Лимонов: Нечего тюфякам-мажорам жить на папины деньги, наследство надо отменить!

Лимонов: Нечего тюфякам-мажорам жить на папины деньги, наследство надо отменить!

Фото: © L!FE/Владимир Суворов

7904
Публицист Эдуард Лимонов предположил, что "наследственные" деньги государство может распределять на выплаты пенсионерам, строительство бюджетного жилья и модернизацию дорожной инфраструктуры.

ЭДУАРД ЛИМОНОВ: Надо запретить вообще наследство. Это будет справедливо. Подумайте, это звучит шокирующе, но на самом деле так. Если ваш папа криминал, украл много-много денег и вы почему-то должны ему наследовать — это справедливо? Нет, не справедливо. Если ваш папа гениальный человек, а вы тюфяк и сопля зелёная, то чего вы должны на его "гениальные" деньги жить? Каждый должен начинать жизнь с чистого листа.

СЕРГЕЙ КОРОЛЁВ: Простите, а ради чего тогда жить, если не ради своих детей?

Э.Л.: В вас говорит общинно-родовой строй: семейственность. От семейственности у нас и коррупция. Отчего? Человеку самому особо ничего не надо — чуть-чуть, немножко. А когда начинается: там племяннице, дочери, сыну, второму сыну, зятю, и всем по квартире — и имеем Захарченко какого-нибудь с девятью миллиардами.

С.К.: И тут вас сразу поймали наши слушатели. "А если папа не бандит, а сварщик?" Тоже нельзя? Вот он копил, копейку откладывал всю жизнь для сына, чтобы подняться мог.

Э.Л.: Не надо для сына. Надо поставить так, чтобы никому не было. Не надо наследства.

 

С. КОРОЛЁВ: Добрый вечер, Эдуард!

Э. ЛИМОНОВ: Добрый вечер!

С.К.: Начинаем с рубрики "Счастливый звонок". Давайте третий звонок примем. Здравствуйте! Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Меня зовут Валентина. Я с Луганской области. Может, вы что-нибудь знаете по выбором в ЛНР и ДНР? Раньше было на 6 ноября — какие-то изменения есть или нет — что можете сказать по этому поводу?

Э.Л.: У меня никаких новых сведений, новой информации по этому поводу тоже нет. Сожалею, но пока так.

С.К.: Собственно, насколько я понимаю, не готовятся сейчас эти выборы. Минский процесс забуксовал.

Э.Л.: Насколько я понимаю, выборы, наверное, не состоятся.

С.К.: Ладно, давайте начнём с российской нации. Вчера я уже спрашивал вас по телефону, сегодня тема получила продолжение. Смотрите: "Российская нация очень отличается от "плавильных котлов", многонациональных, которые безуспешно пытались реализовать в мире. Только через диалог, через доверие, поддержку, взаимопонимание, сохранность друг друга.

Э.Л.: У меня уже уши завяли.

С.К.: "Самобытность, мы смогли создать российскую нацию", — кто сказал, как вы считаете?

Э.Л.: Не знаю.

С.К.: Нет даже предположения?

Э.Л.: Наверное, Владимир Владимирович Путин.

С.К.: Это было сказано сегодня на заседании XX Всемирного русского народного собора. Это сказала вице-спикер Государственной думы Ирина Яровая.

Э.Л.: Боже мой!

С.К.: Российская нация, определение Эдуарда Лимонова?

Э.Л.: Я не знаю, что такое российская нация.

С.К.: Я вас в тупик поставил?

Э.Л.: Нет, вовсе не в тупик. Просто её нет как таковой. Есть сообщество весёлых, красивых, умных народов, которые у нас в Конституции все прописаны, и власть принадлежит нам, этим народам. Я знаю, что такое русская нация, знаю, я сам имею честь принадлежать к этой нации. А что такое российская нация, не знаю.

О русской нации хочу добавить, что ни в одном нормативном акте Российской Федерации русская нация даже не упоминается и никаких прав фактически она не имеет
Эдуард Лимонов

Речь не идёт о том, чтобы эту нацию наделить правами большими, чем у других, но хотя бы дать в нормативных актах, в законах, упомянуть её и дать ей хоть какие-то права, какие имеют все другие народы и национальности. Этого нет, а мы замахнулись на российскую нацию — это чего? Фридрих Великий прусских гренадеров выдавал замуж, спаривал фактически с огромными прусскими девками и вывел породу таких двухметровых гренадёров — это мы собираемся, что ли, сделать или что?

С.К.: Мне кажется, о другом идёт речь.

Э.Л.: Там всё о мигрантах — я читал специально, смотрел Вячеслава Михайлова.

С.К.: Профессор Михайлов, который предложил.

Э.Л.: Да, профессор Михайлов, который выступил с этим законопроектом. Насколько я понял, там речь идёт о мигрантах, о том, как они будут адаптироваться в России больше всего. О русской нации я там ничего особо не нашёл для себя.

С.К.: "Эдуард, что же это за нация слабая такая, которая хотела бы упоминания себя в законе".

Э.Л.: Не надо этой иронии.

С.К.: Слушатель пишет.

Э.Л.: Знаете, слабая-слабая. Есть нормативные акты, есть законы — должны быть права русской нации каким-то образом отмечены. На минуточку, мы государствообразующая нация, и хотя бы из чувства уважения надо это упомянуть. Но у нас как при советской власти делали вид, что русских нет, а есть какие-то многонациональные массы трудящихся, так и сейчас продолжается то же самое. Я в 1996—1997 годах участвовал в великолепном приключении, к сожалению, окончившемся неудачей, при Комитете по геополитике в Государственной думе разрабатывался закон как раз о русской нации. Он прошёл два парламентских слушания, и, если бы ему не мешали, наверное, он был бы вынесен на пленарное заседание Госдумы, но он не был, и на том всё закончилось. Те люди, которые вместе со мной, добровольцы, работали над этим законом, многие уже умерли даже — 20 лет прошло.

С.К.: Мне кажется, что вот о чём ещё идёт речь. Когда мы едем за рубеж, мы говорим: я — русский. Откуда ты? Я русский. Вопрос не встаёт: татарин, чуваш, чеченец и так далее. Ведь эти разные нации и народы, которые проживают в России.

Э.Л.: Я вас понял. Вы знаете, что нужно сделать?

С.К.: Что?

Э.Л.: Не мудрствуя лукаво и не выдумывая деревянный велосипед, во французских паспортах сказано Nationalité — это имеется в виду национальность, и она равна гражданству. Там написано France и, хоть ты чёрный с Антильских островов, хоть ты красноватый из Полинезии, из Новой Каледонии, ты всё равно France. 

У нас поставить национальность — русский, и оно же гражданство, и тогда всё будет решено и никаких проблем
Эдуард Лимонов

С.К.: Для этого нужен закон.

Э.Л.: А у нас сейчас придумывают. У нас в Конституции сказано, что народы России обладают всей полнотой власти. У нас Уголовный кодекс есть, который карает за любую межнациональную резню и просто резню, — чего ещё надо? Чего нужно выдумывать? Выдумывают и не то. В конце концов, признайте заслуги государствообразующей русской нации, и все будут довольны. Введите в паспорт единственную эту графу "Национальность", она же равна гражданству — всё.

С.К.: Это будет национальность русский или россиянин?

Э.Л.: Россиянин не надо. Я не знаю такого слова. Кто такой россиянин?

С.К.: Как это вы не знаете?

Э.Л.: В Казахстане есть казахстанцы — что это за казахстанцы? Если есть казаки, есть русские, есть немцы — сделайте россияне.

С.К.: Да.

Э.Л.: Да ну, это никуда не годится, я считаю. Мертворождённая идея, и жить она не будет.

С.К.: Да, ведь есть Русский мир, а не российский мир. Сегодня Русский мир — он какой?

Э.Л.: Русский мир сейчас пока такой, какой нам позволяет этот мир иметь российская власть, и только такой.

С.К.: "Мы — ширли-мырли — русскоязычные россияне", — пишет слушатель через WhatsApp.

Э.Л.: Это я понимаю иронию, да. Это серьёзные вещи, но можно иронизировать.

С.К.: Но как без улыбки-то, с другой стороны?

Э.Л.: Слушайте, давайте улыбаться, только всё прощёлкаем, пока будем улыбаться.

С.К.: "Эдуард Вениаминович, — спрашивает слушатель, — на 4 ноября что-то планируете?"

Э.Л.: 4 ноября ничего не вижу выдающегося. Я всё-таки считаю, что 7 ноября состоялась Великая Октябрьская социалистическая революция, последствия которой были просто огромны.

С.К.: Есть определённые люди, которые монополизировали понятие "Русский марш". Мы сегодня звонили, узнавали.

Э.Л.: Это же явление совсем дохлое, недавнее, и пройдёт и это, и уже прошло. Уже вы видите: по-моему, всё это сходит на нет. Государство придумало, того времени, в 2005-м это началось, да? Или в 2004-м? По-моему, в 2005-м. Это придумал мой старый друг Дугин — помните, да? И государство с удовольствием согласилось, но потом стали ходить на "Русский марш" и не дугины, и не государство.

О наказаниях для золотой молодёжи и отмене наследства

С.К.: Внимание. Срочная новость. Участнику гонок на "гелендвагене" Маджидову увеличили срок ареста до 15 суток. Видимо, нас услышали.

Э.Л.: Вообще, я сидел такое количество раз и на 15 сутках, и на 10 — это не наказание, на мой взгляд.

С.К.: Знаете, как это произошло? В первом мировом суде ему дали пять, но был ещё один эпизод — его перевели в другой зал суда, и там арестовали ещё на 10 суток по другому эпизоду.

Э.Л.: Что можно сказать? Нужно только печально улыбнуться по этому поводу. Видимо, чувствуют, что людям не нравится — 97% было, да?

С.К.: Да.

Э.Л.: Которые не согласились.

С.К.: На 15 они тоже не согласятся.

Э.Л.: Власть чувствует. И на 15 они не согласятся. Раз люди требуют, значит, у них есть какие-то основания для этого. Я вот доверяю.

С.К.: "Агрессивное вождение приравнять к покушению на убийство", — слушатель предлагает. "В следующий раз ДПС должны стрелять по колёсам этих "геликов".

Э.Л.: 

Автомобиль — это средство убийства, надо это признать
Эдуард Лимонов

С.К.: Стоит вернуть, кстати, налог на наследство 70%, как у Рузвельта был? Это к вопросу о мажорах. Никита Кричевский тут предложил.

Э.Л.: 

Я думаю, надо отменить вообще наследство — пускай каждый начинает с нуля
Эдуард Лимонов

С.К.: Хорошая мысль. Слушатель спрашивает: "Эдуард Вениаминович, в какую страну лучше "валить" сейчас?"

Э.Л.: Как вам не стыдно задавать мне такой вопрос?

С.К.: Вернёмся к наследству. То есть с чистого листа?

Э.Л.: Надо запретить вообще наследство. Это будет справедливо. Подумайте, это звучит шокирующе, но на самом деле так. Если ваш папа криминал, украл много-много денег и вы почему-то должны ему наследовать — это справедливо? Нет, не справедливо.

Если ваш папа гениальный человек, а вы тюфяк и сопля зелёная, то чего вы должны на его "гениальные" деньги жить?
Эдуард Лимонов

Каждый должен начинать жизнь с чистого листа.

С.К.: Простите, а ради чего тогда жить, если не ради своих детей?

Э.Л.: В вас говорит общинно-родовой строй: семейственность. От семейственности у нас и коррупция. Отчего? Человеку самому особо ничего не надо — чуть-чуть, немножко. А когда начинается: там племяннице, дочери, сыну, второму сыну, зятю, и всем по квартире — и имеем Захарченко какого-нибудь с девятью миллиардами.

С.К.: И тут вас сразу поймали наши слушатели. "А если папа не бандит, а сварщик?" Тоже нельзя? Вот он копил, копейку откладывал всю жизнь для сына, чтобы подняться мог.

Э.Л.: Не надо для сына. Надо поставить так, чтобы никому не было. Не надо наследства.

С.К.: Может, и пенсию отменить?

Э.Л.: Мыслите по-иному.

С.К.: Пенсию тоже отменить?

Э.Л.: Мы не говорим пока — "может-может" — мы пока говорим об этом. Это я не сейчас придумал.

С.К.: А когда?

Э.Л.: И не в порыве полемики, а я давно носился с этими определёнными социальными идеями, которые мне кажутся разумными. Вот одна из них.

С.К.: Какие ещё?

Э.Л.: Не надо "какие ещё". Давайте сегодня на этом.

С.К.: Отменить наследство?

Э.Л.: Да. Вы у меня спросили — я вам ответил. Да, надо отменить наследство, потому что сын обыкновенный или дочь — это, как правило, не гении. Как говорят, на детях природа отдыхает. 

Пускай эти люди доказывают обществу и зарабатывают сами. Деньги не так сложно заработать
Эдуард Лимонов

С.К.: Значит, я буду за копейку продавать своему сыну, к примеру, нажитое или дарить. Дарственная.

Э.Л.: Не надо вот эти сопли, не надо.

С.К.: Запросто всё обходится. Запросто.

Э.Л.: Простоквашу эту, слякоть вводить сыну — плакать начнём о вашем сыне. Не надо этого всего.

С.К.: "Лимонов своим детям тоже ничего не оставит?"

Э.Л.: Да. Конечно, ничего не оставлю.

С.К.: Как же так?

Э.Л.: Начинается: "своим детям", "моим детям" — вы какие-то несовременные все.

С.К.: "Как думает Лимонов о том, что многие в России сами не прочь взять чужое? Украл — значит, сумел, и не с правительства начинать надо, а со всех нас". 

Э.Л.: Перевоспитывайтесь, правильно. Дорога правильная, давайте. Мы сейчас не об этом говорим. Вы сразу как включаетесь в определённый разговор, вы начинаете включать космос, звёзды, семейные отношения.

С.К.: Жизнь — она такая.

Э.Л.: Генетику, жизнь насекомых — всё на свете — молекулы. Не надо этого. Давайте ограничимся: говорим о наследстве — я высказался о наследстве.

С.К.: Ещё один вопрос, последний на эту тему. Слушатель через Telegram пишет: "То есть дети Лимонова будут жить на улице после смерти Лимонова?"

Э.Л.: 

Они живут сейчас, дети Лимонова, прекрасно без Лимонова, хотя я им, безусловно, помогаю ежемесячно
Эдуард Лимонов

С.К.: Видите, вы им помогаете.

Э.Л.: Это правильно, пускай вырастут, пока сами смогут. Вырастут — выучатся.

С.К.: Вернёмся к спору.

Э.Л.: Они же у меня маленькие. Все там представляют, наверное, что у меня какие-то гигантские дети.

С.К.: А сколько вашим?

Э.Л.: У меня сыну 7-го числа будет десять лет, а дочке — восемь.

С.К.: Да, совсем малые.

Э.Л.: Так они маленькие, им надо ещё питаться.

С.К.: До совершеннолетия надо помогать, а дальше уже во взрослый путь сами?

Э.Л.: Мы говорили о наследстве.

О последствиях выступления Райкина на Съезде театральных деятелей

С.К.: Хорошо. Мы с вами начинали говорить по поводу выступления Райкина на съезде Союза театральных деятелей, и вы представляете, до сих пор эта история тянется. Такой сериал, который никак не может закончиться.

Э.Л.: Но он же выцыганил, он же шантажировал власть, говорил, вы цензуру вводите. Власть обиделась и дала ему денег. Чего ему ещё надо? Ну, чего? Я как-то был на спектакле "Жмурики" — по-моему, так он назывался. 

С.К.: В "Сатириконе"?

Э.Л.: В "Сатириконе", да. И я считаю себя очень смелым и таким современным писателем, но эта унылая сцена была в морге: два санитара бранились, и я нашёл это чрезвычайно пошлым и ушёл, я помню. Ушёл, не досмотрев.  

Все они носятся, что они деятели культуры
Эдуард Лимонов

Вы от меня слышали — вот мы знакомы сколько, я прихожу к вам, я когда-нибудь говорил, что я деятель культуры, деятель искусства? Чего-нибудь требовал? Я даже пенсию не получаю. А тут человек шантажирует власть, кричит: "А! У нас цензура!" Тут ему в пасть кинули деньги на его театр, и он заткнулся или нет.

С.К.: Эдуард Лимонов — величайший деятель культуры в студии Лайфа.

Э.Л.: Не надо, не называйте. А то я на вас в суд подам, если вы будете.

С.К.: За что, за лесть?

Э.Л.: За то, что меня деятелем культуры называете. Что может быть противнее?

С.К.: Я хотел поговорить по поводу древнегреческих театров, потому что Владимир Мединский, министр культуры, вчера на встрече с работниками культуры Астраханской области назвал российские театры самыми свободными со времён Древней Греции и Рима.

Э.Л.: А он жил в это время? Вот тоже у него какие-то сведения.

С.К.: Он историк.

Э.Л.: Да ну, ладно, историк?!

С.К.: Он себя называет историком — хорошо, скажу так.

Э.Л.: "Жёлтые" книги — да ну, не надо.

С.К.: Да, но если вспомнить по древнегреческие театры — много ли от них осталось в современных российских?

Э.Л.: Да ничего. На мой взгляд, если хотите моё мнение, то театр — это вообще отживающее искусство. В кино-то люди редко ходят.

С.К.: Но смотрят дома, на диване.

Э.Л.: А театр — это абсолютно классовое такое. Сегодня люди, которые ходят в театр, — это так называемая наша интеллигенция, и она у нас не лучшего качества, иначе бы с нами не случилось, с нашей страной, всех тех несчастий, которые мы переживаем за последние 25 лет.  

Интеллигенция у нас отсталая, надо это признать, и в этом виновен, кстати, и театр тоже, все эти пьесы Чехова бесконечные
Эдуард Лимонов

Чехов умер до революции, а вы до сих пор ходите смотреть, как полинявшие тётки сидят там в нарядах, разыгрывают вам "Вишнёвый сад". Какая трагедия! Какой-то подрядчик у благородной дворянской дамы купил вишнёвый сад — боже мой! Вся страна переживает — вот мозги забиты гусарами, какими-то "Вишнёвыми садами", "Дядя Ваня", гитары, шкаф, мой бедный шкаф, и в Москву, в Москву — и не едут в Москву. Сидят, типично, чаи пьют и прохлаждаются. Вот поэтому революция и случилась, что они сидели.

С.К.: И прохлаждались.

Э.Л.: Да.

С.К.: Вы говорите, и даже кино уже?

Э.Л.: И даже кино уже.

С.К.: А что на смену?

Э.Л.: А на смену идёт эта ругань в Интернете, свирепые склоки, свары. Открытая нараспашку чёрная душа у многих. Посмотрите, загляните в Интернет.

С.К.: Я каждый день гляжу — что же вы хотите? 

Э.Л.:  

Бедный Фрейд, Фройд, он не дожил до этого времени, когда можно видеть эти души не на кушетке у психиатра, а в Интернете — посмотрите, сколько мерзавцев
Эдуард Лимонов

Очень много в процентном соотношении. Есть и добрые души, безусловно, слава богу.

О будущем Курил

С.К.: Здесь были вопросы по поводу Курил. Сегодня Валентина Матвиенко сделала резонансное заявление, говорит, Россия готова к совместной хозяйственной деятельности с Японией.

Э.Л.: Это плохо. Я об этом давно и даже у себя в ЖЖ много раз вспоминал.

С.К.: При этом она подчеркнула, что принадлежность Курильских островов является спорной для Японии, но ни в коем случае не для России.

Э.Л.: Все эти разговоры нас всё время убеждают и утихомиривают, однако переговоры за нашими спинами какие-то ведутся и нужно смотреть в оба и не позволить этого сделать. Курилы сами по себе скалистые острова, ничего особенного, всё время штормы, ветра, но там, во-первых, это стратегически очень важно, мы как бы отгораживаем Японию, а то мы даём Японии выход: мимо нас они будут постоянно ездить, курсировать на своих судах, и рыбные богатства огромные они сразу оттяпают — это же даётся вместе с акваторией. А потом какой будет удар по нашему с вами самолюбию: мы вот Крым приветствовали, а представляете, мы потеряем Курилы, когда наши джентльмены в Кремле, доброхоты отдадут, например, Курилы — мы же с вами будем все болеть после этого.

С.К.: Но пока мы только прирастали за последнее время, за последние пару лет.

Э.Л.: Не надо. Там какие-то свои идут переговоры — я не знаю, кто там их ведёт, непонятно. Надо бы стать прозрачнее, надо выступать перед нами хотя бы еженедельно. Пускай нам говорит кто угодно: Лавров, я не знаю, Владимир Владимирович, может быть, слишком высоко сидит — не будет, но пусть нам говорят, отчитываются, что происходит, что ожидать.

О том, как государству распределять "наследственные" деньги

С.К.: Внимание, я запускаю итоговое голосование. Сегодня Эдуард Лимонов сделал несколько заявлений в нашем эфире, но самое главное, это, наверное, предложение отменить наследство.

Э.Л.: Правильно. Избавимся от олигархов, хотя бы в следующем поколении.

С.К.: И от коррупции.

Э.Л.: И от коррупции во многом.

С.К.: Первое: отменить наследство. Второе заявление: этому "гонщику" 15 суток мало.

Э.Л.: Со мной 97% согласны.

С.К.: Дальше. Российская нация — нет, но проблема есть, и вообще, Эдуард предложил в паспорте приравнять графу "Гражданство" к графе "Национальность" и писать "русский". Всем.

Э.Л.: Да, безусловно.

С.К.: Это вкратце пересказал вам нашу программу. По итогам вы согласны с Эдуардом, поддерживаете его или нет, готовы поспорить?

Главный вопрос сегодня, конечно, это краеугольный камень — отменить наследство.

Э.Л.: Запальчиво не решайте — это раз, а подумайте, и вы убедитесь, что я прав. 

С.К.: "По ходу, Лимонов окончательно лишился рассудка, — пишет нам слушатель. — Куда нажитое-то отойдёт, государству?"

Э.Л.: Куда нажитое отойдёт?

С.К.: Да. Хороший вопрос, кстати.

Э.Л.: Мне, вам. В бюджет пойдёт.

С.К.: В бюджет. То есть "жировать" будут те, которые на бюджете сидят.

Э.Л.: Это начинается вот эта подленькая.

С.К.: Главный вопрос — куда? Или в могилку?

Э.Л.: Это называется подленькая ментальность такая, психология: сразу "жировать". Вы гнилые вещи высказываете. 

Я говорю, в бюджет, чётко, из которого будут платить пенсионерам, бюджетникам, раз бюджет, будут строить дешёвые дома, я надеюсь, в конце концов, которые вы будете арендовать, например
Эдуард Лимонов

С.К.: Ставить камеры фотовидеофиксации правонарушений на дорогах.

Э.Л.: Если хотите, да, то почему нет.

С.К.: Закупать эвакуаторы.

Э.Л.: Камера, вы знаете, всего-навсего может служить и хорошим целям видеонаблюдения, и плохим — мы с вами знаем это.

С.К.: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! У меня вопрос такой: а разве забыл Эдуард Лимонов о том, что в советских паспортах была графа "Национальность", в том числе "русский", и почему сейчас её отменили, хотя они говорят, что Российская Федерация — это, мол, русские. Как это он понимает?

Э.Л.: Я не связываю это с прошлым. Я просто вам говорю то, что нужно сейчас. Была — не была, это относится к прошлому.

С.К.: "Толстосумы найдут возможность передать наследство, а народ останется без трусов".

Э.Л.: Я не разделяю эту психологию.  

Динозавры вымерли, и мы вымрем обязательно
Эдуард Лимонов

Империи все рушатся, в то время как Соединённые Штаты никуда не рушатся и европейская империя растёт.

С.К.: Европейская растёт?

Э.Л.: А что?

С.К.: А как-то откололась Великобритания, вроде.

Э.Л.: Откололась — не откололась: там 28 стран — что вы хотите?

С.К.: "Создать министерство по отъёму наследства и все деньги тратить на него — вот логика".

Э.Л.: Не понял вопроса.

С.К.: Он говорит, по вашей логике получится: создадут министерство по отъёму наследства. Все деньги будут тратить на это министерство.

Э.Л.: Я не говорил этого. Это вы говорите.

С.К.: Это слушатель пишет.

Э.Л.: Просто юридически если наследство отменяется, то оно отменяется. Всё, точка. Я думаю, всем понравилась эта идея.

С.К.: Посмотрим.

Э.Л.: Кому-то очень не понравилась, а кому-то понравилась.

С.К.: Здравствуйте! Вы поддерживаете Эдуарда? Наследство отменяем?

СЛУШАТЕЛЬ: Можно и отменить, в принципе. Эдуард, вы не считаете, что Захарченко просто подставили — возможно такое?

Э.Л.: У меня нет 9 миллиардов — подставляй меня, не подставляй, и даже 9 миллионов, и даже 900 тысяч, наверное, не наберётся никогда. Подставили — ничего себе! Человек сконцентрировал такие наличные деньги — я не берусь тут рассуждать. Мне говорят: у Никиты Белых 400 тысяч евро отобрали — ну да, отобрали. Меня, когда арестовывали на Алтае, у меня было 11 тысяч долларов не моих, а как бы на нужды движения. 11 тысяч долларов тогда — а тут человек имеет несколько кубометров евро, и вы говорите: подставили. Ну, хитро подставили — я не верю во все эти идиотские теории заговоров. Прямо подставили — привезли ему на КамАЗах все эти деньги и поставили в квартиру, подставили.

С.К.: Здравствуйте!

С.К.: "Какого равенства вы хотите? — спрашивает слушатель. — Такого, как в Венесуэле?"

Э.Л.: Я хотел бы, чтобы были национальные богатства распределены более равномерно. Я не за военный коммунизм, безусловно, потому что я считаю, что это насилие, естественно, над природой человека: одни всегда будут талантливее других, и поэтому не надо, чтобы у всех было по бутылке молока и по краюхе хлеба — не об этом речь идёт. 

Сверхбогатые должны быть выметены из страны, они всем мешают, в том числе и образованию среднего класса
Эдуард Лимонов

С.К.: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Эдуард, я согласен, что в паспорте должна быть...

С.К.: Что в паспорте? Очень тоже плохо слышно. Что должно быть всё-таки в паспорте? Просит прояснить свою позицию ещё раз наш слушатель, как я понимаю.

Э.Л.: По вопросу о введении нам российской нации я сказал, что если цель этого каким-то образом нас всех построить и унифицировать, то легче перенять общечеловеческий опыт и в паспорте приравнять национальность и гражданство.

С.К.: Ну что, пора подводить итоги, Эдуард?

Э.Л.: Подводите.

С.К.: Останавливаю наше голосование.

Э.Л.: А жаль.

С.К.: Даже в последние секунды меняется результат: звонят-звонят. 79% наших слушателей сегодня проголосовали за вас, поддержали вас по итогам программы. Большинство, как всегда.

Э.Л.: 70% — это мало.

С.К.: 79%. 21% проголосовал против Эдуарда Лимонова.

Э.Л.: Не понравилось им наследство. 

С.К.: Не понравилось наследство.

Э.Л.: Хотят деток своих "подогревать", понятно.

Полную версию программы "31 февраля" с Эдуардом Лимоновым слушайте в аудиозаписи.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!