Звезда "Бала вампиров": Постановка мюзикла похожа на работу на заводе

Звезда "Бала вампиров": Постановка мюзикла похожа на работу на заводе

Фото: ©L!FE/Владимир Суворов

6496
Иван Ожогин признался, что за 5 лет участия в проекте так и не привык к длинным когтям и клыкам.

И. ОЖОГИН: Конечно, всякое бывает — и опоздания, но дисциплина прежде всего. На постановочный процесс коммерческого проекта — дорогого мюзикла — отводится не больше двух месяцев, в среднем 1,5—2 месяца. За это время нужно изучить материал, а лучше прийти со знанием материала и только отработать ансамблевые вещи, выполнить задачи, которые поставили режиссёр, музыкальный руководитель, балетмейстер.

Ю. ХАМИТОВА: Там уже идёт установка на процесс? Не так, чтобы пришли артисты — давайте поговорим о творчестве, как дела.

И.О.: Это как на заводе: пришёл, девять часов отработал, всё впитал, на следующий день уже выдал со своим результатом, со своим переживанием. Только так можно поставить за полтора месяца такую огромную махину, как мюзикл.

Ю.Х.: Тяжело ставить?

И.О.: Не знаю. Тому, кто не любит, наверно, тяжело, кому не нравится этим заниматься. Мне очень нравится и репетиционный процесс, и постановочный, и процесс проката спектакля.

Полную версию программы "Творцы" с Иваном Ожогиным читайте ниже и слушайте в аудиозаписи.

Ю. ХАМИТОВА: Здравствуйте! В студии Юлия Хамитова. Говорим в ближайший час о высоком. Сегодня у меня в гостях актёр музыкального театра, певец, лауреат национальных театральных премий "Золотая маска" и "Музыкальное сердце театра", артист мюзиклов — внимание! — "Чикаго", "Норд-Ост", "Кошки", "Красавица и чудовище", "Бал вампиров", "Пола Негри" Иван Ожогин. Здравствуйте!

И. ОЖОГИН: Добрый вечер!

Ю.Х.: Сразу так спрошу. Ожогин, вы горячий парень?

И.О.: Да нет, я, скорее, нордический, северный, выдержанный.

Ю.Х.: Выдержанный. Сами откуда?

И.О.: Скрытого темперамента я. Сам с Поволжья.

Ю.Х.: С Поволжья? Тем не менее вы чаще появляетесь в устрашающих образах.

И.О.: Но холодных.

Ю.Х.: Но холодных. Как только, дорогие друзья, Иван зашёл к нам в студию, я его не узнала. Вчера, пересмотрев не один отрывок из его мюзикла, где он предстаёт в образе вампира с клыками, с длиннющими ногтями — такой настоящий театральный грим, а вот здесь он сидит, голубоглазый блондин, подмигивает мне. Сложно поверить, что вы играете вампира.

И.О.: Я сам в это ещё до сих пор не поверил, хотя вот уже пять лет.

Ю.Х.: В Москве буквально в октябре состоялась премьера мюзикла "Бал вампиров", поэтому мы вас сегодня и пригласили — как исполнителя главной роли. Начнём с этой темы. Как прошла премьера?

И.О.: Премьера прошла, на мой взгляд, более чем прекрасно, даже неожидаемо прекрасно. "Бал вампиров" — это вообще такой проект, который, пока его репетируешь и готовишься к премьере, непонятно, как воспримет зритель: либо это пан, либо пропал. Либо это будет полное приятие на ура и все в восторге, либо это будет такое, что все напряглись и испугались. Очень легко перейти грань, свалиться, выпасть из жанра и перейти в не очень дорогое представление.

Ю.Х.: Но ведь напряжение нужно сохранить на долгий путь.

И.О.: А как же!

Ю.Х.: Предстоит сыграть не один спектакль. Если выплеснуть всю энергию, всё накопленное в один день, можно потом потерять образ.

И.О.: Нет. Я с вами не согласен.

Мне кажется, чем больше выплёскиваешь, выдаёшь на сцене, тем больше остаётся впереди у тебя. И есть куда расти
И. Ожогин

Ю.Х.: Иван, я знаю, что вы, чтобы глубже понять персонажа, отправились в Трансильванию в замок графа Дракулы. Что вы там для себя открыли? Как перенесли эмоции от увиденного на сцену? Что вас вдохновило, поразило?

И.О.: Я очень люблю путешествия, тем более знаковые места. Трансильвания — это страна и местность, окутанная легендами, мифами, которые зачастую больше, наверное, нам навязаны средствами массовой информации, в том числе книгой Брэма Стокера. Все читали про Дракулу, все знают эти места. Они описаны очень детально, подробно, несмотря на то, что Брэм Стокер никогда там не бывал, когда писал книгу. Он писал книгу, сидя в библиотеке и выискивая описание этих мест, кухни, гор, природы, людей. Мне кажется, ему очень хорошо это удалось. Он детально и очень подробно это описал.

Мне было интересно, насколько люди соответствуют моим представлениям о том, кто там живёт, какие жители населяют эту страну. Было очень интересно увидеть при всей их доброжелательности, открытости, всегда готовности прийти на помощь, чем-то помочь, что какой-то чёртик в глазах людей всё равно сидит.

Ю.Х.: И наблюдает. Я была в Румынии, но, к сожалению, не доехала. У нас был план посетить этот замок. Я расскажу нашим слушателям. Это замок Бран, в котором предположительно жил сам Дракула, был построен на вершине скалы более шести столетий назад.

И.О.: Я вам сразу открою секрет: он никогда там не бывал даже.

Ю.Х.: Никогда не бывал сам Дракула?

И.О.: Сам Дракула. В принципе, о каком Дракуле мы говорим?

Ю.Х.: О том самом.

И.О.: О том самом. Это персонаж литературный.

Ю.Х.: Вымышленный персонаж.

И.О.: Граф Дракула — вымышленный персонаж, полностью придуманный Брэмом Стокером на основе истории. Был такой воевода Влад Цепеш Дракула, он отличался своей жестокостью, пересажал на кол не один десяток — сотню тысяч людей. Но кто был в то время без греха? Взять нашего Ивана Грозного, других правителей. Чтобы была дисциплина, нужно было держать и вести себя очень строго.

Ю.Х.: Проявлять свою власть.

И.О.: Конечно.

Ю.Х.: Дракула — это таинственный персонаж, он пронизан…

И.О.: Мистикой.

Ю.Х.: Больше загадок, чем ответов. Вы, когда были в этом замке, почувствовали эту эпоху таинственности? Я знаю, что вас пригласили в полночь туда, вы блуждали там один.

И.О.: У нас была группа, но для всех остальных посетителей замок был закрыт. У нас была фантастическая фотосъёмка в этом замке: на старинных кроватях, в гриме, костюмах. Очень красивая интерьерная съёмка.

Ю.Х.: Это была промосъёмка?

И.О.: Да. Заканчивали мы к полуночи. Такая тишина, никого нет, какие-то скрипы.

Ю.Х.: Испытали дух мистики?

И.О.: Да. Старый дом, старый замок. Потрясающее впечатление.

Ю.Х.: Чем ещё впечатлялись для работы над ролью помимо того, что у вас есть грим, вы привыкали ходить с клыками? Сложно привыкать к тому, что у тебя длинные ногти, клыки?

И.О.: Да, я до сих пор в процессе привыкания к этому. Каждый раз заново настраиваешься, если ты не играешь какое-то длительное время — неделю-две.

Ю.Х.: Вы пробовали есть?

И.О.: С клыками? Неудобно. Только кровь пить.

Ю.Х.: Используете строго по назначению — для надкуса не яблока, а хрупкой девичьей кожи?

И.О.: Абсолютно точно. Хорошо сказали, даже лучше. Не прибавишь ничего.

Ю.Х.: Смотрели фильм Фрэнсиса Форда Копполы "Дракула", где Киану Ривз играл этого персонажа?

И.О.: Да, эпизодами смотрел.

Ю.Х.: Хотели что-то перенять? С чем согласны, с чем не согласны?

И.О.: Нет, не хотел перенять. Материал другой, персонаж другой. У меня всё-таки не граф Дракула, а граф фон Кролок. Многие из фанатов этого мюзикла считают, что это двоюродные братья. Не думал перенимать ни у какого Дракулы ничего.

Ю.Х.: Сами собирали?

И.О.: Сам собирал, смотрел западных исполнителей моей роли, именно графа фон Кролока. Это Дрю Сэрич, Кевин Тарт, которые работают в Германии — в Берлине, в Вене, в Штутгарте, Гамбурге. Смотрел, слушал, анализировал, думал, чем каждый из них интересен, чем берёт публику, зрителя. Из чего каждый лепит роль — там у каждого свой бэкграунд. Естественно, я со своим бэкграундом, своим пониманием что-то брал, находил своё. Много своего, от своей органики, своей природы шёл, лепил потихонечку и продолжаю лепить.

Ю.Х.: Для вас это не первый спектакль — "Бал вампиров", — а третий по счёту после постановки в Берлине и Санкт-Петербурге. Почему согласились на этот проект? Не скучно?

И.О.: Не скучно. Я люблю долгоиграющие проекты, тем более "Бал вампиров" для меня, пожалуй, один из самых лучших мюзиклов.

Ю.Х.: Именно московская постановка?

И.О.: В мире. Я смотрел много спектаклей: на Бродвее, в Вест-Энде, в Германии, европейские, французские постановки, естественно, все спектакли, которые ставятся в этом жанре в Москве, в России, — многие спектакли. Не могу сказать, что все. "Бал вампиров" как-то особняком. Это не "Призрак оперы", не "Звуки музыки", не Mamma Mia!

Ю.Х.: Понятно, что это зрелищно, что-то особое. Три постановки: Берлин, Санкт-Петербург, Москва. В чём разница?

И.О.: Наверное, в масштабности.

Ю.Х.: В Москве масштабнее?

И.О.: В Москве масштабнее, да.

Ю.Х.: По костюмам, декорациям?

И.О.: Зал у нас огромный МДМ, почти на две тысячи мест. В Берлине тоже вместительный зал, но он там компактнее, всё близко расположено, создаётся ощущение камерности. Здесь ощущение бесконечной Вселенной.

Ю.Х.: Вы в дубле работаете, в составе с кем-то?

И.О.: Я  один состав, есть ещё три" кавера", которые заменяют меня, если что, если в другом месте работа или что-то происходит.

Ю.Х.: Три спектакля, один персонаж  так можно и подзапутаться. Не было таких забавных случаев?

И.О.: Три спектакля каких?

Ю.Х.: Я имею в виду "Бал вампиров". Я почему спрашиваю? У меня друг — Дмитрий Янковский, ваш коллега, вы знаете его, наверно, — он в своё время исполнял все мужские роли в спектакле "Красавица и чудовище".

И.О.: Я с ним играл.

Ю.Х.: Он рассказывал, что случались такие забавные случаи, когда он в костюме чудовища играет, и вдруг в голову лезет текст, например, партнёра. Я тоже в спектакле играю. Если я слышу свои реплики, я чуть-чуть теряюсь. У вас три спектакля.

И.О.: Три спектакля, но играю одного персонажа.

Ю.Х.: Один персонаж, но вы иногда ждёте, например, немецкую речь вдруг неожиданно?

И.О.: Когда я играл параллельно — это единственный, кстати, случай — и в течение полугода у меня было порядка 150 спектаклей в Берлине и порядка 30—50 в Петербурге.

Ю.Х.: Это много.

И.О.: Я в воскресенье отыгрывал днём в Берлине, садился на самолёт и в понедельник уже играл на русском в Петербурге. Тут происходили поначалу какие-то курьёзные случаи, когда автоматический текст, когда нужно быстро среагировать, ответить, у меня вылетал на немецком языке, потому что он ёмче, он более фактурный, более правильный, скажем так.

Ю.Х.: Немецкая речь.

И.О.: Немецкий текст — это оригинальный текст этой постановки.

Ю.Х.: Всё-таки неслучайно оригинальный нам всегда кажется намного ярче.

И.О.: Да, натуральнее, природнее. Более подходящий к этой постановке, к этому персонажу.

Ю.Х.: Как выкручивались? Искали поддержку в глазах коллег?

И.О.: Нет. Он вылетает, ты тут же перестраиваешься, подхватываешь себя и говоришь на русском. Это даже по смыслу не теряется, потому что граф фон Кролок — непонятно, немец ли он, румын, русский. 

Ю.Х.: Сохраняем интригу и мы. Хотела задать пару вопросов о персонаже графа фон Кролока, которого вы играете. Кто он больше: романтик или злодей? Как думаете?

И.О.: Как же можно играть роль, если будешь думать, что он злодей? Он не злодей. Я бы сказал, что потерпевшее лицо, несмотря на то, что многие со мной не согласятся, кто смотрел спектакль. Для меня это страдающее философское зло, высшее проявление какого-то абсолюта. Там очень много ницшеанской философии, глубоких мыслей на тему бессмертия, сверхчеловека. Много заложено в самом оригинальном тексте.

Ю.Х.: Это больше пугающая маска?

И.О.: Это форма.

Ю.Х.: Да, за которой скрывается трогательное содержание?

И.О.: Да.

Ю.Х.: Вспомним ещё одного трогательного злодея, позвольте так назвать это. Хотелось вспомнить вашу работу в мюзикле "Призрак оперы" — Эрика. Тоже такой.

И.О.: Да, замечательный парень. Два года с ним дружили, жили бок о бок.

Ю.Х.: Живёт в подземелье, никого не знает, скрывается.

И.О.: Сочиняет прекрасную музыку, просто её не воспринимали тогда, в начале века, она была непонята, если исходить из той истории, которую мы рассказываем.

Ю.Х.: Вот такой Кафка сидит себе.

И.О.: Опередил себя на 50 лет как минимум.

Ю.Х.: Вы его жалеете?

И.О.: Я его понимаю, я его люблю. Он мне очень дорог. Я с огромной любовью, уважением отношусь к своему персонажу в "Призраке оперы".

Ю.Х.: А вы опережаете время или идёте со временем в ногу, или как ваш персонаж, сидите ждёте, когда же про меня вспомнят?

Догоняю я, опережаю или иду в ногу со временем — сложно сказать. История покажет
И. Ожогин

Ю.Х.: Вам комфортно сейчас в вашем амплуа?

И.О.: Очень комфортно. Мне нравится. "Я люблю свою работу, я приду сюда в субботу…" — и далее по тексту.

Ю.Х.: А сегодня вы у нас в гостях в программе "Творцы". Я думаю, что самое время услышать ваше исполнение, ваш голос. Давайте послушаем партию.

И.О.: Дуэт из "Призрака оперы", заглавный дуэт.

(Звучит песня.)

Ю.Х.: Вот он, чарующий голос Эрика в исполнении нашего гостя Ивана Ожогина. Я думаю, что все узнали эту заглавную партию из мюзикла "Призрак оперы". Действительно, взволнованные аккорды и начало — когда вспоминаешь спектакль, — опускается люстра и едет. Это такая фишка, да?

И.О.: Да, причём люстра падает везде одинаково: что на Бродвее, что в Вест-Энде, что в Москве.

Ю.Х.: Это условие. Могу ли я использовать слово "франшиза"?

И.О.: Да.

Ю.Х.: Когда покупаются права, в аренду берутся даже костюмы.

И.О.: Лицензия. Что-то шьётся.

Ю.Х.: Что-то отшивается просто как под копирку, один в один, да?

И.О.: Да, только с новой труппой, новыми актёрами.

Ю.Х.: Кастинг тоже проводят?

И.О.: Конечно. Зарубежная постановочная команда проводит кастинг.

Ю.Х.: Многие критики и зрители отмечают, что по вашей внешности вы больше романтический герой — блондин с голубыми глазами, — нежели герой-сердцеед, не злодей с холодным сердцем. Как вы обманываете кастинг-директоров?

И.О.: Я не обманываю.

Ю.Х.: Чем берёте? Внешность обманчива?

И.О.: Кастинг-директоров у нас нет, у нас есть постановочная команда: режиссёр, балетмейстер, музыкальный руководитель. Я прихожу и честно делаю свою работу. Мне предоставляют материал, который нужен, близок к исполнению в этой стилистике. Насколько могу, настолько это делаю. Уже из этого исходя, если я подхожу по каким-то параметрам для мюзикла или не подхожу, они ставят задачи, чтобы я это сделал так, как им это нужно, как они это видят. Если я быстро реагирую, то у меня большое количество шансов получить эту роль.

Ю.Х.: Сложный кастинг? Каждый раз, я смотрю, приходится сложно артистам.

И.О.: По-разному бывает. Сложно попасть на кастинг. Нужно соответствовать по всем качествам.

Ю.Х.: Каким качествам? Поделитесь.

И.О.: Вокал, актёрское мастерство.

Ю.Х.: Физические данные.

И.О.: Физические данные, внешние данные. Ты должен мало того что прекрасно петь, играть, танцевать, ты ещё должен соответствовать партнёру, хорошо смотреться рядом, правильно по драматургии должен смотреться рядом с партнёром.

Ю.Х.: Мой мастер говорил, что артист — это скоропортящийся продукт.

И.О.: Это какой артист. Если как хорошее вино — он долго ещё созревает. Или сыр.

Ю.Х.: Знаю десяток историй, когда ловит волну артист, а потом вдруг уходит в забытьё.

И.О.: И такое бывает. Кто-то взлетает позже, кто-то раньше.

Ю.Х.: Вы себя психологически, морально готовите, что сейчас волна успеха, а потом этого может и не быть? Может быть, заняться какой-нибудь сопутствующей профессией?

И.О.: Я всегда к этому готов. Я уже почти 15 лет в профессии именно в жанре мюзикла, были разные периоды в моей жизни. Вначале был взлёт, был Ромашов в "Норд-Осте", "Чикаго", Mary Sunshine. Для выпускника свежего это хорошие работы, очень интересные, яркие, видные, заметные. Потом был какой-то период спада, когда мальчиков было поздно играть, а взрослых…

Ю.Х.: Ещё не давали.

И.О.: Ещё не давали. Четыре-пять лет мне нужно было выживать, зарабатывать.

Ю.Х.: Как выживали?

И.О.: По-разному: пел в церковном хоре, создавал новые музыкальные проекты под открытым небом, только начал прикасаться к концертной деятельности, которая сейчас у меня достаточно развита — по всей России концерты, за рубежом много выступлений, насколько позволяет график работы в театре.

Ю.Х.: Сейчас вы нарасхват и работаете не в одной стране.

И.О.: Сейчас нарасхват.

Ю.Х.: Я вас поздравляю. Это хороший путь, когда так идёте. Но я знаю, что вы ещё работали в ансамбле.

И.О.: Где? В каком ансамбле я только не работал. Хор донских казаков, Вена, Австрия — пожалуйста.

Ю.Х.: Я имею в виду мюзиклы. По-моему, в "Красавице и чудовище".

И.О.: "Красавица и чудовище" — да. Много эпизодических ролей было.

Ю.Х.: Насколько сложно было пробиться из ансамбля в солисты?

И.О.: Непросто. Тут обратный случай был. Скорее, из солистов я немножко перешёл обратно в ансамбль. После хороших ролей, главных, интересных, мне нужно было себя скрутить и работать в ансамбле в течение года, сезона.

Ю.Х.: Мне кажется, это показатель профессионализма, если ты хочешь остаться в профессии.

И.О.: Может быть, мне не совсем это удалось, потому что мне не было так интересно, как работать над главными ролями.

Ю.Х.: А когда танцевали в ансамбле, смотрели, как ваши коллеги поют заглавные роли, было "щекотно"?

И.О.: Конечно, "щекотно" было. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.

Ю.Х.: Потом, по приходе домой, как себя настраивали? Вот и у меня всё будет?

И.О.: Нет, не настраивал себя. Просто, наверно, где-то в глубине души верил и знал.

Ю.Х.: Если нас слышат будущие артисты или артисты, которые сейчас чуть-чуть ушли работать налево…

Нужно работать над собой, стремиться, знать и верить, что будет всё впереди хорошо
И. Ожогин

И.О.: Но работать нужно всегда.

Ю.Х.: Работать нужно.

Ю.Х.: Без остановок.

Ю.Х.: Значит, можно резюмировать рецепт артиста, который хочет играть главные, любимые роли: работать над собой, верить.

И.О.: Не останавливаться на достигнутом, не бояться совершенства. Оно недостижимо.

Ю.Х.: Артист может только расти, расти и расти, набираться опыта.

Иван между тем первый российский исполнитель, который был ангажирован на главную роль в немецкий мюзикл, а также единственный артист в истории музыкального театра, который параллельно исполнял одну и ту же роль на разных языках в двух разных странах. Вы сознательно шли по этому пути к музыкальному олимпу или это подарок судьбы, шанс выступать сразу в двух странах? Мы говорили о рецепте успешного артиста ранее. Сейчас хотелось бы узнать, как так сложилось, что выпал такой шанс?

И.О.: Если с утверждением "единственный артист, который пел на разных языках" я соглашусь, то по поводу первого — тут спорный вопрос. До меня несколько артистов исполняли главные роли в западных постановках. Надя Воробьёва пела в Гамбурге в мюзикле Cats. Есть несколько персонажей.

Сейчас за мной последовали актёры, которых приглашают в западные европейские театры исполнять какие-то роли. А то, что я пел одну роль одновременно на двух разных языках, — это сложно. Это более присуще оперным исполнителям, которые переезжают из страны в страну, из постановки в постановку и сегодня могут петь в Италии на итальянском, а потом в России петь на русском языке через месяц-два. Сказать, что я осознанно шёл к этому, я, наверно, не смогу. Думаю, что подсознательно внутри меня — желание быть первым, лучшим. Ну не первым, у нас первым быть невозможно, быть одним из лучших или лучшим — это где-то внутри меня всегда сидело. Меня так учили педагоги мои замечательные.

Ю.Х.: Действительно, вы сейчас заговорили про оперную школу. Оперная школа российская — показательная. У нас и Анна Нетребко, и братья Абдразаковы, и Хворостовский — это наши путеводные звёзды.

И.О.: Огромное количество фамилий моих друзей, однокурсников, коллег, с которыми я дружу, общаюсь. Огромное количество сейчас работает на Западе.

Ю.Х.: А артисты мюзикла? Этот жанр у нас ещё чуть-чуть отстаёт, и то, что за последние пять лет у нас выпустились такие прекрасные постановки, — это большой шаг вперёд. Что касается подготовки артистов мюзикла — насколько мы хромаем с этим?

И.О.: Пока с этим есть определённые проблемы — с такой единой школой, как в той же Германии, в которой этому жанру уже несколько десятков лет. Есть определённые наработки, есть количество актёров, режиссёров, постановщиков мюзикла, которые знают, как учить, что нужно актёру мюзикла уметь делать любому, не важно, главная роль это или ансамбль. В ансамбле ещё более сложная работа в мюзикле.

Ю.Х.: Надо держать атмосферу, сюжетную линию.

И.О.: У нас это единичный товар. Если за 20 лет взять историю мюзикла с проекта "Метро" в театре оперетты, то за 20 лет определённая когорта людей сложилась. Естественно, молодой зритель, дети, которые ходили смотрели, росли на этих мюзиклах, впитывали, понимали, в каком направлении двигаться. Сейчас огромное количество возможностей впитывать разные стили, жанры, манеры исполнения вокального, огромное количество танцевальных школ.

Сейчас возможностей гораздо больше
И. Ожогин

Если раньше это были самородки, которые где-то чего-то нахватались, насмотрелись...

Ю.Х.: Как вы лепитесь сами: здесь поучились, там поучились?

И.О.: Да, сами искали. Сейчас огромное количество возможностей научиться, стать хорошим профессиональным актёром мюзикла. Не факт, что ты будешь играть главные роли, но ты будешь в этом жанре, ты будешь востребован, у тебя будет постоянная работа, а это немаловажно.

Ю.Х.: Иван, у вас возникали мысли поделиться своим опытом, начать преподавать? У вас большой опыт творческий и за границей вы выступаете, знаете, как там работают какие-то механизмы. Было ли желание у вас? Есть ли в планах это?

И.О.: Желание, наверно, растёт во мне, крепнет год от года. Я понимаю, что учить других людей — это огромная ответственность. Пока я всецело взять на себя эту ответственность не могу, тем более что очень востребован по своему основному месту — не преподаванию, а именно по исполнению. Вполне возможно, когда иссякнут для меня роли, не найдётся для меня каких-то ролей, я начну преподавать.

Ю.Х.: Вырастете из амплуа красавца, но не дорастёте…

И.О.: Сейчас замечательный курс мастерской набрала Лика Рулла, моя коллега, потрясающая актриса. Мы с ней начинали как раз в мюзикле "Чикаго". Главное — замечательные педагоги. Они набрали, по-моему, классный очень курс и ведут. Ребята учатся на хороших примерах.

Ю.Х.: Хотела ещё задать вопрос про разницу работы на Западе и в России с точки зрения технических возможностей. Какие отличия есть?

И.О.: Разница есть даже между компаниями, которые работают в России. По западным бродвейским стандартам работает только компания, которая ставит "Бал вампиров", "Призрак оперы". Это Stage Entertainment — наша компания. Всё остальное — это пока поиск форм, решений, управления, продюсирования, организации, постановки всего этого процесса, а это очень сложный процесс.

Жанр мюзикла, наверно, самый сложный в театре
И. Ожогин

Ю.Х.: При этом должна быть настоящая феерия, праздник.

И.О.: Должен быть как минимум большой бюджет, который нужно не распилить, а правильно распределить, чтобы сделать на выходе продукт. Классный продукт, дорогой продукт, где всё бы работало на впечатление от спектакля.

Ю.Х.: На эмоции.

И.О.: Естественно. Исходя из того, что мюзикл — коммерческий театр, он должен приносить деньги. Зритель должен идти каждый день.

Ю.Х.: Мы за пять лет уже приучили зрителя ходить на этот жанр?

И.О.: Почему пять лет? Этот жанр уже 20 лет развивается.

Ю.Х.: Последние пять лет вот так активно, меняются постановки, афиши дополняются.

И.О.: Последние 10.

Ю.Х.: Хорошо, давайте 10. Время быстро летит.

И.О.: 2004 год — премьера мюзикла "Кошки". Stage Entertainments — тогда ещё Stage Holding — поставил премьеру — самый первый свой мюзикл.

Ю.Х.: Как вы думаете, мы приучили зрителя ходить, выбирать именно этот жанр?

И.О.: Мы в процессе. У нас огромное количество потрясающих драматических театров, в которые можно ходить и смотреть, и не очень низкие цены. Гораздо дороже цены на билеты, чем на мюзикл. Успешная постановка "Призрака оперы" в течение двух сезонов в ежедневном режиме показала, что это возможно.

Ю.Х.: И это востребовано. С точки зрения внутренней организации, репетиций интересно было узнать, как на Западе? У нас артисты всё-таки опаздывают, сложно их приучить приходить вовремя.

И.О.: Где у вас артисты опаздывают?

Ю.Х.: В Stage не опаздывают?

И.О.: Конечно, всякое бывает — и опоздания, но дисциплина прежде всего. На постановочный процесс коммерческого проекта — дорогого мюзикла — отводится не больше двух месяцев, в среднем 1,5—2 месяца. За это время нужно изучить материал, а лучше прийти со знанием материала и только отработать ансамблевые вещи, выполнить задачи, которые поставили режиссёр, музыкальный руководитель, балетмейстер.

Ю.Х.: Там уже идёт установка на процесс? Не так, чтобы пришли артисты — давайте поговорим о творчестве, как дела.

И.О.: Это как на заводе: пришёл, девять часов отработал, всё впитал, на следующий день уже выдал со своим результатом, со своим переживанием. Только так можно поставить за полтора месяца такую огромную махину, как мюзикл.

Ю.Х.: Тяжело ставить?

И.О.: Не знаю. Тому, кто не любит, наверно, тяжело, кому не нравится этим заниматься. Мне очень нравится и репетиционный процесс, и постановочный, и процесс проката спектакля.

Ю.Х.: Иван, скажите, куда дальше путь держите, какие роли вам сейчас близки, что бы хотелось прочувствовать на сцене?

И.О.: Сложно сказать. Самые завидные роли в жанре мюзикла я, пожалуй, играю и сыграл: это в "Призраке оперы" и граф фон Кролок. Интересно было бы попробовать Иисуса в Jesus Christ Superstar, Вальжана в "Отверженных". В эту сторону подвигаться немножко, в более положительную, положительных персонажей.

Ю.Х.: С точки зрения постановки мы поговорили. О создании. Придёт ли время, когда мы будем ставить свои мюзиклы, написанные своими авторами, поставленные своими режиссёрами. У нас есть опыт сейчас — "Анна Каренина".

И.О.: У нас есть опыт — "Норд-Ост". Это идеальный образец был нашего мюзикла на нашем материале с нашей музыкой. Наш роман Каверина, наша постановка, полностью хореография, музыкальная часть, режиссура. С точки зрения коммерческой это был бы успешный проект, если бы не трагедия.

Ю.Х.: Как думаете, может в кулуарах говорят, что появятся наши авторы, российские мюзиклы?

И.О.: Есть наши авторы. Плеяда целая в музыкальном жанре мюзикла уже работает и успешно — мои друзья Алексей Франдетти, Дмитрий Белов. Есть постановщики, которые готовы и могут это делать. Им нужно только помогать, собственно говоря, они сами себе наверно помогают.

Ю.Х.: Под конец эфира мы взбодрились, вспомнили все заглавные роли Ивана в мюзиклах. И "Бал вампиров" вспомнили, и "Чикаго", и "Норд-Ост", и "Призрак оперы". Поговорили про будущее российского мюзикла, что не за горами он, появится, напишут артисты и друзья Ивана новые постановки. Поговорим о том, что вас вдохновляет не по вашей культурной части в плане цеха, а где ещё ходите, смотрите на какие-то постановки? Что вас вдохновляет, за чем вам интересно следить?

Вдохновить может всё что угодно, от природных явлений до потрясающих культурных событий
И. Ожогин

Это и драматические постановки, оперные постановки бывают, что восхищают и заставляют думать об этом, развиваться в этом направлении. Это могут быть картины какие-то, произведения искусства, просто музыка.

Ю.Х.: Что последнее вас вдохновило, впечатлило?

И.О.: Меня постоянно что-то вдохновляет, я даже потерял счёт всем своим вдохновениям, вдохновительствам.

Ю.Х.: А ходите на постановки коллег — например, когда играет дубль?

И.О.: Если есть возможность, я смотрю работы своих коллег, схожие по жанру или необязательно схожие. Смотрел в прошлом сезоне "Сказки Пушкина" в Театре наций — потрясающая интересная работа, театр "У Никитских ворот" — здесь, в Москве, в Петербурге — Театр Ленсовета. У меня много любимых театров, в которые я с удовольствием хожу и отсматриваю спектакли, насколько это возможно. Потрясающая постановка — рок-опера "Преступление и наказание" в Театре мюзикла, в прошлом году премьера прошла.

Ю.Х.: Почему я задаю вопрос, потому что сейчас наблюдаю развитие такого театрального жанра, как "театр-бродилки", "квесты" — "Чёрный русский", "Мистический" скоро выйдут, — когда зрителей поднимают из зала с их мест и вовлекают на сцену. Как вы к таким жанрам относитесь? Нужно ли тревожить зрителей, или это некий способ ещё как-то их увлечь и развлечь?

И.О.: Это новая форма тоже может чему-то научить, развлечь и помочь человеку стать лучше, умнее, опытнее, как-то развиться, подняться над собой.

Ю.Х.: Что вам интересно как зрителю, быть вовлечённым в какой-то процесс?

И.О.: Я пока не встречал таких жанровых постановок — именно интерактива, — чтобы мне было действительно интересно, меня захватило. Я не претендую, что я видел всё. На данный момент мне интереснее традиционный театр, когда он заставляет сопереживать, сочувствовать и задумываться над теми вопросами, которые ставит режиссёр, автор или актёр.

Ю.Х.: Вам как зрителю интересно быть в своей зоне комфорта, сидеть и наблюдать?

И.О.: Мне лично — да, но у всех людей разные представления, пристрастия. Наша компания, наш мюзикл "Бал вампиров" сейчас предоставляет для таких людей интерактивную часть нашего "марлезонского балета".

Ю.Х.: Что? Можно примерить костюм?

И.О.: Не знаю, кстати, надо об этом подумать. Но по крайней мере увидеть вблизи, как это выглядит, насколько подробно и дорого сделано. Костюмы, декорации можно посмотреть за кулисами мюзикла "Бал вампиров".

Ю.Х.: Это разовая акция или можно приходить регулярно?

И.О.: С 1 декабря можно купить на сайте билет и ежедневно или раз в неделю, уже не помню, но не разовая акция. Это будет постоянно.

Ю.Х.: Артисту необязательно всё помнить. Главное — помнить свою партию.

И.О.: Помнить свою роль.

Ю.Х.: Какое впечатление у вас возникает в целом от вашей творческой жизни?

И.О.: От моей творческой жизни? Впечатление должно возникать не у меня, а у зрителя.

Ю.Х.: Иван, интересуются вашим творчеством наши слушатели, к нам приходят сообщения. Олег из Москвы любит жанр, но пока не готов ходить, спрашивает совета, как подготовиться к просмотру мюзикла. Спасибо Олег за вопрос.

И.О.: Изучить материал. Меня сразу заинтересовало: любит жанр, но не готов ходить. Это как? Такое бывает?

Ю.Х.: Да. Я смотрю фигурное катание, люблю фигурное катание и хочу пойти на лёд.

И.О.: Но мюзикл не показывают по телевидению.

Ю.Х.: Реклама.

И.О.: Да, реклама. Нужно изучить материал, во-первых, литературную основу, либо идти с нуля, что называется, с чистого листа. Ты видишь рекламу, видишь название мюзикла и что-то себе рисуешь, предвкушаешь. Нужно быть готовым ко всему. В принципе, жанр мюзикла нелёгок по воспроизведению, по его постановке, но очень доступен для восприятия. Он изложен очень простым, понятным и красивым языком. Нужно просто прийти и наслаждаться.

Ю.Х.: Спасибо большое. Послушаем сейчас партию.

И.О.: Заглавную партию из "Бала вампиров".

Ю.Х.: Спасибо!

 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!