Бизнес-омбудсмен Москвы призвал ввести запрет на проверки по анонимным жалобам

Бизнес-омбудсмен Москвы призвал ввести запрет на проверки по анонимным жалобам

Фото: © L!FE/Владимир Суворов

434
Михаил Вышегородцев рассказал, что необходимо ввести административную ответсвенность за ложные жалобы на частных предпринимателей, а также запрететить проверки малого бизнеса по анонимным запросам.

М. ВЫШЕГОРОДЦЕВ: Мы в этом году провели в каждой префектуре административного округа города Москвы встречу с бизнесом, с прокуратурой, с Роспотребнадзором, с МЧС этого административного округа. В этих встречах принимали участие органы государственной власти: департамент имущества, налоговая инспекция и так далее. Мы попытались выяснить, как влияют контрольно-надзорные мероприятия на ведение бизнеса. По результатам всех этих встреч я буду готовить доклад мэру Москвы, правительству Москвы с конкретными предложениями о том, что нужно сделать. Одно из предложений я сегодня озвучил: необходимо вносить изменения в законодательство и запрещать выходить на проверки, если жалоба подана анонимно или если нельзя идентифицировать того, кто жалуется. Потому что бизнес жалуется, что в последнее время общественные организации по защите прав потребителей мешают ведению бизнеса. Так вот, необходимо вносить изменения в законодательство, в частности, если есть жалоба, по которой выходит проверка, но ничего не обнаруживает, этот человек должен быть административно наказан.

А. МИТНОВИЦКАЯ: У нас в гостях Михаил Вышегородцев, уполномоченный по правам предпринимателей в Москве. Михаил Михайлович, добрый вечер!

М. ВЫШЕГОРОДЦЕВ: Здравствуйте!

А.М.: Могу ли у вас официально попросить разрешения открыть приёмную у нас в студии?

М.В.: Она и не закрывается никогда.

А.М.: Чем отличаются уполномоченный по правам предпринимателей, финансовый уполномоченный, финансовый омбудсмен и так далее? Буквально в пятницу появилась информация о том, что вместо одного финансового омбудсмена в России хотят создать службу финансовых уполномоченных. Кто у нас за что отвечает?

М.В.: Я эту новость пропустил, но мне кажется, что это должно быть устроено аналогично с системой бизнес-омбудсменов. Есть федеральный бизнес-омбудсмен, или уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте, и региональные бизнес-омбудсмены, то есть уполномоченные по защите прав предпринимателей в каждом субъекте федерации. Федеральный бизнес-омбудсмен рассматривает федеральные жалобы и проблемы, которые нужно решить именно на федеральном уровне. Региональный бизнес-омбудсмен рассматривает вопросы людей в тех или иных регионах. То же самое с финансовыми уполномоченными. Павел Алексеевич Медведев — федеральный омбудсмен. В регионах будут созданы институты региональных финансовых омбудсменов, они будут работать с проблемами, касающимися финансов в регионах.

А.М.: Судя по всему, его остаётся только поздравить, потому что я помню, как он жаловался на то, что у него очень маленький штат сотрудников.

М.В.: Да, вопросов очень много. Это сейчас связано ещё и с тем, что закрываются банки, отзываются лицензии. Если лицензия отозвана, то получить деньги бизнес-структурам невозможно. Они встают в очередь, но, как правило, очередь до них не доходит. В первую очередь гасятся налоги, потом зарплаты, и деньги обычно на этом заканчиваются.

А.М.: Как у вас вообще дела? Какой поток людей, идущих к вам за помощью? С какими проблемами они идут и что вы можете решить в силу вашей компетенции?

Про плановые и внеплановые проверки малого бизнеса в 2017-м 

М.В.: Вся компетенция прописана в московском законодательстве.

Я реагирую на жалобы тех предпринимателей, права которых нарушаются органами государственной власти или местного самоуправления
Михаил Вышегородцев

Я не рассматриваю жалобы бизнеса на бизнес, это вопрос арбитражных судов и самих предпринимателей. А вот когда права предпринимателей нарушаются органами власти, я, безусловно, работаю в этом направлении. Сегодняшний день начался с участия в коллегии московского Роспотребнадзора, которая рассматривала проверки сетевых ресторанных и торговых компаний. Мы разговаривали 2,5 часа, говорили о том, что ждёт эти коммерческие структуры в свете принятых недавно решений о заморозке проверок малого бизнеса на следующий год. Вышли постановления федерального правительства о том, что малый бизнес в следующем году не проверяется контролирующими органами. Поэтому количество проверок на следующий год прокуратура уже примерно знает. Я сегодня также был на общественном совете в прокуратуре города Москвы, они определили, что 1 декабря они направят в федеральную прокуратуру на согласование порядка восьми тысяч проверок на следующий год.

А.М.: А сколько было раньше?

М.В.:

Около 16 тысяч проверок, то есть сократилось в два раза
Михаил Вышегородцев

Но надо не забывать о том, что в этом году малый бизнес проверялся, а в следующем он от проверок освобождён. Поэтому, может быть, не надо очень радоваться сокращению в два раза. Все эти проверки сетевых торговых компаний получат свою сторону, потому что проверяющих меньше не станет. Их не везде много, но, например, в Роспотребнадзоре достаточно. Мы в этом году провели в каждой префектуре административного округа города Москвы встречу с бизнесом, с прокуратурой, с Роспотребнадзором, с МЧС этого административного округа. В этих встречах принимали участие органы государственной власти: департамент имущества, налоговая инспекция и так далее. Мы попытались выяснить, как влияют контрольно-надзорные мероприятия на ведение бизнеса. По результатам всех этих встреч я буду готовить доклад мэру Москвы, правительству Москвы с конкретными предложениями о том, что нужно сделать. Одно из предложений я сегодня озвучил: необходимо вносить изменения в законодательство и запрещать выходить на проверки, если жалоба подана анонимно или если нельзя идентифицировать того, кто жалуется. Потому что бизнес жалуется, что в последнее время общественные организации по защите прав потребителей мешают ведению бизнеса. 

Так вот, необходимо вносить изменения в законодательство, в частности, если есть жалоба, по которой выходит проверка, но ничего не обнаруживает, этот человек должен быть административно наказан
Михаил Вышегородцев

А.М.: "Как доказать свою правоту простому жителю, который пожаловался на магазин, торгующий алкоголем в ночное время, если хозяин решает вопрос на месте и проверяющий пишет, что ничего не нашли?" — спрашивает слушатель.

М.В.: Рано или поздно такой проверяющий сотрудник будет выявлен и уволен, или против него возбудят судебное делопроизводство.

А.М.: А человеку, который пожаловался, придётся платить штрафы до тех пор, пока его не скрутят?

М.В.: Я думаю, тут речь идёт о другом. Тут речь о проверке бизнес-структур. Когда человек пишет, туда выходит проверка, но эта проверка не выявляет тех фактов, на которые человек жаловался: антисанитария, завышенные ценники и так далее. Вообще надо писать не в Роспотребнадзор, а заявление в полицию о том, что данная торговая точка торгует алкоголем в ночное время. Я думаю, что правоохранительные органы реагируют на это, а Роспотребнадзор не реагирует.

А.М.: Но вообще бизнесу становится полегче или нет? Вроде проверки уменьшили, но появились какие-то новые.

М.В.: Но мы же говорим о количестве плановых проверок. Оно уменьшилось в два раза. А внеплановые проверки каждая проверяющая организация может инициировать, имея то или иное обращение. Допустим, Роспотребнадзор на обращения граждан может выходить, не заявляя данную проверку прокуратуре в качестве внеплановой, следовательно, не получая разрешения.

А.М.: Вот и попробуй посчитай тут. Понятно, что стало больше, а вот во сколько раз...

М.В.: Бизнес говорит о том, что плановых проверок становится меньше, но одновременно растут внеплановые.

А.М.: А штрафы при этом выросли?

М.В.: Да, и очень серьёзно. Мало того, сами проверяющие говорят, что когда они выходят на проверку, они уже не могут не выставить штраф, если обнаружено нарушение. 

То есть такой формы, как консультация или первая проверка, в качестве помощи законодательно не предусматривается. А со следующего года это всё будет внесено в законодательство и можно будет даже обходиться без штрафных санкций
Михаил Вышегородцев

А.М.: Запустим голосование. Вам жалко наш бизнес или нет? Прошу голосовать наших радиослушателей.

М.В.: Люди должны понимать, что все штрафы бизнес переложит на плечи покупателей. В конечном счёте мы с вами их и оплачиваем. Сегодня на коллегии Роспотребназдора звучала цифра, что к концу года сумма собранных штрафов достигнет миллиарда рублей.

А.М.: Это только Роспотребнадзор?

М.В.: Да. И считайте, что все торговые сервисные компании переложат этот миллиард на наши с вами плечи, и мы его оплатим. Потому что бизнес никогда не будет работать себе в убыток.

Про то, почему количество индивидуальных предпринимателей в Москве растёт

А.М.: Много тех, кто не справляется сейчас?

М.В.: Статистика говорит о том, что количество индивидуальных предпринимателей в Москве выросло и сегодня перевалило за четверть миллиона человек. Это не может не радовать.

А.М.: Но это и не может вызывать вопросов. Вроде бы трудно, ключевая ставка снижается, но кредиты всё равно дорогие.

М.В.: Люди, наверное, выбирают. Ведь многие государственные структуры, корпорации, банки сокращают штат. И когда ты не можешь найти работу, а тебе нужно кормить семью, у тебя нет другого варианта, кроме того, чтобы найти какую-то нишу, зарегистрироваться как ИП и начать работать.

Я знаю, что сегодня количество купленных патентов растёт, но тем не менее сегодня сдавать квартиру в центре Москвы лучше, зарегистрировавшись как ИП, потому что 6% ты платишь с оборота
Михаил Вышегородцев

А в год это меньше, чем если ты покупаешь патент. Одно дело, когда ты покупаешь патент и сдаёшь квартиру где-нибудь в Бутово или Жулебино, а вот в центре патенты дорогие. Поэтому люди говорят, что "у меня есть квартира в центре, зарегистрируюсь как ИП, буду платить от доходов 6% — вот наш бизнес".

А.М.: А много людей сдают квартиры с такими документами?

М.В.: Я вспоминаю КВН: "Скажите москвичам, что зарабатывать можно, не только сдавая квартиру в аренду".

А.М.: Но это самый выгодный способ.

М.В.: Более того, потом можно уехать в другую страну и жить там, сдавая здесь квартиру и больше ничего не делая. Но я не думаю, что для всех этот источник бизнеса приемлем. Очень многие люди открывают свой бизнес для того, чтобы зарабатывать деньги и, нанимая работников, платить ещё и им. Это нормально, это нужно поддерживать. Я иногда сожалею, что многое из того, что говорится и принимается на федеральном уровне из уст президента, не доходит до "низов".

А.М.: Это не только в вашей сфере.

М.В.: Безусловно. Сегодня исполнительская дисциплина страдает, хотя и принимают много хороших решений. Говорили же, что не будут увеличивать налоги. Но полторы недели назад Госдума приняла в первом чтении изменение законодательства, которое даёт право региональным властям менять кадастровую стоимость объектов недвижимости. Даже при сохранении ставки налога мы платить будем больше. Такой обман происходит повсеместно.

В прошлом году тоже говорили, что не будем менять налоговое бремя, но для упрощённой системы налогообложения ввели новый вид налога: если ты имеешь в собственности объект недвижимости, он оценивается по кадастровой стоимости, и платится налог на этот объект, хотя ты и находишься на "упрощёнке
Михаил Вышегородцев

Это такой специальный налоговый режим, который был очень хорошо воспринят бизнесом. Бизнес переходил именно на этот налоговый режим, потому что ты заплатил налоги и больше ни перед кем не отчитываешься. Сегодня много обращений ко мне и в комиссию Росреестра по несогласию с кадастровой оценкой тех объектов, которыми владеет бизнес. Я могу сказать, что в ближайшее время огромное количество обращений в суды и в комиссию Росреестра будет от владельцев квартир.

А.М.: Разумеется. Там такие налоги приходят!

М.В.: Суды будут завалены обращениями. Но здесь ещё один момент: для того чтобы пойти в суд, нужна экспертиза, а для этого нужно потратиться. Не у каждого будет такая возможность. Но люди объединяются. Сегодня я разговаривал с предпринимателями, которые владеют нежилыми помещениями в многоквартирном доме. Они уже объединились для того, чтобы переоценить кадастровую стоимость всего дома.

А.М.: "Передача "Ревизорро" как внеплановая проверка тоже кошмарит бизнес?" — спрашивает слушатель.

М.В.: Безусловно.

А.М.: Вы ненавидите эту передачу?

М.В.: Я её просто не смотрю. Но знаю, что бизнес часто обращается в суды, потому что считает, что их права при таком виде проведения проверки нарушаются.

А.М.: А что в этом плохого?

М.В.: Недавно мы проводили встречу в одной из префектур административного округа города Москвы, и один владелец магазина рассказал о случае, когда ростовые куклы ворвались в торговый зал, начали на камеру записывать, перепугали всех посетителей. Это нарушение прав конкретного предпринимателя, который нормально ведёт бизнес.

А.М.: Мне кажется, что всё это отговорки.

М.В.: Есть другие способы выявить нарушения — спокойные.

А.М.: Да, позвонить и предупредить.

М.В.: 

Сегодня, кстати, звучала информация, что даже при том, что Роспотребнадзор информирует предпринимателей о плановых проверках, выявляются нарушения. А всё потому, что нарушения всегда и везде можно найти, точно так же, как в налоговых проверках
Михаил Вышегородцев

А.М.: По итогам голосования 78% слушателям плевать на все эти страдания бизнесменов, главное, чтобы всё было по закону.

М.В.: Я думаю, что есть гораздо более цивилизованные способы проведения проверок.

А.М.: "Постоянно пробую законные способы борьбы, ничего не помогает, проверяющие только деньги собирают", — пишет слушатель. Есть статистика о том, как много приходит людей не из Роспотребнадзора или МЧС, а просто ради того, чтобы собрать деньги?

М.В.: Есть, но она полуофициальная. Мы экспертно проводили опрос предпринимателей о том, сколько в бюджете своей компании они резервируют денег для улаживания отношений с контролирующими организациями. Получилось, что до 10% бюджета тратится на улаживание таких отношений.

А.М.: А цифра как-то поменялась за последние годы?

М.В.: Это цифра 2016 года.

А.М.: То есть в 2015-м было примерно так же?

М.В.: Да.

А.М.: Это грустно. Давайте примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вся Россия живёт в основном не в Москве и Петербурге. Как вы относитесь к силовым методам, которые мы будем применять к государству, которое нас обдирает?

М.В.: Я сторонник законных методов работы с властью. Мы раз в 4—5 лет участвуем в выборах. Приходите, голосуйте. Выборная кампания этого года показала, что бизнес опять не поддержал те партии, которые мы называем правыми, которые отстаивают интересы бизнеса. Бизнес либо не пришёл на выборы, либо его не так волнуют проблемы, которые заявляли эти партии.

А.М.: Либо не особенно верили в успех этих партий.

М.В.: Тут я не соглашусь. Если ты считаешь, что действующая власть неэффективна, у тебя есть возможность законными методами, придя на избирательный участок, проголосовать. А если большинство граждан проголосовало так, как мы увидели по результатам, значит, их это устраивает. Ваш опрос показывает, что людей не интересуют проблемы бизнеса. Их интересует, чтобы всё было чистенько и аккуратно, чтобы не отравиться, придя в ресторан, и не купить просроченные продукты. А бизнес говорит, что да, мы всё сделаем, пусть нас проверяют, но вы будете, приходя в следующий раз, видеть изменённые ценники.

А.М.: Это какой-то разговор в пользу бедных: "Заплатите, и мы станем порядочными". Мне кажется, что они должны быть порядочными изначально.

М.В.: Я не так сказал.

Бизнес априори хочет быть послушным, но проверяющих организаций так много, что 10% бюджета компаний резервируется на то, чтобы решать эти проблемы
Михаил Вышегородцев

А.М.: Президент одобрил идею главы торгово-промышленной палаты, который предложил сделать эта палату главным институтом поддержки бизнеса. А вы что думаете?

М.В.: Я против одной структуры поддержки бизнеса. Невозможно из единого центра поддерживать весь бизнес России. У нас слишком большая страна, чтобы из одной точки заниматься поддержкой. Я даже скептически отношусь к уже созданной корпорации малого и среднего предпринимательства. 

Я считаю, что поддержка бизнеса должна быть на муниципальном уровне, а для этого должно работать местное самоуправление. Муниципальные и региональные власти должны быть заинтересованы в том, чтобы структуры бизнеса развивались, потому что это основная часть накоплений их бюджета
Михаил Вышегородцев

А.М.: Попытайтесь остановить этот процесс, а то ведь если президент уже одобрил эту идею, что делать-то?

М.В.: Я хорошо знаю Сергея Николаевича Катырина, я думаю, что он не пойдёт на то, чтобы так всё это монополизировать. Я думаю, что здесь не будет государственной функции и государственных денег.

А.М.: Спасибо! В студии был Михаил Вышегородцев, уполномоченный по правам предпринимателей в Москве.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!