Вас можно резать. Россия подготовила ответ в ЕСПЧ по делу об изъятии органов

Вас можно резать. Россия подготовила ответ в ЕСПЧ по делу об изъятии органов

Фото: © Medicimage/UIG/EAST NEWS

12797

Когда вы умрёте, у вас могут забрать органы, не спросив родственников. Это называется презумпция согласия. Она не действует, только если вы при жизни заявили, что вы против. Например, написали заявление, заверили его у нотариуса и носите всегда с собой, вложив в паспорт. Или если это заявление срочно привезут в больницу родные. Впрочем, родные и сами могут написать такое заявление, если вы умираете, и отдать врачам.   

Сами врачи не будут спрашивать у вас, что вы думаете по поводу изъятия органов. Они промолчат, даже если уже знают, кому ваше сердце или печень достанутся. И ваших родственников об этом не спросят. Всё это справедливо и не нарушает прав человека, считает Правительство России. Подробно позиция правительства на этот счёт изложена в письме, которое уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, замминистра юстиции РФ Андрей Фёдоров направил в ЕСПЧ. 

ЕСПЧ готовится к рассмотрению дела "Саблины против России", поэтому ранее направил вопросы российским властям. Громкая история, которая легла в основу этого дела, произошла в 2014 году. 19-летняя студентка Алина Саблина возвращалась вечером домой. Она переходила дорогу по зебре, там её сбила машина. Девушку на скорой доставили в московскую городскую больницу № 1 имени Н.И. Пирогова. Через шесть дней Алина скончалась.

Спустя месяц мать девушки обнаружила документ, где было сказано, что после смерти Алины врачи изъяли её почки, надпочечники, сердце, аорту, вену и часть правого лёгкого. Мать почувствовала негодование — ведь у неё не спросили на это разрешения. Кроме того, она не могла забыть, как врачи не пускали её в реанимацию. У неё было подозрение, что врачи не сделали всё возможное для спасения Алины именно для того, чтобы забрать её органы. 

Семья Алины (мать Елена Саблина и две бабушки) обращались во множество судебных инстанций (Замоскворецкий районный суд Москвы, Мосгорсуд, Верховный суд, Конституционный суд), но ничего не добились. Они требовали 1 млн рублей в качестве компенсации морального вреда. В декабре 2015 года Саблины обратились в ЕСПЧ. Они указали, что были нарушены несколько статей Конвенции по правам человека — статьи о жестоком и бесчеловечном обращении, праве на частную и семейную жизнь и праве на доступ к информации.

Не слышали о законе — сами виноваты

Ни Алина, ни её родные, вероятно, и не слышали о законе "О трансплантации органов и (или) тканей человека", пока напрямую с ним не столкнулись. Как следует из письма Фёдорова, незнание не является аргументом для спора. Ведь закон действовал уже 21 год до смерти Алины. Он был официально опубликован, к тому же о нём сообщали СМИ. 

Врачи не должны были говорить родственникам о том, что собираются изъять органы. "Власти Российской Федерации полагают, что возложение на медицинских сотрудников обязанности узнавать мнение родственников относительно их согласия на изъятие органов их умершего члена семьи, по сути, подменяло бы существующую систему предполагаемого согласия системой "презумпции несогласия", — сказано в письме. 

При этом, как говорится в письме, родители Алины "находились в больнице в течение шести дней, им было сообщено о тяжёлом состоянии их дочери и вероятном неблагоприятном исходе её жизни, и, таким образом, они имели реальную возможность в течение указанного времени заявить о своём несогласии с возможным изъятием органов Алины Саблиной". 

В письме также говорится, что в дальнейшем процедура изъятия органов будет более прозрачной, потому что "разработан и внесён в правительство законопроект "О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации". В законопроекте сказано, что будет создано четыре регистра, в том числе "регистр волеизъявлений граждан о согласии или несогласии на изъятие их органов после смерти". То есть бумажное заявление с собой можно будет не возить, достаточно будет зарегистрировать своё заявление по новым правилам. "Законопроектом предусматривается более детализированная процедура выражения гражданином соответствующего волеизъявления", — говорится в письме. 

А вот отменять презумпцию согласия Россия не планирует. Это, несомненно, сложный вопрос, и тут возникает "конфликт интересов" донора и реципиента, как сказано в письме. И такое решение позволяет достичь "должного ... баланса конституционно охраняемых ценностей". 

К тому же Конституционный суд России ещё в 2003 году проверил закон "О трансплантации органов и (или) тканей человека". Было признано, что этот закон не нарушает конституционные права граждан.  

По мнению главного внештатного специалиста Минздрава по трансплантологии, директора Научного центра трансплантологии и искусственных органов им. В.И. Шумакова Алексея Чжао, у Саблиных нет шанса на победу. 

— Трансплантологи в нашей стране работают в законодательном поле, всё прописано в законе о трансплантации органов и тканей от 1992 года, и никто его не менял, — сказал он. — Можно подавать в любой суд, родственники, которых не предупредили об изъятии, ничего не выиграют. Мы входим в ВОЗ и другие международные организации, и нюансы нашего законодательства — ни для кого не секрет.

Он отметил, что "такое же точно положение о презумпции согласия есть, например, в Испании, где самый высокий уровень посмертного донорства в Европе".

— И там у родственников погибших людей даже не возникает вопросов, — сказал он. — Все знают, что такое посмертное донорство, зачем это нужно. Знают они это благодаря активной просветительской работе, которой у нас нет. У нас ни простые люди, ни чиновники, ни журналисты ничего не знают о законе о донорстве. И это проблема государства, которое закон выпустило, а никому не объяснило, что это значит. 

Как рассказал представитель Саблиных в ЕСПЧ Антон Бурков, "Елена Саблина не против трансплантации". Вопрос в том, как это делается: органы изымаются тайно или открыто. По словам юриста, ЕСПЧ уже рассматривал как минимум два подобных случая, которые произошли в Латвии. И суд принял решение в пользу заявителей.

Донорские органы получают только 30% нуждающихся

По данным Минздрава, только 30% нуждающихся в трансплантации получают новые органы в России. Это 10 трансплантаций на миллион жителей. В европейских странах (Испания, Франция, Норвегия, Италия) показатель в несколько раз выше — это 65–80 операций. В Белоруссии и Прибалтике проводится около 40 операций на миллион жителей. Такие данные озвучивались на конференции Минздрава год назад. При этом не всегда донорами становятся умершие в больнице люди — в половине случаев это родственники больного, которые просто отдают одну из своих почек или часть печени. В письме Фёдоров тоже приводит статистику со ссылкой на Минздрав. 

 

Как рассказал главный внештатный специалист Минздрава по трансплантологии, директор Научного центра трансплантологии и искусственных органов им. В.И. Шумакова Сергей Готье, дело в том, что в России мало центров, где делают трансплантацию, и мало трансплантологов. В списке учреждений, которым разрешено проводить трансплантацию, — всего 66 медицинских центров. 

К тому же врачи могут бояться изымать органы — в том числе потому, что такие дела потом рассматриваются в суде. И в-третьих, врачи мало информированы в вопросах трансплантации. Как ранее рассказывал Сергей Готье, именно поэтому в России практически не развивается неродственное детское донорство сердца и лёгких, хотя законом это разрешено. 

— 1 января 2016 года вступила в силу новая инструкция по констатации смерти мозга ребёнка. Есть оба механизма: есть закон и есть возможность. Прошёл 2016 год, но ни один случай констатации смерти мозга ребёнка не состоялся, — сказал он. 

Вице-президент Межрегиональной общественной организации сообщества трансплантологов Алексей Чжао назвал ещё одну причину, по которой проводится мало трансплантаций. Для пересадки подходят органы не всех умерших (не подходят органы больных людей, пожилых, тех, что умерли, к примеру, дома и после их смерти прошло значительное время). 

В российском законодательстве есть немало запретов, ограничивающих трансплантацию. К примеру, запрещено так называемое эмоциональное донорство, когда почку жертвует больному друг, — сейчас разрешено только родственникам. 

— Когда люди будут морально к этому готовы, я думаю, что никто не откажется от дополнительного источника донорских органов, такого как эмоциональное донорство. Но пока мы ещё не готовы, наше общество не готово, — так ранее прокомментировала это помощник министра здравоохранения Ляля Габбасова. 

Она добавила, что "надо быть абсолютно убеждённым в том, что здесь нет коррупционной составляющей, нет принуждения, важно доказать причастность и желание безвозмездно передать этот орган". 

Как рассказывал Лайф, "Яндекс" получает около 20 тысяч запросов в месяц о том, как и где можно продать свои органы. Продажа органов стала в Интернете такой распространённой темой, что составляются даже лайфхаки. Как говорится в одном из них, почка в России стоит от $10 тысяч, причём донор "зарабатывает" в итоге только $3— 5 тысяч, потому что остальная часть суммы идёт на обследования и реабилитацию после операции. Поэтому очевидно, что почва для коррупции в эмоциональном донорстве есть. 

Саблины — не единственная российская семья, которая судится из-за изъятых органов. Как писали СМИ, в 2014 году в городской больнице Москвы № 81 умерла 41-летняя пациентка, у неё изъяли почки, поджелудочную железу и печень. Родственники обратились с жалобой в правоохранительные органы, но после этого о результатах проверки ничего не сообщалось.

Несколько похожих дел Лайф нашёл в базе судебной статистики. К примеру, в 2013 году истец Валющенко подала иск к Городской клинической больнице скорой медицинской помощи № 1 в Омской области. Её сына доставили туда "с повреждениями головы и туловища", а когда он умер, врачи изъяли у него органы. Суд не удовлетворил иск, сославшись на презумпцию согласия.

Пока идут суды и пишутся законы, органов ждут тысячи россиян. Среди них, к примеру, годовалая Василиса из Свердловской области. Как сообщали СМИ, ей нужна трансплантация сердца и лёгких. Она родилась с пороком сердца. А потом у неё началась лёгочная гипертензия (повышение артериального давления в лёгочной артерии). 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!