На зарплаты омбудсменов для психбольных просят почти 300 млн ежегодно

На зарплаты омбудсменов для психбольных просят почти 300 млн ежегодно

955

Кадр фильма "Пролетая над гнездом кукушки"/ © Кинопоиск

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова отправила в Минздрав своё обращение к зампреду Ольге Голодец с просьбой выделить деньги на создание службы защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических больницах. Как стало известно Лайфу, вариант законопроекта Минздрава о создании такой службы омбудсмена не устроил.

Сама идея создания такой службы живёт с 1992 года. Тогда был принят закон "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании". В статье 38 говорится о создании государством независимой от органов здравоохранения службы защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах. Представители этой службы, согласно закону, должны находиться в психбольницах, принимать жалобы и заявления, а затем направлять их при необходимости в суд или в прокуратуру. До сих пор такой службы в России нет.  

Впервые о решении создать такой правозащитный орган Татьяна Москалькова упомянула осенью 2016 года. По её словам, отдельная от Минздрава структура, которая будет контролировать психиатрические учреждения закрытого типа, должна появиться к 2019 году. 

В феврале 2017-го Минздрав предложил свой вариант концепции создания такой службы. Омбудсмен в письме к Голодец его раскритиковала. Во-первых, служба защиты прав психбольных там упоминается как подразделение уполномоченного по защите прав человека в России. Это, по мнению Татьяны Москальковой, не даст будущей службе достаточной свободы действий. Да, служба должна быть при уполномоченном по правам человека, но быть автономной структурой — с правом самой создавать рабочий аппарат, определять функции, нести ответственность за свою работу. 

Но больше всего Москалькову беспокоит, что законопроект Минздрава не предусматривает на создание омбудсменов для психических больных никаких денежных затрат. А без них структура работать не сможет, считает она. 

"Полагаю необходимым предусмотреть финансирование расходов на оплату труда сотрудников службы, затраты на командировочные расходы, закупку товаров, работ и услуг в сфере информационно-коммуникационных технологий и иные расходы, предоставить в пользование рабочее помещение", — обращается к Голодец Татьяна Москалькова. 

К обращению приложено два сценария финансового обеспечения будущей правозащитной структуры. Первая модель — сделать орган с региональными представителями. В стране 855 медучреждений, где лечат психбольных, сказано в письме. Для работы со всеми психбольницами, по мнению экспертов при омбудсмене, нужен штат из 300 человек, которых разбросают по регионам. При таком раскладе ежегодно на зарплаты сотрудников нужно выделять примерно 260 млн. Это получается, что средняя зарплата новых омбудсменов будет около 71 тысячи рублей. 

Вторая модель — сделать центральный аппарат службы, который будет функционировать на федеральном уровне, а функции ревизоров отдать региональным властям. Для этого потребуется в 15 раз меньше сотрудников — 20 человек, которые будут из центра контролировать ситуацию. Ежегодно на них надо выделять около 15 млн. Это значит — средняя зарплата в 61 тысячу рублей. Кроме того, при любой модели для службы нужно помещение площадью 300–400 кв. м.  

"Принимая во внимание, что речь идёт об одной из самых беззащитных категорий граждан, служба должна быть создана не для того, чтобы формально соблюсти требования статьи 38 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании", как это случится без соответствующего финансирования, а в целях всеобъемлющей защиты таких лиц", — пишет российский омбудсмен. 

По мнению сопредседателя Всероссийского союза пациентов Яна Власова, Москалькова просит для создания дополнительной структуры огромные деньги. 

— Раньше была общественная организация, которая помогала психическим больным. Возможно, подобные есть и сейчас, и если это какая-то гражданская инициатива, то можно её развивать, но не выделяя под это отдельную строку в бюджете, а выделив, к примеру, какие-то гранты, если требуется, — считает Власов. — И главный вопрос — откуда брать деньги? На будущий год сокращают чуть ли не 40% средств, которые могли уйти на здравоохранение. И это в те времена, когда у нас на лекарства для пациентов, на зарплаты врачам не всегда хватает денег. 

Кроме того, в защите нуждаются все пациенты, не только психбольные, уверен эксперт. 

— Если придавать этому какое-то особенное звучание, то нужно тогда делать отдельные службы по защите прав детей, прав пациентов с разными заболеваниями — именно службу, а не общественную организацию, как сейчас. А чтобы защитить права психбольных, можно, к примеру, сделать в органах социальной защиты какой-то отдел, в который добавить юристов, которые будут консультировать людей с психиатрическими проблемами. И это вряд ли будет стоит миллионы для бюджета.

— Такое количество надсмотрщиков — вынужденная, но печальная мера, которая говорит, что законодательство не работает, — констатирует политолог Игорь Шатров. — Получается, специально назначенные государством люди фактически следят за исполнением законодательства в определённых сферах. Но функции контроля за государством надо давать обществу. Очень странно, когда чиновники нарушают права граждан и такие же чиновники следят за этими людьми.

Врачей такая идея тоже не воодушевляет. По мнению психиатра Андрея Березанцева, сейчас права пациентов порой отстаиваются даже в ущерб правам медиков. А введение дополнительного звена проверок врачи воспримут отрицательно, уверен он. 

— В конфликтной ситуации будут разбираться люди, которые не поймут, что обиженный человек из-за своей болезни считает, что его права как-то ущемлены — они не смогут отличить правду от вымысла больного человека, — полагает психиатр. —Раньше была патриархально-директоральная модель в отношении психических больных. В те времена не было законов о психиатрической помощи и права пациентов могли ущемить — госпитализировать, продержать без суда и так далее. А сейчас правовые инструменты введены, поэтому создавать ещё дополнительные службы — только затруднять работу врача.

Тем не менее ужасающие подробности о жестоком обращении с психбольными рассказывают и врачи, и общественники, и сами пациенты. Истории о том, как пациентов приковывают наручниками к кроватям, заставляют пить тяжёлые лекарства (чтобы они не буянили), или о том, как пациенты становятся отверженными и живут в отвратительных условиях, регулярно появляются в СМИ. Пострадавшие от "лечения" в психушке зачастую просто не знают, куда им можно пожаловаться. 

— Психиатрические больные — это чаще всего недееспособные люди, они как дети. У них бывают опекуны, которые являются их представителями, — рассказывает Ян Власов. — В ряде случаев опекунами становятся не совсем те люди, которые действительно занимаются защитой интересов этих пациентов. Безусловно, это особая категория пациентов, которая нуждается в защите. Но делать отдельную надзорную службу — слишком бюрократическая мера. 

  • Популярные
  • По времени
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!