Кибербуллинг, груминг, секстинг: какие угрозы поджидают вашего ребёнка в Сети

Кибербуллинг, груминг, секстинг: какие угрозы поджидают вашего ребёнка в Сети

Фото: © EAST NEWS

3857
Руководитель группы анализа веб-контента "Лаборатории Касперского" рассказал, с чем могут столкнуться дети и подростки в Интернете, и объяснил, как противостоять угрозам.

К. ИГНАТЬЕВ: У нас есть такие прикладные инструкции, как для детей, так и для родителей: какие могут быть в Интернете случаи, как настроить соцсеть, например, приватность соцсети, разбор каких-то опасных случаев, когда ребёнка, например, в Сети травят — есть такое явление, как кибербуллинг. Очень известное, сейчас очень много про это разговаривают все. У нас в том числе есть инструкция, как ребёнку себя вести, если вас травят в соцсети, подростки обычно сильно страдают. Ребёнок выложил фотографию, и в течение трёх буквально минут ему могут накидать столько ужасных комментариев, что он может расплакаться, получить травму, и уже всё, бросить компьютер, он даже не будет думать о том, что надо кому-то жаловаться или ещё что-то. То есть дело уже сделано.

Фото: © EAST NEWS

М. АНДРЕЕВА: В Москве вручили уже в тринадцатый раз, счастливый, Премию Рунета. Там было несколько номинаций. Лайф.ру, наш холдинг, тоже взял одну из номинаций — "Культура СМИ и массовой коммуникации" — вот в этой номинации были отмечены. А есть и другие: "Технологии и инновации", "Экономика и бизнес", например. И в том числе есть социально значимые интернет-проекты. Там такой большой масштабный проект, который называется "Защита детей", тоже был отмечен.

И. ИЗМАЙЛОВ: От кого защита?

М.А.: "Защита детей" "Лаборатории Касперского". Вот ты сейчас всё это и спросишь. У нас в гостях Константин Игнатьев, руководитель группы анализа веб-контента "Лаборатории Касперского".

К. ИГНАТЬЕВ: Здравствуйте!

И.И.: Константин, от кого детей защищаете?

М.А.: Здравствуйте!

К.И.: Вообще, у нас проект наш "Защита детей в Интернете" направлен на две группы пользователей. Первые пользователи — это родители, конечно же. Вторая группа пользователей — это дети. У нас на сайте расположены такие прикладные инструкции-случаи, как для детей, так и для родителей: какие могут быть в Интернете случаи, как настроить соцсеть, например, приватность соцсети, разбор каких-то опасных случаев, когда ребёнка, например, в Сети травят — есть такое явление, как кибербуллинг. Очень известное, сейчас очень много про это разговаривают все.

У нас в том числе есть инструкция, как ребёнку себя вести, если вас травят в соцсети, подростки обычно сильно страдают
Константин Игнатьев

И.И.: "Травят" — что имеется в виду?

М.А.: Пишут всякие гадости: "Ты — лох", не знаю, всё что угодно.

К.И.: Они комментируют плохо фотографии, что ты выглядишь ужасно.

М.А.: Да. Ты урод или ты жирдяй.

К.И.: Там может нецензурная лексика использоваться.

И.И.: И что делать, действительно? Надо жаловаться.

К.И.: Можно жаловаться.

И.И.: Банить?

К.И.: Обычно в соцсети это не так быстро банят и обычно травля происходит очень быстро. Ребёнок выложил фотографию, и в течение трёх буквально минут ему могут накидать столько ужасных комментариев, что он может расплакаться, получить травму, и уже всё, бросить компьютер, он даже не будет думать о том, что надо кому-то жаловаться или ещё что-то. То есть дело уже сделано.

И.И.: Сам же можешь забанить упырей всех.

К.И.: Можно забанить тем, что просто выключить компьютер, в этот момент отойти от монитора.

М.А.: Тебе сейчас всё равно на мнение окружающих, а ребёнку-то нет.

И.И.: Банишь-банишь.

М.А.: Нет. Ну, и что? Он же не будет сидеть: "У, какие упыри!".

Но он не так думает. Он думает, что с ним что-то не то.

К.И.: Да. Ребёнок очень зависим от стороннего мнения. Вообще, в школе, если вспомнить, как мы все учились, очень важно было быть как минимум таким же, как все, наверное, не выделяться и так далее. В соцсетях всё на виду сейчас. Абсолютно все дети как минимум во "ВКонтакте" сидят. Если у нас, когда мы учились, в начале 90-х-конце 80-х, поколение 30-40-летних, максимум, кого-то могли травить внутри класса, например, внутри компании, но это было не так много людей, то в соцсети мы видим распространение сразу на всех: на всех одноклассников, на всех друзей, кто есть в соцсети, может быть, даже эти люди, друзья, они не в классе с ребёнком, а во дворе, которые даже про какой-то случай не знали в школе, а какой-нибудь одноклассник выкладывает про своего друга или просто знакомого что-то непристойное, и это подхватывается и имеет очень массовый эффект — очень тяжело детьми, соответственно, переживается.

М.А.: И как? Что вы предлагаете? Как это работает?

К.И.: У нас прямо на сайте есть инструкция пошаговая. Мы там даём советы.

Во-первых, самый первый, самый главный совет: никогда не надо "кормить троллей". Это очень известное и старое выражение
Константин Игнатьев

Пока вы обижаетесь, нервничаете, психуете на тех, кто вас троллит, тролли радуются, они продолжают, повышается накал, больше комментариев, больше оскорблений и так далее — в этом есть интерес у этих людей. Как только ребёнок — тот, кого травят, может, и взрослый — начинает игнорировать этих людей, сразу же всё начинает быстро спадать и сходить на нет. Это самый главный, самый важный совет для детей, для тех, кого троллят. А для родителей детей-подростков, детей-школьников можно посоветовать, чтобы родители были всегда со своим ребёнком на связи, она знали, что у ребёнка вообще происходит в жизни, с ним болтали, общались: что у тебя сегодня в школе было, а какими соцсетями ты пользуешься, и вообще, лучше детей своих френдить.

И.И.: Слушатель пишет: "Ребёнку вообще нечего делать в Сети — отец пятерых. Не надо ему вообще там. Что им там делать-то?"

М.А.: Сидеть.

И.И.: Да. Сидеть. И здесь следующий элемент открывается, вот этот родительский контроль, как он правильно называется?

К.И.: У нас есть продукт Safe Kids, он как инструмент для родителя.

И.И.: Там можно наладить ссылки, в которые или по которым ребёнок может ходить, по которым не может?

К.И.: Да. Там очень гибкие настройки — можно сделать практически всё что угодно.

И.И.: А как?

К.И.: Если родитель выберет, и он считает, как вот, кто комментирует, надо всё запретить — родитель запретит.

И.И.: Запретить соцсети можно, но какие критерии, там сайтов миллионы? Каждую строчку же не пропишешь, правильно?

К.И.: Да. Вообще, в решениях, подобных нашему, есть такие настройки, что можно как выбрать какие-то категории, опасные для ребёнка, например, контент для взрослых, которого огромное количество в Интернете, — многие говорят, что вообще Интернет для порнографии придуман.

И.И.: А вы как-то градируете каждый сайт по категориям?

К.И.: Да. Мы можем определять.

И.И.: Но сайтов же миллионы, вы не можете вручную пройти все сайты?

К.И.: А зачем нам вручную проходить? У нас супертехнологии, которые понимают прямо на лету всё.

М.А.: То есть они сами ранжируют по темам?

К.И.: Да. Как только ребёнок заходит на тот или иной сайт, по контексту, по содержимому, Safe Kids, например, может вполне выдать вердикт, о чём этот сайт, категорию, то есть он поймёт, что соцсеть или порнография.

М.А.: Хорошо, а как быть с рекламой, которая подстраивается под запросы, всем известная "Яндекс. Директ" и так далее, вот эти окошки, которые появляются?

И.И.: Гаденькие, да?

М.А.: Да. Без нашего ведома, без нашего разрешения. Компьютер один, допустим, и взрослого, и ребёнка. Ребёнок может использовать Интернет и, грубо говоря, любой поисковик, тот же "Яндекс" для того, чтобы найти что-то в помощь, реферат сделать, но неважно, какие-то такие истории. А до этого мало ли что там взрослые искали — им-то можно. И вот всплывает эта реклама "Яндекс. Директ" — и как быть? Ребёнок может кликнуть и щёлкнуть.

К.И.: Да, я понимаю ситуацию. Есть тоже решение этой проблемы. Можно пользоваться такими инструментами, как, например, AdBlock, или у нас даже есть антибаннер тоже в нашем продукте. Мы рекламные материалы можем не показывать в принципе пользователю. Это одно из решений, кардинальное.

А по-хорошему, конечно, с точки зрения цифровой грамотности если родители и ребёнок одним компьютером пользуются, то лучше заводить разные аккаунты на них
Константин Игнатьев

И.И.: Это негигиенично, вообще.

К.И.: Да, это не очень гигиенично, как полотенца у нас разные в ванной висят.

И.И.: Да, действительно.

К.И.: Аккаунт папы и под ним сидит семилетняя дочка — это странно. У нас есть такая проблема у пользователей, что обычно заводится один аккаунт и всё.

М.А.: Да.

К.И.: И все под ним сидят, никто не парится. Но, по-хорошему, если пользуются разные члены семьи разного возраста, то, конечно, нужно разные аккаунты. И вот наш портал призван образовывать людей в этой сфере. 

И.И.: А что такое груминг? "Защитите ребёнка от груминга" — вот я у вас увидел.

К.И.: Да, есть у нас прекрасная статья, когда ребёнка пытаются использовать посредством социальной сети, например, и выманивают, втираются к нему в доверие, знакомятся с ним и пытаются у него выманить так или иначе, под тем или иным предлогом, например, интимные фотографии или какую-то чувствительную информацию для ребёнка, адрес тоже. Вообще, для того, кто этим занимается, идеально получить интимные фотографии и адрес, и сколько родители зарабатывают.

И.И.: Педофилы?

К.И.: Да.

М.А.: Нет. Там могут быть воры какие-то, да?

К.И.: Необязательно педофилы.

М.А.: Шантажисты.

К.И.: Просто шантажистами, да, для получения выгоды, денег, продажи вот интимного контента.

И.И.: А как от этого защититься? Программно я имею в виду? Если ребёнок по каким-то причинам идёт на это, программа может это сама как-то увидеть?

К.И.: Она у нас говорит о том, что у ребёнка есть подозрительные друзья.

М.А.: А как она говорит? То есть это что, сигналка срабатывает?

К.И.: Например, если у ребёнка большая разница в возрасте с кем-то в соцсети, если аккаунт добавлен…

М.А.: А что, это приходит уведомление или как это?

К.И.: Да, у нас есть веб-кабинет, через который родитель полностью управляет всеми устройствами.

М.А.: И туда приходят вот эти вот сообщения?

К.И.: Есть отчёты красивенькие, всё рисуется, где он ходил, что посещал — всё зависит от того, как родитель настроил. Можно настроить так, что ребёнок вообще будет пользоваться всем и никаких ограничений, а родитель просто будет видеть.

И.И.: Это тоже важно, да.

М.А.: Так от груминга-то как? Шантажисты и так дальше — что с ними делать?

К.И.: Про то, что программно можно, я говорил.

И.И.: Программа оповестит?

К.И.: Да.

И.И.: Ну, и ты уже проверяешь. 

К.И.: Уже как минимум, да.

М.А.: А что дальше-то?

К.И.: Родитель узнает, и тут уже цель родителя пойти и ребёнку…

И.И.: Подзатыльник дать.

К.И.: Рассказать.

М.А.: А здесь психологический момент важен — ты подходишь и говоришь: у тебя есть подозрительный друг и так далее. Ах, ты меня контролируешь? Ты хочешь знать обо всех моих перемещениях? Ребёнок может замкнуться, как-то потом обманывать, заводить аккаунты в других местах, с других компьютеров и так далее.

И.И.: Чисто технически всё будет видно, даже если ребёнок попытается через прокси работать или под другими аккаунтами — всё отображено будет в отчёте?

К.И.: Да, насколько я знаю. Но тут всё зависит от родителя. Понимаете, идея у нас какая: то, что мы инструмент даём родителю, а он его может полностью настраивать так, как ему нужно конкретно для его цели.

М.А.: Но обидится ребёнок, что его контролируют, и уйдёт.

И.И.: Два сообщения я прочитаю — очень, мне кажется, ёмкие. "Двоякое отношение: вроде, правильно и для опасности ребёнку хорошо, но, с другой стороны, стирается понятие доверия, у родителей повысится тревожность по мелочам".

М.А.: Да, конечно.

К.И.: Сейчас я расскажу вам про доверие.

И.И.: Как мы-то выросли без всего этого?

М.А.: И ребёнок всё время будет думать, что его контролируют.

И.И.: И ещё, смотрите, более ярко: "Боже! Какое счастье, что за мной родители не подглядывали и не следили…"

М.А.: Вот! Да!

И.И.: "И я не росла, как в тоталитарном государстве, в собственном доме".

М.А.: Сейчас скажут, что 37-й год возвращается.

К.И.: Ого!

И.И.: "Реально надо общаться с детьми, а не выслеживать".

К.И.: Да.

И.И.: Кому понравится?

К.И.: Мы за то, чтобы общаться с детьми как раз. Идея в чём. Например, ребёнок у вас появился, он растёт, и ему два года — у него ещё нет своего девайса.

М.А.: Да.

К.И.: Нет ничего. Ему исполнилось семь лет — у него появляется свой мобильный телефон. Родитель берёт и устанавливает, например, Safe Kids, или любое другое подобное приложение.

И.И.: А на мобильные тоже? И на Android можно?

К.И.: Даёт с мобильником и объясняет, для чего эта программа мне и тебе, зачем она нужна. В таком возрасте, я вас уверяю, 99% детей это воспримет нормально, потому что это забота.

М.А.: Да. Но мы скорее говорим про переходный период.

К.И.: Про переходный период идея такая же. Говорить то, что это не слежка ни в коем случае и не подглядывание.

М.А.: Просто информирование нас обо всём в твоей жизни.

К.И.: Нет, конечно. Ни для кого не становится каким-то шоком, если мы девочке-подростку позвоним, родитель, папа или мама, позвонит, спросит: "Ты где в десять часов вечера, ты скоро будешь дома?"

М.А.: Да. Но здесь, наверное, можно всё что угодно, в принципе, сказать. 

И.И.: Здесь звонить не надо. Посмотрел координаты по GPS.

К.И.: Такая забота, она в реальной жизни воспринимается нормально, и все понимают, что вроде как не надо с незнакомыми общаться.

М.А.: Смотря как. Знаете, бывает даже: "Чего ты мне звонишь — я сказала тебе, у подруги я!"

К.И.: А это отношения с детьми надо строить родителям в этом плане, конечно.

В реальности, когда мы говорим о безопасности, все родители всегда рассказывают детям то, что с незнакомыми никуда не уходи, не садись ни в коем случаев машину к кому-то, не ведись на всякие секты
Константин Игнатьев

И.И.: Но здесь тоже это в Интернете может обговаривать?

К.И.: Родители обговаривают в реальной жизни.

И.И.: Не общайся, да.

К.И.: А вот про Интернет…

И.И.: Тоже надо.

К.И.: Они говорят не всё. А просто мы проводим разные, и среди родителей, и среди детей, и те, кто говорят про реальную жизнь, их порядка 80—90%, а тех, кто говорят про безопасность в онлайне, их вообще меньше половины. Реально там 30—40%, дай бог. То есть люди не связывают пока, до сих пор, что странно, реальную жизнь с онлайном.

М.А.: Потому что наши родители и ещё многие другие, они из другой немножко эпохи — там такого не было: и груминг, кибербуллинг — это всё равно новые явления.

К.И.: Это новые явления, да.

М.А.: Поэтому они ещё не привыкли, что с этим нужно что-то делать.

И.И.: Явления новые, но смысл — какая разница, где это происходит?

К.И.: Наша же сейчас цель в том, чтобы родители…

М.А.: Раньше никто не выманивал у тебя интимные фотки, вот в чём дело.

И.И.: А раньше безопасно было вообще: на улице дети гуляли, маленькие бегали спокойно.

М.А.: Да нет. Но почему? Разные были истории, но чтобы выманивали интимные фото… Как можно заставить человека прислать интимное фото — тоже интересно.

К.И.: Сейчас для злоумышленников всё намного проще. Не надо знакомиться с ребёнком на улице, не надо втираться в доверие, можно назваться мальчиком 15 лет и с 13-летней девочкой спокойно закорефаниться во "ВКонтакте", указать такие же интересы и сказать: "О, мы на одной волне", и вообще общаться.

М.А.: Люди вот сидят, они указывают другой пол даже там: пишут, что девочка — на самом деле мальчик, и наоборот.

И.И.: Кошмар какой!

К.И.: Пишут, что девочка, а на самом деле дядя.

М.А.: Да, а на самом деле дядя.

И.И.: А вот эти группы смерти так называемые, которые были во "ВКонтакте", и не только они, там же чего угодно, эти зацеперы, кто там по электричкам. Почему это не отражалось или просто это не распространённая практика — ставить эти программы, в том числе и вашу?

М.А.: Почему они вообще существуют? Вот в чём вопрос.

К.И.: Тут вопрос скорее к соцсети самой. Сложно что-то сказать, потому что во "ВКонтакте" весь контент генерируется пользователями и что-то здесь предпринять с нашей стороны…

И.И.: Но программа это покажет, что ребёнок начинает заходить в какую-то группу, по отчёту можно увидеть это?

К.И.: Да, по отчёту родители увидят, в каких группах ребёнок.

И.И.: Даже закрытые, да?

К.И.: Нет, там имеется доступ к аккаунту.

М.А.: Я пытаюсь понять, группа, например, называется, условно, "Ха-ха-хи-хи". Мне приходит отчёт просто о названии группы? Я же не знаю, что это за группа.

И.И.: Но ты можешь зайти проверить.

М.А.: А, то есть мне нужно переходить по ссылкам, получается, и отсматривать?

К.И.: Можно посмотреть, да. Мы подталкиваем родителя к тому, чтобы он шёл к ребёнку.

М.А.: По пути ребёнка.

К.И.: Включался в его жизнь. Мы не можем ему дать серебряную пулю, таблетку ото всего, да и не хотим этого делать, собственно. У нас цель в том, чтобы родитель обратил на это внимание, вообще на безопасность своего ребёнка в Интернете.

М.А.: Хорошо. А что ещё есть? Груминг — мы поняли, что это такое, это выманивание фото, шантаж. Кибербуллинг — это когда детей травят в Сети. А что ещё есть?

К.И.: Секстинг, например.

М.А.: Секстинг? Что это?

К.И.: Это от английского слова sex плюс text, и есть такое явление, когда девочка мальчикам, 15—16 лет, у них есть уже интимная связь, например, и они могут присылать в "вотсапчике" или в "Телеграме" свои интимные фотографии.

М.А.: Личное дело каждого, кто-то может сказать, наверное.

К.И.: С одной стороны, да, это кажется, что ничего страшного в этом нет, но на самом деле есть огромные риски: кто вам скажет то, что сегодня девочка с этим мальчиком встречается, а завтра они поругались, и мальчик взял и запостил это в группу класса, например.

Даже Snapchat, например, приложение, которое говорит, что оно полностью секретно пересылает фотографии и сразу же их удаляет после того, как посмотрел, не обеспечивает никакой безопасности в этом вопросе
Константин Игнатьев

И.И.: Посмотрел — значит, можешь сохранить себе.

К.И.: Можешь сделать скриншот. Одной кнопкой.

И.И.: Конечно, да. А вот, кстати, интересно, вот эти "вотсапчики" и всё остальное — везде же шифрование теперь идёт.

К.И.: Да.

И.И.: А что программа может показать — просто факт наличия переписки между А и Б абонентами или текст, содержимое?

К.И.: С мессенджерами у нас сейчас всё в разработке. Я не готов сейчас сказать, что будет. Скорее это всё дело ближайшего будущего. Со стороны нашей компании какое-то решение, конечно, должно быть.

И.И.: А она может через себя пускать эти мессенджеры?

К.И.: Не знаю, честно. Сейчас у нас решение с чатами только отсылает к советам, о том, что чатьтесь со своим ребёнком, заведите семейную группу в "вотсапчике", общайтесь.

И.И.: А семейные группы в "вотсапчике" есть?

К.И.: Конечно. Мама, папа, дети — прекрасно же. Можно болтать, обсуждать злободневные темы.

М.А.: Надо сделать доступным один чат: мама, папа, братья и сёстры, и всё.

К.И.: Это всё к тому, чтобы родители были на одной волне с детьми, чтобы они добавили в друзья во "ВКонтакте", добавили чат семейный в WhatsApp и так далее.

М.А.: Вы понимаете, что там, где они добавят маму, папу во "ВКонтакте", они не будут сидеть, они уйдут в другой чат, естественно, какой-то, где родителей нет.

И.И.: Мы понимаем, что мы ещё не очень готовы к этим технологиям, которые уже есть.

 

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×