Ленинский проспект или шоссе Грозного: чьё имя подходит Живодёрной слободе?

Ленинский проспект или шоссе Грозного: чьё имя подходит Живодёрной слободе?

Фото: © РИА Новости/Руслан Кривобок/Владимир Песня/Александр Вильф

5566
Президент Фонда сохранения культурного наследия "Русский витязь" Дмитрий Лысенков и профессор церковной истории Православного Свято-Тихоновского университета Александр Дворкин высказали своё мнение об идее Владимира Жириновского присвоить имя первого русского царя проспекту в честь вождя мирового пролетариата.

В. ШЕСТАКОВ: Ничего страшного в этой инициативе Жириновского не видит президент Фонда сохранения культурного наследия "Русский витязь" Дмитрий Лысенков. Дмитрий Викторович, здравствуйте!

Д. ЛЫСЕНКОВ: Добрый день!

В.Ш.: Какова ваша позиция, почему можно в Грозного переименовать?

Д.Л.: Только сегодня мне стала известна инициатива Владимира Вольфовича по поводу того, что можно было бы Ленинский проспект переименовать. При всём этом мы понимаем, что идея носит эпатажный характер и вряд ли она когда-нибудь будет реализована. Я хочу сказать очень простую вещь. У нас в стране полным-полно улиц, станций метро, названных именами настоящих палачей русского народа, не побоюсь этого слова — дьяволов во плоти вроде Войкова. В то же самое время у нас в стране нет ни улиц, ни городов, ни площадей, названных именем одного из величайших созидателей нашей страны Иоанна IV Грозного — человека, который, по сути, стоит у основания фундамента нашего государства. Поэтому если бы эта инициатива обсуждалась всенародно при том, что грамотность нашего населения была бы на том уровне, на который можно было бы рассчитывать при плебисците по этому вопросу, то, я думаю, большинство бы проголосовало "за". Потому что в том, что Ленин имел непосредственное отношение и стоял во главе шайки, которая разрушила великое государство, я никогда не сомневался. И, сопоставляя фигуры людей, которые, несомненно, внесли гигантский вклад в перемены всей человеческой цивилизации — и Грозный, и Ленин, — конечно, моя симпатия на стороне великого царя, а не на стороне разрушителя великой империи.

Но самая здравая идея, как мне кажется, заключалась бы в том, чтобы хотя бы одна площадь хотя бы в одном городе нашей страны была бы названа площадью России. И там бы [установить] символический знак России — вот такой памятник, такая площадь нужна. Есть площадь Испании, Франции, Италии во всех странах…

В.Ш.: А площади России нет, как, в общем, и монумента свободы.

Д.Л.: Вот за что бы я реально голосовал.

В.Ш.: Хорошо. Оставайтесь, пожалуйста, на линии. Есть другая позиция. Профессор церковной истории Православного Свято-Тихоновского университета Александр Дворкин. Вы почему против, чтобы Ленинский проспект переименовывали в шоссе Ивана Грозного?

А. ДВОРКИН: Если учитывать, что это место когда-то называлось Живодёрская слобода, то, что одно имя, что другое — вполне подходящие. Но хотелось бы, чтобы в нашей столице были более достойные имена, не Ленин и не Иван Грозный. Я не знаю, это какое-то заблуждение, что Грозный был великим созидателем, не говоря уже о тех реках крови, которые он пролил. Но есть же ещё очевидная вещь: посмотрите на результаты его правления, чего он достиг? Он завоевал и Казань, и Астрахань, это было в первой половине его правления, когда у него были достойные советники. В конце концов он их отправил в отставку или казнил, вся вторая половина его царствования — это фиаско. Он развязал Ливонскую войну, которую он вёл бездарно и проиграл её, хотя были все шансы расширить выходы России на Балтийское море. Его абсолютно провальная дипломатия привела к тому, что такие заклятые враги, как Польша и Швеция, объединились против России, это действительно сумел сделать только Иван Грозный. При нём слабое Крымское царство устроило набег и сожгло Москву. Он разделил страну на две части, одна из которых терзала другую, и по большей части страдал обычный народ, а совсем не аристократия, как считали в сталинское время. И даже Сибирь была завоёвана вопреки его воле, когда Ермак шёл на Сибирь, он просто рисковал своей головой, потому что царь запретил воевать против Кучума. Нужно вспомнить, что по-настоящему Сибирь была завоёвана совсем не при Иване Грозном, а при Борисе Годунове, потому что в конце концов экспедиция Ермака погибла. Таким образом, Грозный не созидатель, а разрушитель, не меньший разрушитель, чем Ленин, только чудом страна выжила в Смутное время, которое последовало после правления Грозного.

В.Ш.: Дмитрий Викторович, что ответите на это?

Д.Л.: Если наши историки изучали бы историю не по Карамзину и имели бы под руками не немецкую версию русской истории, а опирались бы на документы, то легко бы стало понятно, что Россия при Грозном втрое увеличила свою территорию и вдвое — своё население. Иван Грозный в категорической форме отказал католицизму на Руси и был организатором регулярной армии Сената и всех институтов, которыми мы пользуемся по сей день.

А.Д.: Какой Сенат?

Д.Л.: Ни одна историческая фигура не может быть вырвана из контекста времени. Мы не говорим, что кто-то был ангелом во плоти и не имел никаких поводов быть критикуемым историками. Вы привыкли рассуждать с позиции XXI века. Вне исторического контекста ваши предложения — "а если бы да кабы". Мы имеем то, что имеем: правовое государство российское сегодня растёт из ума первого царя. Это совершенно очевидно.

В.Ш.: Дадим слово Александру Леонидовичу.

А.Д.: Первым российским царём и созидателем был дед Ивана Грозного Иван III, который незаслуженно забыт и недооценён нами. Что касается альтернативной истории, которую придумывают разные непрофессиональные историки, то предъявите, пожалуйста, документы, которые доказывают, что правление Грозного было несколько иным, а не таким, как оно значится в русских летописях, далеко не только в Карамзине. Да, можно ссылаться на то, что иностранцы клевещут на Грозного, потому что русофобия процветает. Но интересно, почему они не клеветали на Ивана III, на Василия IV, отца Грозного, царей из династии Романовых. Почему вся клевета сошлась на Иване Грозном. В конце концов, если при нём служили такие иностранцы, которые издевались над русским народом, а потом клеветали на него, то тогда грош ему цена, что он принимал таких людей к себе на службу. В том-то и дело: давайте не будем придумывать альтернативную историю и вспомним, что на памятнике 900-летия Руси нет Ивана Грозного, а есть его дед Иван III, есть митрополит Филипп, которого он замучил. Не придумывайте, что Грозный ввёл Сенат. Не путайте его с Петром I, пожалуйста.

В.Ш.: Давайте резюмируем, стоит ли переименовывать Ленинский проспект в шоссе Ивана Грозного.

Д.Л.: Вопрос переименования перешёл у нас в дискуссию об Иване Грозном. Сейчас, разумеется, никто Ленинский проспект переименовывать не будет. Если страна не была готова, чтобы переименовать станцию метро, названную в честь убийцы царской семьи, то найдутся охотники, которые будут выступать за непереименование Ленинского проспекта. Лично я был бы совершенно не против.

В.Ш.: Александр Дворкин.

А.Д.: Я считаю, было бы замечательно переименовать Ленинский проспект и убрать имя вдохновителя Войкова. Меня всегда удивляло, почему люди выступают против станции метро "Войковская". Войков — исполнитель, а есть тот, кто подписал указ об убийстве царской семьи — это Ульянов. Но назвать его нужно Калужским шоссе, как он и был до этого.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!