Агитпроп за океаном. Журналист Додолев — о том, как он разочаровался в СМИ США

Агитпроп за океаном. Журналист Додолев — о том, как он разочаровался в СМИ США

Фото: © L!FE/Владимир Суворов

277
Евгений Додолев рассказал, почему во время стажировки в одной из американских газет его представления о свободе слова на Западе были разрушены.

Е. ДОДОЛЕВ: День, когда я был полностью разочарован в американской медийке, — это был день, следующий после расстрела нашего Белого дома. Я стажировался в газете The Press Democrat в Калифорнии. У них на первой полосе была огромная фотография Кирсана Илюмжинова, главы Калмыкии, выходящего из Белого дома с флагом. Я им говорю, что мы сейчас позвоним этому человеку, и у вас будет эксклюзив. Они ответили, что не надо, что у них уже всё есть, им уже спустили установку, кто прав, кто виноват. И в этот момент я был дико разочарован. Этим вечером я очень сильно выпил, потому что у меня разрушились иллюзии о том, что там — настоящая свобода слова. Я понял, что там есть только бабки. The New York Company — это небольшая провинциальная газета, но там работало 700 человек, у них здание было больше, чем весь мосправдинский корпус. Просто когда человек имеет возможность готовить одну заметку в течение полугода, конечно, там получаются качественные тексты и расследования. А когда у нас человек должен выдавать по тексту каждый день, понятно, что такого качества не будет. Так что деньги решают всё, увы. Бабло побеждает зло.

Полную версию программы "Позиция" с Евгением Додолевым слушайте в аудиозаписи.

А. МИТНОВИЦКАЯ: У нас в гостях журналист Евгений Додолев. Здравствуйте!

Е. ДОДОЛЕВ: Здравствуйте!

А.М.: Я всех уже успела поздравить с новым министром. Имя Максим Орешкин вам о чём-то говорит?

Е.Д.: Нет. Я только от вас услышал, что ему 34 года. Это тревожно. Молодой министр сразу вызывает ассоциации с большевиками, с людьми типа Чубайса. Так что мне тревожно за наше экономическое развитие.

А.М.: Давайте я вам расскажу о нём, а уже потом вы будете тревожиться. В 2002 году он устроился на работу в Центральный банк. Интересно, что в апреле 2002 года он устроился, а в 2004 году получил высшее образование. В 2006 году поработал в "Росбанке", потом в "Креди агриколь" — корпоративном инвестиционном банке, — потом в ВТБ "Капитал", потом постепенно перебрался в министерство финансов, но не на высокую должность, а с марта 2015 года он был заместителем министра Силуанова. И вот теперь президент сделал ему предложение стать министром экономического развития. Это же потрясающе звучало. Ну мы-то все надеемся на то, что придёт новый министр — и всё станет хорошо.

Е.Д.: Всё изменится независимо от того, какой министр занял эту позицию. Мы живём сейчас в эпоху сломов, в эпоху возникновения новых смыслов. 2017 год будет непростым годом, он будет годом с большой буквы. Это будет год революций, каких — не берусь сказать. Трамп теперь — министр нашего шарика, и в этом контексте назначение нового министра на позицию Улюкаева — это даже не новость месяца.

Чистой воды пиар: про скандал вокруг Киркорова и Маруани  

А.М.: Я думаю, что новость о Киркорове с Маруани перехлестнула даже историю с Орешкиным. Никак она не утихнет. Вы на чьей стороне?

Е.Д.: Я два часа как расстался с Валерием Сюткиным, с которым мы беседовали на эту тему. Он — патриот, может быть, поэтому у него позиция "прокиркоровская". Мы же знаем, что к Филиппу нет никаких претензий, ведь он даже не писал эту музыку.

А.М.: Он вообще как будто ни при чём.

Е.Д.: Он при многом, но здесь точно ни при чём. Так что я думаю, что это просто разводка и адвокатские игры. Я Добровинского тоже знаю, этот человек не упустит шанса попиариться и даже создаст повод сам, если надо.

А.М.: Говорят, что он ни одного дела не проиграл.

Е.Д.: Перечислите мне дела, которые он выиграл, пожалуйста. Если уж мы говорим о Добровинском, которого я ценю как писателя и пиарщика самого себя, как юрист он не показал себя с хорошей стороны. Я имел с ним единственное дело как с юристом — в момент приобретения "Издательским домом Родионова" бренда "Домовой". Тогда я впервые столкнулся с господином Добровинским как с юристом, и я могу сказать, что во всём, что касается области копирайта и прав, он не самый сильный адвокат.

А.М.: Но с другой стороны, он безупречен.

Е.Д.: Выглядит он чудесно, он артист. 

В политическом истеблишменте есть непревзойдённый актёр — Жириновский, а в юридическом цехе никакие Кучерена и Резник не сравнятся с Добровинским, у которого такие очки, пиджаки и голос, что он — первый актёр среди наших адвокатов
Евгений Додолев

А.М.: Вам не кажется, что всё это — какой-то огромный, хорошо спланированный пиар? И непонятно, кстати, с чьей стороны.

Е.Д.: Конечно. Выиграют здесь все, потому что фамилия Киркорова известна 1/6 части суши. Сейчас она стала известна и за пределами. Я думаю, что они оба славно пропиарятся. Француз пропиарится как очередная жертва "кровавого режима ужасных русских"...

А.М.: Жириновский же именно это и сказал. Он сказал, что Киркоров виноват в этой ситуации и если он знал, что пранкеры будут разводить, он или Добровинский обязаны были позвонить Маруани и предупредить его, что это не они разговаривали.

Е.Д.: Киркоров точно не был обязан. Киркоров — человек шоу-бизнеса, он прекрасно понимает, что лишь бы его не забывали, а его не забывают уже много лет.

А.М.: А Добровинский мог бы?

А.М.: Слушатели всё никак не утихают по поводу нового министра. Их смущает его возраст.

Е.Д.: Меня тоже смущает. Это же точно будет большевик чубайсовского толка. То, что мы получили от младореформаторов, мы до сих пор разгрести не можем. Улюкаев и все прочие — это дети того племени, этой необольшевистской страты, которая пришла в 1991 году.

А.М.: Я вас всё-таки верну к истории с Киркоровым. Давайте поговорим о таком явлении, как пранкеры. Лексус и Вован стали известны чуть ли не на весь мир. Одни говорят, что они — молодцы, другие говорят, что какое вообще их дело, сидели бы и молчали. Вы на чьей стороне?

Е.Д.: 

Я считаю, что пранкеры делают хорошее дело, они "вскрывают нарывы", если использовать журналистские штампы
Евгений Додолев

А.М.: Даже в ситуации с Маруани, которого они развели?

Е.Д.: Ну и что? А ты не разводись, не снимай трубку.

А.М.: "Почему этих ушлёпков ещё никто не прижал к ногтю за хамство и обман? Ведь это же прямой обман, с таким сталкивались однажды, только помельче были: то из налоговой в ресторан позвонят, закажут обслуживание, то администрацией представятся. Когда эти пранкеры начнут переводить розыгрыши в коммерческую волну, присядут в лужу все. Хотя они, может, это уже устраивают, только по-тихому. Когда всё это вылезет только?" — спрашивает слушатель.

Е.Д.: Я думаю, что слушателю не знаком такой термин, как "розыгрыш". Розыгрыши практикуются везде, во всех форматах.

А.М.: Я хорошо помню программу "Розыгрыш" у Пельша, где твою машину разбивали на твоих глазах, а потом говорили, что "это розыгрыш, вот тебе новая машина". А тут-то уже ничего не откатишь назад.

Е.Д.: 

Нет худа без добра, и пиар французскому артисту Маруани, популярному в 80-х, не помешает. Сейчас у него появился новый шанс, так что я думаю, он будет в выигрыше, как и все
Евгений Додолев

А.М.: Интересно, что пранк-движение не настолько популярно в других странах, как у нас. Лексус и Вован ведь, правда, известны уже всем.

Е.Д.: Они просто талантливые.

А.М.: Вы прямо целиком на их стороне?

Е.Д.: Не на 100%. Но лично я не снимаю трубку, если вижу, что номер не определился.

Про резолюцию Европарламента по борьбе с пропагандой в СМИ и американские массмедиа

А.М.: Давайте теперь к журналистам и к истории с резолюцией. Там же была формулировка "враждебная пропаганда", которая, по мнению евродепутатов, исходит не только от ИГИЛ*, но и от российских СМИ, включая Russia Today и "Спутник". Понятно, что все их поддержали. Как вы это оцениваете?

Е.Д.: Я в субботу оказался в грузинском хорошем ресторане за одним столом с армянами — Симоньян и Тиграном Кеосаяном. И один из присутствующих, крупный государственный деятель, сказал: "Рита, я тебя поздравляю! Я считаю, это такое признание заслуг Russia Today и нашего журналистского цеха в целом, что этим можно только гордиться". Он сказал, что это большая победа Маргариты Симоньян и всех журналистов, которые работают на направлении агитпропа.

А.М.: Получается, агитпроп есть всё-таки?

Е.Д.: Хотим мы этого или нет.

Даже когда он не прописан, всё равно мы все занимаемся агитпропом, даже когда нам кажется, что мы играем в объективность
Евгений Додолев

У каждого из нас есть представления о прекрасном. Даже когда вы читаете нейтральную новость, вы своей интонацией можете обозначить отношение к этой новости, расставить акценты. Так что наше ремесло — это в какой-то степени агитпроп. Более того, у меня есть опыт стажировки в The New York Times Company в 90-х годах, уж как там обстоят дела с цензурой и пропагандой!

А.М.: Расскажите.

Е.Д.:

День, когда я был полностью разочарован в американской медийке, — это был день, следующий после расстрела нашего Белого дома
Евгений Додолев

Я стажировался в газете The Press Democrat в Калифорнии. У них на первой полосе была огромная фотография Кирсана Илюмжинова, главы Калмыкии, выходящего из Белого дома с флагом. Я им говорю, что мы сейчас позвоним этому человеку — и у вас будет эксклюзив. Они ответили, что не надо, что у них уже всё есть, им уже спустили установку, кто прав, кто виноват. И в этот момент я был дико разочарован. Этим вечером я очень сильно выпил, потому что у меня разрушились иллюзии о том, что там — настоящая свобода слова. Я понял, что там есть только бабки. The New York Company — это небольшая провинциальная газета, но там работало 700 человек, у них здание было больше, чем весь мосправдинский корпус. Просто когда человек имеет возможность готовить одну заметку в течение полугода, конечно, там получаются качественные тексты и расследования. А когда у нас человек должен выдавать по тексту каждый день, понятно, что такого качества не будет. Так что деньги решают всё, увы. Бабло побеждает зло.

А.М.: Сейчас разговор даже не о качестве, а об объективности.

Е.Д.: Качество исполнения текстов в американской медийке, по сравнению с советской, завораживало. Часто бывало, что за этим качеством стояли и какие-то моральные качества тоже.

А.М.: Вы сказали, что Симоньян поздравляли на вашем застолье и говорили, что этим можно гордиться, а наш слушатель пишет: "Санкциями тоже гордились".

Е.Д.: Да, конечно.

А.М.: Чем же мы их так напугали?

Е.Д.: Наверное, это сейчас прозвучит несколько топорно, но они реально нас боятся. Они животно нас боятся.

Они вообще боятся Россию
Евгений Додолев

Обратите внимание, что у них агитпроп присутствует всё время — в каждом голливудском фильме. На фоне обязательно будет или серп, или русский злодей, даже если это романтическая комедия.

А.М.: Да, если злодей — значит, обязательно русский. Если хакер, то тоже русский.

Е.Д.: В мультфильме "Красная Шапочка" волк разговаривает с русским акцентом. Они нас очень боятся. Пока они не уничтожат "источник угрозы", они спокойно спать не будут. Это касается прежде всего элит. Это имеет очень давние корни, ещё со времён Орды.

Зайдите сейчас на форумы, почитайте комментарии любого сайта крупного издания — и вы увидите, что люди не верят, когда им пишут про "страшную империю зла", про "зловещего Путина". Пипл уже не хавает. У них сейчас идут те же процессы, которые шли у нас в период перестройки
Евгений Додолев

Они подорвутся на этом же: на лжи и заговоре молчания. У меня масса коллег и во Франции, и в Великобритании, которые понимают, что происходит у них в медийке.

А.М.: Новая риторика, кстати, зазвучала. Писали о том, что возможный будущий президент Фийон не знает, как совладать с Путиным, потому что он в него практически влюблён, а это никому не выгодно. То есть появился новый поворот — теперь Путин не тиран, а хитрый и ловкий обольститель. "Как можно не бояться страну, правители которой уничтожают своё население? При этом засылают на Запад миллиарды долларов и утверждают, что Америка — враг", — пишет слушатель.

Е.Д.: Хотелось бы понять, что имеется в виду под уничтожением населения. Потому что когда уничтожали население, как раз миллиарды на Запад не сливали. Смотря что имел в виду слушатель. То, что сейчас сливают миллиарды на Запад, — это правда, поэтому назначение товарища Орешкина и не радует.

А.М.: Я поняла, что вы ему совсем не доверяете. Вы по его фотографии сделали едкое замечание. А Силуанов сказал, что он классный.

Е.Д.: Тем более! Если ещё Кудрин это скажет, то миллиардов у нас в стране точно не останется.

А.М.: Кудрин пока промолчал.

Е.Д.: В любом случае эта компания мне доверия не внушает, я доверяю совершенно другим людям: Леонтьеву, Глазьеву.

А.М.: Давайте примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы называете Орешкина большевиком. А как вы понимаете слово "большевик"?

Е.Д.:

Необольшевиками я называю людей таких, как Чубайс: если враг не сдаётся, они его уничтожают, это люди, которые не допустят свободы слова
Евгений Додолев

Я могу представить, что было бы, если бы молодые реформаторы пришли полностью к власти, если бы не было Ельцина. Это было бы совсем худо.

А.М.: Меня интересует вот что. Весь мир дрожит перед нами, как осиновый лист на ветру...

Е.Д.: Вы даже не представляете, какую информационную картинку получает западный обыватель.

А.М.: Вполне представляю.

Е.Д.: Это русские, которые просто уничтожают сирийских детей из кровожадности, из корыстного интереса. Нам лишь бы посбивать самолёты и побомбить, это наша национальная забава.

Про предложение Хирурга дополнить герб РФ советской символикой

А.М.: Мы и так знаем, что нас везде боятся и недолюбливают, но при всём при этом ещё звучат такие предложения, как вчерашнее от байкера Хирурга — поменять герб, добавить колосья и всяческую советскую символику. Пока никто не воспринял это всерьёз, конечно. Я бы хотела узнать ваше мнение о том, кто такой байкер Хирург, с вашей точки зрения, зачем он нам? Если это фрик и клоун, то не достаточно ли нам Жириновского?

Е.Д.: Я беседовал с Хирургом, он был гостем моего телевизионного проекта несколько лет назад. Мне показалось, он достаточно искренен, что ему в плюс. Он — пиарщик самого себя, это человек, который хорошо разбирается в пиаре и который ориентирован на конъюнктуру. Но я не думаю, что он идёт против себя, например, в крымском вопросе. Он, мне кажется, артист, как и многие байкеры. Это ведь люди не только байкерского духа, но и байкерской атрибутики.

А.М.: Колосья и звезда должны быть на гербе?

Е.Д.: 

Звезда — точно нет. Мне кажется, что от масонской символики мы должны уходить. Звезда — на крыльях американских бомбардировщиков
Евгений Додолев

А.М.: А колосья могут быть?

Е.Д.: Могут быть. Но это всё странно.

А.М.: Завтра будет послание президента Федеральному собранию, Дмитрий Песков пообещал, что речь будет сенсационной. Каких сенсаций вы ждёте?

Е.Д.: Я хотел бы услышать какую-то более отчётливую дефиницию термина "национал-предатель", который из уст президента я лично впервые услышал. После того как это будет озвучено, услышать какой-то бизнес-план в отношении этой страты. Что-то ведь нация должна с этими предателями делать.

А.М.: А для вас это кто?

Е.Д.: Я беседовал в прошлую субботу с Александром Хинштейном, который всегда был моим пропагандистским оппонентом. Он сейчас советник директора Росгвардии. Я ему задал этот вопрос, и он достаточно точно описал национал-предателей: "Это люди, для которых интересы некоего мирового сообщества важнее интересов страны".

А.М.: Спасибо! В студии был журналист Евгений Додолев.

* Организация запрещена на территории России решением Верховного суда.

Комментарии: 
  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×