Участница "Голоса" Бериашвили: Дружба с Давидяном была предметом моей гордости

Участница "Голоса" Бериашвили: Дружба с Давидяном была предметом моей гордости

Фото: © East News

2895
Утром 13 ноября на 61-м году жизни после перенесённого инсульта скончался музыкант Андрей Давидян. Участница второго сезона шоу "Голос" Этери Бериашвили рассказала о том, где её застала весть о кончине певца, с которым она была знакома ещё до проекта.

М. ШАХНАЗАРОВ: Да, Андрей Давидян. У меня было шоковое состояние, потому что буквально недавно мы с моим товарищем говорили о нём, товарищ рассказывал, какую он, его друг, Андрея, сделал программу и как он пошёл на новый виток, который ему захотелось. Он полностью воплотил свою мечту на этом этапе, он собирал полные залы, где бы он ни появлялся.

Э. БЕРИАШВИЛИ: Конечно, я вчера читала. Я была не в Москве, когда об этом узнала, знаете, втройне больно. Даже я была не в Москве, когда я узнала, что он в реанимации. Как же так, мы же недавно совсем виделись. Состояние, когда ты, во-первых, с человеком фактически на одной волне влетел в какую-то российскую большую музыкальную сцену с помощью шоу "Голос". Во-вторых, ты с человеком виделся буквально 2—3 недели назад, он в прекрасном совершенно расположении духа был, выглядел великолепно. Реанимация — и думаешь: так, что делать, кому звонить, срочно, кого я знаю, доктора, больницы… Я более чем уверена, что у Андрея было всё — и медицинское обеспечение, медицинское обслуживание он получил абсолютно в полном объёме. Все заботились о нём и делали максимально всё. К сожалению, такая болезнь страшная, ты ничего не можешь сделать, просто рвёшь на себе волосы от отчаяния, оттого, что ты ничем не можешь человеку помочь. Обидно, очень обидно. Больно так, что, не знаю… До сих пор не можем в себя прийти. Писали все, по-моему. Писали те, кто его знал, кто не знал, кто участвовал в проекте "Голос", кто не участвовал. Потому что человек поздно, очень поздно получил свои заслуженные огромные залы и восторг, тотальный восторг. Потому что когда, допустим, вспоминаем с кем-то, кто впервые со мной познакомился, "А вы Андрея Давидяна знаете?" Я говорю: "Знаю". Это было предметом моей особой гордости, что я Андрея Давидяна знаю не только даже по проекту "Голос", но и по какому-то такому джазовому сообществу, что ли.

Полную версию программы "Вперёд"  с Этери Бериашвили слушайте в аудиозаписи.

М. ШАХНАЗАРОВ: У нас гость по традиции в нашей рубрике — это певица, участница шоу "Голос", актриса мюзикла Mamma Mia! Этери Бериашвили, которую вы прекрасно знаете и помните. Я всё-таки акцент бы сделал не на участии в шоу "Голос", а на певицу и участницу мюзикла. Потому что когда — мы сейчас поговорим о грустном немного — когда я вчера утром увидел вот эту новость, заголовок, вернее: "Умер участник шоу ″Голос″. Когда я нажал — это был заголовок — когда я увидел, что ушёл Андрей, я…

М. АНДРЕЕВА: Андрей Давидян.

М.Ш.: Да, Андрей Давидян. У меня было шоковое состояние, потому что буквально недавно мы с моим товарищем говорили о нём, товарищ рассказывал, какую он, его друг, Андрея, сделал программу и как он пошёл на новый виток, который ему захотелось. Он полностью воплотил свою мечту на этом этапе, он собирал полные залы, где бы он ни появлялся.

 

М.А.: Смысл-то в том, что он и до шоу "Голос" был очень известным исполнителем, да, а вот как бы уже такое клише прицепилось, что участник шоу "Голос", а на самом деле он много чего создал, много чего сделал и был известен до "Голоса".

Э. БЕРИАШВИЛИ: Конечно, я вчера читала. Я была не в Москве, когда об этом узнала, знаете, это втройне больно. И я была не в Москве, когда я узнала, что он в реанимации. Как же так, мы же недавно совсем виделись. Состояние, когда ты, во-первых, с человеком фактически на одной волне влетел в какую-то российскую большую музыкальную сцену с помощью шоу "Голос". Во-вторых, ты с человеком виделся буквально 2—3 недели назад, он в прекрасном совершенно расположении духа был, выглядел великолепно. Реанимация — и думаешь: так, что делать, кому звонить, срочно, кого я знаю, доктора, больницы… Я более чем уверена, что у Андрея было всё — и медицинское обеспечение, медицинское обслуживание он получил абсолютно в полном объёме. Все заботились о нём и делали максимально всё. К сожалению, такая болезнь страшная, ты ничего не можешь сделать, просто рвёшь на себе волосы от отчаяния, оттого, что ты ничем не можешь человеку помочь. Обидно, очень обидно. Больно так, что, не знаю… До сих пор не можем в себя прийти. Писали все, по-моему. Писали те, кто его знал, кто не знал, кто участвовал в проекте "Голос", кто не участвовал. Потому что человек поздно, очень поздно получил свои заслуженные огромные залы и восторг, тотальный восторг. Потому что когда, допустим, вспоминаем с кем-то, кто впервые со мной познакомился, "А вы Андрея Давидяна знаете?" Я говорю: "Знаю". 

Это было предметом моей особой гордости, что я Андрея Давидяна знаю не только даже по проекту "Голос", но и по какому-то такому джазовому сообществу, что ли
Этери Бериашвили

М.Ш.: Ну у вас же Мариам, вы, Андрей — это как бы исполнители близкие по духу и по технике.

Э.Б.: Да, абсолютно.

М.Ш.: А вообще, он был незаурядная личность. Он был арабистом, он проработал в арабских странах какое-то время, потому понял, что когда арабисты не нужны…

М.А.: Не сразу, да, он музыкальную карьеру начал?

М.Ш.: Нет, он пел всегда, он пел, Аркадий Поляк, по-моему, про него хорошо написал, это его друг, на Лайфе: он пел всегда, он прекрасно готовил, он вообще был талантливый человек, он очень скромный. Он не любил даже сейчас давать интервью. Кстати, беда нашей эстрады, что такие люди незаурядные, я считаю, что это незаурядный вокалист, то, что у нас джазовый вокал, к сожалению не востребован. У нас кто угодно с часиками прыгают и так далее, я не хочу сейчас на плохое уходить. Нет, это так и есть. Серьёзная музыка у нас сейчас загнана в подполье. Когда у нас говорят, что в советское время у нас был андеграунд, я не считаю, что джаз был андеграунд. С Козловым ансамбль, Ольга Пирагс, которая сейчас преподаёт в Риге — хорошие были вокалисты. А сейчас…

Э.Б.: Единичные они были. Потому что они были первооткрывателями для российского джаза. Это были первооткрыватели, дальше уже пошло другое поколение, поколение российских джазменов, и я вам скажу, что то, что я слышу на джазовых фестивалях, то, что я слышу просто иногда в джазовых клубах, заставляет меня гордиться за наших музыкантов. Есть такое расхожее мнение: "Ой, фирмачи. Американцы, они такие". Ребята, послушайте у нас. Это их музыка, наверное, мы не сможем их превзойти, как никто никогда не споёт грузинскую народную песню, как это сделает грузин. 

Но, с другой стороны, все обучаемы, и, в принципе, российские музыканты талантливейшие
Этери Бериашвили

М.Ш.: Безусловно.

Э.Б.: Причём, знаете, я беру в целом, всех представителей, вне зависимости от национальности, представители кавказской национальности, или из Средней Азии, или, допустим, из Калининграда.

М.Ш.: Нет, ну в советское время были джазмены хорошие. Прибалтика была, тот же Паулс. В Грузии были такие, это всё-таки было.

Э.Б.: Я вам объясню, почему, потому что Грузия, например, граничила с Чёрным морем, портовый город Поти, куда заходили пластинки, материал.

М.А.: Было, откуда брать.

Э.Б.: Да, было, откуда брать, было с чего снимать. А в России, что делали музыканты, — они сидели на радио "Свобода" и вылавливали вот эти какие-то звуки.

Очень интересно пообщаться, кстати говоря, с Владимиром Яковлевичем Каушанским, с Владимиром Фейертагом — это люди — носители истории
Этери Бериашвили

Они, наверное, об Андрее тоже очень много смогут рассказать.

М.А.: А вот тот аспект, который ты затронул, ты не стал персонализировать их, хорошо, не будем людей оскорблять. Всё равно, почему у нас действительно одни и те же уже в течение многих лет, они популярны, они на эстраде, они дают интервью, они везде светятся на всех светских мероприятиях, их как бы публика знает. Даже если не слушает, но знает. А стоящих исполнителей, действительно талантливых исполнителей не знают. Вот же что обидно.

Э.Б.: Вы знаете, с чем связано, это предмет разговора каждой нашей встречи. Каждый раз, когда музыканты встречаются, говорят: "Ребят, ну что же такое-то?" Вот, предположим, моя подруга, Лена Максимова, талантливейшая певица, которая записала не один, на мой взгляд, хит. Мне интересно слушать эту музыку, мне интересно слушать эти слова. Лена Максимова записала песню, эту песню написал Леонид Агутин — и слова, и музыку, и аранжировку. Фантастическая песня, просто я её слушаю, я могу поставить на repeat и 10 раз подряд послушать с наслаждением, каждый раз обнаруживая для себя что-то новое в этой песне. Волшебный голос Лены, человек, который, как говорит Леонид Агутин, может всё. Она может спеть и рок, и джаз, и поп-музыку. Не взяли на радио. Не взяли, потому что сказали…

М.А.: Неформат.

Э.Б.: Неформат. И вот, Лена Максимова типа возрастная певица. Она написала огромный пост в "Фейсбуке", и я абсолютно согласна с её возмущением.

М.Ш.: А, знаю. Да, я посмотрел сейчас, конечно.

Э.Б.: Елена Максимова великолепная. Я вам скажу так, просто музыка, которую мы представляем, чуть-чуть надо думать. Потом когда опять же в шоу "Голос", я очень уважаю Григория Лепса, но когда вот это вот где-то начинает даже слишком явно выступать против джаза: "Ой, ну какой джаз! Ну что вы!" Я где-то даже уже не верю, потому что когда истинный, очень стильный исполнитель, в этом году было несколько исполнителей, Николь Кнаус, которая пела New York, New York, Ромчи, который пел All Of Me. Ребята, которые просто это сделали настолько профессионально, он развернулся, он среагировал. Поэтому с центральных телеканалов тоже же какой-то месседж доносится.

То есть если Григорию Викторовичу Лепсу не нравится джаз, это значит, что полстраны думают так же, потому что полстраны — его поклонники
Этери Бериашвили

Я всех понимаю, но, а может быть, всё-таки попробовать. Я даже попыталась послушать авангардную музыку, для того чтобы понять, может быть, я не догоняю немножко, во мне чего-то не хватает, и нужно воспитать что-то, чтобы это понять.

М.Ш.: Понимаете, Этери, я бы что сказал, на Западе тоже, если взять по большому счёту, массовая музыка — это попса, то, что мы называем попсой. Но…

М.А.: Там всё-таки другая попса.

 

 

М.Ш.: Когда ты смотришь их попсу, когда ты видишь и их и слышишь их аранжировки, когда ты видишь уровень шоу и когда, вот, не обижайтесь на меня там, видишь наше убожество и дурновкусие, то становится страшно. Я почему говорю "не обижайтесь", потому что многие позволяют себе какие-то наезды на определённых исполнителей, которые нравятся. Я свою субъективную точку выражаю зрения, а не радиостанции. Если у нас исполнители наши эстрадные подтянутся к уровню западных, перестанут халтурить, ну это же факт, то я буду очень хорошо отзываться о нашей попсе.

Э.Б.: Я скажу, можно. 

Я буду грудью защищать как минимум две команды. Первая — это "А-Студио"
Этери Бериашвили

М.Ш.: Нет, это да, профессионалы.

Э.Б.: И там, где и музыка, и текст, и аранжировка, и исполнение. Вот всё солисты, которые пели в этой группе…

М.Ш.: Кети Топурия…

Э.Б.: Кети Топурия нынче, Полина Гриффис была, естественно, Батыр…

М.Ш.: Нет, они работают, конечно.

М.А.: А ещё кто?

Э.Б.: Батырхан Шукенов, самый первый солист.

М.А.: Нет, а вы говорите, несколько…

Э.Б.: А, да. Значит, "А-Студио", мой наставник Леонид Агутин.

М.Ш.: Агутин — да, безусловно.

Э.Б.: Фирмач.

И он поэт, который очень хорошо знает русскую душу, и он очень правильные слова выбирает. Из него, знаете, просто это действительно состояние человека, когда он пишет такие стихи, такие слова
Этери Бериашвили

Вот, вы мне скажете, что, может быть, Анжелика Варум, она не голосовая певица, может быть, она не обладает сильным голосом.

М.Ш.: Она действительно не голосовая певица.

Э.Б.: Она не голосовая. Но в ней есть тон, в ней есть стиль и в ней есть "варуминка". "Варуминка", которая узнаваема. Это очень важный тоже момент. Андрея Давидяна можно было очень легко узнать по тембру. Мариам Мерабову невозможно ни с кем спутать.

М.А.: Хотя, кстати, жюри, когда он выступал на шоу "Голос", его не узнали. Градский вообще подумал — они же сотрудничали — чёрный.

Э.Б.: Да, он думал, что это афроамериканец. Действительно он пел, как будто бы он вырос там. Потому что это было его…

М.А.: Про Грузию он пел.

Э.Б.: Не про Грузию. Джорджия — это штат.

М.А.: А, он про штат пел.

М.Ш.: Вот эти белые вокалисты, кого за чёрного считали, Джо Кокер, у него вокал тоже был таким.

Э.Б.: Анастейша, кстати говоря, современная певица.

М.Ш.: Анастейша. Но у Анастейши есть крови там какие-то. Да, у неё, насколько я знаю, что-то там есть. Таких, как Андрей, уже нет.

М.А.: Вот здесь наш слушатель Александр спрашивает, он говорит: "Секрет популярности один — надо любить Пугачёву, и будешь популярен. Надо нравиться первым лицам в государстве и их домочадцам — будешь популярен". Есть такая зависимость?

Э.Б.: Я не думаю. Я не согласна, что это в такой прямой зависимости.

М.Ш.: Нет, Этери, был же период, когда если ты не нравился Пугачёвой, на твоей карьере ставился крест.

Э.Б.: Но, если ты нравился Пугачёвой, тебя просто из какого-то там клуба достали бы, из какого-то сборного концерта. Так, собственно, было с группой "А-Студио". Талантливые ребята.

М.Ш.: С Жанной Агузаровой было по-другому. Я считаю, сумасшедший вокал, и, в принципе, она винит в том, что ей пришлось уехать в Штаты, примадонну. Примеров много.

Э.Б.: Примеров много, просто, знаете, как: пока лично сам не столкнёшься с этим, наверное, трудно. Формулу я, наверное, не выведу никогда. Я могу только констатировать с грустью или с радостью.

Я с радостью могу говорить о том, что благодаря проекту "Голос" очень многие, даже не только в России, но и в других странах стали популярны
Этери Бериашвили

Вот, я, например, прилетела из Казахстана, где меня реально узнали по проекту "Голос".

М.Ш.: Я вообще не смотрю телевизор, без шуток, вот, хоккей, футбол. Но шоу "Голос", как многие мои друзья, знакомые, они говорят, что "Голос" иногда утром даже включаем, в записи.

М.А.: Получается, что даже не новым исполнителям даёт жизнь, а уже и известным.

Э.Б.: Конечно, например, Андрюша Давидян. Получается так, что он же много, много лет, его знали. Я шучу на эту тему всегда, что такой известный в узких кругах. Вот, мы так и были.

М.Ш.: Его в Москве знали все практически.

Э.Б.: В Москве знали все, конечно. Но в масштабах страны, страна-то огромная. Ребята, вы должны это слышать. Хочется просто кричать на каждом углу, в каждом городе.

Потому что сейчас очень талантливый 5-й выпуск
Этери Бериашвили

Мы же, знаете, как: сезон на сезон. Вторые встречаемся: "Ну не, наш-то круче был".

М.Ш.: К сожалению, нужно заканчивать нам эфир. Этери Бериашвили у нас была в гостях.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!