Дело "Дианы Шурыгиной" шагает по стране

Дело "Дианы Шурыгиной" шагает по стране

Фото: © flickr.com/Roberto Taddeo

110861
Громкая история об изнасиловании в Ульяновске на вечеринке расколола интернет-общественность на два лагеря. Одни осуждают насильника, считая, что он осуждён справедливо. Другие заявляют, что "жертва" виновата сама. Таких историй по России немало. В Арзамасе трое подростков получили более 10 лет за аналогичное преступление. И вновь жертва становится объектом нападок со стороны общественности.

"Мне 18 лет. Светлые волосы, стройное телосложение".

Жаль, что в реальности всё несколько иначе, чем на страничке знакомств, — мелькает у неё в голове. В действительности же до совершеннолетия ей не хватает двух месяцев, а до идеальной фигуры — сбросить десяток лишних килограммов.

Наконец-то он отвечает.

"Давай встретимся", — пишет ей 18-летний "друг по переписке".

Уже через день он окажется за решеткой. Вместе с двумя своими друзьями. А ещё спустя почти полтора года по решению суда они отправятся в колонию строгого режима за изнасилование несовершеннолетней. Им предстоит провести за решёткой от 11 до 13 лет.

"Вторая Диана Шурыгина", — негодует молодёжь возле здания суда. Места в зале всем желающим не хватило, поэтому о приговоре многие узнают от товарищей. Сама девушка сидит безвылазно дома. Мать не выпускает. Процесс, длившийся полтора года, обсуждает весь Арзамас. 

А началось всё вечером 19 мая 2015-го. К девятиэтажному дому на окраине Арзамаса подъезжает "десятка". В ней трое молодых парней— от 18 до 22 лет. Со старшим из них, Сашей, семнадцатилетняя Ульяна общается два месяца по переписке. В тот день он наконец предложил встретиться. Правда, попросил взять двух подружек, потому что будет не один. Девочки с незнакомыми парнями гулять отказались, но не откладывать же теперь первое свидание. И Ульяна приглашает новых друзей подняться к ней в однушку, пока родителей нет дома. 

22-летний Саша понравился ей сразу. Симпатичный, с хорошим чувством юмора. Всерьёз увлекается футболом. Собирается поступать в Нижний на экономиста, а пока подрабатывает здесь, в Арзамасе, на заводе. Его друг детства 20-летний Серёжа работает на стройке, а 18-летний Лёша должен уйти в армию через месяц. Ребята просят Ульяну ещё раз набрать подружкам, но те наотрез отказываются приехать. 

В квартире Ульяны компания не задерживается. Мама должна вернуться с работы, и ребята решают продолжить веселье у Саши. Вчетвером они садятся в его "десятку", заезжают в магазин и едут к Саше в трёхкомнатную квартиру за городом.  

— Меня дома не было, я в ночь работала, — рассказывает мама Саши Наталья Кочнева.

— Они приготовили курицу. Покушали. Пили водку. Потом она чего-то там изображала, изголялась, тёрлась около них. Они с Серёжей уединились в зале. Она сделала ему... — тут женщина, смущаясь, останавливается.

— Она мне потом сама это рассказывала. Ещё говорила потом: "Он так охал! Значит, я могу что-то сделать". Такие вещи говорить — это уму непостижимо. Потом она с Александром осталась в комнате. После него зашёл Лёша, но не смог. Слишком много выпил.

В шесть утра четвёрка садится в машину и доезжает до ближайшей остановки. Ульяна остаётся ждать автобус вместе с Лёшей. Двое же других парней возвращаются домой к Саше.

Даже в это кошмарное утро Ульяна не позволяет себе пропустить учёбу. Она моется и собирается в техникум. Приходит к первой паре, как всегда без опозданий. Там рассказывает соседке по парте, что над ней надругались сразу трое. Однокурсница передаёт слова преподавателю, и та вызывает мать на щепетильный разговор. Девочка плачет, едет вместе с мамой в полицию, а дальше к врачам на экспертизу. Насильников задерживают в тот же день.

По обоюдному согласию? 

— Обоюдный половой акт был. Она приехала с нами сама, гуляла, пила, веселилась. Утром мы её проводили до остановки. Все смеялись, всё было хорошо. Потом она просто побоялась свою маму, когда домой вернулась. А у той долги. Они денег хотят, — в очередной раз поясняет обстоятельства случившегося  Александр Кочнев, а в голове всё ещё звучит вердикт, который только что озвучила судья. 12 с половиной лет колонии строгого режима.

Второму осуждённому — Алексею Мичурину — дали на полтора года меньше. Его биологических следов экспертиза не выявила. Да и сама пострадавшая в ходе заседаний поясняла: полового акта с ним не было.

Самый большой срок у Сергея Ананьева — 13 лет. На суде пострадавшая утверждала, что он дал ей пощёчину и заставил заняться сначала оральным сексом, а потом анальным.

— В ходе судебного заседания девочка меняет показания трижды, — комментирует ход дела адвокат подсудимых Юрий Абрамичев. — Из прямо обвинительных до полного признания того, что никаких претензий к подсудимым она не имеет и что половая связь была добровольной. Всё дело базируется исключительно на показаниях только девочки. На вещах обнаружены следы двух осуждённых. Что касается телесных повреждений, то они достаточно легко объясняются другими обстоятельствами дела, в том числе жестоким обращением с ней родителями. Девочка сама даёт показания в ходе судебного заседания о том, что подвергалась домашнему насилию, причём достаточно часто.

Год спустя

— Избивали меня очень жестоко. Мать в основном. И за волосы она меня, и топила, что только не делала. И по губам-то. У меня и губы были разбиты, и нос. Я, короче, вот вся в шрамах, — это говорит сама Ульяна на видео, которое снимали её подруги.

Этот разговор происходит спустя год после изнасилования. На видеозаписи 19-летняя Ульяна в домашнем халате сидит на той самой кровати, где, как она раньше утверждала полицейским, над ней жестоко надругались. То же самое она говорит и в суде. Признаётся, что всё было обоюдно. К этому моменту она подала заявление на мать за избиение и ушла из дома. 

Приюта попросила у мамы своего насильника — Натальи Кочневой. С женщиной девочка делится: оклеветала парней, потому что не знала, как объяснить матери, что поехала с парнями ночью одна и что уже не девочка. Это чистосердечное мать тоже записывает на видео: 

— Познакомились в Интернете, — улыбаясь, начинает Ульяна. 

— Потом сказала приехать ко мне, они приехали. Подождали, пока я уберусь. Мамка позвонила. Говорю, мам, всё нормально, спать ложусь. Потом мы вышли, я села в машину и поехала. Потом сюда приехали, пили водку. Угорали. Потом вот так произошло, — заканчивает подробности той ночи Ульяна и сконфуженно разводит руками.

— Всё обоюдно было? — спрашивают за кадром.

— Да. Я немного сопротивлялась, а потом перестала. 

— А Саша тебе понравился? 

— Да. Встречаться, может быть, будем... 

— А зачем заявление подала? 

— Я свои показания даже не читала. Меня заставляли их потом наизусть учить. У мамки просто кредитов много, вот она и хотела денег. Я говорю, какие деньги? Кулак тебе покажут, вот и будут тебе все твои два миллиона. 

Это видео мать осуждённого Наталья Кочнева попыталась приобщить к делу, но суд отказался. 

Ведомый член коллектива

Полненькая, с заурядной внешностью, Ульяна часто чувствовала недостаток в любви. Мать постоянно сравнивала её со старшей сестрой. Та давно преуспела и в личной жизни, и в карьере. Младшая же ни знаниями, ни смекалкой не отличалась. В детстве девочке ставили диагноз "задержка психического развития". Она с трудом закончила девять классов и пошла учиться на повара. "Ведомый член коллектива", — написано в характеристике из техникума. 

— Она девочка лёгкого поведения, — говорит однокурсница Ульяны Ксения. — Все об этом знают. Я не удивлена, что она поехала ночью с тремя парнями. 

— Мне надоели её похождения просто, — вторит бывшая подруга Ульяны. Сейчас они не общаются. 

— Она говорила, как впервые сделала это в 12 лет! С мужиком 25-летним! Я специально записала это на аудио. Вот послушайте. Только там много мата. 

На видео девочка, по голосу похожая на Ульяну, беспрекословно отвечает на интимные разводки подруг: "Не знаю, зачем это делала. Глупой, наверное, была".

— Ну, конечно! Взяли дурочку, запихали в машину, а теперь говорят, ни в чём не виноваты, — рассказывает Алексей, директор кафе, где мать Ульяны работает администратором, а отец дворником. 

— Марина работает у меня 12 лет. За это время рюмки ни разу не опрокинула. А девочка тише воды ниже травы. 

Мать пострадавшей Марина Русяева на камеру говорить с журналистами отказывается, но в личной беседе утверждает, что никогда никаких денег не просила. 

— Вот говорят, я как будто её сама избила, всем должна как будто и денег хочу. Они просто не хотят быть виновными. А у нас экспертиза есть. Изнасиловали ребёнка. Она у нас домашняя девочка, не гулящая. Только с училища и домой ходила. Родители их нам сами деньги предлагали, а я сразу сказала, денег нам не надо. Как суд решит! 

И суд решил: помимо реальных сроков с каждого из осуждённых взыскать от трёхсот до четырёхсот тысяч рублей.

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!