Джонсон, Обама, Олланд. Эдуард Лимонов о хамстве в политике и смерти дипломатии

Джонсон, Обама, Олланд. Эдуард Лимонов о хамстве в политике и смерти дипломатии

Фото: © L!FE/Владимир Суворов

5520
Писатель Эдуард Лимонов объяснил в прямом эфире Лайфа, почему настала пора показать западным политикам кузькину мать.

ЭДУАРД ЛИМОНОВ: Борис Джонсон был очень популярным мэром Лондона, надо не забывать об этом. Из него, я думаю, вообще никакой министр иностранных дел. Мэр Лондона — большого, крикливого, многонационального, — он должен был быть популистом, и он таковым и был, и он очень многим нравился. И вот он продолжает ту же самую, эту крикливую публичную политику, указывая пальцем, обзывая, клеймя позором, и прочее, прочее, прочее. Это соединяется с этой общей волной русофобии, которая сейчас очень модна на Западе, да ещё мы присутствуем в моменте отмирания, по-моему, дипломатии вообще как таковой, поскольку то, что раньше дипломаты делали: они скрывали правду, они смягчали правду, они её вуалировали, сладкими словами покрывали неприглядную ложь очень часто. А сейчас в этом нет необходимости — смотрите, как ругаются, как себя хамски ведут. Борис Джонсон — хам. Но, смотрите, Обама — тоже хам. Посмотрите, сколько мы выслушиваем. Франсуа Олланд накануне встречи с Владимиром Путиным — он же хам.

СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: "Может, так и надо, — пишет слушатель, — может крыть их, как Хрущёв, кузькиной матерью?

Э.Л.: Я это и предлагал, если вы пробились через мои объяснения.

С.К.: "Но у нас-то хоть лицо есть пока — мы прилично смотримся, не опускаемся до их хамства".

Э.Л.: Не будем сами себя хвалить, мы действительно прилично смотримся.

Полную версию беседы Лайфа с Эдуардом Лимоновым смотрите на видео.

С. КОРОЛЁВ: Итак, Эдуард Вениаминович Лимонов, как всегда, по вторникам, в нашей студии.

Э. ЛИМОНОВ: Как праздник, да.

С.К.: А честно говоря, не праздничное настроение, Эдуард.

Э.Л.: Давайте праздничное, меняем.

С.К.: Борис Джонсон и его резкие заявления.

Э.Л.: Борис Джонсон был очень популярным мэром Лондона, надо не забывать об этом. Из него, я думаю, вообще никакой министр иностранных дел.

Мэр Лондона — большого, крикливого, многонационального, — он должен был быть популистом, и он таковым и был, и он очень многим нравился
Эдуард Лимонов

И вот он продолжает ту же самую, эту крикливую публичную политику, указывая пальцем, обзывая, клеймя позором, и прочее, прочее, прочее. Это соединяется с этой общей волной русофобии, которая сейчас очень модна на Западе, да ещё мы присутствуем в моменте отмирания, по-моему, дипломатии вообще как таковой, поскольку то, что раньше дипломаты делали: они скрывали правду, они смягчали правду, они её вуалировали, сладкими словами покрывали неприглядную ложь очень часто. А сейчас в этом нет необходимости — смотрите, как ругаются, как себя хамски ведут.

Борис Джонсон — хам. Но, смотрите, Обама — тоже хам
Эдуард Лимонов

Посмотрите, сколько мы выслушиваем. Франсуа Олланд накануне встречи с Владимиром Путиным — он же хам.

С.К.: Встречи-то не будет в итоге.  

Э.Л.: Не будет в итоге, потому что он нахамил — а что оставалось Путину? Я ещё вчера подумал, услышав эти отрывки из интервью Олланда, что на это может быть ответ только один — не ехать, естественно. Поэтому, я думаю, дипломатии дальше вообще не будет — моё глубокое убеждение.

С.К.: А что будет? Напрямую будут говорить, что ли?

Э.Л.: А вот сейчас и говорят напрямую гадости, хамские вещи.

С.К.: Просто эти хамские вещи говорят в том числе и дипломаты.

Э.Л.: У нас таких дипломированных хамов нет. Но, например, та же Захарова, кстати, мне нравится своим новым стилем, она говорит от имени Министерства иностранных дел. Мы привыкли к этим американским тёткам, например Псаки.

С.К.: Была Псаки, Нуланд. Но Нуланд не совсем спикер. Да, хороший пример.

Э.Л.: Нуланд, да. Они тоже полухамы такие. Но это уместно, Захарова на этом фоне хорошо смотрится — давайте Захарову сделаем министром иностранных дел.

С.К.: Я читаю Захарову сейчас в "Фейсбуке". Сначала она цитирует СМИ: "Глава британского МИД Джонсон считает, что противники войны в Сирии должны устроить демонстрации у Посольства России в Лондоне. "Безусловно, я бы хотел видеть демонстрации тех, кто выступает против войны у российского посольства", — где же коалиция "Останови войну"? Видимо, Борис Джонсон перешёл от слов к делу и применил оружие, которым грозил России, — стыд".

Э.Л.: Зачем так долго? Борис Джонсон популист и хам — точка.

С.К.: Популист и хам?

Э.Л.: Конечно. Ему не место, если рассуждать по старинке, во главе английской дипломатии.

С.К.: Давайте перейдём к сообщениям слушателей. Не забываем, что у нас есть рубрика "Счастливый звонок". У нас основной вал ваших телефонных звонков.

Э.Л.: Я вот не вижу.

С.К.: А ничего. В этой студии вы всё будете слышать без наушников: это космическая студия, Эдуард.

Э.Л.: А, я забыл. Я как человек, ищущий очки, которые у него на носу.

С.К.: "Может, так и надо, — пишет слушатель, — может, крыть их, как Хрущёв, кузькиной матерью?

Э.Л.: Я это и предлагал, если вы пробились через мои объяснения.

С.К.: "Но у нас-то хоть лицо есть пока — мы прилично смотримся, не опускаемся до их хамства".

Э.Л.: Не будем сами себя хвалить, мы действительно прилично смотримся.

С.К.: Или, может, пора уже, как в коммуналке, показать, повысить голос на соседей алкашей?

Э.Л.: Если бы внимательно слушали, я сказал: моё мнение такое, что дипломатия отмирает, хотим мы этого или нет.

О том, какие страны становятся мировыми изгоями

С.К.: "Эдуард, — спрашивает вас другой слушатель. — Вот товарищ Дугин на полном серьёзе считает, что третья мировая вполне может начаться. А как считаете вы?"

Э.Л.: Я не верю в то, что она сейчас начнётся, потому что Соединённые Штаты трусливы, — тысячу раз я приводил этот пример, приведу в тысячу первый: они не атакуют маленькую Северную Корею, они не атаковали Иран никогда, они боятся жертв своих собственных. Не будет этого, сейчас не будет.

С.К.: Что тогда будет?

Э.Л.: Нас уже никто не полюбит — это понятно. 

Стремиться, чтобы нас любили, — не надо. Надо жить в этом серьёзном, прекрасном и яростном мире, очень серьёзном, и реагировать на все опасности
Эдуард Лимонов

С.К.: А ведь есть доля правды в том, что Россия становится страной-изгоем или нет?

Э.Л.: Становится. И ничего в этом страшного нет. Любая страна, которая сегодня проводит свою самостоятельную политику, вынужденно будет изгоем. Весь мир приводят, как вы знаете, к одному общему знаменателю, все должны преклонить выи перед Соединёнными Штатами. Те, кто не преклоняет, тот — страна-изгой. Вспомните, ведь этот же список стран-изгоев нам несколько лет назад из Америки поступил впервые.

С.К.: Давайте его вспомним. Хочется понять, в каких мы рядах.

Э.Л.: Я помню, там была Северная Корея.

С.К.: КНДР, да.

Э.Л.: Там был Иран точно и что-то ещё, я уж всего не помню.

С.К.: Куба, может быть?

Э.Л.: Куба, наверное, была.

С.К.: Хотя вроде там потепление с Америкой сейчас.

Э.Л.: Нет.

С.К.: А вот сейчас как? С кем мы сейчас, я пытаюсь понять расстановку сил?

Э.Л.: Ну, вы хотите с кем-то быть. Давайте сами, свой серьёзный бизнес.

С.К.: Мы в состоянии сами, без поддержки?

Э.Л.: Огромная страна.

С.К.: Вернёмся к Олланду. "Какая муха его укусила?" — спрашивает слушатель.

Э.Л.: Американская — всем известно. 

С.К.: Та, которая сидела на Хиллари Клинтон?

Э.Л.: Нет. Другая. Давно его укусила муха, поэтому не та муха. Та муха не могла столько лет прожить. Он французский сателлит, вассал американского дяди Сэма, и это я знаю с первых месяцев его президентства, Олланда, поскольку имею много друзей там же, во Франции. Мне очень часто шлют своё мнение, и мнение такое, что он абсолютно проамериканский. Куда хуже, ведь французы считали Саркози проамериканским, а потом появился Олланд, и все растерялись даже, не ожидали.

О том, где будут учиться дети чиновников

С.К.: Резко меняем тему. Сегодня вечером появилась новость, правда никем не подтверждённая, на определённых ресурсах, что якобы есть указание к российским чиновникам своих родственников, детей, родителей забрать из западных стран.

Э.Л.: Это, наверное, слух. Паника такая.

С.К.: Дмитрий Песков прокомментировал это, сказал, что он ничего подобного не знает, не видел.

Э.Л.: Обычная паника.

С.К.: "Готовы ли чиновники, — спрашивает вас слушатель, — отказаться от учёбы своих детей в Европе и от своей недвижимости там же?"

Э.Л.: Кто же их будет спрашивать, между нами говоря, если серьёзная такая ситуация? Те чиновники, которые будут не готовы, перестанут быть чиновниками, и, может быть, даже российскими гражданами. Ведь чрезвычайная ситуация — это чрезвычайная ситуация, тут придётся всё менять.

С.К.: А сейчас чрезвычайная ситуация, как бы вы её охарактеризовали?

Э.Л.: Мне кажется, что нет ещё.

С.К.: А когда? Что должно быть лакмусовой бумажкой?

Э.Л.: А вы увидите, когда позовут людей вроде меня приблизиться к ней.

С.К.: Куда позовут?

Э.Л.: Куда-нибудь к власти ближе. Скажут: да, идите сюда!

С.К.: Послом на Украину, как вы просились?

Э.Л.: Не совсем так, но вроде этого. Вот тогда вы поймёте, что очень плохи дела у власти.

С.К.: "Становится понятно: если на нас начинают всё более и более пытаться повлиять — значит, Россия становится всё сильнее, и нас всё больше боятся. Согласны?" — спрашивает слушатель. 

Э.Л.: Не обязательно боятся, но нас хотят заставить "поцеловать туфлю султана" — в данном случае Соединённых Штатов. Нас загоняют опять туда, где мы находились до 2014 года.

С.К.: Дальше. "Что нам мешает, — пишет слушатель через СМС, — дать марш-бросок через Альпы и Пиренеи на Лиссабон? Утрём нос старушке Европе", — предлагает он.

Э.Л.: Это уж точно война. Война как раз и мешает. 

С.К.: Вы говорите: в ближайшей перспективе ничего такого не будет — открытого противостояния.

Э.Л.: Человек предложил на Лиссабон рвануть.

С.К.: Это он предложил, но вы-то говорите, что этого не случится.

Э.Л.: Я говорю, что это война. Он у меня спросил — я ему сказал.

С.К.: Открытые военные действия: когда и в какой временной перспективе возможны с Западом?

Э.Л.: Во-первых, мне кажется, что наши попятятся.

С.К.: "Выгоден ли России экономический мир в Сирии, спокойствие в этой стране?"

Э.Л.: А что значит выгодно? Нам страшно невыгодно то, что происходит в Донбассе. Мы что-нибудь серьёзное сделали, чтобы не существовала у нас такая под боком абсолютно антироссийская русофобская держава? Ничего не сделали. Только разворошили.

С.К.: Как же не сделали?

Э.Л.: Ничего. Конкретно ничего не сделали. Чуть-чуть помогли удержаться Донбассу.

С.К.: Гуманитарные конвои, добровольцы, поддержка всякая. 

Э.Л.: Гуманитарный конвой — это не совсем то.

С.К.: Но вы знаете, что то, а что не то?

Э.Л.: Я всё знаю. Я и в Донбассе был.

С.К.: Больше, чем я, знаете, конечно.

Э.Л.: Я, может быть, не больше, чем вы. Вы, наверное, больше моего знаете, а я знаю то, что я знаю, и вот я вам говорю.

С.К.: Что?

Э.Л.: То, что вы спросили, — я вам ответил.

С.К.: Но сейчас на фоне Сирии ситуация в Донбассе ушла совсем на другой, на задний план.

Э.Л.: Сирия, конечно, важна, потому что мы там приземлились и этим самым тоже бросили вызов. Бросили вызов — взяли на территории, где нас никто не ждал, со своими бомбардировщиками, истребителями, все туда прилетели.

О том, почему в России на самом деле симпатизируют Клинтон, а не Трампу

С.К.: Внимание, друзья! Рубрика "Счастливый звонок" — я её открываю. Третий, кто сейчас дозвонится, выходит в прямой эфир и задаёт свой вопрос Эдуарду Лимонову. Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день! Не кажется ли вам, что в России очень слабая пропаганда, именно международная пропаганда, потому что дипломатия — понятно, что на уровне министров опытные дипломаты, но все остальные — это дети чиновников. Да?

С.К.: Понятен вопрос.

Э.Л.: Да. Я тоже так считаю, что слабая пропаганда. Я бы не сказал, что очень. И свидетельство того, что у нас появляются такие энергичные женщины, как Захарова, — это хороший знак. Просто она современная. Я никогда её не встречал и зря не хвалю, а просто говорю, она современна. Надо современных людей приглашать.

С.К.: "Остались ли у Трампа шансы на победу на выборах после его высказывания о женщинах?" — спрашивает слушатель.

Э.Л.: Нас просто информируют не совсем верно. Там, на самом деле, мнения разделились. Например, FoxNews говорят, что победил Трамп.

С.К.: Нет. Здесь конкретно про скандал с женщинами, с его высказываниями сексистскими.

Э.Л.: А я говорю о результате. Если в женской раздевалке говорятся такие вульгарные вещи, пошлые, и такие медицинские подробности. Если вы не слышали — я рекомендую: у вас уши просто упадут и никогда не встанут. Это ужас! Женщины ещё пошлее и вульгарнее, когда между собой разговаривают. Не надо так смотреть, как будто у нас всё такое: всё на местах, всё светлое, красивое, женщины — слабые создания. 

У нас наши СМИ подсознательно всё равно симпатизируют Клинтон
Эдуард Лимонов

С.К.: Да что вы?

Э.Л.: Да. Абсолютно.

С.К.: Вы не правы.

Э.Л.: Абсолютно. Даже говорить нечего.

С.К.: Какие наши СМИ — вот вы сейчас говорите "наши СМИ" — это какие?

Э.Л.: Все, где я ни читаю.

С.К.: Life.ru?

Э.Л.: Оставим Life.ru в покое: мы сидим на Life.ru.

С.К.: Вот. Это же наше СМИ?

Э.Л.: Ладно. Хорошо. Мы — исключение. Я — исключение, вы — исключение.

С.К.: Хорошо.

Э.Л.: Я хочу сказать, что у нас развито это понятие "приличное".  

Клинтон, какая бы она ни была жуткая, лжица — у неё "морда масляной женщины", которая врёт в трёх поколениях
Эдуард Лимонов

Это всё понятно. Но она ближе, чем Джокер какой-то, рыжий хулиган такой, Трамп этот. Всё равно ближе она общему такому мировому стандарту — и это ужасно, потому что она, если в чём и преуспела, то в искусстве быть ханжой, врать постоянно, говорить одно на людях, а поступать по-иному. Мне, например, долго не надо думать над ней — я посмотрел и всё понял. Я думаю, что среди нас тоже есть такие люди, которые прекрасно разбираются, кто есть Клинтон. 

С.К.: В прошлый раз вы говорили, что победила Клинтон с небольшим перевесом, по вашим собственным ощущениям.

Э.Л.: Это были первые дебаты.

С.К.: Да. Вторые дебаты?

Э.Л.: Вы не путайте граждан.

С.К.: Вторые дебаты?

Э.Л.: А вторые дебаты я бы назвал ничьей.

С.К.: Ничья. То есть пока счёт 1:2 в пользу Клинтон.

Э.Л.: Ну как 1:2? Это имеется в виду ничья.

С.К.: Сегодня 1:1, а в тот раз был 1:0.

Э.Л.: 1:0.

С.К.: Тогда получается 1:2.

Э.Л.: Может быть. Но это не столь важно для выборов, мне кажется.

С.К.: Так. Муха.

Э.Л.: Были два кульминационных пункта этих дебатов. Один: когда Трамп сказал Клинтон в ответ на её реплику, что слава богу, что Трамп не занимается нашими законами, — как-то так. А он ей бросил так, уходя, почти шёпотом: "Ну да. Я бы вас посадил. Вы бы у меня сидели в тюрьме" — это одна кульминация. Вторая, безусловно, муха.

С.К.: А вот представим — вы же публичный человек?

Э.Л.: Я бы тоже сказал, что я бы посадил.

С.К.: Я говорю про муху. У вас не было такого, чтобы кто-то сел?

Э.Л.: Это на мёртвых садятся мухи.

С.К.: Нет, но бывают мухи прилипчивые.

Э.Л.: Прилипчивые — махнул рукой или чего-то.

С.К.: А вы думаете, она не почувствовала или она сделала вид?

Э.Л.: Были разные мнения. 

Доктора некоторые говорят, что у Клинтон, возможно, от тех лекарств, которые ей колют и она их принимает постоянно, нечувствительность образовалась
Эдуард Лимонов

С.К.: Дальше смотрите. Обама объявил о планах США отправить людей на Марс к 2030 году.

Э.Л.: Надо же!

С.К.: А ещё что? А вы сомневаетесь?

Э.Л.: Благородная задача — отправить, и чтобы не возвращались.

С.К.: А кто первым, с вашей точки зрения, ступит на Марс?

Э.Л.: Пускай Обама летит и там останется.

С.К.: Но полетит-то не он, наверное.

Э.Л.: Я серьёзно к этому не отношусь. Ну, вякнул Обама что-то. 

Вообще людей, занимающих какие-то должности, нужно слушать коротко и вообще стараться не думать об этом: они же всегда врут
Эдуард Лимонов 

О важности Крыма и о тратах на продукты

С.К.: Следующий вопрос слушатель задаёт через СМС: "Эдуард, можно честно, Крым стоил того, что мы имеем?"

Э.Л.:

Я не как вы: я живу сердцем. Стоил. Посчитайте — возьмите свой карандашик, старые счёты или калькулятор, и посчитайте. Крым стоил!
Эдуард Лимонов

Вы были в Крыму когда-нибудь? Это рай земной — две тысячи километров пляжей. На Тарханкуте были? В Коктебеле были? В Ялте были? Нет? Тогда о чём разговор? Страна наша вечно зябнущая, у которой было до этого сто пятьдесят километров этого южного пляжа в Краснодарском крае и больше ничего, и, когда мы себе отобрали наши же земли, за которые кровью наших солдат заплачено, две тысячи километров пляжей всех, говорят: "А стоило? А стоило?" Стоило, конечно, чёрт побери! Екатерина бы проснулась, дала в лоб и сказала, что стоило, и все наши цари, и все наши большевистские цезари сказали бы вам: "Вы чего? Вы в кого превратились, ребята современные?" Считаете всё — ну, считайте.

С.К.: Слышите, что вам Эдуард говорит? Мотайте на ус, если у вас есть ус, конечно.

Э.Л.: Я думаю, есть определённая правда в том, что я говорю, и очень большая.

С.К.: Кстати, сегодня опубликовали статистику — разные социологические службы этим занимаются, — выяснилось, что средний чек в России подрос, стали больше тратить, 500 с чем-то рублей, если в среднем по стране, 700 — в Москве.

Э.Л.: Куда чек?

С.К.: В магазине. Вот вы ходите в магазин?

Э.Л.: В продовольственном магазине?

С.К.: Вы сколько тратите обычно в магазине в продовольственном? Вы же рассказываете, сами ходите, закупаетесь.

Э.Л.: 

Вот я сейчас спущусь — я попросил своего приятеля, пока я тут сижу у вас, купить в магазине кое-чего: курицу, вермишель, морковку
Эдуард Лимонов

С.К.: Сколько у вас обычно уходит?

Э.Л.: Я думаю, сейчас будет рублей 700, но без алкоголя.

С.К.: Вы как раз среднестатистический москвич, потому что в Москве средний чек действительно 700 рублей, и это на 6% больше, чем было в августе. Здесь две тенденции. Первая: это хорошо вроде для экономики, что стали больше люди тратить. С другой стороны, на ту большую сумму не факт, что покупают больше продуктов или больше товаров. В общем, Минэкономразвития планирует только в следующем году падение — вернее, что остановится падение реальных доходов людей.

Э.Л.: Я не стандартный гражданин, потому что я всегда жил, например, на книги, и когда книгу ты продаёшь, то ты получаешь аванс довольно большой.

С.К.: Но вы же чувствуете?

Э.Л.: А потом если потратишь его в несколько дней, то будешь сидеть голодный.

С.К.: Вы же чувствуете народ — вы ходите в магазины, вы встречаетесь.

Э.Л.: Я думаю, да. Особенно в тюрьме я народ чувствовал.

С.К.: Чего в тюрьме?

Э.Л.: В тюрьме настоящий народ, да.

С.К.: Но в тюрьме людей кормят, а на свободе надо зарабатывать, надо считать каждую копейку.

Э.Л.: Согласен.

С.К.: Сейчас как людям живётся?

Э.Л.: 

Люди готовы, если ещё один Крым, жить и хуже даже
Эдуард Лимонов

С.К.: Насколько?

Э.Л.: Я не знаю насколько.

С.К.: А ещё один Крым — это что, уточняю, Донбасс?

Э.Л.: Я имею в виду победы. Человеку надо просыпаться утром и знать, что он принадлежит к большому, великому государству. У нас об этом забыли и всё сводят к какой-то мелочёвке.

С.К.: Ну, здрасте! А Сирия? Сейчас, собственно, как мы себя заявляем в этой ситуации — это не победа?

Э.Л.: Нам нужны победы.

С.К.: А победой что будет в ситуации с Сирией?

Э.Л.: А победа — это победа. Это взятие хотя бы того же Алеппо.

С.К.: Алеппо?

Э.Л.: Победы, да. Яркие, зримые, понятные.

Победа — в нашем понимании — флаг над Рейхстагом. Всегда так и будет стандартом наших побед
Эдуард Лимонов

С.К.: "Пусть ваш гость говорит за себя, а не за народ", — пишет слушатель.

Э.Л.: Я за народ не говорю, это у меня ведущий спрашивает. А вообще я — небольшая часть, и очень неплохая, народа, поэтому не надо меня тут затюкивать. 

О том, почему "ватник" не оскорбление

С.К.: Как всегда, в последней части программы я запускаю телефонное голосование. Вы по итогам программы поддерживаете Эдуарда Лимонова, симпатизируете ему или вы против? Ваши вопросы Эдуарду Лимонову. Добрый вечер!

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, а зачем нужна вообще война? Пускай США с Китаем воюют, а мы будем смотреть, дальше развиваться.

С.К.: Пускай США воюют с Китаем — зачем нам война?

Э.Л.: Я думаю, что война неизбежна. Это одно из естественных состояний мира, к сожалению. И это ошибка думать, что война отойдёт и её когда-нибудь не будет. Многие века мечтали об этом, но этого не случается, этого быть не может. 

Война в арсенале человечества — такое же легитимное средство существования, как мир
Эдуард Лимонов

С.К.: А есть цикличность в этом?

Э.Л.: А вот добиться того, чтобы США воевали с Китаем, — какой вы хитрый, слушатель, уже совсем хитрый. А вы умеете стравить их? Я, например, не умею, хотя я бы, наверное, был доволен, если бы Китай с Соединёнными Штатами друг друга мутузили, а мы бы сидели и смотрели, только я не знаю, как это сделать практически.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Вопрос можно задать?

С.К.: Вы уже в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Во-первых, хотелось бы поблагодарить его за его замечательную патриотическую позицию, очень приятно слушать, по Крыму, потому что все эти обывательские разговоры, высчитывать, сколько нам обошлось — это, конечно, отвратительно. Спасибо Эдуарду. А вопрос такой. В средние века, например, очень часто у известных людей были какие-то гербы свои. Эдуард очень известный человек, выдающийся, хотелось бы узнать, если бы ему нужно было составить собственный герб, какой бы символ он хотел там видеть?

Э.Л.: Никогда не думал, как оформить это: я по этой части слаб, по части оформления.

С.К.: "Последнее время я против Лимонова. Он хочет вписаться в воровскую систему власти. Жаль, очень жаль. Мужик-то хороший", — пишет слушатель.

Э.Л.: Но я не преуспел.

С.К.: Куда вы вписываетесь? Объясните мне.

Э.Л.: 

Если бы я старался вписаться — а мне уже 73 года, — я уже, наверное, не впишусь
Эдуард Лимонов

С.К.: Знаете, в чём слушатель прав?

Э.Л.: В чём?

С.К.: Помните, вы ведь действительно говорите: "Назначьте меня послом на Украину", — я помню, вы просто просили, вы кричали, вы говорили об этом.

Э.Л.: Это такой вызов, это форма издевательства с моей стороны, конечно.

С.К.: Издевательства над кем?

Э.Л.: Над руководством страны, над людьми, которые держали абсолютно провального человека на должности посла России в Украине. Вы же помните, он был ответственен за закон о монетизации льгот, когда восстановил против себя 104 миллиона людей — господи! Его как забыли там. Более того, все знали, что он друг Порошенко, и держали друга Порошенко послом России на Украине! 

С.К.: "Представляю себе герб, — пишет слушатель. — Меч и разорванная колючка", — колючая проволока, что ли?

Э.Л.: Не хочу слушать даже.

С.К.: Не обижайтесь, Эдуард.

Э.Л.: Я не обижаюсь. А чего заниматься этим?

С.К.: Здравствуйте! 

СЛУШАТЕЛЬ: Чего вы этого "ватника" приглашаете?

С.К.: А вы чего звоните?

Э.Л.: А что он хотел сказать?

С.К.: А я не знаю. "Ватником" вас назвал. Вы гордитесь? Вы считаете себя "ватником"?

Э.Л.:

Я носил ватник, когда работал на харьковских заводах, и сапоги, и ездил в таком виде
Эдуард Лимонов

Однажды меня встретила девушка, в которую я был в школе влюблён, и в ужасе, она была с братом, а я ещё ехал на трамвае, на "колбасе" на этой. Она с ужасом посмотрела на меня и решила, что из меня ни черта хорошего не вышло: в институт я не поступил, висел на "колбасе" в ватнике — ехал работать. Я был монтажником в те годы.

С.К.: Кстати, в этом смысле Эдуард имеет гораздо больше моральных прав называть себя "ватником", чем многие те, которых вы называете и вы считаете.

Э.Л.: Да я годами это носил. Я почти на всех крупных харьковских заводах работал в своё время, и в литейном цехе год и восемь месяцев отработал. Я сохранил это всё.

С.К.: Здравствуйте! 

СЛУШАТЕЛЬ: Как вам, несмотря на все жизненные трудности, удалось сохранить свой жизненный оптимизм и трезвый взгляд на жизнь в нашем непростом мире, а особенно то, что касается событий на Украине? Спасибо!

Э.Л.: События на Украине — я просто очень хорошо весь этот регион знаю, я до возраста 23 лет жил в Харькове и отлично всё это знаю, помню и могу судить не со стороны, и я знаю украинский язык. У меня есть большой в этом смысле опыт, и вообще по миру помотало, и тюрьма очень важна — я всегда вспоминаю тюрьму, всё-таки школа жизни.

С.К.: Что вы ждёте от "нормандской встречи" — она предстоит 19 октября? Кстати, Олланд там будет, правильно?

Э.Л.: Я советую нашим руководителям страны не ехать туда.

С.К.: Поедут, уже говорят.

Э.Л.: Только потому, что там будет Порошенко с поросячьими глазами. Это ужасно. Не надо ехать. Там опять начнут нас учить жизни, отчитывать.

Они, по сравнению с нами, мелкие державы. Кто такая Германия? Подумаешь, сборище толстых лежебок
Эдуард Лимонов

Лучшие погибли во Второй мировой войне, положили свои жизни. Или что такое Франция? Извините меня, она влезла в победители с уже стараниями де Голля, а на самом деле она была фашистским государством. 

С.К.: А кого вы с нами вровень ставите, с Россией, из стран? США?

Э.Л.: После Второй мировой войны вышли две страны-победительницы неожиданно для всех.

С.К.: Подождите, США — понятно.

Э.Л.: Это Соединённые Штаты и Советский Союз.

С.К.: Но Россия сегодня не Советский Союз.

Э.Л.: А почему? У нас военная мощь, боеголовок у нас не меньше, так что это вовсе не факт — то, что вы говорите.

С.К.: 93%, Эдуард, сегодня проголосовали за вас, 7% — против. Эдуард Лимонов в нашем эфире. Прощаемся.

Э.Л.: Ура!

Полную версию беседы с Эдуардом Лимоновым слушайте в аудиозаписи.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!