Лиссабон — Магадан за неделю на авто: как россиянам удалось установить рекорд?

Лиссабон — Магадан за неделю на авто: как россиянам удалось установить рекорд?

Коллаж © L!FE. Фото: © vk.com/bbulychov, © Flickr/Денис Пятков

2735
Путешественник Богдан Булычёв рассказал о своём непростом марш-броске из Европы на Дальний Восток.

Полную версию программы "Через вселенную" слушайте в аудиозаписи.  

М. АЛЕКСАНДРОВА: Добрый день. Это программа "Через вселенную". В студии Мария Александрова. И сегодня у нас в гостях Богдан Булычёв, путешественник, бизнесмен, главный редактор бортового журнала New Jet. Богдан, добрый день!

Б. БУЛЫЧЁВ: Добрый день.

М.А.: Сегодня мы будем говорить о необычном путешествии. Богдан вместе с друзьями буквально недавно вернулся из большого-большого путешествия, которое, возможно, войдёт в Книгу рекордов Гиннесcа. Ребята пересекли материк от Лиссабона до Магадана за рекордное количество дней. Богдан, сколько дней вам потребовалось на это путешествие?

Б.Б.: Ну, у нас было семь дней и 22 часа. Для меня лично это вообще рекорд абсолютный.

М.А.: Никогда путешествие не проходило так быстро.

Б.Б.: Никогда. И я скажу больше, что я больше никогда не буду так ездить, потому что это, конечно, не путешествие, а это отдельная часть мазохизма. Но тем не менее по маршруту Лиссабон — Магадан мы первые, кто проехали так быстро.

М.А.: Богдан, почему именно Лиссабон — Магадан? Как вообще пришла в голову такая идея: отправиться именно в это путешествие?

Б.Б.: Ну, на самом деле придумали всё это не мы. А были ребята, которые проехали с другой стороны. Они ехали из Магадана в Лиссабон — европейцы с нашими российскими ребятами — они проехали побыстрее нас.

М.А.: Побыстрее насколько?

Б.Б.: Они проехали за шесть дней и девять часов. То есть они вообще молодцы, абсолютно. И в абсолютке на этом участке, если не брать направление — точку А и точку Б, — то они вообще молодцы. Они проехали гораздо быстрее и не попали ни в одну пробку. У них не было поломок.

М.А.: То есть перед ними шла какая-то машина, которая буквально как машина безопасности?

Б.Б.: Я думаю, что это просто везение.

Вот это реально просто повезло, потому что у нас были постоянно какие-то случаи, один за одним
Богдан Булычёв

И я в какой-то момент, не являясь суеверным человеком, думал: "Ну, наверное, нам либо остановиться, либо притормозить".

М.А.: Либо где-то чёрная кошка всё-таки перебежала дорогу.

Б.Б.: Где-то какая-то всё-таки лиссабонская чёрная кошка перебежала. Но по итогу вот, говорю, очень много было у нас каких-то постоянных заторов, как мы их называли: то это пробки, то это поломки, мы даже горели.

М.А.: Как это горели? То есть где горели? Прям на трассе?

Б.Б.: Ну, во-первых, мы горели всем сердцем к этому проекту — это был первый наш пожар. Ну а вообще, мы на самом деле установили в машину, машина была стандартная, но для того, чтобы заряжать фото и видеооборудование, мы установили силовой кабель, который преобразовывал 12 вольт в 220. И мы заряжали всю нашу технику. Соответственно, горе-механики, которые нам его установили, забыли поставить предохранитель, и в какой-то момент, где-то перетеревшись о корпус автомобиля, он где-то замкнул и начал сначала дымиться, а потом гореть.

М.А.: То есть это прям был настоящий пожар?

Б.Б.: Это был настоящий пожар просто на дороге. И причём там проезжали мототуристы из Чехии и из России, они остановились и тоже начали нам помогать. То есть только слаженные действия экипажа, отдельное спасибо Антону Панову, Диме Макееву — это ребята, с которыми мы ехали, — все быстро всё сделали, быстро отсоединили клемму, всё скинули. Ну, вот машина осталась целая. В комментариях нам писали, что в таких случаях машина сгорает. Нам повезло.

М.А.: Значит, всё-таки чёрная кошка не была такой чёрной.

Б.Б.: Она была доброй.

Как проходило путешествие?

М.А.: Сколько человек вас путешествовало? Три человека, и как вы находились за рулём? Вы ехали и днём, и ночью? Или вы останавливались где-то переночевать?

Б.Б.: Это был нон-стоп. Вообще нас было четыре человека. На первом этапе с нами была ещё моя жена Влада. Но получается, я прекрасно понимал, что весь маршрут будет проехать очень тяжело и мужчинам.

М.А.: Мы потом обязательно поговорим о том, сколько этапов было в вашей экспедиции и как вы распределяли силы.

Б.Б.: И получается, что, в общем, Влада с нами проехала до Москвы, а дальше я сказал: "Всё, давай на самолёт — и будешь нас встречать в Магадане уже, потому что не женское это дело". Ехали мы следующим образом. Постоянно было три члена экипажа. Задняя часть в машине у нас была немножко дооборудована для того, чтобы там можно было спать, то есть в полный рост в длину. Один человек постоянно кто-то спал.

М.А.: То есть такая вахта.

Б.Б.: Да. Я так сравнил даже в какой-то момент с запуском в космос.

Как Белка и Стрелка мы себя чувствовали точно
Богдан Булычёв

И всё было очень просто. То есть водитель, штурман и спящий третий член экипажа. Остановки — только на заправках, только по делу. Мы остановились, водитель выходит из машины, вставляет пистолет, заправляет, оплачивает. Штурман, который сидит рядом, в этот момент отмывает от огромного количества мошек стекло, фары, делает всё, что можно сделать, — доливает жидкость в вымыватель. Тот, кто спал, просыпается, идёт на заправку умываться, и тут же мы на заправке меняемся. То есть водитель идёт спать, штурман на место этого — и вот такой круговорот. И вот каждый раз мы меняемся. То есть раньше поменяться нельзя, раньше никуда нельзя.

М.А.: И как часто, получается, вы менялись? Каждые четыре-пять часов?

Б.Б.: Насколько хватало бензина. Расход топлива — 500 литров где-то запас ходу у нас было. Мы ехали практически вот за предел. 450 километров каждые мы менялись.

М.А.: Давайте уточним, сколько вообще трасса Лиссабон — Магадан, сколько протяжённость?

Б.Б.: 15 тысяч километров. Но там нам показало чуть больше с учётом того, что мы объезжали пробки, с учётом того, что были ремонты основных дорог, мы объезжали, там была пробка через Уральские горы вот на трассе.

М.А.: Ну, это всегда, М5 всегда стоит.

Б.Б.: В этот раз там просто была авария, и фура перегородила всю дорогу. И мы простояли где-то, наверное, час. Потом в итоге с местными вернулись назад и объехали. Всё равно потратили час, итого два часа. И так здесь-здесь — тем самым нам показало больше чем 15 тысяч по пробегу.

М.А.: То есть 15 тысяч километров — семь дней.

Б.Б.: Семь дней и 22 часа.

М.А.: Почти восемь дней. А сколько французы показали?

Б.Б.: Шесть дней и девять часов. День разница.

М.А.: День разница как раз за счёт всех вот этих катаклизмов, которые случались с вами в дороге.

Б.Б.: Когда мы соединили все форс-мажоры, которые у нас случились, то мы, в принципе, могли бы, потому что, когда загорелась машина и мы потеряли там пять часов на ремонт, я уже как бы сказал: "Ребят, давайте так, мы в любом случае по маршруту Лиссабон — Магадан будем первые, кто сделал такое время, потому что до нас никто не ездил". И поэтому мы немножко расслабились. То есть мы прям выдохнули и снизили немножко скорость свою. Но если бы не эти поломки, то мы бы, в принципе, могли дожать — всё вполне реально. У нас есть такое некое сообщество автомобилистов негласное.

М.А.: Которое вас поддерживало?

Б.Б.: Ну, не то что поддерживает. Просто наши знакомы определённые, которые тоже хотят поехать.

М.А.: Повторить ваш маршрут?

Б.Б.: Это уже не наш маршрут. Это уже такой некий мейнстрим становится. Ребята хотят поехать зимой. Это, кстати, правильное решение, потому что зимой большая часть дорог, включая федеральные трассы "Колыма" и "Лена", где нет асфальта, будут похожи на асфальт, скорость будет гораздо больше, заторов, ремонта дорог — ничего не будет, движение гораздо будет не так загружено. И есть вариант, что они даже могут улучшить рекорд абсолютный, то есть пройти меньше чем за шесть дней. Это реально.

М.А.: То есть правильно я понимаю, что уже есть люди, которые за вами хотят последовать, провести этот маршрут, эти семь, шесть, пять, восемь дней такого мейнстрима.

Б.Б.: Ну да. Причём эти ребята — они уже ездили по маршруту, по другому, они ездили из Мурманска в Магадан. И меня удивляет одно, то есть это всё-таки абсолютные садомазохисты, потому что я больше в жизни, говорю, что не поеду в такое, а ребята хотят попробовать на другом маршруте. Я думаю, что у них получится. Я буду за них болеть.

М.А.: А почему вы не поедете?

Б.Б.: Это очень тяжело.

М.А.: Это морально тяжело или физически?

Б.Б.: И морально, и физически. И ты не понимаешь, что тяжелее. Тяжелее на стыке морального и физического. Меня ещё укачивало. Меня укачивало только в море. А тут на пятый день я чувствовал себя как в море. Всё на пределе: предел скоростей, предел всего. То есть нет такого, что я вот сейчас на пределе обгоню и приторможу. Нет, ты всегда едешь быстро.

М.А.: А скорость какая? Всё-таки быстро в России — есть ПДД.

Б.Б.: Вот мы ехали в рамках правил. Но признаюсь честно, мне пришло всё-таки несколько штрафов. Там, где стояли какие-то скрытые камеры, мы ехали всегда на грани фола, но в рамках разумного. То есть мы за верхние планки ПДД не выходили никогда.

География маршрута: страны и нравы

М.А.: Сколько стран вы проехали?

Б.Б.: Если за всё евразийское кольцо, что вот мы практически три месяца путешествовали, было 14 стран.

М.А.: Как вы вообще приняли решение, что вам необходимо отправиться? Я знаю, что решение принималось буквально по WhatsApp.

Б.Б.: Да, всё правильно. Мой друг из Магадана скидывает мне ссылку: "Смотри, стартуют ребята из Лиссабона". Я говорю: "Блин, слушай, ребята вообще молодцы". И он же сам, друг из Магадана. Группа у нас такая общая. Второй парень говорит: "Круто! Мы бы могли так же". Ну, и вроде бы как будто бы мы все успокоились. И тут я говорю: "Блин, мы действительно могли бы так же". Но если я не попробую, то я всю свою жизнь буду думать: "А мы могли бы". Вот чтобы не думать, нужно взять и попробовать. И тут я тут же пишу в чат: "Ребята, у кого есть виза?" Все пишут, что виза есть. И мы буквально на следующее утро уже все собрались. И по-моему, через несколько недель мы уже стартовали.

М.А.: То есть вопрос "ехать или не ехать" не стоял в принципе? Просто можем или нет.

Б.Б.: Ну, да, слава богу, мои друзья тоже очень быстрые на подъём. Поэтому мы в принципе быстро приняли решение и быстро поехали.

М.А.: Как вы планировали маршрут? Вы по тому же маршруту, что и те французы, ехали? Или вы как-то по-другому планировали?

Б.Б.: Ну, у нас всё-таки основной посыл всех путешествий, всех экспедиций, в которых я участвовал, это стандартные машины, всё стандартное должно быть. Соответственно, мы не брали какую-то супернавигацию, суперсистемы, мы взяли обычный навигатор Google в смартфоне. Спасибо ему в кавычках отдельное.

М.А.: Стандартная — это ваша личная машина?

Б.Б.: Да. То есть это мой личный внедорожник. У него есть даже кодовое имя. Я его зову "супербродяга".

М.А.: Почему?

Б.Б.: А помните, был такой фильм, где был Александр-супербродяга? Мне он очень нравится. Я вот как только увидел, мне он очень понравился, и я его назвал супербродягой, потому что он везде был. И у меня в планах вывести его с нашего континента: Африка, Австралия, Южная, Северная Америка. Чтобы машина прошла везде, будет такая разрывная кругосветка. Но сейчас не об этом. То есть мы ездим всегда на стандарте. Соответственно, и навигационная система у нас должна быть стандартная. Мы взяли телефон, вбили "Лиссабон — Магадан", он выдал маршрут, и мы поехали по нему. Это был плюс, потому что всё было понятно, мы видели пробки, но был минус, потому что Google пересчитывал маршрут, когда упирался во что-то, и заводил нас в такие дебри. То есть мы там во Франции плутали, потеряли, наверное, часа полтора в Париже, там ремонт, мы назвали его ПКАД (Парижская кольцевая автодорога).

М.А.: То есть вы сохраняли чувство юмора.

Б.Б.: Это просто была отдельная история. Мы заехали в какой-то райончик, где просто количество темнокожих превышало всё возможное. Это было похоже на какой-нибудь Бруклин или Детройт. В общем, мы подошли к таксисту и на ломаном английском ему объяснили: "Брат, нам нужно срочно выехать из Парижа". И он эскортом сопроводил нас, и мы выехали за ним.

М.А.: А как вообще люди реагировали на ваше путешествие? Вы рассказывали, когда вас встречали на заправках, вы рассказывали, что идёте на рекорд Гиннеса и поэтому вам нужно срочно-срочно помочь, принести сразу же самый горячий пирожок и помочь заправить машину.

Б.Б.: Ну, конечно, когда все спрашивали, мы в рамках того, когда что-то делали, мы говорили им, кто мы, что мы и куда. Были положительные, были отрицательные. Когда польские пограничники, узнав, что мы едем для рекорда, сказали нам: "Давайте-ка назад".

М.А.: Что значит "назад"?

Б.Б.: То есть мы стояли в очереди, перед нами были белорусы, наши братья по оружию, как я их называю. Они говорят: "Ребят, вы куда?" Мы объясняем. Они говорят: "Давайте вперёд". И пропускают нас на несколько машин вперёд. То есть, соответственно, там полчаса мы выиграли бы. Подходит через какое-то время польский пограничник и говорит: "Так, у нас здесь так нельзя, давайте-ка назад". Только не на своё место, а в конец очереди. А к этому моменту там очередь скопилась. И мы там ещё плюс час как минимум. То есть это был такой антироссийский польский пограничник, который сказал "нет", и всё! Но были люди, которые, наоборот, нас догоняли на машинах. Вот допустим, мы ехали здесь в Подмосковье, нас догоняет парень и говорит: "Я слежу за вашим рекордом". То есть у нас был онлайн-трек на сайте. Он говорит: "Вы вообще красавчики".

М.А.: То есть он специально приехал, чтобы пожелать вам удачи?

Б.Б.: Я думаю, что, наверное, нет. Он просто нас случайно увидел на дороге.

М.А.: А у вас на машине было много какой-то рекламы?

Б.Б.: Мы были все обклеены настолько, что порой думали, что это какая-то рекламная акция чего-то. То есть мы были такие заметные.

М.А.: Мы сейчас подробнее поговорим о том, что экспедиция состояла из трёх частей. И вот видно, как Богдан вместе со своей супругой в первой части экспедиции. Это первая часть экспедиции?

Б.Б.: Это и первая, и вторая, и третья — тут всё вместе.

М.А.: Богдан, из каких частей состояла экспедиция?

Б.Б.: Во-первых, есть некая предыстория опять же. Этой зимой мы были в арктической экспедиции, ездили на море Лаптевых, и там я вдохновился северным сиянием и сделал предложение уже своей нынешней жене Владе. И летом у нас была свадьба, и я должен был свозить её в медовый месяц. Я понимал, что мы едем как раз вот Лиссабон — Магадан. Мы сначала хотели машину в Лиссабон отправить автовозом, но я передумал. И мы сели с ней вдвоём, и первую часть я назвал медовым месяцем. То есть мы из Москвы до Лиссабона ехали не спеша, наслаждались Европой, смотрели.

М.А.: Не спеша — это сколько по времени?

Б.Б.: Не помню точно. Ну, может, две недели мы ехали. То есть абсолютно не спеша, потому что мы потом этот же самый маршрут проехали из Португалии, по-моему, за сутки или за полтора дня.

М.А.: Ничего себе! То есть вы не только медовый месяц устроили, но и ещё исследование такое маршрута.

Б.Б.: Ну, да, если так можно назвать. В общем, это был первый этап. Второй этап был Лиссабон — Магадан скоростной заезд, это был экшен. И третий этап мы назвали "В поисках Шамбалы". Мы стартовали из Магадана, проехали через Монголию, Горный Алтай, Киргизию, Узбекистан, Таджикистан, границу с Афганистаном, потом у нас был опять Казахстан и уже выехали в Астрахань. По приезде мы поняли, что мы нашли Шамбалу.

М.А.: Где? В какой стране? Чтобы наши слушатели тоже знали.

Б.Б.: Наша страна действительно очень хороша. На самом деле и дороги у нас нормальные, и люди у нас отличные. Поэтому мы всем говорим, что мы нашли Шамбалу — это наша Россия.

М.А.: Именно Москва? Или вы же сами из Ярославля?

Б.Б.: Нет, Москва — это часть, наверное, Шамбалы. Я не буду говорить какая. Я думаю, что у нас везде в России хорошо. На самом деле, вот чем дальше мы отъезжали от Москвы, тем люди более отзывчивые и добрые. Простой пример: если ты встанешь с поломанной машиной на дороге где-то недалеко от МКАД, остановить какую-то машину будет крайне тяжело, практически невозможно, если же ты просто остановишься протереть фары между Якутией и Магаданом, каждый автомобиль остановится и спросит, всё ли хорошо у тебя. То есть вот совсем всё по-другому.

М.А.: Как часто на этой трассе Якутия — Магадан вообще появляются машины?

Б.Б.: Это федеральная трасса, но при этом она грунтовая. На самом деле там количество машин, в принципе, ну, есть, там машины есть. Есть такие участки, где их очень много, между какими-то населёнными пунктами, есть такие места, где их очень мало. То есть там как-то вот так: по всей длине трассы не так много машин ездит, то есть в основном они небольшими отрезками. Но в целом там есть движение, то есть остаться там без помощи невозможно.

М.А.: А не в таких густонаселённых местах, когда вы встречали людей и говорили, что вы едете вот в такое большое путешествие, то есть это не просто путешествие, а со смыслом, как вообще люди реагировали?

Б.Б.: Ну, на самом деле, вообще везде люди очень хорошо реагировали. Все спрашивали, предлагали помощь, советовали, как проехать. Не было какого-то негатива, все были как-то очень дружественно настроены, да и мы были позитивные, несмотря на то что под конец были уже усталые и замученные.

М.А.: Давайте про первую часть путешествия поговорим. Ведь не всё так гладко складывалось. В первой части путешествия в Амстердаме не очень дружественно встретила вас Голландия.

Б.Б.: Нидерланды — это очень хорошая страна. Я на самом деле очень люблю Амстердам, мне он очень понравился. Но когда мы днём оставили в центре Амстердама машину, вот прям у одного из каналов припарковав, и в соседнем доме мы остановились. Пока мы завтракали, вышли, возле машины стоят вот эти вот забавные полицейские в шортиках на велосипедах.

М.А.: Знаменитые голландские полицейские.

Б.Б.: Они, кстати, не просто голландские, они ещё и галантные. То есть они очень деликатно нам сказали, что нашу машину вскрыли. Тиснули всё оборудование просто. По итогу, обратившись в полицию, нам сказали, что мы там седьмые с самого утра, с момента, как началась застава у этих полицейских. Когда мы приехали менять стекло, нам сказали, что мы тут пятые уже. Поэтому нам сказали, что это норма. В машине вообще ничего не должно оставаться. Почему не ставили на парковке? Всё очень просто. У нас гигантская машина. Во Франции вообще была проблема. Мы не заезжали туда. И нам пришлось спускать колёса практически в ноль и на спущенных колёсах заезжать в паркинг. То есть там вообще внедорожников почти нет. Вот в Бельгии — в этой части много. 

Вся Европа — это маленькие машинки, которые мало жрут, мало места занимают
Богдан Булычёв

М.А.: Ну, конечно, на этих машинках люди не планируют отправляться в такое большое путешествие. Итак, Богдан, как попасть в Книгу рекордов Гиннесса? Я знаю, что вы попытались занести это путешествие в Книгу. И в принципе пока у вас всё неплохо, но есть некоторые сложности.

Б.Б.: Ну да. Так как мы всё-таки очень быстро приняли решение поехать. Мы до конца не успели всё домониторить. То есть мы нашли нормальную компанию, которая всё это делает. Мы вышли на них, они нам скинули первый список того, что необходимо для подтверждения рекорда.

М.А.: А что входит в этот список?

Б.Б.: Там целый гигантский перечень. Они нам скинули, знаете, я назвал его подрезанный список, потому что, когда мы оплатили все деньги...

М.А.: А сколько это стоит?

Б.Б.: Около ста тысяч рублей.

М.А.: Когда мы заплатили им уже деньги, мы уже ехали, и они нам дослали весь список, и мы поняли, что мы уже на старте недособирали. Они нам сказали, что нужно взять подпись от какого-то довольно-таки известного лица на старте. Мы пошли в администрацию.

М.А.: Это всё происходило в Лиссабоне?

Б.Б.: Да. Соответственно, там языковой барьер. По-английски вообще отказывались говорить, по-русски — тем более. И, соответственно, мы нашли там всё-таки человека, который нам поставил печать, расписался. Оказалось, что таких человек должно быть три: один пишет, двое подтверждают, что он написал. Это первое. Уже мы это не смогли им предоставить. Необходимо было не просто снять показания с одометра, а опечатать одометр. То есть это ещё одно. А мы сделали только фотографии. И необходимы были показатели с двух систем, то есть нужно было два трека писать — здесь всё было нормально у нас. Ну, и необходимо было ещё записывать весь маршрут на видеорегистратор. Соответственно, мы тоже этого не сделали. Вроде бы как у нас всё хватает: мы и видеодневник делали, и отметки делали, и специально я рассчитывался везде банковской картой. Но тем не менее неполный был пакет. Поэтому сейчас ждём решения. Но мы прекрасно понимаем, что для себя мы рекорд сделали.

М.А.: Это точно!

Б.Б.: Сразу скажу, мы этой зимой отправляемся в Арктику и будем ставить новый рекорд. Этот рекорд уже такой, мы не будем ни с кем мериться ни временем, ничем — мы первые, кто это будет делать.

М.А.: Что это за экспедиция будет?

Б.Б.: Экспедиция в Диксон — это самый северный населённый пункт России и самый северный континентальный населённый пункт в мире. Мы хотим доехать туда на стандартных автомобилях. Ещё никто туда в жизни не приезжал на стандартных машинах. Всегда это была либо машина подготовленная, либо большие колёса, либо гусеничная техника. Мы же пойдём на абсолютном стандарте. И если мы доедем туда, то это будет точно абсолютный рекорд. Здесь заранее мы обратимся в эту компанию, заранее соберём весь пакет документов. И дальше уже будем надеяться только на надёжность техники, только на крепость командного духа — это немаловажно — и на погоду, потому что мы не влияем и здесь на погоду, а в Арктике и подавно. Там мы зависим от погоды. 

Как решиться на марш-бросок от Европы до Сибири?

М.А.: А как вообще получилось? У вас же была стабильная работа офисная.

Б.Б.: День сурка — говорит вам о чём-нибудь?

М.А.: Да, есть такой фильм.

Б.Б.: Я на самом деле был топ-менеджером в аэропорту, работал коммерческим директором, и в какой-то момент я просто сел и провёл анализ своих последних трёх лет, что у меня было за эти три года до этого анализа. Вы знаете, день сурка. Я помнил покупку какой-то новой машины, поездку на море — и всё. Всё остальное у меня было как один день. Я понял, как говорят, что даже в раю не о чем будет поговорить. И я просто в корне поменял свою жизнь. Я сделал небольшой бизнес, уволился с работы и начал путешествовать. Могу сказать, за этот год, который я занимаюсь путешествиями, я получил больше эмоций, чем за всю свою жизнь. А мне уже 30 лет. И вот за все эти 30 лет, я думаю, что у меня не было столько эмоций, сколько здесь. Там были свои эмоции, но они были вот там одна такая большая эмоция в какой-то большой временной отрезок. Здесь же — каждый день какая-то новая эмоция, и я просто кайфую и получаю от этого удовольствие.

М.А.: Для наших слушателей, всех всегда интересует вопрос, все боятся сделать первый шаг, боятся, что не будет финансов, не будет возможности путешествовать, как дорого обходятся такие поездки?

Б.Б.: Всё зависит от ваших "хотелок". То есть можно поехать очень бюджетно. Я всегда говорю, что нет машины — садись на велосипед, нет велосипеда — иди пешком, не хочешь идти пешком — езжай автостопом. Вариантов огромное количество. Вот то, как ездим мы, это дороговато. Но, признаюсь честно, мы сначала используем свои деньги, но все экспедиции, в которые мы ездили, они всегда потом покрываются партнёрами, потому что, когда это успешный интересный проект, кому-то интересно предоставить машину, кому-то интересно предоставить нам связь. И конечно, мы ей пользуемся и говорим, что действительно, вот я нахожусь в Гоби, мы там семь дней были вне цивилизации (только монгольские юрты, сыр, кумыс, нюхательный табак и жеребятина), каждый вечер я звонил, выходил в скайп, вот это хорошо. Конечно, я об этом написал, что, ребят, даже в Монголии я был на связи. Партнёры это прекрасно понимают, для них это практически ничего не стоит, а для нас это огромное подспорье. И, когда весь этот пазл складывается, получается, что для тебя эта экспедиция по затратам вышла в ноль.

М.А.: То есть вот эта экспедиция, из трёх этапов состоящая, она вышла для вас в ноль?

Б.Б.: Ну, там в какой-то этап, может быть, там в первый этап, я даже его никому не анонсировал, мы его сами проехали, потому что, если бы я сказал жене, что это было благодаря партнёрам, она бы меня не поняла. Ну а те этапы, где уже рекорд, это, безусловно, уже партнёры. То есть когда есть интересный проект, то вот, признаюсь, в новый проект мы уже выбирали партнёров, а не партнёры выбирали нас. И ещё хотел сказать, что помимо того, что у нас есть интересный канал, который называется RGO EXPO, у меня есть ещё интересный "инстаграм", который называется bogdee, меня можно найти там, подписывайтесь, там в режиме онлайн всегда есть интересные фотографии, видео. Прям вот сегодня выложу видео о том, как мы вот с вами записывались.

М.А.: Да, я думаю, там наверняка будет много разных интересных видео, как вы горели, как вас обворовали, — всё можно посмотреть.

Б.Б.: Всё это есть, да.

М.А.: Да, вот такая новая жизнь, совершенно другая, мне кажется, она волшебная. Что вы посоветуете тем, кто хочет поехать в какие-то такие подобные экспедиции, организовать подобные экспедиции, сделать какой-то рекорд, войти в Книгу рекордов Гиннеса?

Б.Б.: Все какие-то великие вещи поначалу казались сумасшедшими.

Надо, наверное, быть немножко сумасшедшим, потому что нормальный человек половину того, что мы сделали, не будет делать
Богдан Булычёв

Это первое. Второе: нужно что-то делать, потому что у нас сейчас проблема — очень мало инициативы. То есть люди неинициативные абсолютно, все плывут одним потоком. Кто-то инициативу сделал — все туда. Нужно просто что-то сделать своё. Вариантов огромнейшее количество. Если у вас есть идеи, нужно решиться, встать и сделать её. И тогда всё у вас получится. А даже если не получится, то вы всё равно как минимум это сделали. Лучше сделать, и у вас не получится, чем потом всю жизнь думать, что вы могли бы, и получать от этого какие-то негативные эмоции.

М.А.: Богдан, спасибо большое. Был невероятно интересный разговор. Я теперь загорелась новыми путешествиями и новыми экспедициями.

Б.Б.: Спасибо вам. Спасибо, что пригласили.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!