с праздником!

А.М.: Конечно. А как же, везде отмечается, и мы тоже по-своему его отмечаем. Дело в том, что эти ребята делают совершенно удивительную вещь. Они делают радио — я сейчас очень буду стараться быть предельно аккуратной.

И.И.: Толерантной.

А.М.: Да, толерантной, чтобы, не дай бог, никого не обидеть, потому что это самое меньшее, чего я сейчас могу хотеть в своей жизни.

Д.Б.: Мы вас поправим, ничего страшного.

И.И.: Вы скажите, как называется радио.

А.М.: "Зазеркалье", как я и представила. Из этого нельзя сразу делать вывод, о чём это радио и для кого.

И.И.: Нет, просто в СМИ писали, по-другому называется.

А.М.: СМИ писали чуть жёстче, "Кащенко FM" называли это радио.

И.И.: Так можно назвать?

А.М.: Вы не обижаетесь, когда так говорят?

Д.Б.: Нет, конечно, потому что наша радиостанция находится в больнице имени Алексеева, больше известной как Кащенко — раньше она называлась Кащенко, а это, в общем, имя нарицательное. Конечно, для заголовков так лучше.

А.М.: Значит, вы не сердитесь, не обижаетесь и у вас действительно работают пациенты этой самой больницы?

Д.Б.: Да.

А.М.: Работают на радио?

Д.Б.: Не только этой больницы. Пациенты разных больниц.

А.М.: И других тоже?

Д.Б.: Да.

И.И.: Это по проводам идёт или соседние дома тоже могут слышать небольшую передачу?

Д.Б.: Это было бы пиратством, поэтому у нас есть сайт и мы осуществляем интернет-вещание.

И.И.: Слушать могут везде?

Д.Б.: Да. Слушать могут везде и слушают в разных городах России, даже за границей.

И.И.: Значит, и сейчас трансляция идёт?

Д.Б.: Нет. Сейчас не идёт.

А.М.: А оно у вас не круглосуточное?

Д.Б.: Нет. Оно у нас не круглосуточное. Дело в том, что мы вещаем один раз в неделю с прямым эфиром, и этот прямой эфир мы как раз ведём из Кащенко, и ещё у нас есть подкастовое вещание, то есть наши некоторые работы: репортажи, интервью, эссе, стихотворения — всё что угодно, в любом формате — мы выкладываем на наш сайт почти что ежедневно.

А.М.: Как пришло в голову создать подобную историю?

И.И.: И главное, зачем?

А.М.: Потому что такие сотрудники, прямо скажем, это не самые лёгкие сотрудники в обращении с ними, правда ведь?

Д.Б.: Я думаю, это немного ошибочное мнение. Во всяком случае, я тоже так считала.

А.М.: Потом переубедились, видимо.

Д.Б.: Да, конечно. Надо сказать, что эта идея не нова, и такие радиостанции существуют по всему миру. Первая появилась в Аргентине больше 25 лет назад, и мы с ними даже сумели познакомиться. Моя подруга по имени Таня Щербакова решила написать диплом на журфаке МГУ о таких радиостанциях. Потом она пришла к выводу, что было бы неплохо, наверное, сделать такую у нас. Общежитие, в котором она жила, как раз находилось и находится сейчас рядом с больницей имени Алексеева. Она направила туда письмо, и президент Клуба психиатров, частью которого мы являемся, очень быстро отреагировал на это письмо, сказал: "Да, конечно, давайте делать радиостанцию". Но дело в том, что моя подруга Таня совсем не смыслит в радио, и она пригласила меня как человека, который смыслит, — я на тот момент училась на радиокафедре.

И.И.: А о чём вещаете там?

Д.Б.: Да обо всём.

У нас есть передачи и о психиатрии. И самое главное — это одна из немногих радиостанций, на которой совершенно нет контроля от профессионалов от психиатрии
Д. Благова

У нас есть только авторы — это пациенты психиатрических больниц, и редакторы — это журналисты. Мы на разные темы говорим. Вот Даниил в прямом эфире может говорить о чём угодно.

А.М.: О чём у вас программы? У вас своя собственная или вы в каких-то общих программах участвуете?

ДАНИИЛ: Нет, я как автор, у нас сидят за столом по пять-шесть человек — один модератор, который ведёт всё это, следит за тем, чтобы всё было нормально, никто глупости не говорил, никаких пауз не было. Вот я либо автором, либо модератором бываю на этих передачах, участвую в прямых эфирах. Иногда пишу про что-то связанное с компьютерами.

Д.Б.: Про новые технологии. У нас есть передачи на разные темы. У нас, например, есть замечательный автор Николай Вороновский, которого мы хотели тоже к вам привести, но не получилось, — он в своё время окончил МАРХИ, он архитектор-реставратор и очень умный человек, энциклопедист, он делает передачи о старой Москве. Есть у нас девушка-филолог, которая очень интересно делает культурные всякие штуки, есть парень, который работает как корреспондент и делает очень хорошие, качественные репортажи. О чём угодно мы вещаем, единственное, чего у нас нет, это политики и религии.

И.И.: А почему?

Д.Б.: А потому, что именно эти темы вызывают наибольшее неприятие. Как бы ты ни говорил о политике, всё равно ты заденешь чьи-нибудь чувства, то же самое и с религией.

ДАНИИЛ: И от политики все заводиться начинают моментально.

Д.Б.: Конечно, и у нас в студии, и в комментариях. У нас совершенно разные люди разных взглядов: у нас есть человек, который очень религиозный, православный, а есть человек, который считает, что он верит в совершенно другое — не буду говорить во что. Чтобы никого не обижать, мы довольно нейтральные темы берём.

Фото: © L!FE/Эмин Калантаров

А.М.: А вот теперь мне интересно уже с Данилой говорить, честно вам скажу.

ДАНИИЛ: Спрашивайте.

А.М.: Расскажите свою историю. Как вы к этому пришли? С чего всё началось и как это вам помогает лучше себя чувствовать?

ДАНИИЛ: Я просто обратился — мать нашла знакомых — обратился там за помощью к нашему врачу — не знаю, есть ли смысл его имя называть или нет?

А.М.: Как хотите.

ДАНИИЛ: Неважно, как его зовут. Обратился к нему, он говорит: "Слушай, а у нас есть радио. Отличное радио — давай, чувак, приходи, ты там нужен". Я посмотрел, подумал: "Да ну нафиг", — и где-то полгода или год там не появлялся. Потом я пришёл к нему в следующий раз — он ещё вспомнил про это радио — я думаю, а почему бы и нет, почему бы не попробовать. И я пришёл, вижу: такая молодая, крутая компашка сидит. Я подошёл — там так всё нормально.

Д.Б.: Такие все нормальные, да?

ДАНИИЛ: Да. Ничего ни по кому не скажешь, что есть какие-то проблемы, если глубоко не вдаваться. И как-то с тех пор и пошло: я где-то с прошлого октября-ноября там. В принципе, всё нравится.

Помогает это или нет — я думаю, помогает, потому что это какая-никакая социализация, занятость, тем более там очень такой дружный коллектив, атмосфера хорошая, приятно находиться, приятно куда-то ехать и идёшь туда постоянно, и знаешь, что всё будет зашибись.

И.И.: А это, Дарья, какая-то временная история, люди там какое-то время работают, потом они уходят и там постоянно ротация или это надолго всё?

Д.Б.: Мы существуем уже три года почти, и у нас есть постоянные авторы, есть авторы, которые пришли немножко позже — вот как раз Дани пришёл немножко позже. А есть ребята, которые приходят, понимают, что им там что-то не подходит или они нам не подходят, и мы мягко им об этом говорим, и уходят, но постоянная редакция есть, и нас примерно 10—12 человек, в зависимости от того, как люди ходят.

И.И.: Даниил, из того, о чём вы рассказываете на радио, что вам интересно сегодня, что бы вам хотелось рассказать?

ДАНИИЛ: Ничего себе вы задачку задали.

И.И.: Но просто из того, что вы рассказываете. Может быть, из техники, вы говорили, что любите технологии компьютерные — что вас интересует сегодня.

ДАНИИЛ: Технологии я люблю, но я за ними особо сильно не слежу — как все. Я какое-то время работал журналистом, и тогда я следил за этим, помню, люди делали летающую машину, блогер заработал на играх один миллион долларов — такие, знаете, новости. Да и вообще, про гаджеты, про Интернет. Просто не сказать, чтобы мне это прям суперинтересно, просто я в этом что-то понимаю, не как профессионал.

И.И.: А сегодня, например, что вам интересно?

ДАНИИЛ: Да, наверное, ничего не зацепило. Я сейчас нахожусь на лечении в психиатрической больнице, и вот, наверное, это зацепило, потому что это основная тема, на которую я сейчас думаю, если честно.

А.М.: А об этом тоже можно говорить у вас на радио? В том числе как проходит лечение, о том, как это всё воспринимается, как переживается?

ДАНИИЛ: Во-первых, это всё-таки личное, и далеко не все хотят этим делиться. Но да, почему бы и нет, и на самом деле у нас есть такой грешок за радио, что регулярно, какая бы тема оптимистичная ни была, всё равно немного будет о таком, о том, что связано с расстройствами, как это воспринимают психически нездоровые люди, потому что мы — это мы. Мы такие есть, нам это близко, и нет-нет да и скатываемся в это.

А.М.: Не переживайте, у нас то же самое здесь всё на радио. Мы тоже начинаем вроде с общего, а потом скатываемся в какие-то собственные проблемы. Так вот, если к расстройствам. Я понимаю, что вопрос довольно бестактный, но по возможности, как вы можете себе позволить, отвечайте на этот вопрос. Вообще, с чего всё началось — потому что вы говорили, что вы работали журналистом до этого — значит, видимо, в какой-то момент жизни что-то изменилось. Что изменилось и что это было за расстройство, и как вы первый раз вообще вышли, например, на радио с этими страхами? А страхи были, я уверена.

ДАНИИЛ: Мой психиатр меня спрашивает то же самое, когда я ему рассказываю.

А.М.: Может быть, я подрабатываю вечерами: все где-то подрабатывают.

ДАНИИЛ: Тяжело сказать, с чего всё началось. Это было этапами: вначале там одно что-то, потом другое. Ведь не замечаешь, особенно в подростковом возрасте, что с тобой не так, ты думаешь, это пройдёт со временем, устаканится, главное — держать себя, и всё будет хорошо. Но это стало ухудшаться. Я тогда работал тоже на радио, писал статьи и не только этим занимался — много чем занимался. В итоге то ли перенапрягся, то ли ещё что-то, мне стало так плохо, что я понял, что дальше этого уже не перетерпеть, и тогда впервые пошёл к неврологу. Он так посмотрел на меня, говорит, что тебя беспокоит. Я ему вывалил целую страницу А4, что меня беспокоит. Он такой: "Это не сюда, это к психиатрам". И я попал к психиатрам, и с тех пор так лечусь от каких-то вещей.

А.М.: То есть у вас не такая история, что у вас были какие-то, грубо говоря, видения, страхи чего-то — потому что и такие истории тоже у людей бывают, когда в какой-то момент им начинает что-то мерещиться, когда они боятся находиться в обществе или, наоборот, боятся находиться одни, а тут — бац, и надо в радиоэфир выходить, а вот как бороться с этим всем внутри себя.

ДАНИИЛ: Мне лично это было не очень тяжело, Даша подтвердит, что я пришёл на эфир и уже знал, как пользоваться микрофоном и как в него говорить, поэтому мне было довольно просто, но всё равно, конечно, мандраж есть, особенно если какой-нибудь гость в эфире, у нас тоже бывают гости самые разные. У нас недавно было шесть авторов и десять или одиннадцать журналистов. И они все на нас смотрели.

Д.Б.: Которые делали у нас какие-то материалы. То есть они вокруг стояли с камерами, с микрофонами.

ДАНИИЛ: Да. И тут ты понимаешь, что тебе надо вести рубрику, что ты попал, потому что на тебя смотрит куча людей, ты мандражируешь, жутко нервничаешь и боишься чего-нибудь не то сказать, а тебя ещё просят повторить это на камеру, сказать что-нибудь определённое, чтобы для сюжета это подошло, и вот, конечно, сильно по этому поводу переживаешь. А как другие авторы это перебарывали, наверное, лучше спросить у Даши, потому что, я думаю, там были какие-то проблемы, да?

А.М.: Срывы были?

Д.Б.: Я не могу сказать, что были срывы.

Психическая болезнь у всех проявляется по-разному. Это разные диагнозы, разная симптоматика
Д. Благова

Бывает, что люди действительно что-то видят: галлюцинации, голоса, но это депрессия, может быть и намного страшней. Я не психиатр, я говорю о том, что я вижу. А каких-то срывов, истерик не было. Каждый автор, например, проходил через расстройство от того, что он услышал свой голос впервые. То есть голос в записи — вы сами прекрасно это понимаете.

А.М.: Звучит совершенно иначе.

Д.Б.: Звучит совершенно иначе и абсолютно никому он не нравится. Да, один автор как-то у нас заплакал, но я тоже заплакала на первом курсе, когда услышала свой голос после записи в нашей студии. Так что совершенно разные истории.

Фото: © L!FE/Эмин Калантаров

А.М.: А есть зарплата у сотрудников?

Д.Б.: Да. У нас есть замечательный благотворительный фонд "Добрый век", который нас поддерживает материально. Он нам выделяет деньги по запросу, если нам нужно купить какое-то оборудование, он нам покупает, и да, у нас есть гонорары. Они не очень большие, но тем не менее они есть, и это тоже приятно.

А.М.: Да, безусловно, конечно. Я хочу спросить совета. Все люди нервничают, но у кого-то это выливается во что-то более трудное, у кого-то чуть легче проходит. Дайте совет, как не нервничать, как успокоиться в критической ситуации, когда всё раздражает, когда хочется кому-нибудь по лбу дать или накричать на кого-нибудь. Данила?

Д.Б.: Я даже не знаю. Мне кажется, это к Дане.

А.М.: Даня, давайте!

ДАНИИЛ: Это хороший вопрос. На самом деле все люди, которые сидят на таблетках, в этот момент глотают "Феназепам".

И.И.: Сейчас те, кто нас слушают, записали.

ДАНИИЛ: Его без рецепта не продают.

А.М.: А можно без медикаментов как-нибудь?

ДАНИИЛ: Нужно как-то отвлечься, ходьба, прогулка помогает, просто нельзя всё время иметь возможность куда-то выйти. Когда ты сидишь в офисе и работаешь, и на тебя наорал начальник — ты не можешь просто выйти и пойти куда-то, хотя выглядит это хорошо. Я думаю, нет одного рецепта — у каждого это по-своему. Мне помогает прогулка, горячий чай или просто хотя бы побыть наедине с собой, пойти покурить минут пять-десять, и я немного прихожу в себя. Но у каждого индивидуально, нельзя так сказать, что вот это делайте и всё у вас будет отлично, — так не работает.

А.М.: А это было бы очень хорошо, если был универсальный рецепт. А как остальные себя ведут обычно?

Д.Б.: Во время эфиров?

А.М.: Нет. В случае когда нервы на пределе.

Д.Б.: Нервы на пределе?

А.М.: Да. Как вы, кстати, себя ведёте?

Д.Б.: Выходим покурить, наверное.

А.М.: Это единственный выход. Мы тут пропагандируем сейчас то таблетки, то вот это.

Д.Б.: Нет. Это очень плохо, конечно. У нас формальные "перекуры".

А.М.: Речь идёт о неких формальных передышках.

Д.Б.: Конечно.

И.И.: Слушатель тут пишет: "Напомните, о каком радио идёт речь?". "Зазеркалье".

Д.Б.: Вещает это радио из дневного стационара больницы имени Алексеева, больше известной как Кащенко.

И.И.: Что именно пишут авторы у ребят: эссе, рассказы?

Д.Б.: А можно зайти на наш сайт посмотреть — всё что угодно, но в основном это звук, потому что это радио. Разные передачи, действительно — я уже говорила, это могут быть и эссе, и рассказы, и стихи, репортажи, интервью, а могут быть гости. У нас один автор, Миша Ларсов, недавно взял интервью у Андрея Макаревича, потом к нам Андрей Бильжо приходил в гости.

А.М.: Специфические гости к вам ходят.

И.И.: Рассадничек какой-то у вас либеральный там.

Д.Б.: Мы не говорим об этом. Мы об этом молчим.

И.И.: Но вы правильно, их туда надо звать, к вам, почаще. А в отрыве от всего этого вы же радио тоже слушаете?

ДАНИИЛ: Какое именно?

А.М.: Какое-нибудь другое?

И.И.: Вообще. В машине, например?

ДАНИИЛ: Я не вожу. Говорят, у людей, которые состоят на учёте в ПНД, есть небольшие проблемы с тем, чтобы водить машину. Я не вожу, поэтому радио не очень много слушаю. Иногда переслушиваю эфиры, чтобы понять, что у меня плохо, что хорошо.

И.И.: Спасибо! Хорошей работы вам. Времени, к сожалению, не осталось.

А.М.: Так совпали две точки зрения. Дарья Благова, главный редактор радиостанции "Зазеркалье" и один из авторов этой радиостанции, Даниил, здесь у нас были в студии. Удачной вам работы!

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!