Сергей Шаргунов: Не хочу тонуть в мягком кожаном кресле депутата

Сергей Шаргунов: Не хочу тонуть в мягком кожаном кресле депутата

Фото: ©L!FE/Владимир Суворов

4308
Писатель и парламентарий рассказал о первых впечатлениях от работы на новом месте.

Д. НАДИНА: Вы отказались от всех депутатских льгот и привилегий?

С. ШАРГУНОВ: Это не так, как было в своё время, когда один персонаж катался в троллейбусе и говорил, что не может есть бутерброд с осетриной. Просто я не хочу тонуть в этом кожаном кресле. Там сразу объявляют про какие-то льготы, но у меня даже нет времени в это вникать.

 

Д. НАДИНА: У нас в гостях Сергей Шаргунов, писатель, депутат Госдумы. Здравствуйте!

С. ШАРГУНОВ: Здравствуйте!

Д.Н.: Вчера была новость о том, что самые некрасивые мужчины живут в России. Судя по вам, этого не скажешь.

С.Ш.: Есть просто определённая церемониальная одежда в Госдуме. Я вообще терпеть не могу костюмы и галстуки, но было бы ещё более нелепо наряжаться другим образом. И, поскольку я сейчас оттуда, я так и одет. А вообще я хожу в обычной комфортной одежде.

Д.Н.: Но новость и правда довольно любопытная. Вы согласны с этим? Действительно у нас так с мужчинами плохо?

С.Ш.: Хотя я и писатель и должен разбираться в любой внешности, потому что каждого персонажа нужно уметь изобразить, я всё-таки не могу судить о мужской красоте, предоставляю эту возможность женщинам. Мне кажется, что наши мужики мужественные, строгие, сильные, достойные.

Самые симпатичные мужики — измазанные угольной породой шахтёры в Донбассе
С. Шаргунов

Они закопчённые, суровые, но при этом честно и героически выполняющие свой долг. Или хирург в больнице, который несколько суток уже не высыпается, курит одну за другой. Дело ведь не в том, как он выглядит, а в том, что есть обаяние достойного поведения. Самое главное — это то, как проявляется человеческая личность. Это так же, как судить о женщинах исключительно по модельным стандартам из журналов. Но ведь главное — это очарование.

Д.Н.: Тут не поспоришь.

С.Ш.: Мне кажется, что русские женщины особо красивы. Я встречался с американскими конгрессменами, у нас зашёл разговор о России, в котором они сами упомянули, что русские женщины — красавицы.

Д.Н.: Русские женщины компенсируют некрасивость русских мужчин.

С.Ш.: Это вы так считаете?

Д.Н.: Я просто много путешествую, видела много людей, есть с чем сравнить.

С.Ш.: У всех свои критерии.

Ненужные привилегии

Д.Н.: Давайте к серьёзным темам. Вы теперь депутат Госдумы, какие у вас первые впечатления? Серпентарий единомышленников? Ящик Пандоры? Или всё-таки хорошую оценку дадите?

С.Ш.: Первые впечатления состоят в том, что если у меня каждую минуту раздавалось два звонка и приходило одно письмо, то теперь писем стало четыре, а звонков — пять. При этом я стараюсь вникать во всё, я рад, что есть те, кто мне помогает. Но навалилось ещё больше важных забот. Я вижу смысл своей работы не в том, чтобы где-то красоваться — мне этого и так с лихвой хватает, — а в том, чтобы умножить свои журналистские возможности на депутатские. То есть иметь возможность рассказывать о какой-то несправедливости и хотя бы точечно помогать людям.

Безусловно, масштабные, важные социальные и политические темы я точно так же буду затрагивать в своих выступлениях и через законопроекты, которые я вношу, высказывая свою позицию, но сейчас у меня есть возможность привлечь внимание общества и государства к существующим бедам.

Д.Н.: Вы всё правильно говорите, но я про другое. Я про впечатления. Нравятся ли вам коллеги? Они ужасные или приятные люди? Квартиру свою вы уже видели?

С.Ш.: Какую квартиру? Я в Москве родился, я не взял никакой квартиры.

Д.Н.: Вы молодец. А машина?

С.Ш.: У меня есть своя скромная машина.

Д.Н.: Вы от всего отказались?

С.Ш.: Это не так, как было в своё время, когда один персонаж катался в троллейбусе и говорил, что не может есть бутерброд с осетриной. Просто я не хочу тонуть в этом кожаном кресле. Там сразу объявляют про какие-то льготы, но у меня даже нет времени в это вникать.

Д.Н.: Вы просто молодой, редко по поликлиникам ходите.

С.Ш.: Наверное. Что касается Госдумы, когда мне было 14—15 лет, я туда пришёл со свидетельством о рождении. Когда я учился на журфаке МГУ, я много времени проводил в этих стенах. Я видел, как меняется Госдума, мне всё было интересно, я уже в 13 лет ходил на митинги. Так что представления о Госдуме всегда были, но я никогда не был в зале заседаний. Это по-своему любопытно, там есть милые и очаровательные люди, например Наталья Поклонская.

Д.Н.: А телефон на Android дали вам?

С.Ш.: Дали, но я не пользуюсь. Меня устраивает мой телефон. Просто дискомфортно менять привычный образ жизни.

Д.Н.: Все бы так говорили. А вас не прижимают старожилы?

С.Ш.: Не знаю. Кабинет всё ещё не дали.

Д.Н.: Вот, первый звоночек.

С.Ш.: Но я надеюсь, что в ближайшее время он будет. Я вошёл в международный комитет, эта тема мне важна. Говорят, что у нас будет выездное заседание в Сирии, но я там уже был, прогулялся по городу, так что опыт и впечатления есть. Надеюсь, что благодаря работе в этом комитете удастся больше помогать соотечественникам.

Самое главное — это чтобы легче могли получать российское гражданство, чтобы больше было забот о Донбассе
С. Шаргунов

Вот такие у меня задачи. Но есть и связанные с сотрудничеством с европейскими странами, где очень много людей нам симпатизируют. Важно прорывать информационную блокаду, приезжать с культурными проектами.

Нефть, газ и средний класс

Д.Н.: Скоро вы будете голосовать за поправки. Откуда это всё возьмётся? Проголосуете ли вы за то, что вам предложит правительство?

С.Ш.: Пока то, что предлагается, вызывает у меня несогласие по той причине, что нельзя столь позорные и жалкие копейки отдавать на медицину и образование. Я не выступаю с позиции некоторых наших квазизападников, которые говорят "давайте оголим оборонку и ничего не будем давать армии". Я говорю о том, что можно ввести прогрессивную шкалу налогообложения, разобраться с бесчинствующими олигархами и через налоговую систему, и через национализацию стратегических сфер экономики. Я выступаю за рынок, за многоукладность экономики, но есть сферы, связанные с нефтью, газом, транспортом...

Д.Н.: Я про поправки к бюджету 2016 года.

С.Ш.: Лично я за антисоциальные решения голосовать никогда не буду.

Д.Н.: Было несколько любопытных соцопросов, в частности: "Россияне не считают крупные уголовные дела системной борьбой с коррупцией". Ещё данные одного исследования: "Число считающих себя средним классом сократилось в нашей стране на 14 млн человек". С этим что-то можно сделать депутату?

С.Ш.: Это напоминает анекдот, который звучит скорее как правда: полковник Захарченко обещал покрыть дефицит бюджета, если не будут открывать его гараж. Поэтому, глядя на бесконечные прецеденты, когда у отдельных персонажей обнаруживаются деньги, выделяемые в целом на наше образование, к примеру, конечно, недоверие возникает не только у обычных людей, но и у тех, кто безостановочно занимается этими вопросами и сталкивается с огромным количеством подобных прецедентов.

Что тут можно сказать? Я, конечно, считаю, что надо выводить чиновников из тени. Есть пресловутая статья 20 Конвенции ООН...

Д.Н.: А вы за её принятие?

С.Ш.: Да. У нас многие говорят, что "у нас и так всё принято", но одновременно говорят, что и есть презумпция невиновности. А что это за кокетливая презумпция?

Оказывается, когда у нас доходы вопиюще разнятся с расходами, многие полагают, что это абсолютно нормально
С. Шаргунов

Но нет ничего нормального в том, что чиновник может позволить себе роскошные фазенды, яхты или самолёты. А на какие деньги? Это повод для привлечения.

Но ведь коррупция распространяется на всё. Есть такая вещь, как коррупция совести. Хочу привести несколько примеров, с которыми столкнулся. На Ставрополье убили человека, и один из убийц, видимо, пробашлял и ушёл, его даже не посадили. Я сажусь и пишу запрос по этому поводу.

Ещё одна история. Детский сад на границе с Монголией, в городе Кяхте, решили взять и закрыть, а там 80 воспитателей, 200 детей. Это детский сад Министерства обороны, то есть наших военнослужащих. Каким образом они будут выполнять свой долг, чувствуя, что с их детьми так поступили? Я, конечно, буду делать всё и отстою этот детский сад. Вчера я написал запрос министру транспорта и энергетики, и не только ему, связанный с городом Рубцовском Алтайского края. 200 домов выморожены, люди присылают грустные селфи, где они, закутавшись в полушубки и одеяла, сидят в квартирах. А скоро зима. Спрашивается, разве ничего нельзя предпринять? Можно. Но нужно проявить волю. В Липецке закрывают детский онкоцентр. В Челябинске многодетных выселили на болото, представляете?

Полную версию программы "Позиция" с Сергеем Шаргуновым слушайте в аудиозаписи.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!