Праздник непослушания. Зачем подросткам-хунвейбинам разрешили бить учителей

Праздник непослушания. Зачем подросткам-хунвейбинам разрешили бить учителей

Коллаж: © L!FE. Фото: © EAST NEWS

15817

16 мая 1966 года Политбюро китайской компартии издало директиву, предписывавшую начать наступление на буржуазию, ревизионистов и прочих противников Мао Цзэдуна, опутавших своими сетями партию, школы, университеты и культурные учреждения. Этот момент принято считать началом Китайской культурной революции. В СССР эти события имели очень большой отклик, а слово "хунвейбин" прочно вошло в современный фольклор. Про них сочиняли анекдоты и частушки. Лайф выяснил, как грандиозный китайский праздник непослушания превратился в общенациональный погром и зачем всё это понадобилось Мао Цзэдуну.

Большой скачок

После прихода к власти китайская компартия решила брать за образец советскую систему. Нельзя сказать, что после перманентной полувековой гражданской войны Китай лежал в руинах, поскольку и до революции и войны в стране практически отсутствовала промышленность. В отличие от российских коммунистов, которым достались более-менее развитая промышленность и пролетариат, китайским коммунистам достались только неграмотные крестьяне.

Между тем по советской системе требовалось срочно проводить форсированную индустриализацию. Но как это сделать? СССР, конечно, взял Китай под крыло и помогал ему с индустриализацией, советские специалисты строили заводы, но темпы такой индустриализации Мао не устраивали. Ему хотелось поразить весь мир темпами китайского роста и попутно укрепить свою шаткую власть. Тогда ему в голову пришла блестящая идея: добавить крестьянам полезной нагрузки.

Коммуны к тому времени уже были созданы по образцу советских колхозов, но Мао решил дополнить их полезной нагрузкой, так называемой малой металлургией. По его мысли, у крестьянина после работы в поле оставалось слишком много свободного времени, поэтому его надо было занять чем-нибудь полезным.

Например, выплавкой стали в самодельных маленьких печах. Бесплатно. Это называлось "политикой Большого скачка". Предполагалось, что это даст невероятный рост производства — буквально в десять раз за какие-то несколько лет.

большой скачок китай

На бумаге всё выглядело здорово: крестьянин работал 20 часов в сутки, взамен получал трудодень, за который ему полагалось немного риса. Затраты минимальны — доходы максимальны. 

Но крестьянам не хватало сил, чтобы работать без отдыха, а начальство коммун по политическим причинам требовало в первую очередь выплавки стали. Поэтому крестьяне стали плавить сталь в ущерб работе в поле, что привело к снижению посевов. Одновременно была развязана борьба с воробьями-вредителями, благодаря чему расплодившиеся насекомые уничтожили часть и без того небольшого урожая.

Поскольку коммуны обязаны были сдавать большую часть урожая государству, пришлось сдавать всё, что было, в результате чего крестьяне остались без еды. А поскольку для самодельных печей требовался уголь, очень быстро начался и его дефицит, из-за чего остановились некоторые крупные фабрики, производившие более-менее качественную продукцию. Итогом столь непродуманной кампании стала гибель от голода по различным оценкам от 20 до 40 миллионов человек. Это был оглушительный провал, который стоил Мао места во главе государства.

 

Борьба за власть

Позиции Мао во главе партии всегда были непрочными. Если Ленин в партии большевиков был беспрекословной фигурой, чей авторитет не приходило в голову оспаривать никому, то Мао всегда был на вторых-третьих ролях. Китайская компартия создавалась при активной поддержке Москвы, в которой был открыт Коммунистический университет народов востока, где готовили специальных людей для руководства азиатскими партиями. Мао в эту обойму никогда не входил и всегда конфликтовал с той частью высокопоставленных партийных деятелей, которые учились в Москве и явно ориентировались на СССР.

Только к 40-м годам, после полутора десятилетий сложных интриг и комбинаций, Мао удалось выдвинуться в лидеры партии.

Порвать с СССР Мао не мог, поскольку на первом этапе существования объединённого после войны Китая ему оказывалась очень серьёзная поддержка: СССР давал оружие и присылал специалистов, строивших заводы.

Но и внутри партии позиции Мао были ещё не крепки. В партии существовал сильный левый уклон, который предлагал простые решения, в духе Большого скачка, а также правый уклон, который был гораздо более умеренным.

Фактически Мао был в ситуации Сталина в 20-е годы, когда тот выдвинулся из вторых рядов и лавировал между правыми и левыми. 

Мао делал так же. После того как Хрущёв развенчал культ личности Сталина, Мао поддерживает правых. Он говорит о необходимости критики и признания ошибок и запускает кампанию "Пусть расцветают сто цветов", в рамках которой гражданам не просто рекомендовалось критиковать власть и даже самого товарища Мао, но и требовалось. Кампания начиналась очень осторожно, но вскоре всем понравилось, и Мао столкнулся с таким шквалом критики, что занервничал и свернул кампанию.

Теперь он решает поддержать левых и инициирует политику Большого скачка, которая была полной противоположностью взглядам правых. Скачок завершается провалом и подлинной катастрофой, что сильно ударило по позициям Мао. 

В Москве схватились за голову, увидев чудачества Мао. Хрущёв тоже любил эксперименты и простые решения, но не такой ценой. В ответ на недовольство Москвы и отзыв специалистов Мао решает порвать с ней все связи под предлогом хрущёвского ревизионизма.

Но теперь он остаётся практически один. Его поддерживают только левые радикалы. Многие высшие партийные деятели, региональные руководители и военные выступают против него. Мао ничего не остаётся, кроме как покаяться в своих ошибках и покинуть пост руководителя страны, уступив его стороннику правых Лю Шаоци. Тем не менее Мао оставляет в своих руках пост председателя ЦК КПК и всё ещё остаётся главным человеком в стране. Он отходит в тень и начинает готовить реванш.

Подготовка Культурной революции

Хотя Мао остаётся главным человеком в государстве, он не мешает Лю Шаоци и Дэн Сяопину проводить явно противоречащую Большому скачку экономическую политику, которая фактически стала аналогом советского НЭПа 20-х, с частичным возвратом к капиталистическим отношениям.

Он копит силы для реванша. Попутно он устраняет наиболее опасные фигуры, но делает это не по-сталински, а в более мягкой форме "отхода в сторону": человека не убивали и даже не сажали в тюрьму, но при этом он был надёжно лишён влияния и содержался под негласным домашним арестом. 

Достаточно укрепившись, Мао нанёс удар в том направлении, где его оппоненты меньше всего ожидали. В партийной прессе весной 1966 года всё чаще начинают появляться ультралевые статьи о необходимости решительной борьбы со старой феодальной культурой, а также с контрреволюционными ревизионистами, засевшими в органах управления партией и учебных заведениях.

Мао говорит о необходимости проведения Культурной революции. В мае 1966 года создаётся Группа по делам Культурной революции при ЦК КПК. В неё входят ближайшие соратники Мао.

Теперь всё было готово к тому, чтобы нанести сокрушительный удар по противникам Мао в партии. Если Сталин в 20-е годы в рамках борьбы за власть инициировал "Ленинский призыв" в партию, то Мао решил устроить народный праздник непослушания и расправиться с противниками чужими руками.

Бей коммунистов!

В провинции начинают организовываться отряды революционной молодёжи. Наибольшую известность получили хунвейбины (дословно — "красногвардейцы"), состоявшие из школьников и студентов. В СССР они прочно вошли в фольклор благодаря звучному названию. Но помимо них были ещё цзаофани ("бунтари"), которые были чуть постарше и состояли из молодых неквалифицированных рабочих. Хунвейбины в основном состояли из подростков не старше 20 лет, цзаофани — из молодых людей от 20 до 30 лет.

Дабы облегчить праздник подросткового непослушания, Мао закрыл все школы и университеты на несколько месяцев, чтобы молодые революционеры не отвлекались от насущных дел.

Первоначально активность хунвейбинов была опробована на их собственных учителях и преподавателях. Инструкции по выявлению хрущёвских ревизионистов, буржуев и поклонников феодальных пережитков были чрезвычайно расплывчаты, поэтому в их роли обычно оказывались нелюбимые учителя и преподаватели.

Подростковый бунт, санкционированный властями, ширился. Под определение хрущёвских ревизионистов и контрреволюционеров автоматически попадали вся интеллигенция и все религиозные люди. Но доставалось не только им. Поскольку революция была культурной, то бунтовать полагалось ещё и против старой культуры. Повсюду устраивались торжественные сожжения старых книг, картин, разбивались статуи, музеи громились.

Поняв, что движение пошло очень хорошо, Мао решает нанести главный удар. В августе 1966 года он выдвигает лозунг "Огонь по штабам". В советских реалиях это было бы то же самое, как если бы Сталин закрыл школы и призвал молодёжь идти бить коммунистов и громить горкомы и обкомы партии.

Мао считал региональные ячейки компартии нелояльными лично ему и призвал к расправе над "бюрократами и ревизионистами". Движение начинается с осторожной критики партийных комитетов в провинции, но быстро перерастает в погром. Хунвейбины захватывают административные учреждения партии, избивают и выбрасывают из окон партийных функционеров.

Погромы хунвейбинов не всегда заканчивались убийствами. Первостепенной целью была деморализация оппонентов путём публичных издевательств. Подвернувшихся под руку "хрущёвцев" или "контрреволюционеров" водили по улицам в так называемых позорных колпаках с обидными надписями или разрисовывали им лица и выставляли на центральной площади, женщинам часто отрезали волосы — всё зависело от фантазии молодёжи. Жертв водили по улицам на поводке, иногда просто избивали и выбрасывали из окон.

Разумеется, никем не ограничиваемая молодёжь очень часто выходила за все рамки — избиения заканчивались гибелью жертвы. 

Поскольку движение хунвейбинов было весьма широким, среди них были и дети партийных чиновников, в том числе и становившихся жертвами Культурной революции. Порой случалось так, что хунвейбины, вернувшись с "митингов борьбы" (так назывались погромы), обнаруживали своего отца в шутовском колпаке, раскрашенного и избитого.

Милиция не вмешивалась в эти погромы. На площади Тяньаньмэнь был устроен грандиозный митинг миллиона хунвейбинов с участием Мао.

Хунвейбины

Главным было разбить внутрипартийную оппозицию. Практически все противники Мао стали жертвами Культурной революции. Бывший министр обороны Пэн Дэхуай, особенно громко критиковавший Мао за Большой скачок, после издевательств и избиений хунвейбинами был заключён в лагерь, где и умер через несколько лет.

Лю Шаоци, сменивший Мао на посту председателя, несмотря на покаяние в ошибках и просьбу отправить его на перевоспитание в деревню, был снят со всех постов и заключён в тюрьму, где вскоре скончался.

Дэн Сяопин, будущий отец китайского экономического чуда, также подвергся атакам хунвейбинов. Его сына избили и выбросили из окна. Сам он был снят со всех постов и отправлен простым рабочим на провинциальный завод.

хунвейбины

Кто тут самый главный хунвейбин?

Как это часто случается в молодёжных бандах, очень быстро у хунвейбинов стала выстраиваться своя иерархия, между ними началась вражда. Дети партийных чиновников и полуграмотные провинциалы из крестьянских семей довольно быстро начали враждовать. 

Все они считали только себя настоящими хунвейбинами и очень скоро начали выяснять отношения друг с другом.

В провинции между ними разразилась настоящая война. С каждым днём хаос только нарастал.

В 1967 году явное недовольство ситуацией стали высказывать даже ближайшие соратники Мао. 

Мао решает понемногу сворачивать кампанию, но она уже зажила своей жизнью и не подчинялась ему. Хунвейбины уже не слышали никаких окриков начальства, увлёкшись революционным разгулом. Роспуск хунвейбинов проходил при участии армии, однако во многих регионах молодёжь отказалась подчиняться "контрреволюционным приказам". Начались бои между отрядами хунвейбинов, цзаофаней и армией.

Сопротивление было сломлено только к началу 1968 года. Мао достиг своих целей, упрочив положение и разгромив оппозицию, и помощники ему были больше не нужны. Лидерам молодёжных организаций объявили, что они контрреволюционно истолковали волю товарища Мао, и публично расстреляли нескольких из них.

Число погибших в разгар Культурной революции традиционно оценивается в миллион человек. Мао удалось упрочить своё положение в рядах власти, но вскоре он тяжело заболел.

После смерти Мао оппозиция взяла реванш, разгромив соратников Мао и начав проводить свою политику, которая и привела к китайскому экономическому чуду. С тех пор у власти находится поколение, пережившее унижения хунвейбинов. Практически каждый китайский лидер, руководивший страной с момента смерти Мао, так или иначе пострадал от репрессий Культурной революции.

Дэн Сяопин несколько лет пробыл в опале, работая рядовым рабочим на провинциальном заводе, а его сын после избиений хунвейбинов стал инвалидом. Цзян Цземинь, бывший руководителем крупного НИИ, был разжалован в рядовые сотрудники и смог возобновить карьеру только после смерти Мао. Ху Цзиньтао, аспирант, был отправлен в отдалённую деревню "на перевоспитание".

Нынешний лидер Китая — Си Цзиньпин — в те времена был сыном очень высокопоставленного соратника Мао, который впал в немилость. 16-летнего Си отправили на перевоспитание в самую бедную и отсталую провинцию, где он, по собственным словам, семь лет прожил в пещере, полной блох, и занимался грубым и неквалифицированным трудом. 

  • Популярные
  • По времени
Публикации
не найдены
Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(
Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!
как отключить
×
Скачайте в App Store
#Первые по срочным новостям!
Загрузите на Google Play
#Первые по срочным новостям!