Пинг-понг от Шварценеггера и Джеки Чана: как снимали российско-китайский "Вий-2"

Пинг-понг от Шварценеггера и Джеки Чана: как снимали российско-китайский "Вий-2"

Фото: © AFP/EAST NEWS, Evan Agostini/Invision/AP/Fotolink, kinopoisk.ru

6188
По словам режиссёра Олега Степченко, Шварценеггеру понравилось работать с русско-китайской командой, а сам фильм вполне мог бы претендовать на "Оскар".

АННА МИТНОВИЦКАЯ: Какие импровизации у вас там были? Совершенно потрясающие, смешные, может быть, или не смешные, но классные моменты для кино? Пару историй от того и от другого.

ОЛЕГ СТЕПЧЕНКО: Во-первых, это визуальный ряд. Рассказать это очень трудно. Когда они уже с Джеки вдвоём, то у них импровизация в ритмах появляется. Сначала, когда мы репетируем, идёт такой размеренный ритм, каждый друг другу реплику даёт и так далее, но когда они уже расходятся, там уже начинается актёрская точность. Он это делает, другой реагирует, один другое делает, этот реагирует.

А.М.: Это пинг-понг получается.

О.С.: Да, это пинг-понг. И вот когда они схватываются друг с другом, они юмористы, они всё время так подшучивают друг над другом. Но тогда это импровизация называется. То есть актёрская, интересная.

И. ПАНОВ: Анна Митновицкая, Илья Панов здесь.

А. МИТНОВИЦКАЯ: Олег Степченко к нам пришёл, режиссёр, здесь, у нас в студии. Приветствуем мы вас, Олег.

О. СТЕПЧЕНКО: Здравствуйте.

А.М.: Послушайте, вот эти все новости, что в вашем втором "Вие" будут какие-то суперневероятнейшие звёзды вплоть до Джеки Чана, до Арнольда Шварценеггера, это же как-то совсем невероятно. Мы привыкли, что обычно в России снимают кино с российскими актёрами, в Голливуде со всеми актёрами. И редко бывает так, что мы присоединяемся к голливудским.

И.П.: Анна с места в карьер нырнула. Олег Степченко — режиссёр. Я тем, кто не понял: режиссёр фильма "Вий". Олег, теперь отвечайте.

А.М.: Так вот, а тут такой транснациональный коллектив у вас собрался. Как вы это сделали?

О.С.: На самом деле слухи я уже развеял, что будет сниматься и не будет сниматься. Уже снялись.

А.М.: Всё, всё получилось.

О.С.: Да. Я только что приехал из Пекина.

И.П.: Сколько дней там съёмочная была?

О.С.: Очень много съёмочных дней. Я уже год там.

А.М.: Уже перестал считать.

О.С.: Да.

И.П.: Не год же длится продакшен.

О.С.: Он блоками длится. Если так, это за 100 смен. Представляете, как это растянуто во времени.

И.П.: Это очень много. И дорого.

О.С.: Это очень дорого, много, но у нас совместный фильм с Китаем.

Это фильм такой же китайский, как и русский
Олег Степченко

То есть там очередь из Голливуда и так далее, чтобы попасть на ко-продукцию с Китаем.

И.П.: Рынок такой огромный. Соответственно, и деньги.

А.М.: А кто кого выбирал в данном случае: Китай нас, или мы Китай? Как это происходит?

О.С.: Происходит очень мистически с одной стороны. Вы знаете, я занимаюсь "Вием", поэтому я немного мистически отношусь ко всем делам.

А.М.: Где мистика?

О.С.: Мистика в том, что был сначала написан сценарий, как раз там была тема Китая. 

Когда я первый "Вий" снимал, я наткнулся в славянской мифологии на аналогичного бога, это китайский дракон, у которого ресницы проросли в землю, и из него появился чай
Олег Степченко

И.П.: Как его зовут?

О.С.: Название я вам не скажу. Лунг, а потом продолжаются такие названия, которые могут матерно выглядеть, потому что много слов китайских говорить в эфире нельзя.

А.М.: То есть ещё на том этапе, учитывая, что первый "Вий", как я понимаю, снимали довольно долго, чуть ли не с 2005 года всё началось, и вышло только в 2014-м, уже тогда вы подумывали о том, что это надо как-то связать с Китаем?

О.С.: Вы знаете, опять же мистическим образом была рядом вот эта аннотация про этого как бы китайского "Вия". И поэтому тогда уже у меня зародилась мысль: а как бы пройтись по всем этим древним божествам, узнать что-то новое?

И.П.: Это вы нам предысторию рассказали. А дальше как обстояли дела? Вы нашли продюсера, нашли деньги, созвонились?

А.М.: Как ты осторожно про деньги.

И.П.: Я просто видеопроизводством в режиме хобби занимаюсь. И вот чувствую, что это всё непросто.

О.С.: Всё непросто. Есть сценарий, его посылаешь людям, они читают. Обратились к китайской China Film Group Corporation, они год рассматривали, чуть поменьше, очень они внимательно это всё рассматривали, и дали добро. После того как дали добро, это уже совсем другое кино началось.

А.М.: Они как вообще отреагировали на то, что есть определённое сходство между их богами и нашей мифологией?

О. С.: У них немного табу на такие слова. У них слово "боги", там по-другому к этому относятся. Они у них растворены в жизни.

А.М.: Им слово "вий" вообще знакомо? У них это вызывает ассоциации?

О.С.: Уже знакомо.

И.П.: Или под другим названием выйдет фильм там?

О. С.: Под другим названием. Вот здесь написано: "Путешествуй Китай. Тайна железной маски".

А.М.: То есть у них нет трепета перед Гоголем, хотя бы какого-то?

А.С.: Да.

И.П.: Здесь уже ощущение, что тренд какой-то наметился – превратить российское, отечественное кино в индустрию, в настоящий бизнес, или это скорее исключение из правил, такой уникальный проект, и нельзя сказать, что скоро-скоро, буквально через 5–10–15 лет мы русский Голливуд откроем?

О.С.: Это всё от нас будет зависеть. Потому что мы пионеры в этом деле. И как от нас пойдёт там дальше, как увидят потенциал.

И.П.: Вы прям на себя миссию берёте первооткрывателя.

О.С.: Не то что берём, а так получилось.

И.П.: То есть у нас уже есть опыт просмотра фильмов за два миллиарда. Вот каков бюджет вашей картины?

О.С.: Бюджет небольшой.

И.П.: Всё равно на "Кинопоиске" появится, когда вы в прокат пойдёте.

О.С.: 

Сейчас около 40 миллионов бюджет. Но это ещё не предел, как говорится
Олег Степченко

А.М.: Ещё не всё доделано.

И.П.: Чьи деньги задействованы?

О.С.: Очень многих людей и компаний.

И.П.: А Фонд кино, Роскино вас поддерживали? Министерство культуры?

О.С.: Обязательно поддерживали. Они обо всём знают.

И.П.: Я-то просто верю, что рано или поздно это будет исключительно продюсерское кино у нас. И не надо будет государственных денег привлекать.

А.М.: А так может быть?

О.С.: Лучше, чтобы поддерживали.

А.М.: Конечно, всем страховка нужна, это логично. Вы иначе не могли ответить.

О.С.: Много подводных камней.

И.П.: Неуверенность в том, что не придут зрители, в чём страхи-то? В целом, вот он, огромный рынок китайский, вот огромный рынок отечественный, где Джеки Чана любят, где в него верят, чего бояться-то? Это как научиться плавать: оттолкнуться один раз, и всё.

О.С.: Это правда. Но когда фильм не завершён, когда сам не видел ещё, это надо ещё доснять. У нас ещё там тридцать смен впереди. Поэтому я пока ничего не говорю.

А.М.: Это такое суеверие постоянное от людей, которые связаны с кино.

О.С.: Есть такое дело. Суеверие или вера.

А.М.: У вас это так вполне нормально сосуществующие понятия. Я почему начала сразу про Джеки Чана и про Шварценеггера. Понимаете, как выглядела до этого картинка всегда. Мы с гордостью смотрели на Машкова, на Ходченкову, на Хабенского, если их приглашали в международные проекты. Мы так смотрели и думали: "Вот, даже наши там есть, нас знают, нас услышали, нас увидели, и теперь нас знает весь мир". А в данном случае, эти Чан и Шварценеггер соглашались участвовать в российском проекте или китайском? Они к кому шли?

О.С.: Они шли в кино. Когда они узнали, о чём кино, какие персонажи, они пошли в кино.

А.М.: Им было совершенно не важно, кто это всё устараивает?

О.С.:

Очень было интересно Шварценеггеру поработать с русским режиссёром. Он об этом сказал
Олег Степченко

Но, конечно же, когда узнал, что Джеки Чан будет мастером, и так далее, это его тоже взбодрило. Так что, сначала, как всегда, идея. Вот она была, и под эту идею начали добавляться люди.

И.П.: Вот вы говорите, под фильм, под идею. Они ж наверняка и под зарплату, под гонорар, наверное, добавлялись?

О.С.: Нет, это не первичное у них вообще.

И.П.: Но всё равно лишним не будет.

О.С.: Лишним не будет, но не об этом разговор. У них столько предложений, столько проектов...

А.М.: То есть они выбирают, не исходя из того, сколько им заплатят, а насколько им будет интересно прожить эту часть жизни?

О.С.: Там же принципиальные вещи есть.

А.М.: Во сколько раз они получают больше, чем все остальные участники съёмочного процесса, другие актёры? В 20, 30, 40, 50, 100 раз?

О.С.: Во много раз.

И.П.: Так нечестно.

О.С.: Некоторых вещей я даже не знаю. Я режиссёр. Я даже не интересуюсь порой. Знаю вообще, сколько это стоит. Но точно какие-то цифры объявлять... Потом продюсер скажет, зачем ты это сказал?

А.М.: Он вас может выгнать из проекта за это?

О.С.: Нет. Просто зачем информацию лишнюю давать. Будут продюсеры, да, и будут вам рассказывать о деньгах.

А.М.: Когда выйдет фильм?

О.С.: Скорее всего, через год. Я думаю, на китайский Новый год. Потому что у нас опять же ко-продукция. Должно выйти всё в одно время. Уже не мы диктуем, вот мы хотим в России на наш Новый год, мы будем согласовывать.

И.П.: Мировая премьера будет где? В Пекине, Москве?

О.С.: Везде будет мировая премьера.

А.М.: Одновременно?

Фото: © © CTB Film Company

О.С.: Одновременно будет стартовать. Сейчас уже договариваются, чтобы и в Америке, и так далее. Потому что у нас такие звёзды, которых захотят смотреть везде.

А.М.: Вот, такие звёзды. И тут я вас плавно подвожу к тому, чтобы вы рассказали нам, каково работать с этими самыми звёздами. У вас же там наверняка что-то переворачивается внутри, когда вы командуете Шварценеггером?

О.С.: Прекрасно работается со звёздами.

А.М.: Они послушные? Податливые?

О.С.:

Выглядело как сон. Если честно. Подходишь к Арнольду и говоришь: "Слушай, тяни цепь сильнее. Вот когда говоришь эти слова, натягивай цепь
Олег Степченко

Он такой: "Олег, я натягиваю цепь. Это Джеки не тянет".

И.П.: Сон отечественного режиссёра. Российского.

А.М.: А вы потом пошли к Джеки после этого?

О.С.: Не российского. Счастливы были бы все режиссёры.

И.П.: В итоге не тянул-то кто?

О.С.: Я подхожу, говорю: "Джеки, просят, чтобы ты сильнее натягивал". Он: "Я сильнее натягивал? Это Арнольд".

И.П.: И тут они её порвали. Они оба-то уже кони старые.

А.М.:  Которые борозды не испортят?

И.П.: Ну и глубоко, судя по всему, не пашут.

О.С.: Да не, они моложе нас всех. Настолько у них энергия сильна, настолько они люди мира, одно удовольствие работать.

А.М.: Я как зритель, никогда не имела отношения к кино. Мне представляется так: если актёр потрясающий, то с ним и работается быстро. Не надо снимать 15 миллиардов дублей ради той самой эмоции. Это тот случай у вас?

О.С.: В том-то и дело. Мало того, они все наученные, они приезжают со своими режиссёрами, сценаристами и так далее, для того чтобы каждый раз разрабатывать их роль.

А.М.: Вы не работаете с каждым из них так целенаправленно?

О.С.: Нет, почему, режиссёры уже делают роль.

У них такое воспитание, что они уже приезжают готовые. Они знают слова, они готовые приезжают, и с ними одно удовольствие работать
Олег Степченко

Единственное, что ты где-то их легче делаешь, исправляешь. Но вот чем отличается. Арни говорит, что раньше мне казалось, что надо всё по сценарию делать, как в Голливуде всё, но импровизация – это ткань искусства.

И.П.: Станиславского начитался.

А.М.: Какие импровизации у вас там были? Совершенно потрясающие, смешные, может быть, или не смешные, но классные моменты для кино? Пару историй от того и от другого.

О.С.: Во-первых, это визуальный ряд. Рассказать это очень трудно. Когда они уже с Джеки вдвоём, то у них импровизация в ритмах появляется. Сначала, когда мы репетируем и так далее, идёт такой размеренный ритм, каждый друг другу реплику даёт и так далее, но когда они уже расходятся, там уже начинается актёрская точность. Он это делает, другой реагирует, один другое делает, этот реагирует.

А.М.: Это пинг-понг получается.

О.С.: Да, это пинг-понг. И вот когда они схватываются друг с другом, они юмористы, они всё время так подшучивают друг над другом. Но тогда это импровизация называется. То есть актёрская, интересная.

И.П.: Вы сказали, что приехали обе знаменитости, оба актёра уже готовыми. Кстати, Джеки Чан, наверное, не только в Китае, в Голливуде очень много снимается, поэтому у них одинаковый подход. Вы сценарий писали в первую очередь на русском, потом переводили или есть у них реплики на русском языке?

О.С.: Нет. У них отдельная история. Он играет английского начальника Тауэра. Арнольд. 

Джеки сидит в каземате. Мастер должен совершить побег. Но если это Джеки Чан, он в любом случае сбежит. Но если там стоит Арнольд, там уже будет схватка не на жизнь, а не смерть
Олег Степченко

 

 

И.П.: Как вы думаете, есть фестивальное будущее у этого фильма? Или это жанр такой, блокбастер, который не пойдёт никуда?

О.С.: Лучше, чтобы это была прокатная история. Фестиваль – это ни к чему, мне кажется.

А.М.: Это говорит о том, что вы вообще в принципе против фестивалей?

О.С.: Нет, есть прекрасное кино, которое никто не смотрит. Честно скажу, я иногда на фестивалях бываю и смотрю прекрасное кино. Но его вообще никто не смотрит. Вот для этого фестивали и есть, чтобы оно выживало. У нас другая направленность. Мы хотим большое кассовое кино сделать, чтобы весь мир посмотрел.

И.П.: А в душе где-то есть надежда, что номинирует вас киноакадемия на ближайший "Оскар"?

 О.С.: Как номинировать, если он китайско-русский? Там снимаются американцы, англичане и так далее? У нас международное кино. 

Может быть, можно от Китая подать, он "Оскар" получит. Или от России подать
Олег Степченко

И.П.: Можно от нескольких стран подать.

А.М.: Учитывая, что "Вий" был самым кассовым фильмом в России 2014 года, сейчас вы хотите побить рекорд? Получится ли, по вашим ощущениям, сейчас? Или это вообще не та задача, которая стоит?

О.С.: Задача стоит и у нас, и в Китае сделать кассу хорошую. И в Америке. Везде. Чтобы наш фильм увидели многие. Он международный. Семейный фильм, может быть.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×