"Синяя книга мэра". В мае 2017 года выйдет руководство по управлению городами РФ

"Синяя книга мэра". В мае 2017 года выйдет руководство по управлению городами РФ

Фото: © РИА Новости/Максим Блинов

820
Директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС Ирина Ирбитская рассказала, какая информация будет содержаться в руководстве по управлению городами для мэров.

МАРИЯ АНДРЕЕВА: А примерно есть расчётное время, когда "Синяя книга" будет уже в готовом виде?

ИРИНА ИРБИТСКАЯ: Первый драфт, черновик, будет приблизительно к концу, наверное, мая 2017 года.

ИЛЬЯ ПАНОВ: Я напомню, что "Синяя книга" — это некий такой гайдлайн.

М.А.: Это руководство.

И.П.: Руководство к устройству городов для мэров и жителей.

М.А.: Инструкция по применению для мэра.

Полную версию программы "Вперёд" с Ириной Ирбитской слушайте в аудиозаписи.

И. ПАНОВ: "Синяя книга мэра" — издание под таким рабочим названием сейчас разрабатывается Центром градостроительных компетенций РАНХиГС. Об этом мы сегодня поговорим с человеком, который об этом знает больше других. Ирина Ирбитская, директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС. Доброе утро.

М. АНДРЕЕВА: Что это за книга и почему вдруг её начали разрабатывать?

И. ИРБИТСКАЯ: Книга прорабатывается в связи с разработкой Стратегии развития Российской Федерации — 2030.

М.А.: Кто это будет читать?

Книгу будут читать мэры, и она будет доступна для людей
Ирина Ирбитская

Мало того, она направлена на людей. Как мы направим, действительно, на 1100 городов, где ещё и люди по-разному живут, как мы обратимся к каждому человеку? Есть очень хороший инструмент. В России сохранилась укладная система жизни людей. Я объясню, что это такое.

И.П.: Традиционная. Привычка.

И.И.: Она разная. Уже появляются современные уклады. Мы не с пустого места начинаем. Исследования, как живут люди в России, проводились давно, начиная с 19, 18 века. Есть современная аналитика. Сейчас мы в стадии определения, сколько у нас этих укладов. Уклад — это социально-пространственный тип жизнедеятельности человека.

В России 20 укладов приблизительно. 4 типа управленческих городов: есть крупные города, есть центры агломераций, есть мелкие и средние города
Ирина Ирбитская

На пересечении типа и уклада мы создаём решение, которое называется "проект плюс политика". Под каждый уклад в каждом типе города прорабатывается решение, что делать с этим укладом и, главное, как делать.

М.А.: То есть, получается, это не универсальная книга, а вариативная?

И.П.: Система некая?

И.И.: Да, есть система, которая позволяет нам направить очень точно эти решения на конкретную территорию, на конкретных людей.

И.П.: Но мы вспомним, как приезжают в провинцию, в города, москвичи и пытаются что-то делать. Мы только что разговаривали про губернатора Орла, и депутат говорит: "Он не орловский, он неместный, он приехал и пытается здесь что-то менять". Вам не кажется, что эту систему воспримут на местах как нечто, что москвичи какие-то столичные пытаются здесь насаждать? К чёртовой бабушке это никому не нужно, потому что есть понимание и знание, как жить в Кемерове, в Омске, Новосибирске, Надыме, Нарьян-Маре и так далее. В смысле, вот эти системы им не нужны. Что это будет воспринято как некая стратегия высоколобых умников, которые тут пытаются свои правила насаждать?

И.И.: И да, и нет. Я преподаю в Академии народного хозяйства, это дополнительное образование, в том числе для мэров городов и муниципальных управленцев. Очень нуждаются, особенно малые и средние города, в решениях сверху. Почему? В стране есть дефицит интеллектуальных ресурсов. Они действительно концентрируются в Москве, в Питере, в крупных городах. Второе — есть дефицит бюджетов. Малые и средние города не в состоянии нанять крупный институт, для того чтобы он сопровождал их деятельность. Третье: приходит мэр, хорошо, если человек пришёл из бизнеса, из крупного бизнеса, он понимает, как устроена сложная система.

И.П.: Хорошо, если он пришёл, а не его туда поставили…

Реально мэры не знают, что делать в городах. Набор таких решений, которые мы создаём, позволит им, по крайней мере, понимать, что делать
Ирина Ирбитская

Это первое. Второе: есть очень важный момент политики — это как делать. Интеграция местных жителей в принятие решений, то есть в настройку тонких решений, — она обязательна. Эта процедура будет прописана. Сейчас активных жителей мэры и вообще муниципалитеты воспринимают как такое мешающее зло. На самом деле это большая помощь.

М.А.: Это будет такой том увесистый?

И.И.: Очень рано об этом говорить. Мы совершенно точно будем преследовать два принципа: первое — она будет написана на очень простом языке, доступном всем, и второе — в основном это будет инфографика.

Это будут понятные визуально картинки с небольшим количеством текста, для того чтобы любой человек, живущий в городе, понимал, что там написано
Ирина Ирбитская

Сколько это будет страниц, мы пока не понимаем.

И.П.: Я хочу уточнить, закрывая этот рассказ о книге, какие разделы она будет затрагивать? Мы сейчас говорим общие слова, очень широко: как озеленять, как строить дороги, какие заборчики ставить? Или так мелко не будет это всё разжёвано? Что будет в этой книге? Мне непонятно.

И.И.: То, что вы сейчас перечисляете, это отраслевой подход. Эта книга будет — ещё раз — направлена на уклады, существующие в каждом городском типе. Вот сколько их будет, мы не знаем. Вы говорите: благоустройство или транспортная система. Когда мы говорим просто обеспечить транспортную систему в городе, мы получаем ненужное расширение дорог. Сначала мы должны знать, что эти дороги связывают. И здесь вы не можете не обратиться к людям — куда люди-то в городе ездят, что делают.

И.П.: Это как в Новосибирском Академгородке: прежде чем проложить тропинки, они сначала сделали садик, посмотрели, как люди ходят, чтобы протоптали вначале люди эти самые тропинки, а потом их закатали асфальтом.

И.И.: Да, мы сначала смотрим, что люди делают в городе, куда они в городе ездят, чем они занимаются, как свой досуг проводят, куда деньги вкладывают.

М.А.: А примерно есть расчётное время, когда книга будет уже в готовом виде?

Первый драфт, черновик, будет приблизительно к концу, наверное, мая 2017 года
Ирина Ирбитская

И.П.: Я напомню, что "Синяя книга" — это некий такой гайдлайн.

М.А.: Это руководство?

И.П.: Руководство к устройству городов для мэров и жителей.

М.А.: Инструкция по применению для мэра.

О пользе "Синей книги" на конкретных примерах

М.А.: Давайте возьмём какой-то пример. Любой город. Это, кстати, тоже будет касаться нашего Собянина?

И.И.: Безусловно.

М.А.: Это и для него тоже?

И.И.: Безусловно.

М.А.: Ну возьмём мэра Екатеринбурга Ройзмана. Всё-таки поменьше, но тоже достаточно известный город.

И.П.: Он же вроде какой-то сити-менеджер, нет?

И.И.: Вообще, мэр.

И.П.: То есть наоборот, сити-менеджер управляет. Там как раз, в Екатеринбурге, сложная система управления городом.

И.И.: Она стандартная, достаточно хорошая система управления, да.

М.А.: Можно отнести к какому-то устройству? Какой уклад?

И.И.: Можно. Ройзман делает ценнейшую вещь для страны и конкретно Екатеринбурга: он занимается теми самыми низовыми укладами, которые есть в городе. 

Любая цивилизованная страна — она занимается не только талантами и богатыми людьми, но в первую очередь повышением уровня "дна
Ирина Ирбитская

И.П.: Поясните, давайте сразу на примере. Что такое дно и что такое низовые уклады? Как ими заниматься?

И.И.: Вы знаете всё, чем занимается Ройзман. Он боролся с наркоманами, он реабилитировал людей. Это тот самый "донный уклад". Это ведь образ жизни определённый или бедность. Это тоже определённый образ жизни, это определённый уклад. Или люди с ограниченными возможностями, люди, которые, не дай бог, болеют раком. Это тоже определённый уклад, они живут определённым образом, простаивают в очередях сутками. Все государства развитые постоянно занимаются поднятием этих стандартов жизни для этой категории граждан. Я приведу пример. Вот Ройзман этим занимается в ежедневном режиме. К нему потоками идут люди со своими проблемами, и он эти проблемы решает. Но он решает это вручную.

И.П.: Не может же руководитель решить проблемы всех жителей…

И.И.: Действительно, это так. Это, конечно, задача служб определённых, в том числе социальных служб. Это задача государственной политики, чтобы она способствовала тому, чтобы поднимать эти стандарты жизни людей, которые не могут их себе поднять. Поскольку в стране этого нет, Ройзман компенсирует таким образом. Но это очень важный показатель. Я приведу пример: вот уклад наркоманов. Это уклад, это образ жизни, из него очень сложно вырваться. Как работает, например, Дания с этим. Они создают места с медиками, куда наркоманы могут приходить, получать дозу наркотика под контролем врачей.

И.П.: Да, а Ройзман просто приковывает их к постели.

И.И.: Это смена уклада.

М.А.: Получается, мы их легализуем таким образом.

И.И.: Когда вы легализуете уклад, вы его раскрываете.

И.П.: Наркоманы не вне закона, потребители наркотиков не вне закона. Наркоторговцы вне закона.

Вы, легализуя уклад, смотрите на него прямо, вы создаёте условия тем самым, чтобы человек мог легче оттуда выйти. Вы ему создаёте в первую очередь цивилизованные условия
Ирина Ирбитская

И.П.: То есть правильно я понимаю, что, вставляя шприц в иглу, мы даём человеку возможность его оттуда вытащить, или как?

И.И.: Да.

И.П.: Серьёзно?

И.И.: Это серьёзно. Потому что он это делает под контролем врачей, там есть мягкое воздействие — когда ему мягко создают картинку жизни без этого.

М.А.: Как же он выйдет из этого, если он просто будет получать это…

И.И.: У меня нет статистики сейчас, но это работает. В Дании это сработало.

М.А.: То есть люди отказываются потом от этого, что ли?

И.И.: Какие-то отказываются люди, да.

И.П.: Какие-то умирают.

И.И.: Понизилась смертность, понизилась преступность в городах. Мы знаем, что это ещё категория людей, которые на всё способны.

М.А.: И "Синяя книга" конкретно для мэра Ройзмана, который сейчас в Екатеринбурге, будет советовать продолжать поднимать уровень дна, но с помощью социальных служб уже, а не в ручном режиме?

И.И.: Даже не с помощью социальных служб, а с помощью конкретных решений, то есть мы докручиваем этот уклад, который существует, до цивилизованной модели.

М.А.: То есть вы ему будете показывать, как перенять опыт Дании, как вариант?

И.И.: Например.

И.П.: Вот так подробно вы будете там всё описывать?

И.И.: Да.

И.П.: Мы работаем с наркоманами вот так, с алкоголиками — так, с проститутками — вот так.

О том, что делать с "плохими" районами

И.И.: Мы отвечаем на вопрос: а что делать с кошмарным цыганским посёлком в Екатеринбурге.

М.А.: Да, вот что?

И.И.: Что делать с трущобными и криминальными районами?

И.П.: И вы для каждого из 1120 городов будете это описывать?

И.И.: Их немного. Подобного сорта укладов порядка 20.

И.П.: 20 укладов и 4 принципа управления.

М.А.: А что делать с цыганским посёлком, просто тоже стало интересно.

И.И.: Решение не одно. Их несколько.  

Быстрое решение — снести и расселить
Ирина Ирбитская

К этому прибегают очень многие развитые страны. Когда нужно разорить клубок негатива, либо сносят центр, либо очень сильно начинают работать не только социальные службы, но и локальные проектные офисы, включающие социологов.

И.П.: Но ведь люди такого типа привыкли локализоваться и вместе бомжевать.

И.И.: Оказывается, что уклад — это, на самом деле, кажется, что это какая-то устойчивая вещь. Но она очень связана с территорией. Как только вы разрываете связи, этот уклад начинает распадаться.

И.П.: То есть не будет цыганский табор через весь город друг к другу ездить?

И.И.: Не будет, это правда.

М.А.: Хорошо, а вот трущобы. Места скопления асоциальных людей каких-то, того самого дна. Какой рецепт?

И.И.: Их два. Он одинаков для цыганского посёлка. Первый — это радикальный способ, это снос. Причём политически это делается не слишком жёстко, всё равно должна быть программа какая-то светлая и прекрасная. Это не голые слова, она действительно должна быть.

И.П.: Не просто разбомбить и выгнать, а что-то предложить.

И.И.: Не просто разбомбить и выгнать, а что-то предложить взамен. А вторая история — это уже более долгоиграющая, более сложная, занимающая 10—15 лет, когда включаются не только социальные службы, но локальные проектные офисы, включающие культурологов, социологов, медиков и так далее.

И.П.: Последний вопрос: почему "Синяя книга"? Я когда искал, что такое "синяя книга", я нашёл у американцев проект "Синяя книга", они НЛО изучали под таким названием. Что такое "Синяя книга"?

И.И.: Это рабочее название, не почему. Просто цвет хороший.

И.П.: А вы в курсе про эту программу изучения НЛО американскую? Очень смешно.

И.И.: Нет.

И.П.: Секретная программа, которая изучала НЛО и их воздействие на США. Тоже называлась "Синяя книга".

М.А.: Хорошая ассоциация. Может быть, потом поменяют, будет как-то по-другому назваться.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×