Маликов: Вальс с дочерью к балу Tatler не репетировал, но получилось симпатично

Маликов: Вальс с дочерью к балу Tatler не репетировал, но получилось симпатично

Фото: © L!FE

8680
По словам певца, он не знал, что ему придётся танцевать на светском мероприятии вместе со Стефанией и ему, как непрофессиональному танцору, было непросто справиться с ситуацией.

А.РЕПИН: Дмитрий, вот появление вашей дочери Стефании на ежегодном балу дебютантов Tatler произвело настоящий фурор. Понятно, красивый танец, готовилась дочь ваша, но всё-таки больше замечаний-то, конечно, к платью. Не слишком ли оно было откровенным? Когда вы узнали, какой именно наряд выбрала ваша дочь? Это раз. Как вы отреагировали? И вот хотелось бы о дебюте вашей дочери на таком светском рауте поподробнее.

Д.МАЛИКОВ: Хороший вопрос. Я, честно говоря, не знал о подготовке, не знал о платье, потому что они с мамой там всё это дело примеряли. Я в своём плотном гастрольном графике заранее выбрал этот день, потому что очень просили организаторы, чтобы были папы обязательно. Как потом выяснилось, мне нужно было станцевать вальс с ней, но меня об этом тоже не предупредили. Поэтому я не успел прорепетировать, и поскольку я не являюсь профессиональным танцором, то мне это было непросто. Но я включил, так сказать, всё своё природное умение приспособиться к ситуации и, как мне кажется, получилось симпатично. Кстати, эта фотография моя с ней, где я с ней танцую, которую я выложил в своём "инстаграме", она у меня набрала самое большое количество лайков за всё существование моей страницы в этой соцсети. Что касается её платья, я не считаю, что оно, честно говоря, какое-то слишком открытое или что-то. Там другой вопрос — традиция этих балов и какие причёски там раньше носили, и вообще насколько организаторы хотят, чтобы эти традиции были соблюдены. Я просто вижу в этом, так сказать, большое светское событие, попытка, с одной стороны, поддержать традиции русских балов, с другой стороны, — просто сделать какое-то заметное мероприятие, которое большое количество журналистов, большое количество светских львиц, дам, галантных мужчин соберёт, колонный зал великолепный. Это просто красиво, и вот этим всё сказано. Позвольте мне ограничиться таким эпитетом.

Полную версию программы "Творцы" с Дмитрием Маликовым слушайте в аудиозаписи.

М.БАЧЕНИНА: Народный артист России, композитор, певец, актёр, продюсер Дмитрий Маликов в нашей студии. Дмитрий, здравствуйте.

Д.МАЛИКОВ: Здравствуйте!

М.Б.: С праздником вас!

Д.М.: Да, и вас с праздником! Сегодня погода, к сожалению, такая непраздничная.

М.Б.: Да знаете, в Москве как-то и на Новый год не часто праздничная погода.

Д.М.: Как-то рановато всё-таки, обычно в начале ноября не такая уж зима. Но я надеюсь, что снег ещё растает, ещё будет солнышко.

М.Б.: Бывает и такое в наших краях. Как вы относитесь ко Дню народного единства? Для вас это праздник или просто выходной?

Д.М.: Есть много поводов для того, чтобы попраздновать нашему русскому народу, и вот ещё один. Всё-таки было седьмое ноября, от того праздника мы все были вынуждены отказаться, но вот это вот осознание, что праздник какой-то в начале ноября очень нужен, оно, мне кажется, у нас осталось. Поэтому найден, мне кажется, хороший повод, поэтому мы сегодня гуляем.

М.Б.: Понимаете, идут же споры вот вокруг да около, что так давно было это событие, что о нём никто и не помнит. И спрашивают, опросы каждый год проводят, а часто, даже если и вспоминают про Минина и Пожарского, то не понимают вообще, к чему это. Это как, знаете, праздновать сейчас войну 1812 года, победу.

Д.М.: Ну, как? А "Жизнь за царя", а Глинка? Есть же опера.

М.Б.: Действительно. Вот что я сама себе на горло наступаю? С кем я разговариваю? С человеком, который с классикой знаком не понаслышке.

Д.М.: Я в любом случае за позитив. 

Если есть возможность объединиться вокруг чего-то хорошего и правильного — я "за". Поэтому пускай какие-то, может быть, есть, действительно это было давно, но надо объединяться. Мы и так слишком разобщены все
Дмитрий Маликов

М.Б.: Вот, кстати, вы буквально по повестке дня идёте. Вот смотрите, и в конце этой рабочей недели президент говорит о "законе нации", о том, что нужно объединяться, памятник князю Владимиру в День народного единства открывают. Как вы считаете, чем можно объединяться? Потому что сегодня, вот хоть это было и громко, потому что всегда на открытиях памятника громко выступают и Путин, и патриарх, а говорили очень правильные вещи: что действительно нужно базироваться на какой-то нашей общей истории. А вот что нас может всех объединить, на ваш взгляд? Потому что действительно расколы в обществе и тут и там постоянно.

Д.М.: Я считаю, что всех нас объединить может хорошая музыка.

М.Б.: А какая музыка хорошая? Классическая или популярная?

Д.М.: Ну для того, чтобы понять, какая музыка хорошая, нужно прийти ко мне на спектакль.

М.Б.: Да подождите! Секундочку! Мы про это обязательно поговорим. Это очень интересная история, и она неординарная, и я видео сегодня смотрела, и там вообще всё бесплатно было в липецкой истории. Я обо всём этом расскажу. Я не хочу вот просто так. Какая музыка?

Д.М.: Та музыка, которая популярна, конечно. Другой вопрос, что в каждой стране своя популярная музыка. И тут вот вопрос критериев — он очень сложный. Но вот я слушал, сейчас со студии ехал, какие-то хорошие симпатичные песни есть: песни о любви, старые песни, вот песни, которые мой отец, например, всегда пропагандировал. Его упрекали в том, что там он комсомол, все дела. А выясняется, что это вот ностальгия, это было по-доброму, с таким зарядом оптимизма, позитива. Вот Антонова песни, "Вся жизнь впереди, напейся и жди", как мы шутим. Так что просто хорошая добрая песня — она объединяет.

М.Б.: Понятно. Я, знаете ли, хотела сейчас такой экскурс в историю — и сейчас вспомнить, как молоды мы были, и чтобы ваш клип транслировать. Прошло 22 года. Я зажигала под этот клип. И мне страшно подумать.

Д.М.: Вы выросли на моих песнях?

М.Б.: Не то что я выросла. Так, давайте посмотрим и потом поговорим. "Нет, ты не для меня" — тогда это был просто взрыв такой. Вот эта компьютерная графика. Крутая песня. Эта модель снималась у вас, она тогда была, знаете, как топ-модель всея...

Д.М.: Их две, они сёстры были ещё.

М.Б.: Да, они близнецы. И вот, смотрите, прошло 22 года, вы сейчас, когда смотрите на этот клип, у вас какие мысли рождаются? Может быть, неловко. Знаете, как на фотографии смотрите свои.

Д.М.: Нет. Нормально. Никаких у меня мыслей нет.

Знаете, я не очень люблю ностальгию, потому что ностальгия — это прошлое. У ностальгии нет настоящего, а главное — нет будущего
Дмитрий Маликов

М.Б.: То есть никогда вот не сидите у камина с пледом?

Д.М.: Гоню от себя эти мысли. Это стариковские мысли.

М.Б.: А! А это можно трактовать как боязнь старости?

Д.М.: Нет. Просто дело в том, что надо двигаться вперёд. В любом возрасте это возможно. Главное, чтобы было здоровье.

Про участие дочери Стефании в ежегодном балу дебютанток Tatler

М.Б.: Об этом мы ещё поговорим. А сейчас мы подключаемся к нашей телевизионной студии. К нам присоединяется наш коллега Алексей Репин со своими вопросами.

А. РЕПИН: Мария, мы вклиниваемся в ваш диалог.

М.Б.: Добро пожаловать!

Д.М.: Здравствуйте!

М.Б.: Ваши вопросы задавайте.

А.Р.: Дмитрий, вот появление вашей дочери Стефании на ежегодном балу дебютантов Tatler произвело настоящий фурор. Понятно, красивый танец, готовилась дочь ваша, но всё-таки больше замечаний-то, конечно, к платью. Не слишком ли оно было откровенным? Когда вы узнали, какой именно наряд выбрала ваша дочь? Это раз. Как вы отреагировали? И вот хотелось бы о дебюте вашей дочери на таком светском рауте поподробнее.

Д.М.: Хороший вопрос. Я, честно говоря, не знал о подготовке, не знал о платье, потому что они с мамой там всё это дело примеряли. Я в своём плотном гастрольном графике заранее выбрал этот день, потому что очень просили организаторы, чтобы были папы обязательно.

Как потом выяснилось, мне нужно было станцевать вальс с ней, но меня об этом тоже не предупредили. Поэтому я не успел прорепетировать, и поскольку я не являюсь профессиональным танцором, то мне это было непросто
Дмитрий Маликов

Но я включил, так сказать, всё своё природное умение приспособиться к ситуации и, как мне кажется, получилось симпатично. Кстати, эта фотография моя с ней, где я с ней танцую, которую я выложил в своём "инстаграме", она у меня набрала самое большое количество лайков за всё существование моей страницы в этой соцсети. Что касается её платья, я не считаю, что оно, честно говоря, какое-то слишком открытое или что-то. Там другой вопрос — традиция этих балов и какие причёски там раньше носили, и вообще насколько организаторы хотят, чтобы эти традиции были соблюдены. Я просто вижу в этом, так сказать, большое светское событие, попытка, с одной стороны, поддержать традиции русских балов, с другой стороны, — просто сделать какое-то заметное мероприятие, которое большое количество журналистов, большое количество светских львиц, дам, галантных мужчин соберёт, колонный зал великолепный. Это просто красиво, и вот этим всё сказано. Позвольте мне ограничиться таким эпитетом.

М.Б.: Хорошо. Спасибо, коллеги. А вообще, Дмитрий, как вы относитесь к сплетням? Потому что один выход — и дочь уже действительно начинает конкурировать с отцом по популярности.

Д.М.: Да вы знаете, к ней такой естественный интерес. Она вроде бы не производит никакой продукт (песни или что-то), но, с другой стороны, она сама по себе личность, к которой есть интерес. И это связано с её возрастом, безусловно, с её семьёй, внешностью. Мы с мамой это не культивируем, мы этому радуемся и не препятствуем, я бы так сказал.

М.Б.: Вот смотрите, кто-то, какие-то издания пишут, что она в будущем топ-модель, потом она выступала у вас на концерте уже как исполнительница.

Д.М.: Это был подарок.

М.Б.: Я понимаю, но тем не менее задел есть некоторый. Вот в 16 лет, и мне хотелось бы, чтобы вы провели параллели, у вас уже было предначертано будущее, потому что вы росли в такой семье, и это было очевидно. Но все относились с пониманием, это приветствовалось, потому что очень всё интеллигентно. А сейчас же всё как: ну понятно, семья, красивая жизнь и так далее. Вот с этой стороны нужно как-то ограждать и предупреждать?

Д.М.: Просто надо понимать, что абсолютно разное время было. И мне действительно было предначертано. В тот момент, когда я начинал, во-первых, я не думал, что буду эстрадным исполнителем, я учился классической музыке. Вот эта преемственность тогда: рабочие профессии, шахтёры, артисты — это было принято — династии. Сейчас почему-то кажется, что вот папа дочку тащит или что-то такое. На самом деле просто, видимо, очень сильно поменялся мир. В те годы это не было так сильно заметно.

М.Б.: Во-первых, тогда не было Интернета.

Д.М.: Тогда не было Интернета, да. У меня всё неожиданно очень получилось, понимаете.

М.Б.: Юрий Фёдорович нам рассказывал тут, как вас заставляли. Эту программу "Творцы" мы запомнили надолго.

Д.М.: Он был у вас?

М.Б.: Да, и это был великолепный эфир. Было очень тепло. Вы знаете, это всегда очень ценно, когда тёплый человек.

Д.М.: 

Просто тогда в профессии артиста и музыканта была перспектива. А сегодня этой перспективы, если честно, я не вижу
Дмитрий Маликов

М.Б.: Ой, как интересно. Это очень интересный поворот. С мужчинами, мне кажется, гораздо всё проще. Вы нестареющие. Вас как заморозили в каком-то моём возрасте. А мы женщины, вот, например, исполнительницы, которые гремели вместе с вами, они могут быть старше или младше немного вас, я имею в виду — одной эпохи, вот как им быть? Как быть вообще артисту? И чем ему сейчас заниматься? Вот у вас есть классическая музыка, у вас есть теперь спектакль, с которым вы ездите. Что вообще вы бы посоветовали делать? Потому что молодёжь-то уже не так интересуется.

Д.М.: Это нормально, потому что у каждого времени своя эмоция, свои артисты. Надо переходить на тренерскую работу.

Про собственные музыкальные проекты

М.Б.: А что такое тренерская работа?

Д.М.: Ну как? Сделать школу искусств. Это может стать хорошим коммерческим проектом. Я, например, проехал больше ста городов с программой "Уроки музыки". Правда, у меня всё это было бесплатно, потому что у меня другая схема. И 50 тысяч детей у меня побывало на этих встречах творческих. Они имели такой смысл — стимулировать к творчеству. Чему-то их учить — я не ставил такой задачи. Просто, чтобы они почувствовали сцену, чтобы вышли со мной. Вот, пожалуйста, моему примеру можно последовать, можно найти деньги, найти спонсоров и так далее. И ездить, просто передавать свой опыт.

М.Б.: Это не унизительно? Вот сейчас смотришь на плеяду очень популярных в своё время артистов, которые сейчас или на дискотеке восьмидесятых появляются на концертах, или в ДК выступают, а когда-то всё-таки собирали стадионы.

Д.М.: И что? Это нормально. И многие западные звёзды, которые собирали стадионы, сейчас работают в клубах, в барах.

М.Б.: Вот только что Джон Бон Джови объявил, что будет выпускать новый альбом. Очень плохо выглядит. Вот в клипе в гриме — прекрасно, а потом раз, у него интервью берут — совсем что-то сдал. Нельзя так. Хорошо, то есть надо переходить на тренерскую работу. Понятно. Я думаю, сейчас кто-то задумается. Давайте тогда о вашей тренерской работе. Вот вы только что упомянули "Уроки музыки". А мне интересно, потому что это тоже было бесплатно, 10, 11, 12, а ещё 23 и 25 ноября уже в Москве на сцене "Театра эстрады" состоится премьера спектакля Дмитрия Маликова "Перевернуть игру". Говорят, уникальный спектакль. Я посмотрела видео. То есть это такое музыкальное соревнование с девочкой-диджеем, и вы — такой мэтр — сидите за роялем.

Д.М.: Даже не соревнование, это просто батл. Я пытаюсь вразумить её и поставить ей голову на место, пытаюсь немножко перевернуть её сознание от примитивного такого восприятие только современной поп-культуры в сторону того, чтобы расширить границы её восприятия.

М.Б.: И всё это на музыкальном языке?

Д.М.: Всё это на музыкальном языке. Мне на помощь для этого приходят великие композиторы, которые рассказывают свои очень интересные истории: это и Моцарт, и Бетховен, и Бах. Должен вам сказать, что в конце концов девочка-диджей понимает, что нужно быть образованной, что нужно стремиться и много работать, потому что все великие достижения даются только великим трудом, как это вот я привожу такие примеры.

Я всё время играю: я сопровождаю классической музыкой монологи вот этих известных композиторов, которых играют замечательные актёры, и я сам играю музыку и Баха, и Моцарта, и Бетховена — всё это в таком динамичном, развлекательном, одноактном спектакле, который поставила Ольга Субботина, очень, по-моему, поставила это тоже профессионально, потому что у неё большой опыт театральных постановок
Дмитрий Маликов

Сейчас она снимает большое кино, и вот такой уникальный проект в жанре эдьютеймент мы представляем в Москве в ноябре.

М.Б.: Супер. Но вы верите в то, что действительно выиграете вы, а не девочка-диджей уже в умах, в восприятии молодой публики, которая пришла на это представление?

Д.М.: У нас уже имеется небольшой опыт. Мы уже дали порядка 20 спектаклей по городам центральной России, по крайней мере. И мы видим, что успех большой и дети понимают. Самая главная похвала и комплимент нам, что родители пишут мне в социальных сетях и в комментариях, что: "Дмитрий, большое вам спасибо. Ребёнок пришёл после спектакля и слушает Моцарта и Баха".

М.Б.: Вот это да! Это хорошо, это здорово! Мне кажется, или вы на самом деле скептически относитесь к современной музыке?

Д.М.: Нет. Я хорошо отношусь к современной музыке.

Просто у каждого поколения свои кумиры, свои наработки и свои тексты. Есть хорошие песни, есть песни плохие — не хочется брюзжать, не хочется говорить, что вот в наше время и так далее
Дмитрий Маликов

Нет, музыка всегда — это вещь развлекательная, это вещь достаточно во многом и низкопробная, в том числе и апеллирующая к низменным чувствам людей. Поэтому она такая массовая.

Про отношение к нецензурной лексике в текстах песен

М.Б.: Вот, кстати, про низменные чувства, цензура сейчас, вот пошла эта тема, слава богу, ещё пока до популярных исполнителей не добрались, а если доберутся, во-первых, вы на чьей стороне выступаете? Нужна цензура или не нужна?

Д.М.: 

Я считаю, что цензура должна быть высокими критериями вкуса, то есть общество должно быть на такой ступени развития, чтобы оно само отвергало какие-то низкопробные вещи
Дмитрий Маликов

М.Б.: Дмитрий, вы же понимаете, что это точно не сегодняшний день.

Д.М.: Это не сегодня, но я для этого сделал свой спектакль в том числе.

М.Б.: Это работа тогда, получается, на десятилетия вперёд, чтобы достучаться, чтобы выросло это поколение.

Д.М.: Это большая работа. Я согласен.

М.Б.: И хотя бы если один вырастет такой, вам за это можно памятник поставить. Это действительно суперски, и я не шучу. Но тем не менее если действительно от общества культуры восприятия ждать не приходится, то где можно зацепиться за популярную музыку, придраться?

Д.М.: А к чему угодно можно придраться, всегда можно придраться. 

Но я всё-таки против нецензурной лексики. Это так сегодня популярно
Дмитрий Маликов

М.Б.: Не можете "Ленинград" слушать, да?

Д.М.: Да не только "Ленинград", это и рэперы очень многие позволяют себе, просто это не доходит, может быть, до широкой аудитории.

М.Б.: А вы говорите, культура общества. Когда "Ленинград" только выбрасывает клип в соцсети, там несколько миллионов за день набирает.

Д.М.: Да, это колоссальный успех. Вот такое время сегодня. Я не знаю. У меня нет ответа, если честно.

М.Б.: Хорошо, не буду мучить. А вы говорите, рэперы, а вы же работали с рэпером?

Д.М.: Я не работал с рэпером. Я хочу поработать с рэперами, но это нужно делать либо совсем отстранённо, когда рэпер делает свой трек и берёт какую-то мою мелодию или мой сингл, либо когда, наоборот, совместно что-то варишь и делаешь новый трек, потому что, в основном, когда известный рэпер делает совместный трек со взрослым поп-исполнителем — это немножко звучит нарочито и не нравится ни аудитории исполнителя, ни аудитории этого рэпера.

М.Б.: Подождите, а что тогда с Dino произошло? В Интернете же выложено.

Д.М.: Это просто как бы ролик, песня на злобу дня, это не серьёзный сингл, который делали и раскручивали.

М.Б.: А с каким вы популярным молодым могли бы сейчас поработать, чтобы внутренняя цензура ваша жила спокойно?

Д.М.: Я не знаю, мне трудно сказать. Я вообще за то, чтобы обновлять команду: вот воздух уже в моей студии немножко спёртый, потому что нужно открывать окна и запускать свежую кровь. Это касается производства музыки в первую очередь. Тут даже не важны персонажи. Мне нравится группа "Каспийский груз", например. У них, кстати, тоже мата много.

М.Б.: А как это вы сами себе противоречите?

Д.М.: Мне нравятся песни, где у них нет мата. Например, мне нравится их песня "Город невест" про Иваново.

М.Б.: Меня вот что заинтересовало: вы говорите, дело не в персоналиях, а дело в первую очередь в написании музыки, а что, сейчас молодые по-другому как-то пишут музыку?

Д.М.: Они всегда пишут по-другому.

Дело в том, что написание музыки — это сегодня процесс производственный, это производство
Дмитрий Маликов

Почему у нас так страдает всё это? Потому что у нас в стране трудности с производством. Поэтому производство музыки — это такое же производство.

М.Б.: А, то есть со студиями вы имеете в виду?

Д.М.: Нет, это не вопрос техники. Это вопрос умения командно работать. И почему Швеция, например, лидирует в производстве музыки? Потому что они впитывают в себя все культуры, они хорошо говорят по-английски, и они умеют работать командой. Это то, чего мы не делаем: ни первого, ни второго, ни третьего.

М.Б.: А у нас каждый тянет на себя?

Д.М.: А у нас все одеяльщики, абсолютно верно.

Талантливый человек может работать один, но, как правило, он работает на недолгий период времени
Дмитрий Маликов

То есть его хватает на один-два-три года, максимум. И там тоже это всё проворачивается. Круг очень быстро проворачивается: продюсеров, аранжировщиков. Это очень сложный бизнес на самом деле.

М.Б.: Я в этом не сомневаюсь. А вот ваш круг, в котором вы варились, допустим, десять лет назад и сейчас, кардинально поменялся или всё-таки остаётся какой-то костяк из людей — профессионалов своего дела?

Д.М.: Костяк остаётся. Но костяк — это я в первую очередь сам, а всех остальных нужно менять.

М.Б.: Вот сейчас послушают ваши музыканты — те, кто с вами работают, — и обидятся.

Д.М.: Ничего страшного. А я им всё это в лицо говорю.

М.Б.: Вы вообще не производили никогда на меня лично впечатление жёсткого человека.

Д.М.: А я не жёсткий. Я просто руковожу производством. А когда ты руководишь производством, потому что если я буду не жёстким и когда я не жёсткий, я сам от этого в первую очередь страдаю, страдает дело.

М.Б.: Понимаю. Давайте послушаем "Каспийский груз", чтобы зрители ознакомились. Дмитрий обещал, что мата не будет. Тут слушатели воспринимают не очень. А ещё пишут: "Маликовы все красивые". Это когда обсуждали Стефанию.

Д.М.: Нет, ну я же не навязываю свой вкус.

М.Б.: Нет, никто никому не навязывает. Просто у нас демократия.

Д.М.: Эта группа далеко не всем нравится, я это знаю.

М.Б.: Это музыка?

Д.М.: Это декламация на определённом удачно подобранном музыкальном бэкграунде, я бы так сказал.

Про отношение к собственному имиджу

М.Б.: О, как! Слушайте, вот действительно вам сложно в жизни. Вас сейчас ведь не поняло как минимум несколько человек. Пишут: "Это качающая музыка, не напряжная. Актуальные в жизни тексты". Это что за тренд, как вы считаете, вот все мужики бороды сейчас молодые поотпускали, как моджахеды какие-то?

Д.М.: Я не знаю, с чем это связано. Вот тренд такой.

М.Б.: Вы не хотите?

Д.М.: Нет, не хочу. Хотя я коротко бы постригся.

М.Б.: Не надо.

Д.М.: Почему?

М.Б.: Мне кажется, резко менять, вот вдруг подстричься, не знаю. Вы кое-где там такой мачо. Я впервые, кстати, увидела, у вас там такая густая щетина, так была удивлена откровенно. Непривычно. Вот вы над этим не задумываетесь, не заморачиваетесь над внешним видом?

Д.М.: Не заморачивался никогда особо.

Хотя в клипах хотелось искать немножко разнообразия в образах, чтобы быть чуть-чуть разным и быть в тренде
Дмитрий Маликов

Но сегодня всё так сильно и резко поменялось, всё убежало вперёд, если говорить о моде, то тут вопрос просто соответствия. Я мальчик уже взрослый, и не хочется выглядеть смешным на самом деле.

М.Б.: А чего вот вы не приемлете ни за что? И будете смешным, если вдруг это возьмёте на заметку, на вооружение?

Д.М.: А вдруг мне скажут: "Дима, надо целиком  татуировки набить себе".

М.Б.: У вас есть хоть одна?

Д.М.: Нет.

М.Б.: А это принцип или просто так сложилось?

Д.М.: Мне не нравится и на девушках не нравится.

М.Б.: А какие у вас есть ещё такие принципы?

Д.М.: Да это не принцип. Просто не нравится.

М.Б.: Но вы спокойно относитесь?

Д.М.: Я спокойно отношусь. Я толерантный.

М.Б.: Да, мы уж заметили, какой вы толерантный, когда только что про своих артистов сказали. Вы знаете, мне кажется, о вас нужно говорить: в тихом омуте черти водятся.

Д.М.: И это тоже может быть.

М.Б.: Вы же всегда такой спокойный, закрытый.

Д.М.: Не всегда.

М.Б.: Вот, а мы-то не видим этого.

Д.М.: Ну, и правильно. А что вам видеть, зачем?

М.Б.: А вы тиран?

Д.М.: Нет.

М.Б.: А дома?

Д.М.: Нет, я не тиран. Но я бываю невыдержанным, могу сорваться. Всё бывает, но я же творческий человек.

М.Б.: Нет, это не запрещено. Вы абсолютное право имеете. Кто-то постоянно, например, психует — и всё окей. Тут вопрос в другом: что мы-то вас знаем с одной только стороны.

Д.М.: Знаете, это моя любимая фраза: нравится картина — не знакомься с художником.

М.Б.: Нет, я не соглашусь. У вас было такое в жизни?

Д.М.: Это же фраза из жизни, потому что часто очень художники, именно кто пишет картины, бывают невыносимыми людьми, алкоголиками и так далее. Это отсюда.

М.Б.: Ну, хороший человек — это не профессия. А вы готовы терпеть отвратительного человека, если он суперпрофессионал?

Д.М.: Готов. Только сегодня об этом думал, потому что в основном у нас все дилетанты вокруг. Когда человек рядом появляется, который может тащить вперёд дело, — вот ему тогда можно и нужно платить. В основном все рассказывают красиво, а потом делают мало и плохо.

М.Б.: А у вас есть такие примеры? И вообще, они у нас в стране есть?

Д.М.: Примеры всегда есть талантливых людей: талантливых журналистов, пиарщиков. Но это всё такие уже звёзды, эти люди становятся звёздами.

М.Б.: Политикой вы интересуетесь?

Д.М.: Не очень.

М.Б.: Вот такие люди у нас в политике есть, как вы считаете?

Д.М.: Какие?

М.Б.: Ну, которые вот действительно: бог с ним, какой он человек, главное, что он действительно делает дело и делает его правильно, вот то, о чём вы сейчас говорили, — профессионал.

Д.М.: Хороший вопрос.

Для меня как раз в политическом моменте, мне очень важно иметь собственное представление о человеке
Дмитрий Маликов

А собственное представление о человеке со СМИ я получить не могу. Поэтому для меня очень важно личное общение.

М.Б.: А как же вы голосовали, если личного общения вот со всеми на свете депутатами-то не поимеешь?

Д.М.: Со всеми депутатами и не надо иметь. Я много знаю депутатов лично, кстати. С Мишей Старшиновым дружу. Он такой человек волевой, сильный, знающий.

М.Б.: А вас никогда не звали в политику?

Д.М.: Ну мне предрекают некоторые политическое будущее, но я считаю, что каждый должен заниматься своим делом.

М.Б.: А почему это не может стать вашим делом?

Д.М.: Да может.

М.Б.: Вы с большим опытом человек, жизненным я имею в виду, вы вызываете доверие, потому что нет татуировок, и причёску долго не меняете. Я, кстати, психологическими такими аспектами сейчас манипулирую.

Д.М.: И сейчас ко мне подходят и говорят: "Моя мама выросла на ваших песнях. Дайте автограф".

М.Б.: Да вы что? Кто посмел?

Д.М.: Уже скоро будут подходить.

М.Б.: Удручает это вас?

Д.М.: Да вообще не парит меня никак это.

М.Б.: Слушайте, а дайте этот рецепт, пожалуйста, потому что меня парит.

Д.М.: Да?

М.Б.: Может, потому что мы разнополые с вами существа всё-таки и это должно быть у женщин в крови? Но хотелось бы, чтобы этого не было. Вот как так сделать? Мне просто тоже иногда говорят: "Я вырос на твоих эфирах". Знаете, как обидно становится! Я же внутри молодая, тонкая и звонкая.

Д.М.: Живи настоящим. Как в фильме Вуди Ален: "Живи каждый день как последний и не ошибёшься" — мировая фраза.

М.Б.: Вот у него, кстати, можно учиться.

Д.М.: Да, учитывая его возраст и сколько он фильмов — и какие фильмы замечательные — делает.

М.Б.: И на ком женился.

Д.М.: На ком?

М.Б.: Падчерица там совсем молоденькая. Чтобы нам успеть, я сейчас хочу всё-таки новую песню "Ты приходишь" поставить.

Д.М.: Да это такая, не совсем новая, пустячковая на самом деле песня. Просто я её летом сделал, было летнее настроение. И она лёгкая, танцевалочка.

Сейчас я после премьеры спектакля буду серьёзно заниматься новым творчеством
Дмитрий Маликов

М.Б.: Семейный, поэтому нужно приходить всей семьёй. Я собственными глазами видела, когда рассматривала трейлер, треки, любительские видео, как дети, которые по идее должны сидеть в обнимку с гаджетами, они сидят и снимают на эти гаджеты вот то, что идёт без слов на сцене, то есть музыкальный батл.

Д.М.: Да, и слушают классику.

М.Б.: Это раз. И потом, вы сказали, что встают. Расскажите.

Д.М.: Просто у меня есть очень сильный монолог Бетховена, который говорит, что он не слышал своего триумфа и когда была премьера его Девятой симфонии, он уже совсем ничего не слышал, отвернулся от зала и превратился в скромного, смущённого человека. Его молодая артистка повернула к залу, и он увидел, что зал стоит. Эти овации продолжались 40 минут. Он говорит: "Я не слышал своего триумфа, но я увидел огромное количество счастливых, распахнутых лиц". И он говорит: "Громче, громче". Люди в этот момент встают и стоя аплодируют долго. В середине спектакля.

М.Б.: Надо идти, друзья. Композитор, певец, актёр, продюсер, народный артист России Дмитрий Маликов. Спасибо вам большое, что пришли.

Д.М.: Вам спасибо

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!